«Мы не принимали никакого участия в формировании новой городской власти после импичмента Сенкевичу», - Игорь Дятлов

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 8421 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(5052)   

Игорь Дятлов
Игорь Дятлов - достаточно неоднозначная фигура на шахматной доске николаевской политики. Для кого-то он тот человек, который в непростые для страны времена выступил с обращением к николаевцам с призывам не допустить «чужаков» к принятию решений за жителей области, что впоследствии для него вылилось в подозрение в разжигании национальной розни. Для других же, он представитель команды молодых людей, который прошел старую школу, ту, когда еще воспитывали политиков. Как бы там ни было, на местных выборах в 2015 году Игорь Дятлов вышел победителем во второй тур выборов мэра города Николаева и за него проголосовало 38% николаевцев, принявших участие в выборах. Для того, чтобы стать мэром Николаева ему не хватило двадцати тысяч голосов. Несмотря на это, Игорь Дятлов - это тот человек, с кем так или иначе вынуждены считаться, так как он является руководителем самой большой фракции Николаевского городского совета. Ведь для принятия важных вопросов из 54 депутатов за решение должно проголосовать 28, а во фракции «Оппозиционный блок» 26 депутатов, соответственно, для полноты власти, «оппозиционерам» не хватает всего лишь двух голосов. Помимо этого влияние Дятлова распространяется не только на городской совет. В Николаевском областном совете он представлен сразу несколькими депутатами, в том числе зятем Владиславом Белавой и Андреем Кротовым, который является заместителем главы облсовета. Такое положение вещей часто является причиной раскола внутри фракции «Оппоблока» в облсовете.

Как известно, после ряда громких событий, произошедших в городе Николаеве: задержания Михаила Титова, которого представители Генеральной прокуратуры Украины называют криминальным авторитетом и которого СМИ часто связывают с Игорем Дятловым, публикуя в подтверждение связи их совместные фото, объявлении о подозрении в даче взятки прокурору Николаевской области депутату из команды Дятлова Игорю Копейке, лидер оппозиции, как он себя сам называет, ненадолго покинул публичную плоскость. После своего возвращения на политическую арену, Игорь Дятлов согласился пообщаться с редакцией «Преступности.НЕТ» - это стало его первым интервью  нашему изданию с момента событий 2014-го года. В целом, беседа длилась около четырех часов. В ходе общения были получены ответы на ряд вопросов, которые касаются не только дней сегодняшних, но и был пролит свет на события, которые происходили в прошлом.

Стоит отметить, что перед началом общения, Игорь Дятлов попросил не затрагивать две темы: события времен Евромайдана и задержание Михаила Титова. Что касается первой темы, то по словам Дятлова, говорить правду о тех днях должен не только он, а и те люди, которые пришли во власть после трагических событий 2014-го года. Что же касается вопроса задержания Михаила Титова, то Дятлов не посчитал нужным что-либо комментировать пока идет следствие и дело не рассмотрено судом.

В общей сложности беседа получилась достаточно философской и разносторонней и интервью заняло 55 страниц печатного текста. Поэтому было принято решение разбить его на две части, выбрав наиболее интересные моменты. В первой части читатели могут узнать об отношении Игоря Дятлова к дружбе с нардепом Артемом Ильюком, о том, почему он некоторое время не посещал сессии городского совета, почему он готов был стать первым вице-мэром Николаева, а также о том, какой была единая позиция «Оппозиционного блока» во время голосования за недоверие Сенкевичу.

«Времени на то, чтобы заниматься бизнесом, у меня нет»

– На выборах мэра Николаева в 2015 году, Вы входили в ТОП-10 самых обеспеченных кандидатов. Ежегодно Вы подаете декларации, в которых указан Ваш доход за предыдущий год, однако из них трудно понять его источник. Каким бизнесом Вы занимаетесь?

–Моя бизнес-деятельность началась в 2001 году, еще когда я был студентом. Я возглавлял достаточно мощную корпорацию, в которую входили разнопрофильные фирмы. Большая часть тех средств, которые были заработаны до 2010  года, в момент моей работы главой областного совета были потрачены на благотворительность. Был организован ряд проектов, которые в основном финансировались за счет средств моей семьи, заработанных тогда.

  Сегодня я не занимаюсь бизнесом. Тех доходов, которые были ранее, сейчас нет. Хотя новые сферы, которые сегодня открываются, для меня интересны, и я этого не скрываю. Но пока я себя не вижу в бизнесе,  и времени на то, чтобы заниматься бизнесом, у меня нет.

– Многие люди, которые идут в политику, идут чтобы защитить бизнес интерес либо своей семьи, либо свой. По крайней мере бытует такое мнение, особенно в условиях современной Украины. Когда Вы шли в политику, Вы надеялись защитить или преумножить капитал своей семьи?

– 2006 год. Мне 25 лет. У меня достаточно мощная команда ребят. И сфера наших интересов и нашего бизнеса не связана с городом Николаевом. Частично, я бы сказал, минимально, была связана с Николаевской областью. Основные направления были связаны с Кировоградом, Кировоградской областью, Днепропетровской областью, Киевской областью, городом Киевом, западной Украиной. Поэтому, когда мне было предложено от Вознесенского района баллотироваться и пойти депутатом  областного совета, то у меня не было того бизнеса, который нужно было, якобы, защищать.

  Если посмотреть декларацию 2010 года, то можно увидеть разницу: доходы и сбережения, которые у меня были до вступления в должность, были гораздо больше, чем стали после работы на должности главы областного совета.

  Поэтому говорить о том, что политика – это способ защиты или увеличения бизнеса, то это имеет право быть. Но не для всех. Для меня это была возможность реализовать себя в первую очередь, как политика. Человека, который видел многие процессы изнутри, как уже состоявшийся руководитель очень крупной компании. У меня было огромное желание хотя бы какие-то сферы нашей жизнедеятельности изменить.

«Дружба проявляется тогда, когда возникают очень большие сложности»

– Помню концерт ко Дню города, на котором Вы с Артемом Ильюком и Николаем Жуком пели: «Не имей сто рублей, а имей сто друзей».

– Да.

– Сейчас, как я понимаю, из информпространства, Ваши дороги разошлись. Считаете ли Вы, что дружба и политика - это параллельные понятия?

– Я бы хотел сказать, что наши дороги не разошлись. Мой путь был известен с самого начала, и я как шел своим путем, так им и иду. Мы с Артемом Александровичем знакомы где-то с 2001, 2002 года. Для меня это треть моей жизни. Большую часть этого периода Артем Александрович был в моей команде. Какие принимал он решения, лучше спрашивать у него. Но я считаю, что настоящая дружба проверяется как раз не в тех ситуациях, когда ты руководитель, и у тебя все хорошо. А настоящая дружба проявляется тогда, когда возникают очень большие сложности. Например, в принятии непростых решений. Проще всего все бросить и уйти. А остаться и брать на себя ответственность, тем более ответственность за судьбы людей – это очень ответственный шаг. Не каждый человек готов в этот момент стоять рядом.  Если человек к тебе относится не как к инструменту для достижения своих целей, а как к другу, то он готов будет пройти все испытания. Поэтому я считаю, что политика никоим образом не влияет на дружбу. Вот такое есть выражение: «В политике не может быть дружбы». Я бы сказал несколько по-другому: «Политика – это такая сфера, которая дает возможность человеку раскрыться всесторонне и увидеть, кто он есть на самом деле».

– Ваша дружба с Артемом Ильюком прошла испытание политикой?

– Когда мне задают вопрос, много ли у меня друзей, я говорю, что мне очень повезло – у меня очень много товарищей. Для того, чтобы говорить о дружбе… Дружба – это то, что ты готов пронести через годы. Можно привести пример семьи. Самый верный, настоящий друг – это тот человек, который с тобой идет по жизни. В первую очередь, это моя жена, которая со мной со студенческой скамьи. Наши отношения с Артемом Александровичем или с другими – они не прошли испытания временем для того, чтобы говорить о дружеских отношениях. И когда мне задают вопрос о других людях, я могу сказать, что только с позиции прожитых лет можно понять, настоящая ли это дружба.

  У меня есть человек, которого мало кто знает, мы очень редко видимся, мы знакомы больше 20 лет, мы можем разговаривать два раза в год, но для меня это настоящий друг. И когда ты нуждаешься в помощи, даже просто поддержке, то раздается этот звонок – не потому, что ты просишь позвонить, а потому, что человек на расстоянии чувствует, что нужна поддержка. Так и здесь. Для меня это и есть понятие дружбы. Так, как я его понимаю. Но с другой стороны, у каждого человека свои взгляды на эти процессы.

«Николай Петрович Круглов в 2010 и в 2013 годах – это разные люди»

– На тот момент, когда произошли события в 2013-14 году, многие говорили о том, что у вас конфликтная ситуация с Николаем Петровичем Кругловым, об этом говорили и немного ранее. С чем связан по Вашему мнению конфликт и был ли он?

– У меня конфликтов с ним не было. И те люди, которые знают меня хорошо, знают, как я поступаю в конфликтных ситуациях. Я всегда говорю в глаза. Поэтому о тех конфликтах, о которых тогда писали некоторые СМИ... Я заходил к Николаю Петровичу, на тот момент главе облгосадминистрации, в его кабинет, задавал ему вопрос: «Есть ли у нас конфликт и в чем он проявляется, и были ли допущены какие-либо ошибки?». На что были даны ответы, что ошибок не было, и те задачи и цели, которые ставились передо мной,  выполнены. Поэтому с моей стороны конфликтов с ним не было и нет.

  С другой стороны, как человек, который знает Николая Петровича с детства, имею полное право сказать, что Николай Петрович в 2010, 2011, 2012 годах – это один Николай Петрович. Это Николай Петрович, который радовался тому, что в Николаеве есть активная молодежь. Это был человек, которого честно можно было назвать наставником, учителем, потому что он всегда старался помочь каким-то советом, давал возможность самореализоваться. Это касалось не только партийцев. Это касалось абсолютно всей активной молодежи. Многие из них находятся в других политических силах или реализуют себя как журналисты. Но если говорить откровенно и честно, именно при Николае Петровиче Круглове, при Владимире Дмитриевиче Чайке были возможности для реализации молодых ребят. В 2013 году Николай Петрович – это уже был другой человек. Это человек, который не приемлет нового, который делал ставку больше на опыт и на опытных людей в своей команде, и человек, который отодвинул молодежь и молодых ребят далеко-далеко на задворки.

– Возможно, это было связано с ревностью к молодости? Есть же такое.

– Это лучше спрашивать у него. Ему было бы корректно отвечать на вопрос.

– Он, отвечая на вопрос, в проекте «Игра слов», сравнил Вас с кусающимся щенком. Сказал, что рядом с молодостью всегда должен быть опыт. Как я понимаю, Вы – это молодость, он — это опыт. Возможно, Вы стали просто проявлять позицию, которая отличалась от позиции Николая Петровича?

– Для меня Николай Петрович в моей политической деятельности – это наставник и учитель. Сильный учитель и мудрый наставник всегда будет радоваться успехам своего ученика. И, если ученик подает надежды и способен превзойти своего учителя, то для него это верх его профессии и его вклада. Он видит, что время, потраченное на обучение, не было потрачено зря. Мне сложно комментировать слова Николая Петровича сегодня или после 2014 года, потому что многие его решения для меня были непонятны, и мы их не обсуждали. Во всяком случае, команда Николая Петровича, которая формировалась на протяжении всех 2000-х годов, грубо говоря, на протяжении 14-15 лет (многих из тех людей он знал большую части жизни), были публично им оставлены. И это было его решение. Мне некорректно это комментировать, и я бы этого не хотел. Но я поддержал их как первый зам руководителя, и они остались, и стали основой новой команды, которая показала результат на выборах 2015-го года. В том числе и в областном совете, и в городском совете, и на мэрской гонке. Это достойные люди, которые, по моему мнению, не были достойны того, чтобы им сказали публично, что они не нужны.

«Действующая власть 2013 года пыталась расправляться со своими же людьми»

– Многие говорят, в частности один из нынешних нардепов, что после разгона студенческого майдана, Вы приняли решение, и даже заявили об этом нескольким людям, что собираетесь выйти из Партии регионов. Однако, после своих выборов, со своего округа 132, вернулся Николай Петрович Круглов и Вы присутствовали на селекторном совещании, после которого остались в партии. Говорят, что Вы вышли из кабинета после этого совещания другим человеком. Что произошло в тот момент? Вас убедил Николай Петрович или какая-то другая ситуации оставаться в Партии регионов до момента ее объявления (незаконной)?

– Если говорить о 2013 годе, то Ваш вопрос не совсем корректно звучит. Я не знаю, какой нардеп мог такие вещи заявлять, но правда заключалась в другом. Видя, как на протяжении всего 2013 года страдают люди, в основном это молодые ребята, которые пришли со мной, против которых возбуждались уголовные дела, которым по различным, надуманным предлогам было предложено покинуть те или иные должности, мною было принято решение, дабы люди не страдали, уйти с должности первого зама руководителя партийной организации. Речь не шла о выходе из Партии регионов, речь шла о том, чтобы я ушел с руководящей должности партии.

– То есть, Вы на тот момент посчитали, что их притесняют из-за Вас?

– Да, я в этом был уверен. У меня для этого есть масса аргументов, поэтому мной тогда было принято решение, я сейчас не готов вспомнить месяц, это был 2013 год, но свое решение я выполнил, и из управления партии я ушел за полгода до 2014 года.

– До разгона Майдана?

–  Это было задолго до разгона майдана, конечно.

– Вы не планировали выходить из партии, когда пошли вот эти вот волны. Вы решили «оставаться верным до конца»?

– Что вы называете волнами? Мы с вами говорим о разных событиях в 2013 году. Тогда действующая власть пыталась расправляться со своими же людьми, своей командой из-за необоснованных претензий. И для того, чтобы, в первую очередь, защитить этих людей, чтобы они не страдали, такая развязка была необходима.  Поэтому я принял такое решение.

  Готов ли я был сложить свои полномочия как глава областного совета? Мы никогда не говорили об этом с журналистами. Я могу сказать, что в 2013 году, осенью, у нас был разговор с Николаем Петровичем, где я сказал, что, если вы не видите меня в своей команде и будете продолжать такой способ давки на тех людей, которых вы ассоциируете со мной, – я готов сложить полномочия главы областного совета.

– А что он на это ответил?

– Николай Петрович предложил мне остаться. И дословно это было примерно таким образом: «Не верь тому, что пишут, и что говорят».

– После этого притеснения молодой команды прекратились или продолжались?

– Я бы сказал, несколько  уменьшились.

– Градус напряжения немного спал?

– Градус напряжения спал, да.  Потом начались выборы в Верховную Раду на 132 округе.

– У него поменялся приоритет, необходимо было выигрывать?

– После этого исполняющим обязанности стал Владимир Луста, с октября месяца.

«Эта Верховная Рада себя исчерпала»

– На последних выборах в Верховную Раду, Вы не подавали свою кандидатуру в качестве народного депутата ни по одному из округов. Находясь в списке, Вы в любой момент можете попасть в Верховную Раду, или Вы откажитесь?

– Я думаю, что эта Верховная Рада себя исчерпала. Это  мое субъективное представление о сегодняшней Верховной Раде, однако его подтверждают многие социологические исследования . Уровень доверия как к Верховной Раде Украины в целом, так и ко многим отдельным депутатам исчерпан. Поэтому реализовать свои мысли и свои программы в этой Верховной Раде Украины на сегодняшний момент невозможно.

«Большинство населения крайне негативно воспринимает ту политику, которую проводит действующая власть, и готово голосовать за любую оппозиционную силу»

– Говоря о социальных исследованиях. Одно социсследование показывает, что по сравнению с февралем 2016 года и февралем 2017 года, уровень поддержки «Оппозиционного блока» в городе Николаеве упал практически на 50%. Было 14,2 процента, а стало 7,2 процента.

– Те люди, которые занимаются социологией, больше смотрят не на конкретную цифру в процентном соотношении, а смотрят на таблицы, которые идут за социологическим исследованием, где четко можно проследить тенденцию. Те социсследования, которые находятся у меня на рассмотрении, показывают, что у нас есть ядерный избиратель – то есть люди, которые голосовали за нас сознательно и  верят в нашу команду в Николаеве.

– А новые люди появляются при этом?

– На сегодняшний день мы видим, что есть неустойчивые избиратели, которые на прошлых выборах голосовали за одну партию, на позапрошлых выборах – за другую партию, а на этих выборах готовы голосовать, в том числе за «Оппозиционный блок». Это больше связано с тем, что большинство населения крайне негативно воспринимает ту политику, которую проводит действующая власть, и готово голосовать за любую оппозиционную силу, не особо углубляясь в то, какие есть программы.

«Говорить сегодня о том, что «Оппозиционный блок» расходится на какие-то ветви, не совсем корректно»

– Оппозиционные силы, в частности, «Оппозиционный блок» в Верховной Раде Украины, сейчас постепенно начинают распадаться на несколько веток: Добкин заявляет о создании партии, выйдя из фракции в Верховном совете, Партия «За життя» Вадима Рабиновича, партия «За мир», о создании которой недавно объявил Вадим Новинский. Не считают ли представители «Оппозиционного блока», что такие ответвления приведут к потере электората, или это как разложить яйца в разные корзины, и соединиться большим блоком?

– Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, нужно посмотреть историю, каким образом создавался «Оппозиционный блок». С юридической точки зрения «Оппозиционный блок» — это одна партия. Но дело в том, что выборное законодательство 2014 года не предполагало создание блоков. Они у нас запрещены. Но если бы они были разрешены, то, скорее всего, в 2014 году та сила, которая сегодня называется «Оппозиционным блоком», – это был бы конгломерат различных оппозиционных политических сил, что, по большему счету, и происходило в тот момент. Это было объединение разных политических деятелей, разных политических сил, которые приняли решение идти вместе. И вместе показали мощный результат, заручились достаточно мощной поддержкой избирателей. Говорить сегодня о том, что «Оппозиционный блок» расходится на какие-то ветви, не совсем корректно. «Оппозиционный блок» изначально состоял из различных направлений, из различных ветвей и различных политических сил.

– Если говорить о разветвлениях, то какой из путей Вам наиболее приемлем? Многие связывают Вашу фамилию с фамилией Вадима Новинского. Это будет партия «За мир»? Или что-то другое?

– Пока еще никто не видел платформы или же программы действий этих партий. Есть определенные лозунги. И вы это видите на примере той же политической силы «За життя». При этом я хочу напомнить, что Рабинович и Мураев находятся во фракции «Оппозиционный блок» в Верховной Раде Украины. Они не вышли из фракции.

– В отличии от того же Добкина, который вышел и создал свою «Христианский союз социалистов».

– Да. Поэтому я, как человек, который уже достаточно долгое время находится в этих политических процессах, считаю, что для того, чтобы принимать решения, нужно понимать не только личность, с кем ты готов идти дальше, а нужно еще понимать программу, на основе которой готов работать. На сегодняшний день таких новых программ не представлено и не было ни съезда партии, не было никаких консультаций. Единственное, что накануне Нового года было собрание, съезд депутатов различных уровней и встреча с политсоветом центрального аппарата партии, где обсуждались острые, порой даже очень острые вопросы, с которыми сталкиваются даже рядовые партийцы на местах. Но самого съезда не было, поэтому еще рано говорить.

«Секретариат горсовета не совсем справляется с теми функциями, которые на него возложены»

– Если говорить о ситуации, которая на данный момент, сложилась в городском совете. Вы являетесь главой фракции «Оппозиционный блок» Николаевского городского совета, при определённых событиях, в частности, после объявления о подозрении Копейке и ряду других людей в его деле, Вы, можно сказать, самоликвидировались и практически не появляетесь на сессиях городского совета. С чем это связано? Это связано с делом Копейки? Какие объективные моменты, по которым вы не появляетесь?

– У Вас такое слово «самоликвидировались».

– Как по-другому это можно назвать? Или Вас вынудили, возможно, отстраниться на какое-то время от дел?

– У многих наших избирателей нет понимания того, что работа депутата Верховной Рады – это его непосредственная работа, за что он получает заработную плату из бюджета. А депутат городского совета не получает заработной платы – это не является его основным видом деятельности. Поэтому Николаевский городской совет, как и любой другой совет, утверждает план работы, который контролирует не кто иной как секретарь городского совета. И когда мне журналисты задают вопрос: «Почему Вас не было на одном, двух или трех заседаниях сессии городского совета?», то ответ очень прост: «Если планы пишутся, то не для того, чтобы они были только на бумаге».

– Это плохая работа секретаря городского совета Татьяны Казаковой или это сигнал о том, что недееспособен горсовет в целом?

– Он дееспособен. По-моему, горсовет показывал свою дееспособность неоднократно.  А вот те те люди, которые сегодня работают в команде секретаря городского совета, скажем так, секретариат, не совсем справляется с теми функциями, которые на них возложены. Во всяком случае, любой план можно скорректировать.

  Вот мы в начале года приняли план работы год. И видим, что в силу тех или иных обстоятельств, жизнь подсказала нам, что нужно его скорректировать. В чем проблема прийти на сессию, или же на комиссии, или на сайте городского совета показать новый план? Мы его утвердим, чтобы он был понятен всем. Не только депутатам городского совета, а и избирателям, что в такой способ и в такое время будут происходить те или иные процессы. Это работа, которой непосредственно должен заниматься орготдел.  

  До прихода Татьяны Викторовны эта проблема также существовала. Это системная проблема, которую Татьяна Викторовна как секретарь городского совета пока не поборола. А в чем причины – здесь нужен диалог между ней и всеми руководителями фракций. В чем причина? Почему сессия, которая должна была состоятся 12 апреля, не состоялась? Ведь кто-то же принимал решение, чтобы она была? Какая причина? Это была какая-то боязнь, это была какая-то неуверенность? Я не видел там каких-то тяжелых или сложных вопросов, которые бы вызвали такую реакцию, что нужно в очередной раз ее переносить.

– Но Вы же знаете способность депутатов с голоса, неожиданно внести в какой-то проект решения, который принимается. По крайней мере, такая процедура очень часто практиковалась при Александре Федоровиче.

– Не совсем так.

– К примеру, перераспределение бюджета 2017 года, в мае происходило с голоса. Когда Алексей Лепишев сказал, что «вот мне срочно нужны деньги на строительство - давайте»

– То, что касается мая 2017 года. Для того, чтобы внести с голоса вопрос бюджета, этот вопрос должен пройти согласование в первую очередь кого?

– Бюджетной комиссии.

– Исполкома. Сначала проходит исполком. Срочность внесения этого вопроса, в первую очередь, была обусловлена тем, что был уже май. А в том перераспределении был ряд важных вопросов,  например, оздоровление детей. А голосовать за оздоровление детей в сентябре, когда уже лето закончилось, априори было бы глупо.  Были вопросы, связанные с компенсацией ветеранам Великой Отечественной войны. Были вопросы, связанные с реализацией определённых объектов: строительства или же реконструкции.  Я, когда выступал в сессионном зале, акцентировал внимание представителей других фракций на том, что новых объектов не появилось. Это те объекты, которые в 2016 году…

– Переходящие из года в год.

– Да, но я хочу обратить Ваше внимание, что когда в 2016 голосовался бюджет, то фракция «Оппозиционный блок» не присутствовала на той сессии по причине того, что считала, что сам процесс формирования бюджета без бюджетной комиссии – это незаконно. И это отдельная тема разговора. Но в перераспределении бюджета, в майском, были исключительно те объекты, которые не успели профинансировать в 2016 году. И мне были непонятны спекуляции некоторых депутатов о том, что в 2016 году они почему-то двумя руками за это голосовали, а в 2017 они посчитали, что это уже не те объекты, которые необходимы, и даже звучало, что, якобы, дерибан бюджета. Нужно же быть последовательными. Если вы посчитали, что эти объекты были недостойны того, чтобы их финансировать, тогда наберитесь смелости и публично скажите, что в 2016 году вы все-таки ошиблись.

 Там была программа, которая касалась ребят, которые вернулись из АТО, там очень много было хорошего в том перераспределении. И это правда.. Однако некоторые исполнители, видя, что в проекте бюджета очень много хороших начинаний, попытались добавить в него другие вопросы, которые вызвали нарекания. Такое их желание было, есть, и с этим нужно бороться.

«Единого решения фракции, как голосовать по недоверию Сенкевичу, не было»

– Если говорить о договоренностях, которые существуют между фракциями. Без них нельзя, политика – это в первую очередь дипломатия и необходимость договариваться. Многие нарекают и говорят о том, что причиной импичмента Сенкевича было как раз то, что он эти договоренности часто не соблюдал. Насколько это соответствует действительности и все ли то, что планировал и хотел получить «Оппозиционный блок» в надежде на голоса других фракций осуществилось, были ли соблюдены договоренности?

- Я уже говорил в одном интервью, и подтверждаю еще раз. Наша фракция «Оппозиционный блок» голосовала за недоверие и принимала участие в голосовании по недоверию мэру исключительно потому, что было судом неоднократно доказано, что своими решениями он нарушал закон. И на это есть постановления судов.  И это то, о чем депутаты городского совета не только нашей фракции, а и других фракций неоднократно ему говорили. На сессиях городского совета, на депутатских комиссиях и в личной беседе.

  Законы писаны для того, чтобы их соблюдать. Если же закон, ну скажем так, является некорректным, то нужно менять закон. У тебя есть ни много ни мало 11 народных депутатов Украины, которые, когда им нужно, ассоциируют себя с Николаевской областью и с городом Николаевом. Было ли обращение на тот момент действующего мэра, что те законы не соответствуют сегодняшней жизни и их нужно менять? Что он вынужден их нарушать? Не было. Поэтому, еще раз хочу подчеркнуть позицию нашей фракции, мы голосовали исключительно на основании того, что было доведено докладчиком.

  Я Вам напомню, что докладчик - Сергей Исаков - это первый номер в списке «Самопомощи». Человек, который предложил кандидатуру Александра Федоровича на выборах мэра, возглавил список партии, руководителем которой является Александр Федорович. И именно он был основным докладчиком и человеком, который готовил проект решения. Для нас аргументов, приведенных им, в том числе и решения судов, было достаточно для того, чтобы выразить свою позицию, что мы и сделали.

  Перед тем, как идти в зал на голосование по недоверию Александру Федоровичу, у нас было заседание фракции, которое проводил руководитель фракции. Наша фракция не принимала решения о том, чтобы голосовать за недоверие мэру. Я хочу еще раз подчеркнуть, что решения фракции «Оппозиционный блок» о том, чтобы голосовать по недоверию, не было. И я как руководитель даже не ставил данный вопрос на голосование фракции. Депутатам моей команды я объяснил свою позицию, почему я войду в кабинку. И каждый должен был принимать решение по своей совести.  Все слышали спекуляции о якобы каком-то сговоре или давлении со стороны, но я могу сказать, что по отношению к нашей фракции такого не было. У нас не было даже решения. Каждый шел и принимал решение так, как считал нужным. Я считаю, что это важно и принципиально для понимания того, что тогда происходило.

– О договоренностях. Были ли они соблюдены со всех сторон, если да, то в каком процентном соотношении?

– Что мы называем договоренностями?

– К примеру, партия «Оппозиционный блок» идет на выборы с программой «Теплый дом». Вы говорите, что «мы даем свои голоса за бюджет, только в том случае, если будет программа «Теплый дом». Остальные фракции вносят свои предложения. И тоже говорят, что «да, мы будет голосовать за этот проект». Как часто эти договоренности не соблюдались? Кем из сторон?

– Вы правильно сказали: «Политика – это искусство компромиссов».  Каждая сторона должна отстаивать интересы своих избирателей. Наша команда с первых дней работы этого городского совета заявила о том, что 38% населения Николаева оказало поддержку кандидату Игорю Дятлову и его программе «Теплый дом». Поэтому в любых голосованиях по новой структуре городского совета, по принятию новых программ мы будем принимать участие при условии, что будет рассмотрена, в том числе, та программа, которую поддержало большинство города Николаева. Я уже сказал - 38%.

  Нас не услышали в 2016 году по бюджету - мы не принимали участия в этом. Потом нас начали слышать и, скажем так, у той городской команды начало просыпаться понимание того, что игнорировать 38% населения города – преступление. А мы как команда будем стоять исключительно на позиции того, что эта программа должна быть принята. Поэтому мы добились того, что программа была принята. Более того, она работает, и, по оценкам Александра Федоровича, как сама программа, так и профильный вице-мэр, который ею занимается, полностью соответствует всем надеждам, которые на него возлагались не только со стороны нашей команды, но и со стороны действующей власти. Он справляется со своими обязанностями.  

 «Лично мэр на встрече в Киеве предложил мне стать первым замом мэра города»

– Ситуация с назначениями заместителей городского главы, когда вам предложили стать первым заместителем Александра Федоровича. Кто был инициатором такого вот вашего назначения?

– Такое предложение впервые прозвучало в Киеве - у нас была встреча с Александром Федоровичем. Нужно вспомнить опять же, что до этих событий началось нагнетание ситуации по поводу того, что якобы городской совет неработоспособный. И были высказаны вот такие опасения и предложения со стороны облгосадминистрации, что вообще нужно было бы назначить новые выборы городского совета и новые выборы городского головы. Спустя определенное время, когда я находился в Киеве, Александр Федорович возвращался с какой-то конференции из Польши, если мне память не изменяет. Мы встретились в Киеве обсудить сложившуюся ситуацию. Инициатором этой встречи был Александр Федорович - встретиться и обсудить те претензии, которые прозвучали в адрес работы городского совета. Нужно понимать, что он - мэр города, я - руководитель крупной команды, и такие встречи периодически бывали. В этом нет ничего экстраординарного.

  Я могу отойти от ответа на этот вопрос и напомнить, что в 2013 году, будучи главой областного совета, мы организовали рабочую поездку в Грузию, Тбилиси, посмотреть на опыт реформ. У нас были запланированы встречи в Министерстве внутренних дел, в министерстве аграрной промышленности, в Центре предоставления административных услуг, и так далее. И в составе нашей делегации были руководители оппозиционных фракций, и это был не единственный опыт. Точно также можно привести в пример Владимира Ивановича Коренюгина, секретаря городского совета, и Владимира Дмитриевича Чайку, мэра города, которые посещали Турцию, которые посещали Молдавию и другие страны. Была футбольная команда, куда входили представители разных политических сил, и всегда вместе ездили и общались. Просто такое уточнение, может, Вы это вряд ли помните в силу молодого возраста, а такие традиции были. Я их исповедовал и исповедую сегодня.  В первую очередь – человеческие отношения, а потом уже все остальное.

  Если вернуться к тем событиям, то, по предложению мэра города, абсолютно спокойно и нормально дал согласие встретиться в Киеве. Мы обсудили ситуацию. Там было несколько встреч. На одной из них мне поступило предложение для того, чтобы разрешить кризис, который якобы был на тот момент в городском совете. Я так не считал, кстати. Но это мнение Александра Федоровича. Как он мне сказал после встречи с главой облгосадминистрации Алексеем Савченко. Лично мэр на встрече в Киеве предложил мне, как руководителю самой крупной фракции, стать первым замом мэра города.

– Насколько мне известно, встреча в Киеве была трёхсторонняя, на ней присутствовал Алексей Юрьевич Савченко. Это правда?

– Нет, не совсем это правда. Правда заключается в том, что сначала встреча была вдвоем: мэр города и руководитель фракции, тогда и было предложение стать первым замом. Мною был дан ответ, что  должность первого зама для руководителя оппозиционной силы вопрос консолидации городского совета не решит. В моем понимании, консолидация – это когда все руководители фракций берут на себя ответственность и делают этот шаг, соглашаются, чтобы пойти в органы власти и конкретно берут на себя ответственность.  При таком варианте я бы дал свое согласие мэру города.

  После этого мэр мне предложил обсудить этот вопрос с главой облгосадминистрации. Поэтому, если мы говорим о хронологии событий, то это было именно вот так. И встреча с главой облгосадминистрации происходила после того, как они о чем-то разговаривали с мэром, и о чем-то с ним договаривались. И на этой встрече мной еще раз было озвучено условие, при котором мы сможем рассмотреть возможность вхождения во власть: при условии, что все руководители фракций «Самопомощи», «БПП», «Нашего края» согласятся ради консолидации войти в исполнительные органы и стать замами мэра. После этого, я Вам напомню, по приглашению мэра была встреча всех руководителей фракций у главы облгосадминистрации.

«Александр Федорович начал какую-то игру, наверное, понятную только ему» 

– После того, как все это было договорено, в публичной плоскости Александр Федорович начал говорить о том, что такое решение он принял по рекомендации и настоянию Алексея Юрьевича Савченко. Как мы понимаем, это не совсем соответствует действительности. По вашему мнению почему он так поступил? Опасаясь критики своих сторонников?

– Я бы рассмотрел еще одну ситуации. Те события, которые происходили после. А именно, совещание, которое не являлось особо секретным. Да, оно было закрытое. Но в нем принимали участие не только руководители фракций, а и были работники облгосадминистрации. Это все происходило при свидетелях, можно так сказать. Шел достаточно конструктивный разговор, каким образом сделать так, чтобы горсовет вышел из якобы кризиса (я уже говорил, что я не считал, что он там есть), и начал функционировать максимально на полную. Каждый из руководителей фракций высказывал свои условия: представитель фракции «БПП» говорил о том, что он согласится пойти замом, но при условии, что он будет первым замом. Фракция «Самопомощь» заявила о том, что они в принципе согласны, но сначала было предложение, чтобы это был не руководитель фракции, а другой представитель фракции; но созвонившись с представителем фракции, получил, наверное, отказ… я не присутствовал.

– А кто этот человек?

– Мне будет некорректно говорить. Это не состоялось. И руководитель фракции, Федор Панченко, в присутствии всех сказал, что в принципе на 90% это решение принято, и он готов поддержать Александра Федоровича. Юрий Гранатуров, который присутствовал от фракции, высказывал свои предложения. Но в целом все руководители фракций, все руководители, я подчеркиваю, сказали, что это зрелое, мудрое решение мэра. Все готовы поддержать. Конфликта, о котором говорилось в облгосадминистрации, не существует. А потом почему-то у некоторых руководителей фракций изменилось мнение, в том числе и у Александра Федоровича.

  Спустя неделю (если говорить о хронологии, встреча была в четверг), в понедельник, Александр Федорович собрал руководителей фракций (от нас был Игорь Копейка), и предложил им собрать подписи, собрать сессию, чтобы это выглядело как консолидированное решение. Он назначит эту сессию, где будет переформатирована структура городского совета и будет предложен новый исполком. И все представители фракций, поверив мэру, учитывая, что все уже было согласовано, в рамках поддержки его предложений пошли собирать подписи. Спустя три или четыре дня пошли спекуляции в публичной плоскости о том, что якобы его кто-то заставляет. Я могу сказать, что со своей стороны сделал несколько звонков Александру Федоровичу с желанием спросить, что происходит. Потому что на меня как руководителя фракции никто не давил. Мне как руководителю фракции в рамках объединения данное решение озвучивал мэр города. Я могу вам сказать, что дозвониться мэру не смог, ни через его приемную, ни лично. Более того, представитель нашей команды, который тогда участвовал в организационных вопросах, Игорь Копейка, подходил к Александру Федоровичу и предлагал поговорить по телефону. Александр Федорович сказал, что обязательно перезвонит, но этого не произошло. Мы увиделись с ним уже накануне сессии, где ему выражалось недоверие. Опять же, в СМИ проходила такая информация, что, якобы, его приглашала фракция. Это неправда. Это не соответствует действительности.

- Говорили, что его Анатолий Дюмин привел.

- Я скажу вам, как это было на самом деле. Александр Федорович передал просьбу – так как до этого он не отвечал на мои звонки и по каким-то причинам не объяснил, что произошло и  почему он публично решил отказаться от своих предложений, озвученных всем, и перевел все в зону конфликта между мэром города и главой облгосадминистрации, втянув в это, в том числе, руководителей фракции. Он через Анатолий Григорьевича передал свое желание и обратился, насколько мне известно, ко всем фракциям, чтобы поприсутствовать накануне. Я подчеркиваю, ко всем фракциям. Единственная фракция, которая дала согласие, помимо «Самопомощи», - это наша фракция. Мы сказали: «Да, пожалуйста, пусть приходит». И то, о чем я говорил, Александр Федорович подтвердил. Ни о каких дополнительных условиях, о которых где-то рассказывают, на этом заседании не шло речи. Речь шла исключительно о том, что Александр Федорович начал какую-то игру, наверное, понятную только ему.  

– То есть, он признал, что его заявление в публичной плоскости не соответствует действительности и исходило предложение именно от него?

– Да.  И он признал то, что он знал, что я ему пытаюсь дозвониться. И то, что Игорь Николаевич заходил к нему в кабинет и оставлял номер телефона, чтобы переговорить о том, что же происходит, что изменилось. И вообще, по-мужски (не важно, ты в политике, или вне политики), если ты что-то предлагаешь, а потом, в силу каких-либо обстоятельств меняешь свое мнение, то ты должен найти в себе силы, взять телефон, позвонить не только мне, как руководителю фракции, но и руководителям других фракций и сказать, что ситуация изменилась, давайте встретимся и ее обсудим. Это же жизнь. Все может произойти. А страусиная позиция – спрятать голову в песок, очень слабая позиция, тем более, если ты мэр города.

«Александр Федорович занял позицию политика-одиночки»

– Можно сказать, что его приход на заседание «Оппозиционного блока» послужило таким толчком, чтобы каждый из фракции проголосовал за импичмент Сенкевичу?

– Отчасти можно так сказать, потому что депутаты нашей команды ожидали, что мэр города посыплет голову пеплом. То есть, если он допустил ошибки - чтобы он их признал. Уж если он публично начал обвинять, в том числе и представителей фракции и руководителя фракции, то публично должен сказать о том, что он ошибся. Я считаю, что  признание своих ошибок - это сильная позиция мэра города, а не слабая. Но Александр Федорович занял на этой фракции позицию политика-одиночки. Человека, который один. Это не тот человек, за которым стоит аппарат в тысячу человек и большое количество избирателей, которые его поддержали. Он начал строить свой разговор на том, почему он не может предложить кандидатуру от «Оппозиционного блока» первым замом. Хотя об этом уже речи не шло, и мною было сказано на этой фракции, что согласия не было дано. И Александр Фёдорович подтвердил то, о чем мы сегодня с вами говорим.

  На той встрече присутствовало 100% депутатов фракции - 26 человек. И они это слышали, видели. И когда он ушел, мы прекратили все дискуссии и перешли к другим вопросам. Еще раз вам говорю, что  я как человек, который много лет в политике (я имею право так говорить – 12 лет) не мог позволить своей команде, внутри своего коллектива какие-либо манипуляции или хоть какое-то давление. Поэтому каждый имел возможность задать вопросы Александру Федоровичу, получить на них ответы, увидеть его воочию, послушать, сделать определенные выводы. И на следующий день, когда проходила эта историческая, как я считаю, сессия, на фракции было решено участвовать в голосовании  и заходить в кабинку. Я, как руководитель фракции, до конца не знал позиции многих депутатов. И результат «42:0», грубо говоря, стопроцентное голосование тех депутатов, которые приняли участие, меня тоже в некотором смысле удивил. Но, что в вашем издании, что в других изданиях, почему-то забывают о том, что в голосовании принимал участие не только «Наш Край», не только «Блок Петра Порошенка», которые активно выступали на этой сессии, не только «Оппозиционный Блок», но и часть фракции «Самопомощи». На тот момент Исаков, Филевский, Суслова – это была часть «Самопомощи», это треть фракции.  И они высказали свои претензии человеку, которого они поддерживали, и которого выдвигали в мэры. Поэтому правильно говорить о том, что 4 фракции приняли решение. Четыре фракции принимали участие в голосовании.

«Судьба дала Сенкевичу возможность доработать Стратегию развития города»

– После импичмента и на момент интервью вы встречались с Александром Федоровичем?

– Нет.

– То есть, он не собирал после своего восстановления ни глав фракций, ни представителей фракций? Но тем не менее проводил сборы громады в сессионном зале?

– Александр Федорович в праве делать то, что он считает нужным. Вопрос в том, что когда-то, еще в начале нашей совместной деятельности в рамках единого горсовета, я ему привел пример Владимира Чайки образца 2006 года. Чайка на тот момент переизбирался уже второй раз. Он как мэр города смог с 2001 по 2006 год работать таким образом, чтобы даже такие оппоненты как «Партия регионов» и «Батькивщина», а также  другие силы поддержали его как единого кандидата. Владимир Дмитриевич смог консолидировать депутатский корпус, потому что ставил интересы города выше своих. Кстати, Александр Федорович со мной, как с руководителем фракции, встретился впервые спустя месяца 4 после избрания. Я ему тогда говорил, что можно занимать позицию, когда ты мэр части города и исключительно тех избирателей, которые тебя поддержали, а можно за свою каденцию стать мэром всего города Николаева. При этом слышать как своих сторонников, так и своих оппонентов. Моя жизненная позиция заключается в том, что нужно находить в себе силы слышать не только сторонников, а и тех людей, которые выступают против тебя. Критика, аргументированная критика, поможет тебе принимать взвешенные решения.

– По Вашему мнению, эта ситуация с импичментом как-то повлияет на него как на личность? Он изменит свое отношение и сможет стать тем мэром для всего Николаева?

– Я с ним не общался, я не знаю, мне сложно так сказать. Я могу выразить только надежду.

– Но для Вас не странно, что вернувшись в качестве городского головы, он не предпринял попытки наладить общение с главами фракций? И, по сути, с людьми…

– Я бы сказал так, он вроде и предпринял попытки, и собрал  руководителей фракций на встречу. Но вопрос, который он хотел обсудить, - это исключительно заручиться поддержкой руководителей фракций, чтобы перенести сессию. То есть, в повестке дня этой встречи не было вопроса, связанного с тем, как дальше выстроить работу городского совета.

– То есть, он пришел и так, как будто ничего не было?

– Говорить о легитимности Александра Федоровича как мэра города сегодня, с учетом того, что подано ряд апелляций, было бы некорректно. Но если у Александра Федоровича было желание выстроить работу внутри городского совета, если у него было желание показать себя как человека, который влияет на фракцию, в том числе, «Самопомощь», чтобы это была конструктивная работа, то этот вопрос на повестку дня, к сожалению, не был вынесен.

  Я, как руководитель фракции, состоящей  из 26 человек, ожидаю от него, что эти пол года, в том числе в рамках своего отдыха, он не просто потратил, а инвестировал в то, чтобы закончить, в конце концов, разработку своей Стратегии видения развития города, о которой он говорил во время выборов, о которой он говорил уже став мэром города, к которой он привлекал тех или иных специалистов, людей, нанимал команду и так далее. И убеждал, что стратегия его видения развития города вот-вот уже готова. Я так понимаю, что судьба дала ему возможность и очень много свободного времени, чтобы он эту стратегию доработал. И я ожидал, что мы, в том числе, как представители фракций будем обсуждать его видение дальнейшей судьбы города Николаева, где-то соглашаться, где-то вносить какие-то коррективы. Но та встреча, которая происходила… там не было представителя от нашей команды... Я объясню почему. Обсуждать вопрос переноса сессии? Мы не считали, что это требует дополнительной встречи. Если бы нас пригласили на встречу обсудить видение Александра Федоровича и был бы представлен научный документ, Стратегия развития города, к примеру, как основное обещание Александра Федоровича на выборах, то, конечно же, представители нашей фракции приняли бы участие, руководитель фракций бы принял участие. Потому что это стратегия - основной закон для нас, как устав предприятия. Это то, чего сегодня не хватает городскому совету. Хаотичность назначения сессии, хаотичность принятия решений. Опять же, это все хаотичность, связанная с тем, что нет понимания, что будет дальше. Если бы эта стратегия, видение Александра Федоровича легло бы в основу определенного документа, о котором он говорил, что он, якобы существует… Я говорю это без какого-либо сарказма, я надеюсь, что все-таки она доработана и он ее представит. Тогда можно будет видеть, почему в тот или иной способ формируется бюджет, почему именно эти проекты являются сегодня основными.

  Когда Александр Федорович в прошлом году предлагал построить детский сад в микрорайоне Северном, то мы с вами догадываемся, что это сейчас возможно благодаря тому,  что еще лет 15 назад Владимир Дмитриевич Чайка принял решение, выделил средства, протянул туда коммуникации. И из земли, которая не представляла абсолютно никакой ценности, создал возможность для того, чтобы сегодня там был растущий микрорайон, который заселяют в основном молодые семьи и разные специалисты. И в рамках Северного реализовывается молодежное строительство. Но это же стало возможным не потому, что там был пустой кусок земли, а потому что Владимир Дмитриевич Чайка мыслил стратегически, и еще десятилетие назад понимал, что проведя туда коммуникацию, сделав эту базу, он даст развитие этой территории.

 Сегодня возникает вопрос, что там много молодых семей, дети  - и есть большая потребность как в детском саду, так и в школе. Жизнь так диктует. Но никто не просчитал, сколько там появится ещё новых домов, будут ли там новые микрорайоны, каким должен быть детский сад. Не хотелось бы комментировать слухи о том, что этот детский сад обойдется в сумму 90-100 миллионов гривен. Честно говоря, я их воспринимаю с ужасом, потому что таких дорогих смет я еще не видел в своей жизни. Дай Бог, чтобы это оказалось слухами, дай Бог, чтобы это не подтвердилось и не было повторения той ситуации, которая произошла на Намыве с покупкой многострадального недостроя.

 Поэтому, подводя итог, сегодня могу сказать, что до тех пор, пока будут идти суды, Александру Федоровичу как человеку, который на сегодняшний день имеет своего избирателя, человеку, который представлен в городском совете целой фракцией, ничто не мешает закончить то дело, которое он пообещал еще в 2015 году, - представить свое видение Николаева завтрашнего. И это может быть платформа для обсуждения руководителями фракций.

– В одном из интервью Сенкевич признал то, что противоборство во втором туре выборов, когда Вас называли «злом», а его «добром»и вообще окрестили выборы, второй тур выборов в Николаеве, как битву добра и зла, что это была технология. Он когда-нибудь приносил Вам извинения за то, что Вас, по-сути, называли злом?

– Не все то добро, которое называют добром, и не все то зло, которое называют злом. Первый тур выборов мэра: я как представитель нового молодого поколения, уже обладающего определенным опытом, и Александр Федорович, который представитель поколения помоложе (у нас разница небольшая в возрасте), но не обладающий большим опытом. Мы, пусть по-разному, пусть разными путями, но шли к одной цели: мы боролись против старой системы, которая себя изжила на тот момент. Очень много в ней было хорошего и очень много та старая система управления дала нашему городу, но она себя уже изжила. И мы, пусть разными путями, но шли к одному.

 Я могу напомнить, что все спекуляции по поводу того, выходит ли Александр Федорович во второй тур или не выходит, закончились после того, как победитель первого тура признал Александра Федоровича кандидатом, который занял второе место. Напомню, мной было записано видеообращение, где я его поздравил. Почему? Потому что я понимал, что проигравших уже не будет. Если представитель старой системы не войдет во второй тур, значит независимо от результатов выборов представитель именно молодого, нового поколения будет иметь возможность реализовать свои идеи в городе Николаеве. Об этом я говорил на своей фракции, потому что я искренне желал, чтобы у Александра Федоровича как представителя молодежи получилось реализовать все то, что он говорил на выборах.

  К глубокому сожалению, в очень многих вещах то, о чем он говорил, несколько расходилось с тем, что он делал. На это были объективные и субъективные причины. Но самая главная проблема, с которой он столкнулся, и к решению которой он не был готов, - у него не было команды единомышленников и людей, которые готовы были работать вместе с ним для созидания. Я Вам напомню, что больше всего критики и претензий звучало как раз от тех, кто фактически внес его в здание городского совета и посадил в кресло мэра.

– А Вы со стороны советовали или предлагали ему своих кандидатов, свою команду?

-  Самый лучший совет – это не давать никаких советов. Потому что человек в праве принимать решения сам. Он может выслушать мнения, но он должен отвечать за свое решение, а не за решение кого-либо. Если посмотреть на хронологию событий после выражения недоверия Александру Федоровичу и при формировании, скажем так, новой городской власти, то мы не принимали в этом абсолютно никакого участия. И представители нашей команды не получили никаких должностей, тем более, должность вице-мэра в этой структуре.

– Но у Вас же был Омельчук?

– Касательно Александра Омельчука я говорил неоднократно и хотел бы подвести черту. Отвечаю и надеюсь, что те, кто нас будет читать, снимут уже этот вопрос с повестки дня. Александр Омельчук действительно был депутатом нашей фракции. Александр Омельчук действительно шел вместе с нашей командой. Александр Омельчук с нашей командой в 2016 году был предложен как зам мэра, который может реализовать программу «Теплый дом». Это было рискованно для нас всех - взять такую ответственность. Но как только Александр Омельчук был избран замом мэра, он тут же написал заявление и сложил полномочия депутата. Вышел из состава руководства городской организации, совета партии, и на сегодняшний день политической деятельностью не занимается.

– То есть, Вы не считаете его своим представителем в вице-мэры?

– Не считаю. Я не считаю Александра Омельчука представителем Оппозиционного блока в исполкоме, горисполкоме. Мы считаем его профессионалом, который уже за это время доказал, что способен реализовать ту или иную программу, которая является нашей, скажем так, партийной программой. Доверить реализацию нашей программы департаменту ЖКХ мы не могли. И я думаю, что все понимают почему. Мы хотели, чтобы та программа, за которую проголосовал наш избиратель, работала отдельно, и чтобы ею не занимался департамент ЖКХ.

Во второй части можно будет узнать о том, почему Сенкевич стал разочарованием Игоря Дятлова, почему «Оппозиционный блок» считает обвинения депутата Игоря Копейки в даче взятки прокурору политическим давлением, какое первое впечатление сложилось у Дятлова после встречи с главой Николаевской ОГА Алексеем Савченко, и был ли возможен вариант того, что Игорь  Дятлов будет курировать работу избирательного штаба на выборах мэра Николаева, кандидатом в которых был бы Савченко, а также версию того, что на самом деле происходит в николаевской областной ячейке партии «Оппозиционный блок».

 Беседовала Александра Ющишена, специально для «Преступности.НЕТ»

Александра Ющишена-Вязникова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика