«ОПГ ветеринаров»: Фигуранты остаются при власти?

Читают: 0Прочитали:3269Комментариев:0    Рейтинг: (1961)   
Обычно руководителей государственных структур отстраняют от должности даже на время внутреннего служебного расследования

Обычно руководителей государственных структур отстраняют от должности даже на время внутреннего служебного расследования. В случае с т.н. «организованной преступной группой ветеринаров» речь идет о подозрении в совершении преступлений, предусмотренных сразу несколькими статьями Уголовного кодекса. Тем не менее, все эти годы один из фигурантов дела – Олег Калнаус по-прежнему возглавляет главное управление Госпродпотребслужбы в Николаевской области в статусе исполняющего обязанности.

Нашумевшее дело «ОПГ ветеринаров», следственные действия по которому были начаты еще в 2015 г., до сих пор остается одним из многочисленных «висяков». Расследование завершили в сентябре 2017 г. Но в суде дело так и не рассмотрено, его участники находятся на воле и продолжают занимать руководящие должности в госструктурах. Хотя и было открыто производство по ст. 191 УК ("Присвоение, растрата имущества или овладение им путем злоупотребления служебным положением"), ст. 358 ("Подделка документов, печатей, штампов и бланков, их сбыт, использование поддельных документов"), ст. 368 ("Получение взятки").

Чтобы избежать ответственности, один из подозреваемых, гражданин Республики Азербайджан Сахиб Мамедов, участвовавший вместе с ветеринарами в манипуляциях с перемещением скота через границу, попытался дать взятку правоохранителям в 20 тыс. долларов. Но был изобличен и задержан.

В декабре 2016 года прокуратура сообщила о подозрении и.о. начальника главного управления Госпродпотребслужбы в Николаевской области Олегу Калнаусу, начальнику управления ветеринарной медицины в Новоодесском районе Александру Страдомскому, начальнице Новоодесской районной больницы ветеринарной медицины Оксане Борисенко и Сахибу Мамедову. 5 сентября 2017 г. подозреваемым объявили о завершении досудебного расследования.

Однако дело в суде до сих пор не рассмотрено.

Поначалу подозреваемым было не до шуток. Их арестовывали, потом обязали носить электронные браслеты. Тогда в ход пошли традиционные «ноу-хау»: отпуска, больничные листы, неявки в суд, вызов прямо в зал суда бригады «скорой помощи» и многое другое.

Фигуранты пытались затянуть следствие, а когда оно завершилось, стали тянуть с ознакомлением с материалами дела. Наиболее оригинальный способ избрал всё тот же С.Мамедов. Он заявил, что не владеет украинским языком и потребовал перевести все тома дела на азербайджанский.

Это дело объемное. Если верить заявлению защиты С.Мамедова, оно насчитывает 75 томов, и их перевод на азербайджанский обойдется в 4 млн. грн. По информации же прокурора области Т.Дунаса, дело состоит из полусотни томов, а стоимость перевода – 600 тыс. грн. По крайней мере, об этом он сообщил на брифинге руководителей николаевских силовых ведомств в июле 2018 г.

Ситуацию могли бы прояснить сотрудники прокуратуры, однако обращения к ним за информацией об уголовных расследованиях обычно заканчиваются стандартно: «В соответствии со ст. 222 УПК Украины сведения досудебного расследования разглашению не подлежат».

Я попытался разобраться при помощи системы публичных закупок ProZorro, через которую, если верить Т.Дунасу, закупалась услуга по переводу дела. В системе есть информация о том, что услуги по письменному переводу на азербайджанский язык прокуратура области за последнее время закупала дважды. В апреле 2017 г. был заключен договор с ООО «ФОРМАТ УСЛУГА» на перевод 500 страниц за 45 тыс. грн. и в сентябре 2018 г. с тем же предприятием – на 300 страниц перевода за 33 тыс. грн.

Если исходить из этих сумм, получается, что в полном объеме дело не переведено. А предельных сроков ознакомления с ним закон не устанавливает. Правда, это может сделать следственный судья. Но если такое решение и примут, отсчет будет вестись с момента, когда С.Мамедову в полном объеме предоставят переведенное дело. А когда его предоставят?

Похоже, что время тянут не только фигуранты дела, но и некие доброжелатели в самой прокуратуре. С учетом того, что в судах катастрофически не хватает судей, рассмотрение объемного дела может растянуться на годы. Потом апелляция, кассация, а там, глядишь, и сроки давности выйдут. Именно с помощью таких нехитрых маневров в Николаеве  избегали ответственности за совершение ДТП, за врачебные ошибки и т.д. Думаете, в случае с «ОПГ ветеринаров» этот номер не пройдет? Как раз наоборот. К примеру, по ст. 191 УК срок привлечения к уголовной ответственности по ч. 1-2 составляет пять лет.

И последнее. У нас в обществе принято ассоциировать успехи и провалы власти с первыми лицами, её возглавляющими. Так строит ли удивляться враждебному отношению массы украинцев к нынешней власти и просто чудовищным антирейтингам пока еще действующего главы государства, если на местах творятся такие вещи?


Максим Ярченко

Комментарии отключены администрацией сайта.
Телефон редакции (0512) 709-666



русскийполитика