Президент Украины Зеленский о Путине и Трампе «Я не хочу, чтобы мы выглядели как попрошайки»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 6395 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(3837)   

Немецкое издание «Spiegel» опубликовало свою версию интервью с президентом Украины Владимиром Зеленским, которое он дал западным СМИ 30 ноября. Ниже приводим текст материала немецкого журналиста Кристиана Эша.

Его страна не является «фигурой на шахматной доске великих держав»: Президент Украины Зеленский рассказал о своей запланированной встрече с Путиным и о последствиях процесса импичмента в США

9 декабря в Париже состоится встреча глав государств и правительств России, Украины, Франции и Германии. Саммит в «нормандском формате» призван помочь в урегулировании войны на Донбассе. Эта возможность продолжает тлеть, несмотря на соглашение, достигнутое в 2015 году в Минске.

Для Президента Украины Владимира Зеленского это будет первая встреча с Владимиром Путиным. Во время предвыборной кампании Зеленский поднял вопрос о надежде на прочный мир и внес примирительные ноты. Как Президент, он добился обмена украинскими и российскими пленными.

Именно поэтому ожидания от саммита - первого с 2016 года - возросли. Однако до сих пор Минское соглашение было трудно осуществить. Оно предусматривает уступки Киева, включая «особый статус» для тех районов, которые контролируются пророссийскими сепаратистами. На самом деле, Москва имеет на это право.

Во время беседы в Киеве Зеленский пытается ослабить ожидания. В субботу состоялось интервью с представителями изданий «Spiegel», «Time», «Le Monde» и «Gazeta Wyborcza».

То, что встреча в нормандском формате вообще состоялась, уже стало редкостью, ведь в конфликте так мало движения. Какие у вас ожидания?

- Предыдущие встречи длились много часов и были разными, но в основном участники говорили одно и то же друг другу снова и снова. Я изучал эти встречи. Все подошли к этому таким образом, что ничего не вышло в конце. По крайней мере, это мое впечатление. Франция и Германия много сделали для того, чтобы эти встречи состоялись. Для меня это уже победа. Я думаю, что это победа, когда люди могут говорить вместо оружия.

Чего вы хотите достичь?

- Вы должны понять, что человеческая жизнь - мой приоритет номер один. Так я проводил свою предвыборную кампанию, и это то, что я чувствую морально. И вот почему я не понимаю, почему мы все просто обсуждаем особый статус и районы, а также дороги и автоколонны с гуманитарной помощью. Если все это не игра и мы серьезно, давайте начнем с человека.

Первое - это обмен заключенными в обсуждаемые сроки. Я уверен, что Франция и Германия за, и пока не понимаю, почему Россия может быть против этого. Но есть очень деликатные вопросы. Боевики на Донбассе, например, подтверждают список заключенных, но у нас есть данные о совсем другом количестве.

Вторая история - и она очень сложная - это прекращение огня. Во всех минских встречах, во всех договоренностях и декларациях это было одним из первых, наиболее важных моментов. Но даже если стрельба стала менее частой и количество жертв значительно сократилось - она не прекратилась. И третий момент, который я ставил перед выборами - полный вывод всех незаконных воинских частей - в любой форме, с любым оружием.

Если эти три вопроса будут решены, то станет ясно, хотим ли мы все положить конец войне. Мы сами этого хотим. Но тогда мы посмотрим, действительно ли хочет этого Россия.

Минское соглашение предусматривает проведение местных выборов в спорных районах. Вы говорите: Украина не будет проводить выборы без предварительного отвода войск?

- Никогда. Выборы пройдут в соответствии с украинским законодательством. А украинское законодательство исключает присутствие вооруженных людей. Все украинские стороны должны иметь доступ, наблюдателей, журналистов, ОБСЕ, Центральную избирательную комиссию. Если есть вооруженные группы, ни одна из них не пройдет туда.

Сможете ли вы контролировать границу с Россией?

- Это будет самый сложный вопрос из всех, если мы когда-либо сможем его обсудить. Позвольте честно сказать: я не согласен с тем, как этот вопрос был решен в Минске. Согласно Минскому соглашению, сначала должны состояться выборы, затем - пограничный контроль.

Вы хотите сначала границу, потом выборы?

- Такова общая позиция украинцев. Но это не Минское соглашение. К сожалению, у нас тут есть противоречие. И, конечно же, нужно решать эту проблему.

«Я не хочу, чтобы Украина была фигурой на шахматной доске великих держав»

Что делать, если в результате переговоров ничего не выйдет?

- В любом случае, войну на Донбассе я начинать не буду. Я знаю, однако, что есть много горячих голов, особенно среди тех, кто сейчас выходит на улицы, кто говорит: «Давайте, давайте вернем Донбасс!» Но какой ценой? Я считаю, что этими людьми управляют те, кто был у власти до сих пор. И, честно говоря, это меня удивляет. И не только меня - спросите об этом политиков за рубежом. Все удивлены, что таких людей, которые говорят: "Это наша страна, завтра мы ее получим", поддерживают.

Вы встретитесь с Путиным лично в первый раз. Как складывались ваши отношения до сих пор?

- У меня было три телефонных разговора, и они были продуктивными. Ведь мы вернули арестованных в России моряков, а также политзаключенных. Именно об этом шла речь в первых двух беседах. А в третьем мы говорили об энергетической безопасности Европы.

Пока мы получаем от двух с половиной до трех миллиардов долларов в год на транзит российского газа через Украину. Разумеется, мы ведем переговоры по этому вопросу в трехстороннем порядке: Украина, Россия, ЕС.

Десятилетний контракт на транзит газа истекает 31 декабря, и неясно, хочет ли Россия вообще продолжать транспортировку газа через Украину. В ближайшее время завершится строительство подводного газопровода «Северный поток - 2», который может обойти  Украину.

- «Северный поток - 2» значительно ослабил наши переговорные позиции на переговорах. Наши европейские партнеры утверждают, что это не политический, а экономический проект, но я беру на себя смелость не согласиться с ними. Однако, если нам удастся заключить новое транзитное соглашение на срок до десяти лет, если европейцы нам помогут и Россия не будет против, то этот аргумент будет иметь основание и будет считаться, что проект Северный поток - 2 не является политическим проектом. До сих пор это было необоснованным утверждением.

И что же Путин вам сигнализировал?

- Он принял к сведению нашу позицию. Для меня важно, чтобы газовый вопрос существовал  сам по себе. Что бы ни пожелали обе стороны, он никак не должен быть связан с Донбассом. Однако я не исключаю возможности того, что транзит газа будет осуществляться и в нормандском формате.

Соединенные Штаты отсутствуют в нормандском формате. Украина уже некоторое время настаивает на том, чтобы они играли более активную роль, и для этого был специальный представитель Курт Волкер, который приложил усилия...

- Он приложил много усилий и многого добился. Встречаясь с ним, я видел, что он был очень активен и защищал наши позиции.

Курт Волкер подал в отставку в ходе разбирательства по делу об импичменте президента США Трампа. Как Вы оцениваете роль США в будущем?

- Я не хочу, чтобы Украина была фигурой на шахматной доске крупных держав, чтобы ее толкали,  вперед или назад. Я хочу, чтобы Украина стала субъектом. Она уже является таковой, но то, что ее воспринимают в мире именно как фигуру, среди великих игроков, таких империй, как США, Россия, Китай.

Я надеюсь, что США помогут нам - и я тоже это чувствую - и что они поймут, что мы - субъект, что они не смогут договариваться с другими за нашей спиной. Соединенные Штаты посылают нечто вроде сигнала миру, Международному валютному фонду и Всемирному банку, Европе. А когда говорят: Украина - коррумпированная страна, это очень жесткий сигнал. Я хочу, чтобы Соединенные Штаты поняли: Это уже другая страна, мы совсем другие люди. Конечно, власть уже давно коррумпирована, но мы все проясняем.

«Мне не нужно убеждать Трампа»

«Они коррумпированы и крадут деньги», - сказал Трамп недавно об украинцах. Что вы  сделаете, чтобы переубедить его?

- Мне не нужно его переубеждать. Я сказал ему на нашей встрече, что не хочу, чтобы у него была такое представление о нашей стране. И что он просто должен приехать сюда и посмотреть, как мы живем и, прежде всего, кто мы такие. Мне показалось, что он меня услышал. По крайней мере, он сказал на встрече: Да, я вижу, что они молодые, новые люди. У нас была большая делегация на встрече.

Вашингтон обсуждает, как связана блокада американской военной помощи с расследованиями, о которых Трамп просил вас в июле по телефону. Когда вы почувствовали связь?

- Я даже не разговаривал с президентом США Трампом в таком ключе - я даю вам это, вы даете мне это. Мне такое совсем не нравится. Я так общался с президентом Путиным - вы отпустили этих людей, мы отпустили этих людей. Что касается Соединенных Штатов, то я не хочу, чтобы мы выглядели как попрошайки. Но вы должны понимать, что у нас война. И если вы наш стратегический партнер, вы не должны блокировать помощь. Для меня это справедливо. Дело не в «кто вместо кого», это просто история сама по себе.

Кристиан Эш и Владимир Зеленский

Недавно вы также получили противоречивые сигналы из Европы. Президент Макрон сказал о «смерти мозга» НАТО и что хочет улучшить отношения с Москвой - он предостерегает от того, чтобы Россия воспринималась как общий враг.

- Я не знаю, как именно он выразился. И я не могу сказать многого о НАТО, так как мы не являемся его членом. Я говорил с ним о позиции Украины, и он сказал, что, конечно, мы поддерживаем территориальную целостность и суверенитет Украины. Лидеры Европы гарантировали мне, что политика санкций будет продолжаться до тех пор, пока мы не вернем все наши утраченные территории.

Не боитесь ли вы, что останетесь наедине с Путиным на саммите в Париже?

- Я человек, который реагирует на факты. Я считаю, что европейские политики должны и будут помогать нам. Но в первые полчаса я не заметил, так ли это. Когда я замечу это за столом переговоров, я также скажу это публично.

А как же поддержка в самих сепаратистских районах?

- В настоящее время проводится опрос, согласно которому большинство населения хочет жить там, в России. Это неправда. Я верю и знаю, что есть люди, которые за Украину. Тогда есть потерянные. И, наконец, есть те, кто за Россию. Те, кто выступает за Россию, могут уехать, Россия в настоящее время незаконно распространяет российские паспорта. Каждый человек имеет право выбирать, где он хочет жить.

Но сказать на территории Украины, что я гражданин России, а это моя земля - это неправильно и несправедливо. Это невозможно. Что касается погибших, то если у кого-то есть украинский паспорт, а потом еще и российский, и кто-то принимает российский паспорт, и получает социальную поддержку и оттуда, и оттуда, то он заблудился. У меня нет морального права кричать:«Фи». Нужно вернуть этих людей, бороться за них. Но я бы не стал сражаться за тех, кто думает, что они русские.

Допустим, в переговорах нет никакого прогресса, потому что Россия все блокирует. У вас есть план Б?

- В данный момент я не хочу говорить о своем плане Б, поэтому он и называется планом Б, потому что я верю в план А. Но, конечно, он существует. И я хотел бы прояснить одну вещь: Мой план Б - не сохранять все как прежде.

Мила Волкова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика