ПРИЕМ У НОТАРИУСА: НОЧЬ ПРОСТОЯТЬ И ДЕНЬ ПРОДЕРЖАТЬСЯ

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 3121 }}Комментариев:{{ comments || 26 }}    Рейтинг:(1935)   

Если чиновники управления юстиции «через губу» разговаривают с журналистами, можно только догадаться, как они обращаются с простыми людьми…

Овчинка выделки не стоит


Честно говоря, верилось с трудом: оказывается, чтобы попасть на прием к государственному нотариусу в пятую нотариальную контору (Корабельный район), еще с вечера нужно встать в живую очередь. Странный ритуал для здешних мест уже привычен: в течение всей ночи к ступеням здания госадминистрации Корабельного района (именно там, на первом этаже, находится районный нотариат) медленно подтягивается заспанный народ: кто в валенках, кто в овчине, кто побогаче - на автотранспорте, чтобы отметиться в списках и ожидать заветной аудиенции с НОТАРИУСОМ. Под утро исписанная бумажка с «ФИО» обретает довольно внушительный вид: иногда до двух десятков, а то и больше очередников. Но обольщаться рано: попадет в заветный кабинет в лучшем случае треть.

- Я пришел в половине двенадцатого ночи, но был уже пятым по счету. Скорее всего, сегодня тоже не попаду к нотариусу: прием с половины девятого до 12 дня и только четыре раза в неделю, остальное время - «работа с документами». А на прием одного посетителя, говорят, уходит до двух и больше часов, - сетует один из очередников.

Не удивительно, что такая ситуация крайне возмущает жителей Корабельного района - кому приятно околачиваться всю ночь под закрытым зданием и дрожать от холода? К тому же, за такое «комфортное» обслуживание еще и платить надо: услуги нотариуса, как известно, стоят недешево.

- Разве нельзя грамотно организовать работу нотариата, чтобы не превращать людей в скот, чтобы не издеваться над стариками? - резонно спрашивают читатели, побывавшие в ночных очередях.

Вот где «собака порылась»: вместо четырех нотариусов всего два

В десятом часу в коридоре перед нотариальной конторой все стулья заняты. Кто-то ждет получения свидетельства на право наследования, кто-то хочет оформить право собственности на часть имущества… Вопросы, касающиеся наследства - прерогатива только государственных нотариусов. Посетители, а это в основном пожилые люди, возмущены:

- Раньше в этой нотариальной конторе очередей практически не было: работало четыре нотариуса. Сейчас частенько принимает один: второй или болеет, или в суде, или на выезде… И запись, говорят, идет уже на июнь. Но люди здесь причем?

Увы, по логике вещей на этот вопрос должен отвечать не газетчик, поэтому мы пришли на прием к заведующей пятой государственной нотариальной конторой Светлане Иваненко. К глубокому сожалению, Светлане Васильевне наше посещение было явно в тягость, и свое раздражение она даже не попыталась скрыть. Собственно, удивляться не стоит ни «стилю работы» с людьми, ни манере общения с посетителями и поведения, судя по всему, очень уставшей или «зазвездившейся» чиновницы.

Узнав о цели визита, Светлана Васильевна иронично ухмыльнулась: «Да вы что?..»

Всем своим видом заведующая давала понять, что разговора не получится. На каждый вопрос журналиста «НБ» следовал ответ «откуда я знаю, а чего вы с этим ко мне пришли, спрашивайте не у меня, а я здесь причем….». Единственным аргументом слабой организации труда было то, что вместо четырех нотариусов по штату работает всего два: сама заведующая и ее ученица. Но и та собирается уходить.

Проблема, по мнению собеседницы, вовсе не в плохой организации работы, а в министерских структурах, которые не могут законодательно повлиять на этот процесс.

А может дело вовсе не в них, а в отношении к работе и характере самого руководителя?

«Уберите диктофон. Не разрешаю!»

На самом ли деле в Николаевской области столь сложна проблема с кадрами государственных нотариусов и почему так происходит? Какие меры стабилизации и оздоровления ситуации предпринимает главное управление юстиции в Николаевской области? Насколько радикально изменится ситуация с 1 июня, когда вступит в силу Закон «О внесении изменений в Закон Украины «О нотариате», уравнивающий в правах частных и государственных нотариусов? Как в Корабельном районе, в пятой нотариальной конторе, можно исправить ситуацию, чтобы люди не ночевали в очередях под зданием? Ведь еще в мае прошлого года в связи с усугубившейся тенденцией некачественного нотариального обслуживания издан министерский указ об улучшении работы по предоставлению нотариальных услуг населению. Министр Н. Онищук потребовал от главных управлений юстиции пересмотра графиков работы и графиков приема граждан в государственных нотариальных конторах исходя из целого перечня требований, направленных на улучшение обслуживания населения. В частности: прием граждан в государственных нотариальных конторах должен осуществляться течение всего рабочего дня, продолжительность работы государственных нотариусов с архивными документами в госконторах не должна превышать 4 часов в неделю и так далее. Как этот приказ выполняется в Николаевской области?

На эти и другие вопросы очень хотелось услышать ответы компетентного руководителя - заведующей отделом нотариата главного управления юстиции в Николаевской области Инны Кириенко. Учитывая все тонкости субординационных светотеней, очень развитых в этом ведомстве, мы предварительно связались с начальником управления Сергеем Шаталюком, который пребывал в санатории, и заручились его «добром» на интервью с подчиненной.

Увы! Разговора не получилось. Чиновница Инна Михайловна с первой же секунды общения категорически потребовала убрать диктофон:

- При включенном диктофоне говорить не буду!

Узнав о теме предстоящей беседы, Инна Михайловна не менее категорично заявила:

- Это все ложь! Никаких очередей в пятой нотариальной конторе нет! Пока вы мне не дадите жалобу, никакого комментария по этому поводу давать не буду!

Что ж, невелика беда для журналиста лично, но, увы, масштабна для общества, содержащего таких вот зарвавшихся чиновников. Ничего не оставалось, как в глубочайшем недоумении покинуть уютный чиновничий кабинет.

«Ликбез» для С. Шаталюка, И. Кириенко и других чиновников, грубо нарушающих журналистское законодательство


Запомнился декабрьский «круглый стол» в кабинете начальника управления юстиции Сергея Шаталюка с участием представителей отдела государственной исполнительной службы, состоявшийся по настоятельной просьбе депутата областного совета Татьяны Фабриковой. С первой же минуты разговора Сергей Михайлович голосом, не терпящим возражений, потребовал выключить диктофон. По сурово насупленным бровям можно было догадаться: коль требование не будет выполнено, журналист окажется за порогом. А вопрос обсуждался серьезный: Корабельное районное управление юстиции в результате непрофессионализма и нерасторопности профукало 36 тысяч гривен бюджетных средств. Именно такую сумму надлежит вернуть по решению Верховного Суда Украины 78-летнему пенсионеру Геннадию Васильеву. Но уже два года управление «справедливости» мурыжит с выплатой денег: то буква не та, то название организации поменялось, то еще какая-то словесная казуистика.

Тогда, в заключение встречи за круглым столом, Сергей Шаталюк горячо заверил всех, что вопрос вскоре будет решен, и пенсионер свои деньги получит. Увы, не получил до сих пор. Отрадно, что хотя бы журналистскому диктофону Сергей Михайлович лгать не посмел.

Очевидно, для того, чтобы люди, у которых часто наблюдается раздвоение мыслей и слов, не смогли обвинять работников СМИ в том, чего не было, чтобы ценные мысли были увековечены не только в газете и журналистском блокноте, государство в Законе Украины «О печатных средствах массовой информации» предусмотрело право журналиста на использование диктофона. В частности, в ст. 26 о правах и обязанностях журналистов редакции сказано: журналист имеет право на свободное получение, использование, публикацию и хранение открытой по режиму доступа информации. Имеет право посещать государственные органы власти, органы местного и регионального самоуправления, а также предприятия, учреждения, организации и быть принятым их должностными лицами, открыто совершать записи, в том числе с применением каких-либо технических средств, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Журналист имеет право обращаться к специалистам при проверке полученных информационных материалов.

Журналист имеет право на сохранение тайны авторства и источников информации за исключением случаев, когда эта тайна обнародуется по требованию суда.

Так что в случае с начальницей областного отдела нотариата журналист имел законное право потребовать у Инны Михайловны Кириенко умерить свой пыл и предоставить необходимую информацию. Другое дело, что в таком тоне и с такой собеседницей журналист продолжать разговор не пожелал. На это у него тоже есть право. Человеческое.

Редакция газеты «Николаевский бизнес» имеет полное право подать иск в суд на главное управление юстиции в Николаевской области за препятствование в выполнении журналистской деятельности.

Судя по всему, своими правами мы воспользуемся. Но это уже следующая тема газетных публикаций.

Поскольку «нотариальная тема» остается открытой, а кадровая проблема, в частности, пятой государственной нотариальной конторы не решена, редакция надеется в скором времени получить письменный ответ руководства главного управления юстиции в Николаевской области о принятых мерах.

Галина ПОРФИРЬЕВА.

"Николаевский бизнес"

Уважаемые читатели! Если вам есть что сказать по поводу качества обслуживания в нотариальных конторах - как в государственных, так и в частных, просьба сообщить нам об этом в редакцию. Заранее благодарны.

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика