Что нужно нашей фемиде?

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 795 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(477)         

У нас нет инструментов влияния на суд, потому что это одна из ветвей госвласти. Она назначаемая и с ней необходимо считаться. Но насколько она независима? Государство определяет, насколько судьи могут быть независимыми. Государство проявляет заботу об «отдельной ветви власти».

Судьям зарплату поднимают, статус укрепляют, материально-техническое обеспечение улучшают, новые здания строят. Мы ведь помним суды в 90-х годах, когда крысы, величиной с питбуля, бегали по залам заседаний. Это был позор. Сегодня материально-техническое обеспечение хоть медленно, но улучшается. Штат укомплектован, наконец-то, в судах, зарплаты поднимают, даже квартиры и землю под застройку дают. Но дальше-то что?

По определению, судебная власть должна быть независимой в силу Конституции и законов, которые действуют в нашей стране. На самом же деле суды руководствуются законами, которые принимает законодательная власть, а назначение на судейскую должность зависит от президента и представителя исполнительной власти. Выходит: так или иначе, судебная власть зависит и от той, и от другой ветвей власти.

Другой вопрос, что судебная власть особая, потому что имеет возможность влиять на другие ветви власти. Судебные решения могут касаться и законодателей, и законов, которые принимаются. Конституционный суд часто рассматривает конституционность тех или иных законодательных актов. Когда же привлекается к ответственности высокопоставленный чиновник, то особая роль судебной власти уж куда как очевидна. Общество следит, насколько у этого судьи хватит духу поднять руку на святое, то есть на того человека, который вчера был министром, или на того человека, который считается олигархом. Сможет ли судья поднять руку на закон, который был учрежден, с помпой провозглашен, а сегодня объявлен неконституционным? Этим объясняется пристальное внимание общества и ожидание того, что конституционный принцип о равенстве всех перед законом реально действует. И когда это не происходит, вера в справедливое правосудие подрывается на корню.

Помня библейскую историю о хождении народа в течение 40 лет по пустыне, нужно понимать, что независимую судебную систему можно создать только тогда, когда мы вырастим новое поколение судей. Этого не сделать за 15 лет независимости государства. Нужно выучить студента-правоведа. Возрастной ценз для судьи у нас 25 лет. Значит, он должен выучиться, приобрести опыт работы и стать профессионалом.

Как формируется у нас судебный корпус? За последние годы ни одного адвоката в судьи не приняли. Говорят, есть негласный запрет - не принимать адвокатов. Это происходит, потому что судебный корпус комплектуется, в основном, выходцами из правоохранительных органов. Обычная картина: юрист-выпускник вуза не смог стать адвокатом. Он не смог устроиться в хорошую бизнес-структуру. Он пошел работать туда, куда берут всех выпускников юрфака, где постоянная текучка кадров - в милицию. И дай Бог, чтобы в следственное подразделение. Достигнув 25-летнего возраста, он решает стать судьей. Идет и устраивается в суд, начиная воплощать то худшее, что он почерпнул ранее. На практике не всегда укрепляется вера в закон. Наоборот, в милиции старшие коллеги подсказывают, как быстренько «зашить дело», как протокол переподписать и т. д.

Как же формировать корпус независимых судей? Во-первых, дать возможность адвокатам становиться судьями, поскольку адвокаты понимают, чего стоит практический и юридический хлеб. Весь мировой опыт цивилизованных стран говорит об этом: в Америке, в Англии, во Франции, первое место работы выпускника-юриста - адвокатура. Почему? Потому что это самый сложный участок. Научиться защищать людей - вот основной принцип. Научившись этому, юрист способен и сам вершить правосудие. Надо прекратить практику, когда из следователей или обвинителей переходят в судьи. Прокурор и следователь обучены одному: обвинять. А чтобы стать судьей, они должны увидеть и другую сторону. Постсоветскую систему, когда по одну сторону баррикады стоят прокурор и судья, а по другую - адвокат, нужно искоренять.

Давайте вспомним Сократа. Он считал, что судье принадлежат четыре качества: учтиво слушать, вежливо внимая, размыслив трезво, беспристрастнейше решать.

Необходимо победить любое давление на судью. Неважно, от кого оно идет - от участника процесса, сторонних людей или от родственников. Сегодня основные источники давления - это криминал, бизнес и государство. Иными словами, по-прежнему действуют телефонное право, «конвертное» право или примитивный тупой шантаж и угрозы. Все эти три фактора оказывают катастрофическое воздействие на независимость суда. А судья в подобной ситуации должен понимать, что оградить его от подобного давления - задача государства. Он должен чувствовать себя защищенным от любого влияния извне. Но сегодня эта система не работает, хотя юридически существует. Технически все понятно, как это должно осуществляться. Но механизм не работает в силу того, что не каждый судья этого хочет. Однако это не всегда вина судей, это беда судебной системы.

Судья должен быть так воспитан, чтобы каждый звонок «сверху», каждый «забытый» конверт на столе были предметом служебного разбирательства. И он сам был бы инициатором этого разбирательства. Есть в американской системе журнал записей посещений и звонков в суде. Надо завести такие журналы и у нас. Не надо ставить в совещательной комнате видеокамеру. Ее можно поставить в коридоре и в зале судебного заседания, чтобы было понятно, кто заходит к судье. Фиксировать любое обращение к судье вне рамок судебного процесса также необходимо. Такие меры смогут защитить судью и помочь ему в объективном ведении процесса.

Независимость судьи начинается с того, что его никто и никогда не может сместить ни по какому поводу. Но есть высшая квалификационная комиссия судей, которая рассматривает вопросы судебной этики или нарушения присяги. Необходимо улучшить работу высших квалификационных комиссий, где судьи рассматривают дело конкретного коллеги и в своем закрытом сообществе принимают решение. Судья должен быть уверен, что его дело не станет достоянием общественности, СМИ до тех пор, пока не будет доказана его вина. Судья должен понимать, что закон его защищает.

Особого внимания требуют отношения судей с журналистами. Бытует мнение, что журналисты вмешиваются в процесс правосудия, оказывая давление на суд своими публикациями. Но в европейском суде по правам человека уверены, что суды не существуют в вакууме, а являются частью общественной и государственной жизни. Поэтому журналисты обязаны освещать каждый судебный процесс. Украинская Фемида должна понять, что журналист - это друг, коллега, который поможет защититься честному судье, если тот попытается противостоять давлению.

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика