«За кулисами» с Владимиром Тимошиным: Все, кто были в партии Порошенко переобулись, и снова идут на выборы

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 5651 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(3390)   

В постоянном движении жизни, слишком многое остается за кадром. Чем руководствуются люди, когда они принимают те или иные решения? Как они относятся к тому, что происходит в стране, в которой они живут? Каких принципов придерживаются?

Попробует получить ответы на часть вопросов программа «За кулисами». Первая часть выпуска программы – поиск аргументов, которыми руководствуется человек делая выбор, а вторая – блиц-опрос.

«За кулисами» может оказаться любой желающий, кто не побоится в течении часа разобраться, что на самом деле для него важно. Мы же выберем самое интересное и поделимся с вами. Текстовую, расширенную версию беседы, можно будет найти на сайте «Преступности.НЕТ».

Выборы... Зачем люди идут в народные депутаты? Кого считают своим наибольшим конкурентом по округу? Чей Крым? Что происходит на Донбассе? Чего больше всего боится кандидат в нардепы? Сколько спиртного нужно гостю программы, чтобы он опьянел? На эти и еще десятки других вопросов уже ответили первые гости, побывавшие «За кулисами».

 ***

Одним из гостей программы «За кулисами» стал адвокат, член исполнительного комитета Николаевского городского совета Владимир Тимошин. Почему те законопроекты, которые он предлагал через действующих нардепов от Николаевщины не были рассмотрены Парламентом и не это ли послужило толчком к тому, чтобы Самому попробовать свои силы на выборах в ВР? Как он, как человек родом из Крыма относится к тому, что там сейчас происходит? Нужно ли Украине идти в Европейский Союз? Кого бы он никогда не защищал в суде? Уважает ли мэра Николаева Александра Сенкевича и какого будущего хочет для своих детей? Ответы на эти и другие вопросы Тимошин дал в очередном выпуске программы «За кулисами». 

– Что спровоцировало ваше желание пойти в народные депутаты Украины?

– Наверное, не спровоцировало, а подтолкнуло. Я очень много лет занимаюсь правозащитной деятельностью, адвокатурой. У нас сегодня 129 статья Конституции обязывает суд обеспечить доказательство вины. В связи с тем, что у нас сегодня Криминально–процессуальный Кодекс так написан, что при грамотном адвокате и абсолютно безграмотной правоохранительной системе, в принципе, очень тяжело кого–то посадить. Из–за этого у нас масса оправдательных приговоров, и зачастую это не из–за того, что человек не совершил преступление, а потому что правоохранители и прокуратура не смогли доказать его вину. Ладно, когда это какие–то хозяйственные преступления, коррупционные, хуже всего, когда это преступления против личности. Кроме этого, законы, которые недавно приняла нынешняя, пока, Верховная Рада, они противоречат всей Конституции Украины. Могу привести несколько примеров: скандальный закон о языках. 10 статью Конституции у нас еще никто не отменил. Вы либо её поменяйте, либо законы принимайте в соответствии с Конституцией. Скандальная реформа образования, которая также противоречит Конституции, потому что в Конституции написано: «Каждый человек волен в выборе учебного заведения». Однако новая реформа образования распределяет и закрепляет школы территориально. Пенсионное обеспечение. Мы все, старшее поколение, когда вступали в договорные отношения с государством Украина, говорили: «Мы будем платить налоги, но вы принимайте на себя обязательство по выслуге лет, либо по достижении 60–летнего возраста, обеспечить мне выход на пенсию». Сегодня в одностороннем порядке государство в лице Верховной Рады Украины изменило законодательство, и теперь женщины в 60 лет уходят на пенсию, мужчины в 65. Это неправильно. Увеличился пенсионный возраст, а молодёжь что? Уехала клубнику собирать за границу, с высшим образованием. И вот этот ряд несостыковок, когда, к сожалению, законы пишут водители, танцоры, «песняры», кто угодно, но только не юристы. Это люди, которые не знают, что такое норма права и структура права. Должно быть: Конституция, законы, постановы, и подзаконные акты. Поэтому, я как личность состоялся, человек уже достаточно взрослый, имею большой жизненный опыт, и поэтому было принято решение идти в Верховную Раду. В том числе и потому, что изменился Президент, и на сегодняшний день, если Президент продолжит работать в таком же направлении, то я готов поддержать его в Верховной Раде. 

Владимир Тимошин
– Законопроекты предлагают народные депутаты, но можно ведь инициировать законопроект действующим депутатам. Предлагали ли вы?

– Да, массу. Я неоднократно писал законопроекты по внесению изменений в криминально–процессуальный кодекс, потому что все мы видим, что люди жалуются на суды, на годами рассматриваемые дела. У нас не идеальный Криминально–процессуальный Кодекс. Писалось на скорую руку очень много моментов, и сегодня по истечении 6 лет он действует. Мы, практики, видим, что его нужно менять или приводить в соответствие. Много неточностей, разночтений, это позволяет судам, прокурорам, адвокатам затягивать процессы. Поэтому я писал много изменений в КПК. Еще в мае 2016 я отправлял нашим нардепам законопроект о «Кнопкодавстве». А это внесение изменений в Уголовный Кодекс. Ведь, почему у нас бухгалтера привлекают к уголовной ответственности по 358 статье, если она поставила подпись за директора, а депутаты Верховной Рады голосуют друг за друга, фактически ставя «подпись» под законом. Однако, ответственности никакой нет. Поэтому я этот закон и писал и отправлял. Я говорил о том, что для того, чтобы у нас не было коррупции в правоохранительный органах и в судах, надо убирать «вилку ответственности». Пусть этот кодекс будет больше, по объему, но конкретно: «Деяние–ответственность».

– А через каких нардепов вы подавали законопроект? Пофамильно, если можно.

– Через нардепов, которые на сегодняшний день баллотируются в Верховную Раду (смеется). Я не хочу сливать им рейтинг, или поднимать. Наши, николаевские. Но всё это умерло, более того, я могу привести пример, когда вносились изменения, они вступили в силу 15 марта 2018 года во все Кодексы, и когда я услышал, что ВР проголосовала за этот закон, я отзвонился практически всем нашим депутатам и попросил почитать. Ответ один: «Никто его не видел, и всё находится в Администрации Президента». Поэтому, я, естественно, изо дня в день этим занимаются и поэтому я понял, что бесполезно кому–то что–то отправлять, они не понимают, о чем идёт речь. Я это понимаю, я могу в ВР моим коллегам–депутатам доказать, зачем это надо. Я практик, я через это прошел.

– Не секрет, что на встречах с избирателями практически всех волнует больше освещение, дороги. Вы, как человек работающий с результатами работы правоохранительной системы, как вы объясняете людям, что вы идёте менять как раз правоохранительную систему, судебную?

– Смотрите, про свет мало говорят. Говорят, про дороги, наркотики, таблички, надписи. К сожалению, у нас произошла реформа правоохранительной системы. Она абсолютно неправильная. Нельзя было разгонять людей. Ушли люди с опытом: следователя, «опера». Пришла молодёжь, которая ничего не знает. Я с этим сталкиваюсь, в своей работе, ежедневно. И, наверное, с моей работой меня многие могут критиковать, мол: «У вас масса оправдательных приговоров». Но моя задача, кроме того, чтобы обеспечить доказательство вины, еще и научить этих следователей и прокуроров правильно читать КПК. Поэтому я людям и говорю, что у нас не должно быть «вертикального подчинения». Патрульная полиция даже не подчиняется УВД, они «вертикально» подчиняются Киеву. Но зато они приходят к нам в исполком и просят купить машины, квартиры. Должна быть какая–то взаимность. Либо «горизонтальная подчиненность», либо создание муниципальной полиции.

– Кого вы считаете своим основным конкурентом по округу?

– Никого. Абсолютно. Есть достойные люди, которые пытаются баллотироваться. У них есть перспективы, умеют расставлять лавочки – пусть идут на следующих выборах в горсовет, ставят лавочки. Это как раз их уровень. А так, молодёжь тренируется? Ну, пусть тренируется.

– Многие считают своим основным конкурентом людей, которые идут от «Зе!» команды. Видите ли вы угрозу с их стороны?

– Не вижу. Во–первых, Игорь Копытин — это мой воспитанник, он рукопашник, и мы помогали ему в своё время становиться мастером спорта, мы его возили в Европу на соревнования. На сегодняшний день он не конкурент. Вопросов нет, пусть он пойдёт в местные советы, если его изберут – поработает 5 лет и наберется опыта. Хотя бы жизненного опыта. Я считаю, что в ВР, как и в суд, не должны идти люди в 25–30 лет. Люди должны прожить жизнь и иметь жизненный опыт. У меня только безостановочного стажа работы 37 лет. А с учетом коэффициентов, где год за два считался, на сегодняшний день у меня 41 год трудового стажа.

– На сайте избирательной комиссии указано что вы родом из Крыма. Учитывая нынешнюю ситуацию между Украиной и РФ, как сейчас обстоят ваши отношения в семье. Я думаю, что там у вас остались люди, а вы здесь… Насколько сложно…?

– На все эти вопросы в духе «Чей Крым?» я всегда говорю: «Мой». Я родом оттуда, у меня осталась там вся семья. Более того, 29 октября 2012 года, как раз была ночь выборов, умер мой брат. Я с 2014 года ни разу не был в Крыму и не могу туда доехать, по многим причинам. У меня внутренний протест, и так далее. Для меня это больной вопрос, и поэтому, когда я его слышу то всегда отвечаю: «Мой». У меня в паспорте написано, где я родился. Понимаете?

– Вы общаетесь с семьей, которая там осталась?

– Конечно. Как можно не общаться с семьей?

– Как они комментируют ситуацию в Украине?

– Стараемся вообще не комментировать. Более того, у меня два младших сына служат в спецназе украинском, даже с этой точки зрения я вынужден себя ограничивать, я оберегаю своих детей даже от этого.

– У вас в доверенных лицах можно найти фамилию Николая Жука. Почему свой выбор остановили на этом человеке, учитывая, что он был экс–регионалом…

– Я считаю, что я не ошибся. Мы сегодня даже были с Николаем Васильевичем в четырёх сёлах Николаевской области. Я так скажу, он побыл депутатом всего два года, но все его знают, и знают очень хорошо. Ему всегда рады, когда он приезжает. Более того, я удивлен что у многих жителей города, села есть его личный телефон. Люди даже говоря–«Идите в Верховную Раду, а если что у нас в заложниках Николай Васильевич» (смеется). Поэтому, я считаю, нет разницы, где он был раньше. А сейчас что – все, кто были в партии Порошенка переобулись, и снова идут на выборы. Давайте и им будем что–то вспоминать? Я никогда не говорил и сейчас не говорю о том, кто и кем был. Кем был это его личное дело – переобулся и вопросов нет.

– Несколько минут назад появилась информация о том, что Зеленский выступил с предложением люстрировать всех тех, кто был во власти при Порошенко. Поддерживаете ли вы такое решение?

– Давайте так, это Зеленский у меня переписал это решение. Я на Фейсбук писал об этом еще месяц назад, и назвал это «Люстрация 2». У меня есть даже статья такая, о ней везде писали. Я просто взял, сделал анализ закона об «Очистке власти», когда был Янукович, и просто для себя поставил туда фамилию Порошенко. И всё, ничего больше менять не нужно. Это была моя идея. Я не знаю, Зеленский либо у меня её взял, либо тоже пришел к этому сам. Я понимаю, что здравомыслящие люди думают одинаково.

– Вы уже затронули тему реформы правоохранительной системы, что бы вы поменяли в ней?

– У нас на сегодняшний день очень много органов, которые дублируют друг друга. И, прежде всего, сделали такой страшный орган, который называется ДБР, или ГБР (государственное бюро расследований, – ПН) на русском. И законодатели, которые, слава Богу, сейчас уйдут, приняли закон про ГБР, из-за которого ведомство становится бесконтрольным. Нет органа, который может на сегодняшний день расследовать уголовные дела в отношении ГБР. Поэтому нужно менять кодекс в этом плане. Вообще, я считаю, что и НАБУ на сегодняшний день не нужно. Должно быть Государственное Бюро Расследований, где должны быть все следователи по тяжким и особо тяжким делам, а в райотделах пусть будут следователи по бытовым и средней тяжести преступлениям. Естественно, у следствия СБУ нужно забрать все эти функции, где они расследуют коммерческие преступления. У них должен быть только терроризм и преступления против государства. НАБУ и САП, по моему мнению, органы, которые не оправдали своё доверие.

– В чем опасность реформы прокуратуры?

– У нас в законе о прокуратуре нет такого понятия, как следователь прокуратуры. У нас есть КПК, и есть закон о прокуратуре, где отсутствует слово «следователь». Если у нас нет следователей, значит к ним не может быть никаких требований, чему он должен соответствовать. По прокурору есть. Опять же происходит нарушение закона, нестыковка. Они всё равно продолжают расследовать уголовные дела. Существует 36 статья КПК – полномочия прокурора. Что у нас происходит сегодня? Почему прокуратура де-юре и де-факто, в принципе, имеет право отказаться от обвинения в суде, но почему они не отказываются? Потому что у процессуального руководителя есть руководитель. И руководитель дает ему указания. Этого делать нельзя. Если процессуальный прокурор решил, что надо отказаться от обвинения, то он докладывает вышестоящему прокурору, который должен внести в ЕРДР, то есть стать процессуальным руководителем, и принимать решение вместо него. А сегодня у нас прокурор области, по сути, это завхоз. Он должен выполнять функции завхоза и начальника отдела кадров. Он имеет право быть процессуальным руководителем по определенным специальным субъектам: депутаты, адвокаты, руководители, но опять же, он должен внести себя в ЕРДР и быть процессуальным руководителем. Хотя не согласен с тем, что у прокуратуры забрали функции общего надзора. Как по мне, эти функции должны остаться.

– Вы являетесь членом исполкома. Это, как известно, коллегиальный орган. Готовы ли вы возглавить Администрацию либо какой–то структурный департамент в городе, для того чтобы нести персональную ответственность за то, что происходит в городе?

– При нынешнем мэре нет. Это абсолютно безответственный человек, и вся его команда тоже. Они не хотят читать законы, они слышат только себя. Если вы обратите внимание, я на каждом исполкоме делаю им замечания, что их решения не соответствуют закону. Если будут перевыборы, и если меня не переизберут, в чем я сомневаюсь, может в следующих выборах мы примем участие.

– В качестве депутата?

– В качестве мэра. Я привык отвечать за свои поступки всегда.

– Вы очень много поднимаете вопросы о незаконности принятии решений в телефонном режиме с непонятным количеством голосов «За»… Вы пишете обращение в правоохранительные органы?

– О чем? На коллегиальный орган нельзя написать… нельзя привлечь группу людей к ответственности. Я пытаюсь донести, и пока, как по мне, я веду себя очень лояльно по отношению к мэру и ко всем его подчиненным. Последний вывод юридического департамента по поводу 21–22 людей, я попросил мэра больше на исполкоме к их мнению не ссылаться. Это люди, к сожалению, не читают законы. Они все работают под мэра. Когда голосовали по Водоканалу, и его нужно было срочно решить, он прошел 11–ю голосами. Когда что–то не надо, обязательно минимум 12 голосов. Мне нужен толчок, как адвокату. Вот по облтеплокоммунэнерго, не было принято решение, потому что не проголосовал один человек, должно быть 12. Я в исполкоме предложил директору облтеплокоммунэнерго: «Если вы хотите, чтобы ваше решение было принято, обращайтесь ко мне как адвокату, и я через суд заставлю мэра подписать это решение».

– Вот вы говорите, что незаконное решение коллегиального органа является…

– Руководителя. Это не коллегиальный. Орган проголосовал. 11 человек. Но Сенкевич не подписывает, поэтому я не могу выступать в роли истца. В данном случае, есть лицо заинтересованное – облтеплокоммунэнерго, которым не подписали решение, которое принято одиннадцатью голосами. Но посчитали, что нужно 12. Я директору предложил бесплатно представлять его интересы в суде и доказать, что Сенкевич и вся его компания не правы.

 

– Почему же вы тогда не пишете заявление на Сенкевича, который подписывает незаконное решение коллегиального органа?

– Не так. Ради принятия решения я могу представлять интересы кого–то как адвоката. Поэтому, если нужно ко мне обращение – я сделаю всё что в моих силах.

– Последнее решение касаемо автобусов, которые вывели непонятным образом на маршрут. Как вы можете прокомментировать законность таких действий?

– Очередной пример того, что у нас в городе нет хозяина. Если помните, на первом исполкоме некоторые депутаты на камеры кричали: «Посмотрите, Тимошин не пускает автобусы». А что предложили? Тариф 5 гривен. Почему так решили? Дайте расчеты – «Нет». Лицензия есть? – «Нет». Есть место для парковки? – «Нет». Охрана есть? – «Нет». Водители есть? – «Нет». За две недели заставили их, понудили, сделали они лицензию. Выяснилось, что за это время пропали 6 аккумуляторов и в 2 автобусах электроника разукомплектована. Всем пообещал 27 числа, что если тариф более–менее обоснован, хотя мы всё равно его уменьшили, но я сказал: «27 мы принимаем, 28 выезжайте». Другой вопрос: «Едете?». А нам отвечают:–«Нет». «Почему?». «Потому что водителей нет». Понимаете. Это говорит о бесхозяйственности. Более того я вам еще скажу, я задавал вопрос: «А говорили ли вы с перевозчиками другими»? Сегодня другие перевозчики, и, поверьте, мм кажется, завтра на исполкоме будут уже стоять перевозчики и говорить, что им надо по 7 гривен. То есть это как все у нас делается – лишь бы сделать и не думать.

– Вы были инициатором того, чтобы эти маршруты вышли в режиме общего назначения и в тестовом режиме. На основании какой законодательной нормы?

Законодательной базы по этому поводу нет. Хотя есть в определенном моменте, оно не совсем называет «тест», а называется «экспериментальный». Но по–другому мы не посчитаем пассажиропоток. И в данном случае вступает и другой момент – жизненный опыт. То есть мы живем по закону, а еще есть такое новое понятие в юриспруденции как обычаи – обычай, закон и необходимость. Поэтому если брать все в комплексе, то это было единственное правильное решение, чтобы запустить эти автобусы, за два месяца посчитать пассажиропоток, с учетом того, что здесь идет электротранспорт и маршрутные такси, и выйти на какую–то цифру. Причем, как по мне, этого не надо было делать летом, потому что пассажиропоток летом мы не посчитаем, потому что наступит 1 сентября, появятся ученики, студенты и так далее. Поэтому его продлили – не на два месяца, а с учетом, чтобы захватить немного сентября. Тогда мы получим эффективную картинку. То есть, если у нас не хватает у людей в голове мозгов, как просчитать это теоретически, то мы тогда это делаем практически.

– В прошлом году за 3 миллиона 750 тысяч заказали стратегию развития…

Я и тогда был против. Я задавал вопрос «кто это такие»?

­– Там же было написано, что в заказе учтен пассажиропоток. Так как вся сумма была проплачена, как я понимаю, на основании акта выполненных работ,  то пассажиропоток посчитан.

Мы этого не видели. Если кто–то видел , то пусть мне покажет.

– Какие три проблемы основные на вашем округе?

– К сожалению, или к счастью, на моем округе два моста. Три: Ингульский, Варваровский и Пересадовский. Вот это три проблемы, которые надо решать. И я удивлен, почему 11 депутатов от Николаевской области, которые на сегодняшний день в Верховной Раде, до сих пор не решили эту проблему. Эти мосты государственные, на них надо выделять деньги из государственного бюджета. На сегодняшний день достаточно много денег выделяется депутатам Верховной Рады для выполнения приказов избирателей своего округа. И если бы наши все депутаты не расставляли лавочки по городу, а вложили деньги в мосты, мы бы сегодня этой проблемы не знали. Поэтому основная проблема – три моста. Естественно, как и везде, проблема с дорогами. Вы только попробуйте выехать за город. Я ездил в Капустино – это невозможно. Один километр от города, и дороги нет. И третья проблема – все наше коммунальное хозяйство. И основная проблема, в том числе, в ближайшее время, в суде находятся иски охраны труда по остановке 500 лифтов. 30 уже остановлены, еще 500 могут быть остановлены. Кабинка лифта сейчас стоит 31 тысячу  600 гривен, то есть , легко посчитать, 30 миллионов вместе со всеми накрутками и работой. Важно было именно сегодня делать эту площадь и закопать в нее деньги?  Наверное, не сегодня. Да,  это важно, но не сейчас. Сегодня важно хозяйство, и мы бы могли поменять лифты, а остальные 7 миллионов, например, можно было бы потратить на другое. У нас 64 школы в городе – давайте каждой школе дадим по миллиону и обяжем директора и родительский комитет распорядиться как надо. Хотите делать крышу – делайте, хотите пол – делайте. Это было бы по-хозяйски. И во всяком случае город бы про лифты забыл на определенное время, и про школы.

– Вы сказали, что мосты государственные,  но они принадлежат городу и находятся на балансе КП «ЭЛУ Автодорог».

– Да, но на сегодняшний день для того, чтобы ремонтировать, это надо брать деньги из государства. Более того, мы исполкомом когда приняли решение перекрыть Варваровский мост? И я тогда еще говорил: «Зачем? Для того, чтобы просто рассказать, что мы его перекрыли?» ведь все равно транспорт как шел, так и идет. Это мы возвращаемся к вопросу коммуникаций местной власти с полицией.  То есть местная власть не может этого контролировать, а должна контролировать это полиция – въезд и выезд на эти мосты. Однако нет этой коммуникации и у нас транспорт как шел, так и идет. Заместитель городского главы тогда объявил, что в ближайшее время облгосадминистрация решит проблему с проектом, сметами и так далее. Где?

– Несколько последних исполкомов начальник управления коммунальной собственности выносит вопрос вместе с Кореневым об отказе жилого фонда Николаева.

– Завтра у нас этот вопрос на исполкоме.

– А разбирались ли вы с этим вопросом? Что с ним не так?

– Я с первого дня сказал, а они не слышат. Они ссылаются не на те законы и подзаконные акты. Я в первый же день сказал, что прежде всего читайте, на что вы сослались. Второй вопрос: куда вы сняли? В любом случае, если вы машину сняли с учета, вы ее куда–то должны деть: продать, передать, подарить. Так и здесь, если сняли дома с баланса, то куда их деть? Более того прописывают:«А если вдруг мы узнаем, что в каком–то доме есть квартира, которая не приватизирована, то мы будем решать вопрос». Но вы сначала сделайте ревизию, выясните, потому что как вы потом будете влиять на эти квартиры, на этот городской фонд, если вы не знаете, и говорите, что вот в будущем… У нас на сегодняшний день и паспортизации до конца нет, техпаспортов у домов нет. У нас придомовые территории нарезали условно, когда в прошлом году устанавливали тариф. Только для того, чтобы посчитать или каким–то образом уменьшить тариф на уборку территории. Поэтому для того, чтобы это сделать, необходимо сначала навести порядок. И хотя бы решить вопрос «куда»?

­– Они планируют снять с баланса вообще все дома?

– Все.

– Которые находятся в ОСМД и которые находятся на балансе управляющих компаний?

– и ЖЭКов.

– А каким образом тогда люди, которые сейчас создают ОСМД , уходя от УК, снимают дома с баланса управляющей компании?

– По закону они имеют право. Поэтому мы и обращаемся.

– Как законом было регламентировано то, что при появлениее управляющей компании, в частности, «Город для людей», начальник управления коммунсобственности списывал для этой компании с баланса города дома?

– Все, что связано с «Город для людей», там законом и близко не пахнет. Начиная от конкурса и заканчивая передачей всего, и это уже подтверждают суды. Я тогда предлагал представлять в судах интересы жителей по принятию решения или обращению в суд о законности/незаконности конкурса. Поэтому вес эти передачи или не передачи домов, как по мне, все это проходит незаконно. В ОСМД по–другому, они  имеют право. Другая сторона вопроса – люди говорят, что просят им отдать дом на баланс, а ДЖКХ тормозит почему–то, может, там и коррупционных составляющая присутствует. Более чем уверен.  

БЛИЦ

–Нужен ли военный парад на День Независимости?

– Как по мне, нет.

– Какой комитет Верховной Рады хотели бы возглавить, попав в парламент?

– Правовой.

– Поддерживаете ли люстрацию?

– Новую?

– И старую.

– Смотрите, с точки зрения, как человек, то да. С точки зрения права,  то и тут законы неправильные. Под одну гребенку нельзя. Если делать  закон о люстрации второй, ть его надо расширять. Я готов его написать для того, чтобы было более конкретно, кто подлежит люстрации. Здесь нельзя однозначно сказать да или нет.

– Есть ли в украинской политике партии с идеологией?

– Они переобуваются так быстро в воздух, наверное, как по мне, нет.

– Что для вас национализм?

– Слово «национализм» в последнее время становится именем нарицательными, это неправильно, националист – это человек, который имеет какую–то национальную идею. К сожалению, в нашем государстве национальной идеи как таковой нет. Я не считаю , что идея  – это надеть вышиванку и говорить, что я патриот Украины. Можно быть патриотов и без вышиванки. Как по мне национализм– это идея и внутренне состояние человека.  Да, я за государство Украина, я люблю эту страну, люблю эту территорию и я хочу тут жить и никуда не уезжаю и живу здесь.

– Необходимо ли сделать русский язык вторым национальным?

– У нас есть 10 статья Конституции, в которой четко указано, что украинский язык является государственным , но свободно развиваются русский и другие языки национальных меньшинств. Поэтому у нас в Конституции так написано, давайте придерживаться Конституции.

–Нужны ли языковые квоты на телевидении и радио?

– Сложный вопрос. Наверное, но в тех пределах, в которых сегодня составлены.

– В чем ваш интерес быть членом исполнительного комитета?

– Ни в чем абсолютно. Если вы помните, я пришел в исполком, меня попросил Чайка, чтобы я как юрист смотрел с  точки зрения закона. Я потом был при Коренюгине и при Гранатурове, и в ноябре 2013 года я предложил всем членам исполкома написать заявления и выйти. Все таки сделали. И когда стал новый мэр города Николаева, депутатский корпус попросил, потому что они сказали, что на сессиях еще как–то могут контролировать, но на искполкомах нет. Интереса у меня нет. Все знают, что у меня нет никакого бизнеса , земли , ни коммунальной собственности. Кроме адвокатской деятельности.

– Продолжите фразу: «Хочу , чтобы мои дети стали…»

– Людьми. Порядочными И честными людьми. Поэтому мои дети сейчас не заграницей. Они сейчас живут в Украине. Более того, старший сын работает со мной , а младшие– офицеры украинского спецназа.

– Охарактеризуйте одним предложением отношения между Украиной и Российской Федерацией.

– Бардак.

– Чего боитесь больше всего?

– Хороший вопрос.  Наверное, ничего, в том возрасте, когда уже бояться нечего.

– Были ли случаи, когда вы отказывались защищать человека даже за большие деньги?

– Конечно, очень много. Даже сейчас во время предвыборной кампании. За очень  большие деньги отказался.

– За какую сумму?

– 250 тысяч долларов.

– На какой машине ездите?

– Лексус 470, 2007 года рождения.

– Каким поступком гордитесь больше всего?

– Это уже будет как самореклама. Есть минутка? Я быстро. Помните в прошлом/позапрошлом году у нас пропал ребенок на Космонавтов и выяснилось, кто это сделал? Так вот в 1996 году я этого человека лично задерживал Врубеля за развращение малолетних. У него тогда было 9 эпизодов. Очень много людей работало но раскрыло именно мое подразделение.

– У вас есть оружие для самообороны?

– Конечно.

– Вы за легализацию свободного ношения?

– Да, абсолютно. У нас если взять статистику, с применением легализованного оружия меньше преступлений.

– Нравится ли Вам то, как выглядит Николаев?

– На сегодняшний день нет.

– Что нужно сделать, чтобы это изменилось?

– Все в этом городе надо поменять, навести порядок. У нас Шанхай и днем Город нужно привести в порядок нас шикарные парки, аллея на проспекте Центральном. И убрать билборды. Все.  

– Сколько необходимо спиртного , чтобы вы опьянели?

– Я вообще в принципе спиртное не употребляю. У меня работа такая, что могут позвонить в любое время. Приехать ночью на обыск или еще куда–то в состоянии алкогольного опьянения или нетрезвом состоянии не могу себе позволить.

– Моделируем ситуацию: к вам приходит директор «Города для людей» и просить стать его адвокатом. Вы возьмете его в клиенты?

– Наверное,  нет. На сегодняшний день нет.

– За кого голосовали на президентских выборах?

– И в первом,  и во втором за Зеленского.

– Сколько уже потратили на предвыборную агитацию?

– Четко могу сказать, примерно 1 миллион 200–300 тысяч гривен.

– Один из ваших сыновей самостоятельно принял решение стать адвокатом?

– Да, конечно.  

– Вы за приватизацию крупных государственных компаний?

– Да, в хорошем смысле. Потому что государство не показало на сегодняшний день,  что у нас действительно хозяйственники, которые могут управлять.

– Сколько заявлений по деятельности нынешней городской власти вы написали в правоохранительные органы?

– Писать заявления ради  заявлений бесполезно.

– Вы же написали по Соборной площади.

– Я не знаю, не считал. Последнее заявление по 70–му микрорайону, где у них не понятно, какая управляющая компания. Правоохранители расследуют. Я представляю интересы ЖЭК «Центральный».

– Результатом медреформы должна стать страховая медицина?

– Она обязательно должна быть. Люди не должны думать, где им взять деньги, а врачи  не должны думать, есть ли деньги у пациента.

– Лучший Президент в Независимой Украине?

– Наверное, Кучма.

– Почему?

– При Кучме было все понятно, более менее стабильно.  Все остальное – взлеты, падения, без конца перевороты с ног на голову.

– Что вы никогда не просите близкому человеку?

– Предательство.

– Назовите одно качество, за которое вы уважает мэра Николаева Сенкевича?

– А если я его прям совсем не уважаю?

– Прям ни одного качества нет?

– Ни одного.

– От какой партии вы бы никогда не пошли на выборы?

– От БПП.

– Почему идете от «Оппозиционного блока»?

– У меня было много предложений, в том числе и от БПП. Эта команда («Оппозиционный блок», - ПН), которая плохо это или хорошо, но она имеет позицию и от нее не отступает, не отходит. Они не переобуваются в воздухе. Вот за эту позицию, наверное. 

– Как решить проблему плохих дорог?

– Вывести из тени все АЗС, они все находятся под какими–то олигархами, которые сегодня во власти. А все деньги на дороги заложены в топливе.

– Нужны ли миротворцы на Донбассе?

– Нужны.

– Возможен ли быстрый миг с Российской Федерацией?

– Возможен. Есть три выхода из любой войны: проиграть – это жертвы, выиграть – это еще большие жертвы или переговоры. Другого еще никто не придумал.

– Путь в Европейский союз или вне союзное государство?

– Наверное, в Европейский союз. Да.

Над материалом, специально для «Преступности.НЕТ», работали: Андрей Сенченко, Артем Дыбленко, Владислав Фомин, Виолетта Чех и Александра Ющишена

Александра Ющишена-Вязникова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика