Война Зеленского: можно ли остановить Путина разводом?

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 4323 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(2593)   

Что можно сделать для полной реализации плана Зеленского по разведению войск на Донбассе, и к чему это приведет?

Какие меры не использует новая власть, что может сработать и при каких условиях?

Чтобы определить алгоритм действий в Донбассе, надо прежде всего понимать, что у нас за плечами 5 лет войны, более 20 перемирий и 3 (три) уже реализованных на различных участках фронта процесса разведения войск, которые были сорваны Россией. Весь этот опыт сейчас не анализируется, и выводы не сделаны. Президент Зеленский делает ставку на личные переговоры. А стоило бы параллельно с взаимообаятельным процессом:

1. Определить причины срыва предыдущих попыток достижения перемирия в Донбассе

Команда Владимира Зеленского убеждена, что предыдущий президент Петр Порошенко специально срывал мирные переговоры с Путиным и не допускал перемирия, чтобы продолжать "зарабатывать на войне". На самом деле это глубоко ошибочная посылка. 

Во-первых, Минские соглашения были подписаны Порошенко как условие для вовлечения Франции и Германии в качестве гарантов безопасности Украины. Это само по себе стало огромной уступкой России. Минские соглашения узаконили пребывание российских военных на территории Украины в качестве "посредников". У Украины был выбор — продолжать сопротивление и сражаться, привлекая международную поддержку. Если бы не договорной расстрел колонны в "зеленом коридоре" Иловайска, то соотношение потерь украинских и российских войск в контактных боях, как показывают современные исследования, было бы вполне сопоставимо. А сил для наступления вглубь Украины у Путина не было, продвижение россиян сдерживалось границами донецко-луганской агломерации.

Во-вторых, в ходе первого перемирия в сентябре 2014 г. Порошенко осуществил фактическое разведение войск на значительное расстояние, и с 5 сентября 2014-го перестрелки прекратились по всему фронту, за исключением Донецкого аэропорта. Однако такое перемирие российское командование восприняло как слабость. В октябре 2014 г. без выстрелов был окружен и захвачен наш 32-й блокпост, мы понесли тяжелые потери. Оккупационная армия захватила значительные участки территории, которые по условиям 1-го Минска должны были контролироваться Украиной. 

Например, под нашим контролем должен находиться крупный город Докучаевск, откуда россияне не ушли. То есть (внимание!) развести войска по определенным дипломатами границам было нельзя из-за отказа РФ отвести войска. 

В-третьих, 15 февраля 2015 г. вступило в силу второе Минское перемирие и разведение войск. Оно было нарушено через несколько часов. Российские оккупационные войска продолжили наступательные операции и захватили район Дебальцево, который и по 1-му и по 2-му Минским соглашениям должен был находиться под контролем украинских войск. Условия делимитации линии фронта были снова сорваны, — россияне нигде не отступили, а наоборот, заняли наши позиции. Это предопределило борьбу за контроль "серой зоны" — промежутка между позициями, статус которых после провала 2-го Минска определялся сугубо военными средствами. Россия не выполнила условия перемирия, и снова нельзя было развести войска по границам, определенным дипломатами. 

В-четвертых, 7 октября 2016 г. началась третья попытка разведения войск. В этот день наши войска на 1 км отступили из района Петровское—Богдановка. В этот раз Порошенко попытался развести войска там, где не было конфликтных зон по условиям 2-го Минска. Но попытки добиться локального разведения войск в условиях боев на других участках фронта оказались безуспешными. Причина все та же — нет делимитации и демаркации линии фронта, а вернуться к договоренностям 2014–2015 гг. не позволяет несоблюдение их противником.

Минские соглашения были проявлением капитулянтской политики со стороны слабой и неустойчивой власти, не имевшей внутренней спайки и устойчивости, не имевшей вообще сколько-нибудь дееспособных государственных институций. На фронте было немало скандальных ситуаций, когда у боевых подразделений забирали даже патроны! Но и такие драконовские меры не смогли остановить войну.

Сегодня ситуация иная, — руководство страны имеет большую поддержку избирателей, после 5 лет борьбы и демократических выборов, наши позиции если не упрочились, то во всяком случае стабильны.

Исходя из этого, необходим новый подход к поиску перемирия, более системный.

2. Определить, как точно демаркировать границу на местности

По сути, для того чтобы говорить о разведении войск, следует узнать у противника: а готова ли РФ к новому раунду переговоров по определению границы контролируемых украинскими и российскими войсками зон?

Без демаркации линии фронта все другие дипломатические усилия будут сотрясением воздуха. Минск-2 умер вместе со всеми формулами, — для реального перемирия нужен более детальный и грамотный документ, новый и привязанный к местности.

3. Определить, какими мерами можно добиться контроля линии фронта, и что мешает сейчас взять ее под контроль

Необходимо усиление линии боевого соприкосновения средствами оптико-электронной и радиоэлектронной разведки, инженерный план. Потому что на войне вначале стреляют, а потом спрашивают, что там впереди. Чтобы меньше стреляли, надо больше средств контроля обстановки и грамотных людей, способных их применять.

Целесообразно оборудовать защищенные наблюдательные пункты для работы на передовой международных наблюдателей.

Важно укрепить наши позиции. На данный момент единственным эффективным средством контроля является нанесение противнику огневого поражения. Надо отдать должное Зеленскому, запретов на уничтожение нарушителей перемирия армия не получает, боевая работа на фронте продолжается. 

4. Расширить полномочия миссии ОБСЕ для непосредственного контроля линии боевого соприкосновения

Если миссия ОБСЕ не получит полномочия и технику для ведения мониторинга в темное время суток, если численность патрулей не будет увеличена, если им не позволят занимать укрепленные наблюдательные пункты для фактического контроля участков, где ведутся контактные бои, международные наблюдатели останутся декоративной структурой. Фактического контроля не будет.

Необходимы миротворческие силы. Но Россия против миротворцев, Путин не хочет допускать кого-либо на границу с Украиной. А значит РФ сохраняет для себя возможность нанести удар через оккупированный Донбасс в любой момент. Без наличия миротворцев обеспечить разведение войск невозможно. Потому что на фронте никогда не выяснишь, кто первый стрелял, если не будет арбитра, который может выйти на передовую и прекратить огонь.

5. Определить, какое точно количество украинских заложников мы требуем освободить из тюрем Крыма, Донбасса и РФ. Принять меры для пополнения нашего "обменного фонда" и демонстрации нашей гуманитарной программы

Число заложников велико. Есть такие категории, которые следует учесть:

1. Заложники, которых прячут.

2. Пропавшие без вести.

3. Военные, взятые в плен.

4. Агенты наших спецслужб, взятые в плен.

5. Гражданские люди — патриоты Украины.

6. Гражданские люди, взятые в заложники случайно.

По разным оценкам, их число превышает 400 человек. Необходимо проведение более активной информационной кампании всеми государственными органами — МИДом, омбудсменом и др. по информированию о судьбах заложников. 

Также необходимо пополнение силами наших спецслужб "обменного фонда" с территории врага. Особенно ценных для противника пленных, на которых они захотят менять людей. Определенная работа сейчас ведется силами СБУ, ее масштаб надо расширить, привлечь и другие силовые структуры. 

Нужна массированная пропаганда среди пленных россиян и их пособников, давление на общественное мнение РФ, мы должны показать, кто срывает обмены.

Свобода для пленных — одна из ключевых частей мирного урегулирования.

6. Повысить комплектность, боеспособность и профессионализм боевых частей на фронте для снижения боевых и не боевых потерь и эффективного контроля действий противника

Слабая армия не может быть гарантом мира во время агрессии. Обеспечить мир может только резкое усиление комплектности, боеспособности и профессионализма войск. Для этого необходимо решение Верховного главнокомандующего, чтобы приоритетом стала армия в Донбассе, чтобы ресурсы и люди были сосредоточены на этой задаче. Качество обеспечения перемирия, количество боевых и не боевых потерь напрямую зависит от качества войск, их тактики, обеспечения и боевой эффективности. Это и страховка на случай любых сценариев. Только обеспечение качественного превосходства над противником и рост потерь оккупационных войск подтолкнут россиян к мирным переговорам. Минск-1 и Минск-2 провалились, потому что украинское руководство признавало неспособность к сопротивлению. Это не работает. 

7. Повысить институциональное доверие и создать коммуникационный центр. Как привлечь на свою сторону общественное мнение?

Армия и волонтеры должны увидеть, что у руля страны в это время находится Верховный Главнокомандующий. Который сейчас малозаметен. Президент есть, но вторая функция Владимира Зеленского — руководить обороной страны. Зеленский нужен как лидер сопротивления. Для этого не надо призывать штурмовать Москву. Но почему Зеленский ни разу не позвонил семье погибшего, не поблагодарил за жертву, принесенную семьей? Почему с родственниками погибших и раненых воинов не проводятся встречи? Почему квартиры выдаются сдавшимся в плен, но нет внимания к тому, где живут семьи погибших и раненых героев, благодаря которым Украина и может проводить какие-то дипломатические маневры? Почему нет должного внимания к военно-патриотическому воспитанию, награждению по-настоящему отличившихся воинов? Люди доверяют тому, кто доверяет им. 

Коммуникационная стратегия внутри страны проиграна. Необходим коммуникационный центр на базе существующих структур управления, который бы занимался конкретно проблемой Донбасса и создавал общее информационное поле. Нужно озвучивать различные сигналы для различных страт — не только пацифизм, но и готовность защищать Родину, ведь нет никаких гарантий, что РФ собирается что-то выполнять без нашей способности к сопротивлению. Коммуникационная стратегия необходима прежде всего для контактов с сотрудниками всех наших силовых структур, всех наших администраций, чтобы люди, защищающие и представляющие государство, четко понимали происходящее. Эта коммуникация должна быть постоянной, а не от пресс-конференции до пресс-конференции.

8. Признать, что дипломатический сценарий разведения может стать эффективным, только если будет реализован в комплексе с силовыми действиями. Недооценка боевых тактических факторов, влияющих на процесс разведения, сорвет любые политические планы

Пацифизм помириться в войне не поможет. Для достижения мира Россия должна увидеть способность Украины эффективно реагировать на любые агрессивные действия. Недооценка тактических факторов, недооценка войны — не позволят сделать перемирие стабильным. За последние 5 лет многие мирные планы ломались за час, поскольку между людьми с оружием нет никаких стен, на фронте защищают себя огнем. А даже если будет гибнуть один воин в месяц, война все равно остается войной. Снижение потерь и способность контролировать перемирие надо решать на каждом конкретном передовом опорнике. 

9. Провести заседание СНБО, чтобы сформулировать ответы на ключевые вопросы: достижим ли сейчас вообще мир с РФ, и есть ли целесообразность заключать договоры с РФ любой ценой?

Война показывает слабую способность Украины защищать свою землю, способность России навязывать нам свою волю. И Путин не собирается отказываться от таких возможностей. Перемирие в Приднестровье, Абхазии и Осетии Россия обеспечила только после фактической капитуляции Молдовы и Грузии и добровольного фактического отказа от контроля своей территории. 

Минские соглашения Порошенко заключал под давлением внутренних факторов, опасаясь непредсказуемых угроз и доверяясь не самостоятельным расчетам, а мнению внешних гарантов безопасности, которые прежде всего не хотели осложнений в отношениях с РФ.

Станет ли для Зеленского угрозой отказ Путина от мирных инициатив?

Активная социально-гуманитарная политика на оккупированных территориях и пропаганда мира в любом случае покажет, что Зеленский сделал для мира куда больше любого Путина. Политические позиции Зеленского вследствие массированной коммуникационной кампании не ослабнут в том случае, если армия получит задачу продолжать боевые действия для нанесения потерь нарушителям Минских соглашений. Нет необходимости в данный момент наступать, — есть необходимость без огласки и максимально эффективно наносить потери. Должны продолжать работу партизаны Донбасса, взлетать на воздух военные объекты. Потому что единственное, чего не хватает Путину для продолжения войны, — это людей на передовой. Надо наносить противнику неприемлемый ущерб на всех фронтах — дипломатическом, экономическом, военном, информационном. И только нарастание проблем на этих фронтах заставит Путина задуматься: не слишком ли дорого? Это подтолкнет РФ к мирным переговорам. 

Россия раздает паспорта РФ в Донбассе, — до 31 декабря российское гражданство получит весь личный состав оккупационной армии. Никакой подготовки к выборам, никаких признаков вывода войск в Донбассе нет. Путин консервирует ситуацию, заводя Донбасс в приднестровский сценарий, намереваясь долговременным давлением выбить дальнейшие уступки от руководства Украины.

Уговорить агрессора еще ни одной жертве не удавалось. Переговоры о мире и гуманитарных вопросах надо продолжать, но пора бы построить в стране реалистичную и прагматичную стратегию отношений с РФ и действий в Донбассе и Крыму. Мы добьемся мира, только если докажем всем, что мы уже не слабы и способны побеждать

Юрий Бутусов, ZN.UA

 
Тарас Леонтян



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика