«Даже один человек может изменить правила игры, а если этих людей много, то можно изменить все вокруг», - мэр Николаева

прочтения: 5585
11.09.2016 16:00

Александр Сенкевич
Девять часов утра. В приемной городского головы Николаева Александра Сенкевича многолюдно - сегодня день личного приема. Ассистент Анастасия рассказывает о планах мэра в день: рабочие встречи, прощания с героем АТО, инспекция ремонта перед открытием семейной амбулатории, праздник в детском городке «Сказка», неформальный ужин с представителями Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов. Анастасия добавляет, что мэр работает с 7.30 - уже провел встречу с руководителями районов города.

Начинается личный прием. В зависимости от темы обращения, вместе с Александром Сенкевичем работают представители профильных департаментов мэрии. После приема мэр участвует в прощании с командиром патрульного батальона подполковником Вячеславом Саражаном, который героически погиб в зоне проведения АТО.

Вернувшись в горсовет, мэр продолжает прием жителей. Затем - обед. Ежедневно Сенкевич ест одно и то же: борщ, гречневую кашу с котлетой и греческий салат. Добавляет, что уже девять лет не ест красного мяса.

Через пятнадцать минут машина везет Сенкевича в отреконструированную семейную амбулаторию. На месте он задает много вопросов, предлагает свои варианты финишного оформления медкабинетов. Пользуясь свободной минутой, спрашиваю о том, что его побудило стать мэром.

- Я не видел людей, которые могли бы стать лучшим мэром, чем, по моему мнению, могу быть я. И до сих пор так считаю. Я не видел людей, которых интересовало бы развитие города, а не собственные амбиции или желание использовать ресурсы Николаева для собственного обогащения.

Говорят, что когда Вы только пришли работать мэром, Вам было некомфортно на этой должности. Комфортно ли Вам сейчас выполнять эти обязанности?

- Комфортными могут быть одежда или обувь. Относительно моей новой должности - работа была мне незнакомой. Поэтому мне нужно было время, чтобы ознакомиться с обязанностями, полномочиями и возможностями, документами, построить свой рабочий график, познакомиться с большим количеством людей, которые работали и работают в горсовете, а также теми, кто не ждал, пока я освоюсь, а сразу начну решать их проблемы.

Что было самым трудным? Работа с людьми или дела, которые необходимо было решать?

- Самым тяжелым было то, что очень многие проблемы носят системный характер. Это проблемы в архитектуре, землеустройстве, подчинении, подходе к решению мелких вопросов, к примеру, в сфере ЖКХ. Мне пришлось все изучать, поскольку я не был в системе, не знал всех этих проблем. Я не мог сказать: «Дайте мне три месяца, я все выучу, а потом начнем работать». Нужно было решать проблемы, параллельно изучая все сферы, где они уже есть или могут возникнуть.

Если бы Вы знали, как работает система, пошли бы на выборы?

- Да. Я раньше интересовался, как все работает. Но система более открыта для тех, кто изучает ее изнутри. Есть много проблем, которые чиновник или мэр видит совсем по-другому, чем человек извне, общественный деятель или член общественной организации. Поэтому знакомство с системой не остановило меня, а наоборот - дало дополнительного опыта для решения проблем, которые постоянно возникают в городе.

Во время предвыборной кампании Вы неоднократно повторяли, что видите систему управления городом как операционную систему компьютера. В том плане, что население не должно видеть как работает власть, главное, чтобы был результат. Не изменили ли Вы своего мнения?

- Действительно, горожане не должны знать, как все работает. Они должны видеть, что это работает. Например, что улицы убраны. При этом их не должно беспокоить, кто убирает улицы, сколько на это уходит времени. Должны быть порядок и чистота. То же относится к любому другому вопросу функционирования города. Я убежден, что в городах, где мэры хорошо работают, люди перед выборами не интересуются, кто у них мер. Они спрашивают: «А кто мэр сейчас?». Им отвечают: «Петр». «Нормально, значит, будем за Петра голосовать, потому что все нормально». Поэтому, когда мы говорим о том, важно ли знать все горожанам - нет, не важно. Им даже не нужно знать, кто мэр. Они должны видеть, что все меняется к лучшему. Все должно автоматизироваться, и человек должен участвовать в минимальном количестве действий, которые могут повлиять на решения, в том числе человеческий фактор. Я убежден, что задача власти - построить систему, которая максимально исключает человеческий фактор и решение принимается там, где есть все соответствующие документы, если есть достаточное количество информации, а не если человек занес деньги или чем-то заинтересовал кого-нибудь. Если система не принимает решение по закону, необходимо какое-то исключение, тогда должн вмешиваться человек. В целом система должна работать так: есть проблема - есть ее решение.

Во время второго тура выборов городского головы Николаева Вас условно ассоциировали с силами добра, а Вашего оппонента Игоря Дятлова - с силами зла. Вы стали мэром, то есть добро победило?

- На самом деле я сделал эту ошибку. Во время избирательного процесса мы эксплуатировали определенный образ супергероя, человека добра. На самом деле ни я, ни моя команда не имели права говорить: «Мы добро, а это зло». Мы же не боги. Я не Бог, чтобы разделять людей на хороших или злых. Более того, такое распределение ролей может привести к очень плохим результатам, когда так называемое добро станет злом или наоборот. Люди могут потерять любые ориентиры и не понимать, как вообще жить.

Я всегда говорил: «Чем больше надежды, тем больше разочарования». Очень много людей ожидали, что когда мэр Сенкевич придет к власти, он изменит город, который разрушали последние 30 лет. Ожидали, что дороги сразу станут равными, квартиры станут большими, подъезды станут новыми и так далее. Этого на самом деле не будет, и я понимаю, что люди в определенной степени разочаровываются. Однако, это меня не демотивирует. Я добросовестно работаю, делаю свое дело. Могу где-то ошибаться, могу делать что-то медленнее, чем хотелось бы, но я делаю свое дело, пытаясь выкладываться на все сто процентов. Того же ожидаю от всех людей, которые со мной сотрудничают и знают, что я делаю это с чистой совестью. Мой избиратель - думающий человек. Поэтому, надеюсь, что избиратель меня не предаст. Нужны терпение и время для того, чтобы мы могли запустить системные преобразования в Николаеве и сделать его комфортным, современным и успешным городом.

Бывают ситуации, когда Вы вынуждены идти на компромисс со своей совестью ради того, чтобы не блокировать какое-то решение или дело, которое начали те, кто был до Вас?

- Я стараюсь действовать больше не по совести, а по закону. Если есть какие-то проблемные вопросы, требующие идти на определенные уступки, то я стараюсь решить этот вопрос коллективно, общаясь со своими заместителями, с председателями райадминистраций, принимая решение вместе. Не для того, чтобы снять с себя ответственность, а чтобы принять максимально правильное решение, исключив человеческий фактор.

Машина останавливается. По плану - встреча с жителями домов, расположенных в промышленной зоне. Люди жалуются на то, что каждый день вдыхают пыль от грузов в терминалах, находящихся под окнами домов.

- Мы сегодня встретились не для того, чтобы в очередной раз обещать жизнь в раю. Мы пришли, чтобы услышать о тех проблемах, которые есть в вашем районе. Один из вариантов решения вопроса - предоставление Вам альтернативного жилья. Это можно сделать, предложив инвестору это место для промышленной деятельности и построив взамен новое жилье для ваших семей. Мне, с точки зрения главы городского хозяйства не интересно вкладывать средства в ремонт жилья, которое со дня на день развалится. Поэтому нам нужно думать. Другой вопрос - найдется ли инвестор. Когда я позиционирую Николаев как город для инвестиций, я понимаю, что сегодня у нас есть одна индустриальная зона при въезде со стороны Херсона, однако здесь также хорошее место.

После общения с жителями, городской голова отправляется на праздник в детский городок «Сказка». А заканчивается рабочий день мэра неформальным ужином с представителями Европейской ассоциации зоопарков и аквариумов. Ужин завершается около одиннадцати часов вечера. Перед тем, как ехать домой, мы продолжаем нашу беседу.

Поговорим о команде, с которой Вы пришли и работаете сейчас. Кто эти люди и есть ли у Вас проблема с недостаточным количеством кадров. С чем Вы это связываете?

- Очень большое количество людей, которых я хотел бы видеть в своей команде, отказываются от предложений, потому что не видят перспективы работы в органах местного самоуправления. Во-первых, это зависит от заработной платы, которая сегодня на очень низком уровне. Те люди, которых я хотел привлечь к управлению городом, хорошие менеджеры, привыкли получать за свою работу по крайней мере полторы тысячи долларов. Сегодня это нереальная сумма. Поэтому сейчас я стараюсь работать с теми людьми, которые были в системе, делая все, чтобы изменить эту систему, а элементы, то есть люди, по моему мнению, изменятся самостоятельно.

Какие самые большие препятствия в этой работе?

- Самое большое препятствие - это то, что люди нуждаются в финансировании, им нужны деньги, чтобы жить и кормить семьи. То есть, они должны где-то подрабатывать или уходить из местного самоуправления, чтобы зарабатывать в частном секторе. Это и является самым тяжелым - платить достойную зарплату, которая обеспечит их семьи.

Вы достаточно резко реагируете на критику в СМИ. Спрашивали ли Вы сами себя, что именно Вас раздражает?

- Не на всю критику реагирую резко. На самом деле я считаю недопустимым некачественную журналистику, потому качественные изменения требуют качественной журналистики. Типовые правила: если ты пишешь о ком то должен взять у него комментарий. Если человек отказался комментировать, то ты должен сказать об этом читателям или зрителям.

Я в жизни ненавижу две вещи: несправедливость и жлобство, но иногда еще - непрофессионализм. Он есть всегда и во всем, в том числе и в журналистике. Если человек стремится осветить явление, то он должен его проанализировать, предметно изучить, а не комментировать то, чего точно не знает. Журналист должен общаться с экспертами, брать комментарии у ответственных людей. Если этого нет, то это меня злит. Зато к критике я открыт. Особенно, когда чувствую, что в этой критике есть основания.

Каким бы Вы описали Николаев будущего?

- Я вижу город комфортным, современным и успешным. Я имею в виду город, в котором люди смогут прежде всего реализовывать свой потенциал. Любой: художники, поэты, профессора, люди с инвалидностью ... Если мы говорим о хабах, паспорте города, то я хотел бы видеть Николаев городом студенчества, городом креативной экономики, городом, куда будут приезжать люди учиться, а потом оставаться здесь, создавая комьюнити, продукты с высокой добавочной ценностью. Не стоимостью, а именно ценностью.

Сегодня у вас было несколько встреч с жителями города. Что для Вас самое сложное в этих встречах?

- Трудно думать о том, что меня в кабинете ждет большая кипа документов. А от общения с людьми, даже с теми, которые настроены по отношению ко мне плохо, я получаю большое удовольствие Мне нравится развенчивать их мифы и стереотипы, к примеру, что «мэр - козел». Сегодня я стараюсь общаться с людьми таким образом, как я общаюсь в своей семье. Стараюсь быть собой. В этом ничего тяжелого нет. Трудно играть какую-то роль - легко быть собой. Трудно вспоминать, что есть «тупая» работа - бумаги, которые надо изучать, чтобы принимать решения, подписывать их и так далее. Это трудно.

Удалось ли вам наладить взаимодействие между исполнительными органами и депутатским корпусом?

- Нет, взаимодействие еще не налажено. Когда ты общаешься с человеком, который находится на твоем уровне, ты можешь под него подстроиться, так как он потом подстроится под тебя. Но если это не один человек, а 54, и каждый из них является лидером общественного мнения, у каждого из них есть свое видение того, что делать - это очень тяжело.

Сегодня у меня нет ощущения, что мы с депутатами нашли общий язык. Для себя я уже давно понял и надеюсь, что они также в ближайшее время поймут, что нет личных амбиций, политических или других. Есть город, и если мы хотим войти в историю, а не «вляпаться», то должны работать вместе и руководствоваться интересами города. Надеюсь, что наши депутаты это поймут и начнут работать на город, на избирателей, на николаевцев.

Говорят, что Вы никогда не даете комментарии на мероприятиях, связанных с чествованием погибших в АТО. Почему?

- Я иду на похороны как гражданин, как человек, который чувствует очень большое уважение к погибшим и эмоционально переживает потерю. Я никогда не знал этих людей, но глубоко их уважаю. Они отдали самое ценное - свою жизнь, чтобы я мог работать городским головой в мирном Николаеве. Я иду туда, потому что чувствую, что мне это нужно.

Не рассматриваю прощание с героями Украина местом, которое надо использовать как трибуну для лозунгов и заявлений. Я просто человек. Для меня не важно, видит кто-то, что я там делаю, появится это в средствах массовой информации. Мне важен внутренний покой, то, что я вижу родителей, я могу сказать им слова благодарности за их детей, могу поблагодарить женщин за их мужчин. Произносить какие-то высокопарные фразы - это не про меня. Я хочу чувствовать, что в жизни все сделал правильно.

Когда-то я видела фото, на котором у Вас очень нетипичная для сегодняшнего положения прическа - ирокез. Что в Сенкевичи-мере осталось от Сенкевича с ирокезом?

- Люди не меняются. Они меняют свое поведение, ценности, но в душе остаются неизменные принципы, стержень. Каким я был раньше, таким и остался. Я себя чувствую на 18 лет, просто у меня прибавилось опыта. Опыта человека, который является хозяйственником, сметчиком, городским головой. Городской голова - это не профессия. Это работа, которая сочетает в себе очень много профессий. Я считаю, что приблизился к тому, чтобы стать мэром с нормальным багажом, с хорошей подготовкой, потому что разбираюсь и в строительстве, и в сметном деле, и во многих других организационных вещах.

Но кроме всего, я человек, который остается тем самым рокером, человеком, который считает, что жить «кисло» - не интересно. Жизнь должна быть интересной, живой. Люди, которые не живут, а проживают, не смогут сделать эту страну успешной.

Насколько я понимаю, Вы очень много времени проводить на работе. Как к этому относится Ваша семья?

- Моя жена ждет, когда все это закончится. Мы видимся с ней на выходных, или и на выходных не видимся. Я не вижу своих детей. На самом деле, когда меня кто-то спрашивает, зачем я это все делаю, а я отвечаю, что для своих детей, то понимаю, что я обманываю, потому что детей я не вижу. Это очень плохо влияет на мою семью, и я надеюсь, что в ближайшее время смогу уделять им хотя бы выходные дни. После того, как смогу наладить процессы таким образом, чтобы я мог работать нормальный рабочий день, скажем, до 7 вечера, и нормальный рабочая неделя - пятидневная.

Что Вас вдохновляет каждый день приходить на работу?

- Меня не вдохновляет, а побуждает то, что люди возлагают на меня очень большие надежды. Знаю, если я их не оправдаю, если не буду делать то, что делаю, они утратят веру в возможность перемен в стране вообще. Меня вдохновляет то, что я своим примером могу вдохновить других идти во власть, работать в местном самоуправлении и понимать, что даже один человек может изменить правила игры, а если этих людей много, то можно изменить все вокруг.

Текст: Александра Вязникова, фото Надежда Вишневецкая (источник: http://samopomich.ua/)

    Фотофакт