«ТИХАЯ» ОБИТЕЛЬ, или Как делают бизнес на мертвых

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 2930 }}Комментариев:{{ comments || 1 }}    Рейтинг:(1760)         

Отщипнув у пайщиков хороший кусок земли под, якобы, районное, а фактически частное кладбище, районная власть и дальше продолжает играть с людьми в кошки-мышки.

Жизнь среди крестов и мусора


Село Мешковка Жовтневого района расположено в пригородной зоне над Ингулом и насчитывает в общей сложности более трех тысяч жителей. От живописных мест, которыми когда-то восхищались приезжавшие сюда горожане, сегодня не осталось и следа: село оказалось в тесном кольце окружающих его городских кладбищ и свалок. Свободным остался вход только через воды Ингула. Образно говоря, с легкой руки районных и городских чиновников Мешковка постепенно превратилась в самый настоящий отстойник для города. Судите сами. Кроме существующих в селе пяти местных кладбищ, где хоронят умерших сельских жителей и которые фактически исчерпали свои земельные ресурсы, районная власть еще в советские времена отдала городу в постоянное пользование под городское кладбище большой массив земли. Сегодня это кладбище расширяется в сторону существующей городской свалки, расположенной на территории села. Дошло до того, что покойников с табличкой «неизвестный» хоронят уже на свежезасыпанной площадке мусорной свалки (!?). Благо, усопшие не возмущаются…

Кроме того, еще в ноябре 2003 года по распоряжению Жовтневой райгосадминистрации было выделено 4,8 га земли списанного совхозного фруктового сада под размещение… районного кладбища. Под это «благородное» дело оперативно создается районное жилищно-коммунальное предприятие, учредителем которого выступает райгосадминистрация, назначается директор - Спец Виктор Павлович, он же чуть позже станет директором кладбища, утверждается устав, согласно которому это коммунальное предприятие должно было бы стать хорошим подспорьем нищим сельским ЖКХ. То есть, намерения, как видим, благие. Только вот претворения их в жизнь, к сожалению, не произошло. Убогие сельские ЖКХ никакой помощи от районного ЖКП так и не получили. Ни копейки. А «районное» кладбище, по сути, превратилось в частное: сельские жители им не пользовались.

«Мы не можем никому отказать…»

Чтобы похоронить на этом районном кладбище покойника, необходимо уплатить 665 гривен. Надо полагать, это стоимость выкопанной ямы под могилу. Как правило, жители населенных пунктов Жовтневого района предают земле умерших односельчан на своих сельских кладбищах. Оно и неудивительно: там им удобнее и намного дешевле. На районном же кладбище погребаются городские жители. Как объяснил директор кладбища Виктор Спец, по закону он не имеет права никому отказать, мол, вот и вынужден хоронить городских покойников.

- Если бы обращались к нам сельские жители, то мы бы никому не отказали, - уточнил Виктор Павлович.

Надо признать, место для размещения «районного» кладбища выбрано более удачно по сравнению с соседствующим переполненным городским кладбищем - в окружении зеленых насаждений списанных фруктовых садов, может, поэтому горожане предпочитали его для захоронений своих родных и близких. За четыре года пятигектарное районное кладбище исчерпало свой земельный ресурс: на сегодня там уже существуют более 4 тысяч захоронений.

В поисках дополнительных гектаров


Уже несколько лет, а точнее, с момента открытия кладбища, директор лоббирует вопрос его расширения. Сначала он просил у районного руководства 53 гектара окружающих существующее кладбище списанных садов. И что примечательно, все районные службы, согласовывающие этот проект отвода земельного участка, единогласно дали добро на расширение кладбища, даже не вникая в законность его размещения. Заметьте, при согласовании выбора земельного участка отсутствует подпись сельского головы. Однако при выдаче разрешения на отвод данного земельного участка это нисколько не смутило ни отдел земельных ресурсов, ни райгосадминистрацию. Чуть позже проектанты «задробят» все эти согласования, так как размещение кладбищ должно производиться по определенным санитарным нормам, которые в данном случае не были соблюдены. Выходит, районные службы не знают законодательства, или их бес попутал…

Вторая попытка расширить владения тихой обители для Виктора Спеца была куда удачнее: из 53 гектаров выделяют 17,51 га, якобы, возможных для захоронений. Районные службы снова оперативно подписывают бумаги, выдается заключение районного управления земельных ресурсов, затем принимается распоряжение РГА на отвод земельного участка. Единственная «неувязочка» вышла: эти 17 гектаров, как оказалось, относятся к государственным землям пайщиков кооператива «Память коммунаров». И без их согласия Виктору Спецу не видать дополнительной земли, как собственных ушей. Хотя он не сдается и намерен судиться.

- Мне выделили эту землю раньше, чем началась распаевка у сельчан, поэтому я выиграю суд, - с уверенностью говорит Виктор Спец, - а землю людям можно дать в другом месте, то есть, обменять на другую из земель запаса. Думаю, что никаких сложностей в этом нет.

Лукавил, однако, директор кладбища. Земельный кодекс гласит, что порядка обмена земельными участками земель государственной собственности не существует вообще. В принципе, существует обмен, который осуществляется на основании гражданско-правового договора, однако для этого должен быть соответствующий документ - государственный акт на право собственности. И осуществлять обмен земельными участками имеют право лишь граждане, на чье имя выписаны государственные акты. Но даже, если сельчанин, получив акт на земельный пай, и захочет обменять свой земельный надел на другой, то это в обязательном порядке должна быть земля сельскохозяйственного назначения. Ну, а размещение кладбища - это совсем другое целевое использование земли. Хотя, в случае утверждения в Украине рынка земли, когда снимется мораторий, наложенный на паевую землю, тогда можно будет говорить об изменении назначения земли. А пока что этого нет.

Земля-кормилица. Для кого?

Когда люди узнали о том, что на их паевые наделы снова кто-то претендует, возмущению не было предела. Оно и неудивительно: тринадцать лет кряду тянется распаевка земель бывшего садово-виноградарского совхоза «Память коммунаров». За это длительное время общий земельный «пирог» значительно уменьшился в размере: вместо положенных 2212 гектаров земли под распаевку районные власти выделили всего лишь 1402 гектара. Остальная земелька ушла «нуждающимся», в числе которых люди, далекие не только от села Мешково-Погорелово, но и от Николаевской области. В общей сложности случайным людям попало около 40 процентов, хотя по земельному законодательству в резервный фонд допускается выделять до 15 процентов от общей площади земли. В защиту людей поднялись местные депутаты. «Жители села категорически против расширения кладбища, - пишут депутаты в своем обращении в газету. - Кому это выгодно, ведь местный бюджет от этого не пополняется, а жители села не хотят, чтобы под их окнами вместо деревьев стояли кресты и могилы? Когда будут учитываться мнения и интересы проживающих в данной местности людей?..». Под обращением поставили подписи 12 депутатов Мешково-Погореловского сельского совета.

Возмутило сельчан и то, что три года назад их сельский совет обращался к районному руководству по поводу предоставления места под кладбище, ведь все местные кладбища уже переполнены захоронениями. Просили в том же месте, что и Виктор Спец - на списанных садах, однако им отказали. А Спецу дали добро.

Казнить нельзя помиловать

За 6 лет существования районного ЖКП (в виде районного кладбища) несколько раз менялась власть в районе. Летом 2007 года исполняющий обязанности главы РГА Сергей Зайцев решил ликвидировать это коммунальное предприятие, как не приносящее никакой пользы району, и выдал соответствующее распоряжение. Однако директор кладбища оспорил его в хозяйственном суде и выиграл дело. Выходит, что учредитель не может ликвидировать созданное им предприятие? Что характерно, в суд ответчик, то бишь, представитель райгосадминистрации, почему-то не явился. Как ни странно, но основным аргументом судебного решения стало то, что, якобы, по уставу на это ЖКП были возложены обязанности обеспечения предоставления коммунальных услуг населению на территории Жовтневого района, поэтому при ликвидации предприятия нарушится процесс функционирования сетей водоснабжения и так далее. Райгосадминистрация согласилась с таким решением и даже не оспорила его. А следовало бы, ведь это коммунальное предприятие, по сути, работает только на себя и к решению проблемных вопросов ЖКХ не имеет никакого отношения. И этого нельзя было не заметить.

Послесловие

По большому счету, ситуации, которая сегодня возникла по спорной мешковской земле, могло и не быть, если бы чиновники районной власти выполняли свои обязанности, как того требует закон, и стояли на принципах защиты интересов сельчан. Не трудно догадаться, кому и для каких целей служит созданное чиновниками под эгидой районного коммунального предприятия так называемое «районное кладбище». Заметьте, земля под кладбище и его расширение в данном случае выделяется бесплатно и в постоянное пользование. Виктор Спец работает по контракту с райгосадминистрацией, и в следующем году этот договор заканчивается. Надо полагать, если Виктору Павловичу не удастся расширить кладбищенские границы, то нет смысла продолжать контракт. Ведь остается самое неблагодарное - содержание кладбища в течение 25 лет, как гласит закон «О захоронениях».

К сожалению, остается открытым вопрос и о том, кто будет в дальнейшем содержать это кладбище, хотя на нем и захоронены городские жители. Судя по учредительству - Жовтневая райгосадминистрация, а это значит районный бюджет…

Получается парадокс: один человек - директор кладбища за государственный счет обогащается, а бесправные люди, на которых со всех сторон наступают мусорные свалки и кладбища, десятки лет безрезультатно взывают о помощи. Но их, увы, никто не хочет слышать.

Татьяна ФАБРИКОВА

"Николаевский бизнес"

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика