Как бесконтрольная застройка земель гробит наши курорты

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1029 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(617)         

Двери большинства баз отдыха, размещенных в закарпатском Солотвино, известном своими соляными озерами, для туристов оказались закрытыми. Заведения не получили разрешений от МЧС, а без оных принимать туристов просто незаконно.

«Это опасно!» - утверждают чиновники, приводя в подтверждение статистику. На территории курорта образовались карстовые провалы. Их количество только за минувший год увеличилось в 10 раз, а количество стоков, загрязняющих озера, экологи считать просто устали. «Причиной катаклизма стала бесконтрольная застройка земель вблизи соляных озер», - пояснил Ярослав Бабьяк, сотрудник пресс-службы МЧС Закарпатской области. Местные власти на землеотводы не скупились, несмотря на все предупреждения работников МЧС. Ну, а поскольку централизованного водоотведения в Солотвино не существует, новые хозяева прибрежных земель и возведенных на берегу озер строений попросту сливали используемую в хозяйстве воду в выгребные ямы. Из-за чего и стали образовываться провалы, да и рапа (вода соляных озер, представляющая собой насыщенный соляной раствор) теряла свои свойства.

Земельный расклад

Участь Солотвино в будущем может постичь и другие украинские курорты, расположившиеся на берегу соляных озер. Поскольку проблема неконтролируемой застройки их берегов - с прокладкой подземных коммуникаций и нарушения водного баланса уникальных объектов природы - типична для всех регионов, где есть такие озера.

«В 2007 году местные власти отдали в аренду совершенно неизвестным фирмам 30 га земли прибрежной части Сакского озера, теперь стало известно, что там собираются построить коттеджный городок, - сетует Олег Гулов, ученый-гидролог, заместитель директора Сакской гидрологической режимно-эксплуатационной станции. - Но это значит, что будет застроена узкая полоса морской пересыпи, отделяющей озеро от Черного моря, что неминуемо скажется на поступлении солей в западный бассейн озера, и последствия будут необратимы». По словам экологов, в настоящее время выделенные участки огорожены забором, проводятся электрификация территории, отсыпка и перепланирование грунта. В октябре были разрушены две наблюдательные скважины, входящие в систему мониторинга лечебного озера, и поврежден силовой электрокабель, питающий две насосные станции.

Озеро Чорубаш на Керченском полуострове постигла еще более печальная участь: оно заполнено отходами Камыш-Бурунского железорудного комбината. Находящемуся неподалеку озеру Чокрак повезло больше: его недра разворовать не успели, а включение его части в территорию национального природного парка «Караларская степь» должно было обеспечить сохранение за озером природоохранного статуса. Но в том-то и дело, что включение в парк одной части озера дает зеленый свет на пути застройки другой - якобы не заповедной и не представляющей ценности. В прошлом году один из предпринимателей взял в аренду часть береговой территории Чокрака. И когда экологи стали разбираться, оказалось, что вся не входящая в НПП территория Чокрака уже поделена. «Местные власти всячески отрицают, что передали под застройку береговую зону озера, - рассказывает Иван Парникоза, крымский эколог. - Но местные жители рассказывают, что сюда якобы часто прилетают бизнесмены из США и ОАЭ, благо, рядом сохранилась взлетно-посадочная полоса, со всей инфраструктурой, оставшейся от военной базы. Им выгодно будет построить там курортный городок. Но если не присвоить заповедный статус всему озеру Чокрак, через несколько лет от его уникальности не останется и следа».

Однако и заповедный статус далеко не всегда препятствует нарушениям.

«В Донецкой области соляные озера находятся на территории заказников, - объясняет Владимир Борейко, руководитель Киевского эколого-культурного центра. - И хотя по закону землю с таким статусом отдавать в аренду запрещено, именно это и собираются сделать - несколько частных фирм хотят арендовать территорию возле озер на 49 лет».

Формальная защита

Наиболее нелепое в данной ситуации то, что преград на пути застройки соляных озер в Украине - хоть пруд пруди. Деятельность на прибрежной территории озер регулируют и Водный кодекс, и Кодекс о недрах Украины, а в случае с соляными озерами, обладающими целебными свойствами и являющимися водными бассейнами общегосударственного значения, - еще и Закон «О курортах». Данный закон недвусмысленно запрещает проведение на берегах озер любой деятельности, которая может способствовать развитию опасных геологических процессов, а также повлиять на природные лечебные факторы курорта и его экологический баланс.

И Солотвинские озера, и Сакское озеро входят в список водных лечебных объектов, утвержденных постановлением Кабинета Министров еще в 1997 году.

«Вот только местные власти и знать не желают ничего о других законах, кроме Закона «О местном самоуправлении», - возмущается Олег Гулов. - И, руководствуясь этим законом, выделяют землю на прибрежных территориях как хотят и кому хотят».

«Первый раз слышу о застройке берега Сакского озера, - уверила Екатерина Телик, руководитель Сакского городского отдела по курортам, здравоохранению и туризму. - Никакие землеотводы на данной территории не проводились». Вопрос «ВД» вызвал удивление и в Донецкой ОГА. «Озера Слепное и Грибное входят в территорию ланд-шафтного парка «Славянский курорт», - подтвердил Сергей Третьяков, начальник ГУ охраны окружающей природной среды Донецкой ОГА. - Никакого строительства там не ведется, а о фактах выделения земли возле озер мне ничего не известно». Попутно г-н Третьяков заверил корреспондента «ВД», что переживать за судьбу донецких соляных озер нет нужды, ибо благодаря щедрости областного бюджета ландшафтный парк дефицита в средствах не испытывает.

Трудно не согласиться с тем, что деньги на природоохранную деятельность выделяются. Вот только мониторинг состояния соляных озер к этой сфере не относится: ни в государственном, ни в региональных бюджетах такой строки нет. Более того, Минприроды подобной деятельностью вообще не занимается - согласно Закону

«О курортах», мониторинг лечебных озер должно осуществлять Министерство здравоохранения. Но и ему на это денег не выделяется, ведь у Минздрава полно куда более насущных проблем, определяющих эффективность работы данного ведомства.

«В 2005 году Министерство туризма и курортов Крыма выделило нам 30 тыс. грн., чтобы мы провели исследование состояния лечебных озер, - говорит Олег Гулов. - Но этих денег было недостаточно, и мы вынужденно добавляли собственные средства. С тех пор никакого целевого финансирования на озера не предусмотрено». По словам ученого, только на мониторинг шести озер ежегодно требуется около 100 тыс. грн. А детальное исследование каждого озера потребует в среднем по 700 тыс. грн. Озаботиться поиском средств государственным чиновникам, по-видимому, пока не пришло в голову - запрос в Минприроды о существовании каких-либо программ по сохранению соляных озер поставил чиновников в тупик.

Соленые перспективы

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Экологические проблемы мало заботят чиновников, и местные власти об этом прекрасно осведомлены. И потому активно раздают лакомые участки всем способным платить за это деньги. Пока же информация о нарушениях дойдет до Киева, пока будет прислана инспекция, и пока последняя составит отчет, - глядишь, и новые выборы грянут и позволят все промахи списать на действия предыдущего состава местных советов.

Ситуацию мог бы спасти постоянный мониторинг в заповедниках, но на него у государства денег нет. Скупой, как известно, платит дважды: ликвидация экологических катастроф - куда более дорогое удовольствие.

Далеко ходить за примером не нужно: власти Закарпатья нынче весьма обеспокоены сложившейся в Солотвино ситуацией: лечебницы по причине карстовых образований закрыты, соляные шахты планируется законсервировать, людей, проживающих в этом районе, - отселить. На все работы теперь властям требуется гораздо большие суммы, чем те, которые нужно было потратить на охрану озера: более $1 млн, ведь теперь стоит вопрос о закрытии курорта. Но опыт Закарпатья пока не послужил примером для изменения ситуации в целом.

Стоит ли говорить, что за границей отношение к соляным озерам совершенно иное. Эти объекты бережно охраняются государством. И при этом являются источником многомиллионных доходов, пополняя местную казну. Вблизи озер возводятся не коттеджные городки, а элитные клиники. А добытые в озерах полезные ископаемые активно используются в косметической и фармацевтической отраслях.

Соляные озера могли бы принести доход и Украине. Ведь инвесторов, желающих развивать лечебно-курортное направление, предостаточно, убежден Олег Гулов. Цена лечебных грязей на мировом рынке на данный момент составляет $5-6 за килограмм. Причем, по словам Николая Снегура, главного инженера института «Крымгипро-водхоз», стоимость украинских грязей будет выше, поскольку по своим гидроминеральным ресурсам некоторые крымские озера ценнее знаменитого Мертвого моря. Но для местных властей куда проще один раз продать прибрежную землю, чем заниматься поиском инвесторов для вложения средств, которые будут приносить стабильный доход в виде налогов, но спустя несколько лет.

При том, что сделать это было бы несложно: стоит лишь провести мониторинг соляных озер и определить возможности их хозяйственного применения. По результатам этой работы стоит придать части озер заповедный статус, а часть - отдать под проведение хозяйственной деятельности. Что позволит заинтересованным инвесторам получить соответствующие разрешения в Минприроды.

В противном случае бесконтрольность приведет к полному уничтожению соляных озер: ведь восстановить утраченную возможность будет невозможно - накопление этих природных ресурсов шло на протяжении многих столетий. Впрочем, в Украине чиновники с большей охотой выделяют миллионные средства на ликвидацию экологических бедствий, чем сотни тысяч - на их предотвращение.

Утраченное наследие

В начале ХХ века на Крымском полуострове насчитывалось 48 соляных озер. Сегодня их общая площадь уменьшилась более чем наполовину - с 390 до 170 квадратных километров, почти половина соляных озер полуострова либо прекратила свое существование, либо превратилась в водоемы совершенно иного типа, а то и вовсе на грани исчезновения. Так, два соседствующих озера Евпаторийской группы превращены в пресноводные водоемы. Озеро Богайлы стало таковым еще в начале1970-х гг. в результате сельскохозяйственной деятельности совхоза им. Фрунзе и его птицефабрики. Через 20 лет его судьбу повторило соленое озеро Кизил-Яр. Экологи считают, что причиной опреснения послужила постоянная фильтрация днепровской воды из Межгорного водохранилища через почву. В озера Перекопской группы сбрасывают стоки химические заводы Красноперекопска. Два озера в Западном Крыму - Донузлав и Панское - использовались как порты, и сейчас вода в них не отличается от морской. Под угрозой исчезновения находятся озера Сасык-Сиваш, Акташ, Мойнаки и Узунлар.

История вопроса

На рубеже XIX и XX веков на соляных озерах Крыма добывали около 60% соли, которую потребляла Российская империя, ее также экспортировали в Европу. Соль, добытая в крымских озерах, имела легкий фиалковый запах, высокое содержание бета-каротина и подавалась даже к императорскому столу. До начала XX века выварочной соли производилось значительно меньше, чем каменной, однако она, благодаря своему более высокому качеству, успешно конкурировала с последней на внутреннем рынке, хотя ее себестоимость была выше (10 и 7 копеек за пуд соответственно). В 1887 г. в Славянске действовало 23 солеваренных завода, производивших до 4 млн пудов соли в год. В СССР было принято решение отказаться от соляных промыслов в Крыму и полностью перейти на более дешевый продукт - каменную соль.

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика