Расходы, приоритеты и уменьшение финансирования из государства: Бюджет Николаевской области на 2020 год

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 4836 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(2901)   

Каждый год, в декабре на рассмотрение местным советам представляется проект бюджета на следующий год. Подобный документ готовится заранее, а по-хорошему - с лета. Главные распорядители в лице управлений и департаментов готовят свои предложения, а руководство их рассматривает. В бюджете должно быть учтено все - доходы, расходы, субвенции, фонды... 4-го декабря глава Николаевской облгосадминистрации Александр Стадник опубликовал у себя на странице в Facebook видео, в котором показал проект бюджета на 164 страницы и заявил, что этот бюджет лучше предыдущего. Сам проект для ознакомления в этот же день был опубликован на сайте ОГА. И пока в областном совете все еще не могут распределить перевыполнение бюджета-2019, мы решили разобраться, чем же отличается бюджет на 2020 год, на что в нем сделаны акценты и какие приоритеты перед собой ставили новоназначенная заместитель главы Николаевской облгосадминистрации Татьяна Стахевич, глава Департамента финансов Вадим Ищенко, а также начальник управления капитального строительства Илья Лукин. 

— Сколько времени готовился бюджет?

В.И.: Смотрите, вот этот процесс может начитаться или с ноября или с октября. Начало было уже в июне, когда там была еще декларация Кабмина по формированию Государственного бюджета, потому что это сообщающийся сосуд. Вы видели, когда в прошлые годы мы называли огромные цифры, там есть такое понятие, как межбюджетные трансферты. Это то, что передается на областной бюджет. Сначала по декларации считалась заработная плата, было постановление
Кабинета министров про основные показатели социально-экономического развития, индексы цен производителей, инфляция, фонды заработной платы по Украине. Объясню, почему такое отношение к Фонду заработной платы, потому что у нас в областном бюджете 82% - это подоходный налог в структуре наших налогов и сборов. Энергоносители высчитывались из натуральных норм, цены, которые на сегодняшний день есть, индексы, которые давало государство на повышение. Когда уже утвердился Государственный бюджет, мы уже имели четкие показатели межбюджетных отношений, уже пошла самая основная работа. Сводился баланс бюджета – тот ресурс, который можно потратить на защищенные статьи, тот ресурс, который можем потратить на программы, который утверждается облсоветом, то, что мы можем потратить на наш областной бюджет развития. Я хочу, в первую очередь, чтоб все поняли – когда говорят «бюджет области» - это неправильно. Это областной бюджет Николаевской области. Потому что где-то 15-16% в структуре сведенного местного бюджета области – это областной бюджет. Всего лишь 15-16%. Все думают, что деньги сначала скапливаются на уровне области, мы, как область, распределяем ее на города, районы, ОТГ и потом так формируется бюджет. Это неправильно. Полномочия всех громад, которые регулируют бюджеты, они регулируются бюджетным законодательством. Это 88-90-е статьи Бюджетного кодекса. У человека-обывателя представление, что деньги сначала скапливаются здесь, на уровне области, потом какими-то манипуляциями они проходят, например, Николаеву, какому-то ОТГ. Это заблуждение.

— Татьяна Викторовна, ваша фамилия появилась в местных СМИ в октябре, когда стало известно, что вашу кандидатуру рассматривают на должность заместителя главы ОГА. Вплоть до назначения вы были в облгосадминистрации в качестве советника. Если бюджет готовился с июня, какой был ваш вклад?

Т.С.: Смотрите, когда рассматривается бюджет, все главные распорядители бюджетных средств составляют свои определенные суммы затрат. Мы заслушивали всех главных распорядителей, те программы, которые непосредственно из областного бюджета финансируются. Таким образом я познакомилась со всеми структурами областного бюджета. Каждый главный распорядитель вносил изменения какие-то в свои программы, мы уточняли эти программы. Безусловно было нацелено на то, чтобы максимально улучшить социально-экономическое положение граждан Николаевской области. В первую очередь, это и программа «Турбота», которая нас всех волнует для того, чтобы защитить те слои населения, которые этого требуют. В принципе, искали, где сэкономить, какой главный распорядитель неправильно рассчитывает расходы на содержание тех или иных структур, мы немножечко подправляли, мы показывали, нацеливали на то, где есть определенные ошибки.

В.И.: Резервы.

Т.С.: Да, резервы, где, допустим, главный распорядитель пытается каким-то образом увеличить свои расходы, которые неправильные, скажем так. Или не подтверждаются правильными расчетами. За этот период мы начали аудит бюджетных программ. Это один из тех показателей, как наши главные распорядители умеют правильно и понимают Бюджетный кодекс. Сейчас этот аудит продолжается. Он будет закончен 30 декабря и результаты этого аудита мы будем анонсировать потом, дадим, как говорится, свои выводы…

— Уже есть какие-то промежуточные результаты?

Т.С.: Есть уже результаты, я о них сейчас говорить не буду, потому что специалисты работают. Но, поскольку мы уже увидели изначально какие-то неправильные понятия Бюджетного кодекса и, непосредственно, постановлений, Законов Украины в отношении как составления бюджетного запроса, так и паспортов бюджетных программ и анализа эффективности бюджетных программ… Мы проводим его за 2018 и 2019 год включительно. Мы собрали всех главных распорядителей и указали на те ошибки, чтоб они уже в 2020 году, составляя паспорт бюджетных программ, чтоб они не совершали подобных ошибок. Аудит внутренний и должен быть на упреждение каких-то ошибок, которые могут допускаться главными распорядителями.

— Давайте немного отойдем в сторону. Вы – новый человек в этой структуре, поэтому было бы интересно узнать о вас больше информации, конкретно в контексте вашей причины увольнения из Фонда Госимущества Херсона. Имел место коррупционный скандал. На данный момент уголовное производство все еще не закрыто, вы в нем фигурируете. Прокомментируйте, пожалуйста, в каком статусе вы находитесь в этом производстве и как продвигается расследование.

Т.С.: Я вам хочу сказать, что я не знаю, как продвигается расследование, поскольку, когда дело начиналось, там есть только свидетели, там нет обвиняемых, ни того, кто что-то просит, кого обидели и так далее. Я проходила свидетелем еще в 2016 году, дала свои пояснения и все. Почему уволилась из Фонда Госимущества, я вам хочу сказать, что предшествовавшая власть ставила… Мы все поверили, мы все абсолютно поверили и пришли работать в эту власть с определенными, как говорят, лозунгами, что мы строим новую Украину. И потом мы столкнулись с тем, что перед нами ставили определенные задачи, которые не свойственны мне. И поэтому просто оно сошлось во времени. Все.

— То есть руководство Госимущества требовало…

Т.С: Скорее нет, скорее давление было совсем с другой стороны, я не буду сейчас называть, это уже никому не надо и вы прекрасно понимаете, что ушла я и потом все руководство Фонда Госимущества. То есть, вы понимаете, что ставили не мне лично, а перед руководством определенные задачи, которые просто не свойственны нормальному человеку для того, чтобы это выполнять и отвечать за эти глупости. А неугодных, как вы понимаете, при той власти с ними быстро прощались и возбуждали, на то время, всевозможные уголовные дела, которые не имеют под собой никакого подтверждения.

— Вы с октября ознакамливались с делами, в том числе, знакомились с руководством департаментов, которые вам сейчас подчиняются, с сотрудниками департаментов. У вас, наверное, выработалось какое-то виденье, как с ними работать. Подавал ли уже кто-то из сотрудников заявление об увольнении?

Т.С.: Да, такой факт имеет место быть. Каждый департамент имеет свои приоритеты работы. Законодательством Украины, его нормативными документами определены определенные сроки выполнения тех или иных задач. Допустим, если говорить о функциональных обязанностях департаментов – это непосредственно организовывать работу и выполнять те сроки, те положения, которые несут в себе нормативные документы. И когда человек не выполнил, будучи директором департамента, не организовал работу, что за собой повлекло определенные негативные тенденции, как и в области в целом, вот такие ситуации сейчас рассматриваются.

— Это были заявления об увольнении по вашей инициативе?

Т.С.: Нет, мы предложили всего-навсего, когда собирались на рассмотрение бюджета, здесь были непосредственно структуры облгосадминистрации, которые, как сказал уже Александр Васильевич, тоже саботировали работу… И попросили дать пояснение письменное, почему некоторые вопросы не были выполнены вовремя, то, как говорит Бюджетный кодекс. Человек не может это объяснить, вероятно, кто-то давал ей такие указания.

— Сколько заявлений было написано?

Т.С.: Одно. Департамент экономики – Лидия Машкова. При этом, она не дала пояснение о том, почему были допущены такие глобальные прорехи, как говорится, в работе.

— Расскажете?

Т.С.: Давайте мы немножко попозже об этом расскажем.

— Бюджет на 2020 год. На какие прогнозные показатели вы ориентировались при его составлении?

В.И.: Давайте я расскажу. Как я уже сказал, мы руководствуемся не только какими-то своими нормативными актами, но и актами Кабинета Министров Украины. Я сказал, что у нас есть два основных показателя – налог на доходы физических лиц – 82% в структуре нашей, и есть налог на прибыль коммерческих предприятий, кроме государственных – 10% нам идет этого налога. Это еще где-то 12%. То есть, 82 плюс 12 – это 94% основных доходов. Когда мы обсчитывали подоходный налог, это и статистические данные, и данные нашей налоговой, и, соответственно прогнозы социального-экономического развития области, распоряжение главы администрации было по показателям фонда заработной платы на территории нашей области. Это то, что касается доходной части. Я еще хочу отметить – появляется информация, что бюджет уменьшился в два раза. Чтоб говорить эти слова, надо понимать структуру бюджета. Если у нас в этом году в структуре бюджета 2,9 миллиарда, действительно при утверждении прошлого года было 6,1 миллиарда. Но в структуре доходной и расходной части, как я уже говорил, есть деньги, которые мы непосредственно зарабатываем от налогов и сборов и есть то, что передается нам из государственного бюджета. Я на всех сессиях говорил, если человек смотрит – 6,1 миллиарда, ему кажется, что это такая огромная сумма, в этих 6,1 миллиарда 5 миллиардов – это деньги, которые были из государства, из них 3,5 миллиарда, они проходили через нас транзитом фактически. Что это за деньги? Это детские выплаты, например. В этом году их было 2,1 миллиарда гривен. Эта субвенция передавалась на наши места и районы, с мест и районов она передавалась на органы социальной защиты. В этом году политика государства немного иная – зачем делать бюджеты транзитерами, если непосредственно сейчас распорядителями в центральной власти является Минсоцполитики. Оно будет передавать своим учреждениям социальной защиты, которые находятся на местах. Первое – это 2,1 миллиарда.

Второе – с первого апреля у нас здравоохранительные учреждения преобразовываются и переходят на финансирование через национальную службу здоровья. То есть, если в том году у нас была забита медицинская субвенция на целый год, то в этом году она забита только на первый квартал. Соответственно уменьшается ресурс. Кроме того, льготы и субсидии – с первого октября, если в этом году было два вида, шла монетизация, она шла через органы социальной защиты, например, и было такое понятие как централизованные расчеты. С первого октября это отменено, соответственно со следующего года на 100% эти деньги будут переходить через Министерство социальной политики. Это еще где-то около 800 миллионов гривен.

Есть еще одна, мы считаем, что это для нас проблема – у государства была такая субвенция на переданные учреждения образования и здравоохранения. Государство в своей бюджетной политике построено так, что один год они давали нам этот ресурс, объем его был одинаковый – 534 миллиона, говорю по памяти, третий год – это уже 264, то есть на 50% меньше. На следующий год будет еще меньше на 50%. И уже с 2022 года этих переходных денег не будет. Поэтому у нас стоял большой вопрос – вот это все надо было сбалансировать. То есть, если 264 миллиона по области, для областного бюджета это было больше 170 миллионов, при нашей доходной части, которую мы сейчас планируем по общему фонду 1 миллиард 290 миллионов – это немало. 170 разделите на 1 миллиард 219 – это больше 10%.

И вот надо было сбалансировать с теми доходами, которые мы предлагаем, что они увеличатся. Надо пересмотреть расходы, которые были в том году, эффективность использования этих денег, что-то урезать и чтоб мы выдержали законодательство. Потому что, если мы возьмем законодательство, там четко написано, что совет министров Автономной Республики Крым, органы местного самоуправления исполнительной власти обязаны учесть в первую очередь зарплату, энергоносители и услуги связи. Это наше обязательство. И тут стоит вопрос, как найти этот баланс. Обязательство, чтоб всем платить заработную плату, платить все эти выплаты, и как это все разграничить, чтоб были расходы? На содержание наших учреждений, на то же самое питание, которое тоже является защищенной статьей, на те же самые стипендии, на те же самые льготные пенсии.

Кроме того, учреждению надо на какое-то свое содержание деньги. И что это за бюджет, когда нет никаких капитальных расходов? Также есть депутаты, есть программы, которые принимаются, на них тоже нужны деньги. Вот когда мы берем этот наш ресурс, мы их так называем – собственные средства, это 1,3 миллиарда гривен, которые не имеют целевого направления, у нас 912 миллионов идут на зарплату, энергоносители, продукты питания, стипендии, социальные выплаты и медикаменты. Теперь мы за счет наших денег сформировали бюджет развития – 150 миллионов, плюс 40 миллионов – это будет 190, субвенция, которую нам дали на приобретение скорых помощей. И вот осталось 269 миллионов, это и содержание наших бюджетных учреждений, это и программы, это все остальное. И когда стоит проблема тех же самых дорог, житель области не понимает, на чьем балансе дороги – это государственного значения, местные… Я вам скажу, в собственности территориальных громад, сел, поселков и городов областного значения нет ни одного километра дорог. Они или на Службе автомобильных дорог, или в городах, поселках, и их в том году передали на управление инфраструктуры, но это тоже государственные дороги.

— Давайте мы к дорогам вернемся позже, меня интересуют показатели доходов.

В.И.: Смотрите, будем говорить о собственных доходах – это налоги и сборы, уменьшились доходы в два раза почти в связи с тем, что поменялась система финансирования трансфертов. Потому что в доходы входят налоги и сборы, и трансферты с бюджетов. То, что касается наших налогов и сборов, которые мы собираем, у нас при утверждении они были миллиард, потом было уточнение в мае на 24-25 миллионов, сейчас мы общему фонду планируем миллиард 290, и по специальному фонду – это целевой фонд охраны окружающей среды, 15 миллионов. То есть, миллиард 305. Это почти на 29% мы сейчас будем увеличивать. Это опять же, от решения сессии, которое мы утверждали 21 декабря 2018 года. В этом году было перевыполнение, которое мы сейчас, эти 47,9 миллионов, вынесли решением об изменениях в областной бюджет. Я могу объяснить, откуда это перевыполнение взялось. Все знают, что были наложены санкции на некоторые предприятия, в том числе, у нас был под санкциями Николаевский глиноземный завод. Вот у нас налог на прибыль в этом году почти в 1,7 раза больше, чем в прошлом году. Вот от этого пошло перевыполнение. Далее – налог на доходы физических лиц. У нас от военнослужащих есть код классификации, тоже подоходный налог. Если по всем там идет около 19-20% рост по сравнению с 2018 годом, то по ним идет 34% рост. Это могут быть или какие-то приобщенные люди, или им повышена заработная плата. Не исключено, что и в следующем году, после первого квартала мы будем видеть уже динамику поступления налогов, что и в следующем году будет перевыполнение этих же самых доходов.

— В бюджете учтены эти прогнозы?

В.И.: Они учтены – миллиард и миллиард 300. 29,5%.

— Недавно глава облгосадминистрации Александр Стадник опубликовал видео, где сказал, что бюджет на 2020 год значительно лучше, чем бюджет на 2019-й. Похвастайтесь, в чем преимущества бюджета. Очень интересно узнать ваше мнение, Татьяна Викторовна.

Т.С.: Он лучше тем, что расходы главных распорядителей, они увеличиваются. Если больше расходы, значит больше и возможностей у наших областных структур выполнить свои функциональные обязательства – те, которые ставятся сегодня. Это, в первую очередь, образование. Вы знаете, что на сегодняшний день стоит задача создания Новой украинской школы и опорной школы, соответственно, в этом плане идет развитие.

— Развитие чего?

Т.С.: В плане того, что мы закладываем большие денежные средства на то, чтобы построить эти школы.

— Будет строительство новых школ?

Т.С.: Будет капитальный ремонт, реконструкция тех школ, которые уже есть, которые будут уже приводиться в ту норму, которая называется «новая школа» или опорная школа.

— Я так понимаю, будут закупаться материалы, которые нужны для «Новой украинской школы» - оборудование для классов, литература?

В.И.: Нет, смотрите, это будет идти из государственного бюджета. Мы заложили 40 миллионов субвенции на социальную и культурную сферу. Хотят сделать национальную программу – построить школу, построить какой-то садик, какой-то стадион. Соответственно, будут даваться какие-то государственные деньги, мы будем добавлять свои деньги. И, например, Вознесенск, Николаев, скорее всего, это какой-то конкурс будет… Мы наперед закладываем эти деньги, чтоб потом это было планово, чтобы не искали, не проводили сессии, кого-то урезали. Вот мы 40 миллионов сейчас в бюджете заложили. В том году такого не было вообще. Мы его заложили, когда будет выяснено, какие подпадут объекты, кто-то выиграет конкурс, какие-то объекты будут частично через Государственный фонд регионального развития финансироваться. Это даже могут быть и не наши школы областные. Вот для области в целом мы заложили. Мы смотрим наше здравоохранение. Они с первого апреля переходят на национальную службу здоровья, но материально-техническая база все равно у них низкая. Мы вкладываем сейчас где-то 110 миллионов, у нас по бюджету развития идет на медицинские учреждения. Это будет и ангиограф, о котором говорили депутаты – 26 миллионов мы закладываем. Государство дало 40 миллионов гривен на автомобили скорой помощи, мы 10 миллионов – 25% софинансирования даем. Больницы – неологическое отделение детской больницы, гематологическое отделение.

— Какие еще преимущества, Татьяна Викторовна?

Т.С.: Смотрите, сегодня ставится задача правительством, мы ее выполняем, чтобы взят объект и закончить его. Потому что мы провели анализ тех объектов, которые еще с 2017 года заявлены были в ГФРР и до сих пор не закрыты. По какой причине, нам пояснение не дали, почему так происходило, какая конструктивная причина. На сегодняшний день точно также в областном бюджете пересматривается то, что анонсировал Президент – это пять образовательных учреждений, пять дошкольных учреждений и пять спортивных учреждений. Соответственно, мы анонсируем тоже и смотрим, где мы можем помочь из областного бюджета, местные бюджеты, деньги ГФРР и другие деньги. Это все то, что анонсировал Президент, мы берем на себя эти обязательства. Сегодня заканчивается процесс децентрализации. Мы готовим карту перспективного плана развития всего региона Николаевской области. На карте размещаются центр ОТГ и те села, которые прилегают и вошли в ОТГ.

— Вы ориентируетесь на перспективный план, который был подан вашим предшественником Александром Кушниром?

Т.С.: Сейчас перспективный план полностью пересмотрен комиссией. Это будет перспективный план тот, который был, рассматривался. И на сегодняшний день, после того, как был принят Верховной Радой закон и методика утверждена, соответственно мы заканчиваем до 10-го числа, пересматриваем по методике критерии правильности формирования ОТГ и соответственно будем давать Минрегиону уже этот перспективный план развития Николаевской области.

— Тот план, который был разработан ранее, он корректируется?

Т.С.: Да.

— Исходя из чего?

Т.С.: Был план определенный, но здесь мы говорим о добровольности громад. О волеизъявлении людей, какую они хотят создать громаду, в каком центре, правильность и так далее. Было одно виденье, соответственно мы собирали все громады, которые еще не объединились и не создали эти ОТГ, проводили встречи, мы это анонсировали на нашем сайте облгосадминистрации, мы слушали мнение самих людей и, соответственно, те критерии, которые должны быть и являются правильными критериями для того, чтобы громада работала. Ведь наша цель – не просто сделать какой-то центр какого-то князька, а для того, чтобы эта громада развивалась и люди, которые живут в этой громаде, получали абсолютно все услуги, которые они и должны, и имеют право получать, соответственно Конституции Украины. Это уже обязанность и главы громады, который будет возглавлять. Поэтому, еще раз хочу подчеркнуть то, что мы начинаем – новая команда, правительство, мы начинаем говорить о том, что есть громады и мы будем развивать эти громады. И от громады сейчас зависит самое главное – это предоставление проектов, их подача, создание этих проектов, которые должны отвечать в первую очередь, всем нормативам и нормам для того, чтоб строить и реконструировать, капитальные могут быть расходы, использовать это для того, чтоб создать на местах все необходимые социально-экономические функции, которые нужны для обеспечения жизни людей.

— Может быть, мы говорим о разных планах, но когда был представлен перспективный план, говорилось о том, что реформе децентрализации уже четыре года, у людей, которые живут в ОТГ или хотят создать ОТГ, было четыре года, чтоб проявлять свое волеизъявление. Теперь же, когда заканчивается реформа децентрализации, времени для того, чтобы продолжать объединяться добровольно, нет.

Т.С.: Да, это закончилось.

— Да, поэтому был составлен заключительный перспективный план, который был представлен. В нашем интервью Александр Кушнир говорил о том, что голосование облсовета уже не нужно для утверждения плана, он сразу идет в Минрегион. А сейчас вы его опять обсуждаете и меняете?

Т.С.: Да, он был пересмотрен в связи с теми критериями, которые изменились…

— То есть, с момента представления плана до сегодняшнего дня появились новые критерии?

Т.С.: Да.

— Какие?

Т.С.: Это зависит от количества населения в населенном пункте – должно быть не менее трех тысяч.

— Такой критерий был.

Т.С.: Это 250 учеников в школе и 150 в дошкольных учреждениях… И еще ряд, я сейчас не могу вам сказать. Верховная Рада их только приняла и наш отдел по децентрализации, мы получили только вводные, завтра мы будем заканчивать вот этот момент.

— Согласно областному бюджету, какие новые программы были вами разработаны и какие будут реализовываться в этом году? Вы продолжаете все старые программы или какие-то урезаете в финансировании?

В.И.: Тут суть не в том, чтоб наплодить какие-то новые программы, суть в мероприятиях этих программ. Наполняемость этих программ. Программ у нас принято в облсовете не мало.

— Какие программы не были профинансированы из тех, которые уже были?

В.И.: Убрали «Электронную Николаевщину» из программы социально-экономического развития. Мы поменяли немного приоритеты. То есть, финансовый ресурс надо было перенаправлять. Мы ни одну социальную программу не трогали, не уменьшали. Единственное что, в социальных программах мы увеличили немного помощь ветеранам. Мы платили 1,5 тысячи, хотели 2 тысячи ежемесячно. Уже были одна ознакомительная комиссия по бюджету-2020, они предложили сделать 3 тысячи ежемесячно и пять тысяч к 9 мая. Кроме того, мы по программе «Турбота», у нас для чернобыльцев была немного меньше выплата, чем для тех же афганцев, у одних было 2,400, а у чернобыльцев было 1,900, мы сравняли это, сделали по 2,400 и тем, и тем. Был подписан меморандум главы администрации с нашей Ассоциацией АТО.

— В этом контексте, на программу по оказанию финансовой помощи для воинов АТО для открытия собственного дела вы не меняли финансирования?

В.И.: Нет. Единственное, что сейчас наше управление защиты, оно прорабатывает вариант, там часть денег должна уйти через наш Центр занятости на поддержание продолжения…

Т.С.: Да, то есть, если раньше давались деньги только на открытие собственного дела, то, возможно кому-то не хватает сейчас, чтоб он расширил свою деятельность, это уже будет идти через Центр занятости.

В.И.: Когда там уже действительно будет видеть свой бюджет Центр занятости, потом, при уточнении бюджета, если будет выделено, будем давать финансирование. Потом было предложение участников АТО купить автомобильный трейлер – ветераномобиль. Мы для своего Центра социальных служб для молодежи, они закупят этот автомобиль, а там уже будут находить механизм, как будут передавать этот автомобиль. Кроме того, один миллион – это будет мероприятия социально-патриотического воспитания. Эти деньги будут в нашем управлении молодежи. Все эти социальные программы остались. По спорту, было предложение нашего главного распорядителя, мы даем три миллиона на экипировку наших команд-членов национальной сборной от области. Чтоб люди, которые выезжают на соревнования областные, чтоб они выходили на нормальные уровни. Они предложили, эти предложения учтены. По управлению культуры они предусмотрели участие женского академического хора имени Фоминых в международных фестивалях – 500 тысяч гривен, этого тоже у нас не было.

— По вопросу культуры, в бюджете целую страницу занимают различные праздники, вы разбирались в том, куда идут средства? Кто-то контролирует, куда они их тратят?

В.И.: У них принята программа. Оно не превышает ту программу, которая была утверждена депутатами. Под каждое мероприятие, а это мероприятия государственного значения и местного значения, они составляют смету.

Т.С.: Не в начале года, когда это формируется, а непосредственно после каждого мероприятия.

— Я к тому, что мы не видим масштабных праздников, которые проводятся под эгидой управления культуры, стало интересно. Обычно мы видим возложения цветов.

В.И.: Это целая программа, не только возложения. Есть мероприятия в библиотеках, это программы во Дворцах культуры, может мы просто там не бываем.

Т.С.: Это то, что действительно проанализировано, потому что каждое мероприятие, на него приносится новая смета. Мы их изучали, у меня так же возникали вопросы, как у финансиста. Это проработано. Это не только возложить цветы, а непосредственно это сама программа, в ней потом нужно видеть, что именно и где происходит. Первое – это где цветы возлагали, какое-то шествие, дальше в каких-то библиотеках, в каких-то художественных выставочных залах проводятся мероприятия, и, может быть, в общем люди не видят, но мы решили, что мы будем это освещать, потому что так людям непонятно, и у нас также возникают вопросы, что там. Поэтому мы сделали на этом акцент, о том, что проводятся культурные мероприятия, они включают в себя по смете точечно там и там проведение, люди должны знать, что это происходит, где и мы будем это освещать.

— Какие вы лично, Татьяна Викторовна, можете для себя выделить три главных приоритета в этом бюджете?

Т.С.: Первое – это социально-экономическое улучшение всей области, это главное, скажем так. Это увеличение доходной части, которое позволит потом нам всем увеличить ресурс для того, чтобы улучшить снова таки состояние наших людей, направить денежные средства на те областные программы, которые существуют. Вот так.

— То есть социально-экономическое развитие и увеличение доходов?

Т.С.: Безусловно. В социально-экономическом развитии все – это и повышение уровня образования, это и культура, и спорт, безусловно, самый главный приоритет – это капитальное строительство, капитальный ремонт всех областных учреждений, которые находятся в областном бюджете, финансируются для того, чтобы предоставлять потом услуги нашему населению лучше. Поэтому мы акцентируем этот вопрос.

— Вы сказали о социально-экономическом развитии. Несколько дней назад стало известно, что в Кабинете министров Украины под конец 2019 года решили урезать финансирование соцэкономической субвенции, для Николаевской области это фактически минус 70%. Вам известно, как это произошло и каким образом можно продолжать социально-экономическое развитие, если хотя бы на этот год нам урезали субвенцию?

Т.С.: Мы же говорим об областном бюджете. Мы говорим о тех деньгах, которые зарабатывает область. Мы понимаем, что доходная часть будет составлять миллиард 300 миллионов и мы отвечаем, что те деньги, которые мы соберем здесь на область, это то, что от нас зависит. Если ставятся определенные задачи на государственном уровне, государство сегодня и анонсирует, что будет помогать и развивать, и ищет на то дополнительные средства у себя, в государственном бюджете, которые будут помогать области. Но немножко меняется у государства подход. Не расплывчато давать куда-то, а конкретно на целевое использование, для того, чтоб потом спросить, как мы по целевому использовании потратили эти деньги. Потому что размытые суммы денег на местах и потом как-то они используют. Вот то, о чем мы сегодня говорили – анонс Президента – пять школ, пять садиков, пять спортивных учреждений. Непосредственно по инфраструктуре, что мы определяем, какие стратегические вопросы, мы туда тоже точно так же будем вовлекать и областные деньги, и деньги Государственного бюджета, и ГФРР.

В.И.: Понимаете, правду про это распоряжение, я думаю, мы на уровне области ее не узнаем. Обратите внимание, когда подается закон о Государственном бюджете, там субвенции нет. Эта субвенция появляется после того, как она проработана в Парламенте. Уменьшаются расходы и появляется субвенция на социально-экономическое развитие территории, как все говорят – депутатские деньги. Распоряжение выдавалось, если я не ошибаюсь, в июле. Правильно или неправильно его сокращать? Конечно, конец года, я считаю, что это с одной стороны неправильно. Распоряжения еще нет. Может, там поменяются какие-то объекты. Оно ж было приостановлено месяца три-четыре, были манифестации перед Кабмином, перед Верховной Радой. Я не удивлюсь, если там окажется по Украине 1,7 миллиардов урезается, а придет другое распоряжение, что эти 1,7 миллиардов просто выльются в какие-то другие объекты, другие территории или еще что-нибудь.

— Ну, Украина, все-таки, из областей состоит.

Т.С.: Мы же почему и говорим, что мы не знаем этого, не можем комментировать, что где-то кому-то больше, может, как Вадим Павлович говорит, это было определение, что это депутатские направляются, сегодня это понятие уходит. Сейчас смотрят, где на территории есть какой-то фурункул, надо срочно помочь, туда и будут направляться эти деньги.

В.И.: Мы не можем еще исключать одного. Если смотреть СМИ, то у нас Госбюджет не исполняется. Если не исполняется Госбюджет, значит, какие-то расходы могут быть недофинансированы. По законодательству, какие? В первую очередь капитальные расходы. Поэтому тяжело судить там, где ты не участвуешь.

— Я просто не до конца понимаю подобной политики государства, когда оно ставит в приоритет развитие по социально-экономическим направлениям и при этом урезает субвенцию на 70% для областей по социально-экономическому направлению. Вот, что смущает.

Т.С.: Мы просто понимаем, что оно будет перераспределено как-то по-другому.

— Ну, сейчас середина декабря, даже если перераспределят, у вас не будет времени уже, чтоб их использовать, это будет невозможно.

Т.С.: Невозможно.

В.И.: Может появиться строчка в Госбюджете, если она уже не появилась, что они дают разрешение эти остатки на следующий год оставить по тем объектам. Я ж говорю, не исключено, что эти 1,7 миллиарда, они появятся, только появятся в другом ракурсе, с другими объектами. Возможно, не в той сумме, может там будет меньше, а, может, будет еще больше, но с другими объектами. Это мое субъективное мнение.

— Николаевскую и Херсонскую таможни решили объединить с центром, с руководством в Херсоне. Может ли это как-то сказаться на бюджете Николаевской области?

В.И.: Ни один налог и сбор, который идет нашей таможне, не идет в областной бюджет. Единственное что, когда был таможенный эксперимент и перевыполнение 50% от их индикативных показателей шли на финансирование дорожного хозяйства. Было это два года, в этом году уже этого эксперимента нет, уже создан дорожный фонд, поэтому на областной бюджет, на местный бюджет оно никак не повлияет.

— Собираетесь ли вы продолжать практику микропроектов, которая была внедрена, как альтернатива так называемым «депутатским» деньгам?

Т.С.: Александр Васильевич уже сказал и я хочу подчеркнуть, что мне также непонятно понятие «депутатских» денег, я хочу еще раз акцентировать внимание на том, что есть территория и есть депутат того или иного округа или территории. И задача сегодня депутата помочь тому округу, чтоб те проекты, которые нужны тому округу, социально-значимые заходили в облгосадминистрацию в том виде, чтоб отвечали всем действующим нормативным документам. Я хочу сказать, что мы столкнулись с тем, как у нас проходит капитальный ремонт в школах. Сегодня вы почти нигде, я могу сказать, не увидите в школах вентиляции. А это то, что обязательно в проекте должно быть. Его, возможно, раньше никто не оценивал, не обращал внимания, но если мы говорим, что мы заботимся о нации в целом, то, прежде чем финансировать проект, мы должны проверить его, то, что там есть пожарная безопасность, вентиляция, потому что там наши дети. И я говорю не только о школах, о садиках, я говорю вообще обо всех социальных учреждениях, где пребывают люди, где, возможно, будут. На это раньше не обращали внимания, я смотрела, что приходит, смотрела анализ, на то, что подавалось с кандачка, заказывалось, давали деньги на финансирование, я считаю, что от этого надо отходить, и мы будем все делать для того, чтоб те проекты, которые уже есть в работе, были доработаны соответственно нормам, которые сегодня существуют в государстве. И не допускать в дальнейшем таких нарушений. И задача депутата – выйти на свой регион, на свой округ и помогать на месте, привлекать профессионалов для того, чтоб эту проектную документацию по тем проектам приводить в соответствие с действующим законодательством, чтоб это приносило пользу людям.

— То есть, микропроекты продолжат работать?

Т.С.: Возможно и будут, возможно под другим направлением, и опять таки хочу сказать, что микропроект должен отвечать действующему законодательству.

— Вы упомянули пожарную безопасность в школах и других учреждениях. В контексте трагедий в Одессе – пожара в детском лагере «Виктория», пожара в колледже, вопрос об установке системы пожарной безопасности в подобных учреждениях встал особенно остро. В прошлом году сотрудники управления ГСЧС провели проверки и пришли к выводу, что во многих учебных заведениях нет таких систем. В этом бюджете на 2020 год заложено финансирование на установку систем безопасности?

Т.С.: Это внутренние расходы, которые уже внутри у каждого распорядителя.

В.И.: Смотрите, решением сессии, если возьмете проект, тут выделяются расходы на потребление, коммунальные платежи, развитие. А внутри это уже полномочие главного распорядителя сделать свой приоритет.

Т.С.: А главный распорядитель – это департамент образования, а дальше распорядители низшего уровня – школы, детские садики и больницы.

В.И.: Или мы покупаем 100 тарелок, или мы делаем пожарную безопасность.

— А вам не кажется, что пожарная безопасность – это приоритет?

Т.С.: Смотрите, это приоритетно и с учетом того, какие есть полномочия у областной государственной администрации, то есть, мы нацеливаем на главных распорядителей, потом есть низшего уровня – это и больницы, и школы, и школы-интернаты, заведения культуры и так далее, о том, что приоритета надо придерживаться. Но это ответственность…

— Вы говорили, что встречались с главными распорядителями, среди них и Елена Удовиченко, вы ей ставили этот вопрос, как приоритетный?

Т.С.: Это всем ставится, как приоритет, о том, что, я опять таки говорю, всем главным распорядителям пересмотреть все расходы на соответствие нормам действующего законодательства. Сегодня речь идет, и Кабинет министров поднимает этот вопрос, и мы ставим вопрос о столовых. Какие сегодня в школах столовые, отвечают ли они, сегодня делается анализ, и вы знаете, что супруга Президента как раз занимается этим вопросом, в первую очередь, это питание детей в школах. Мы проанализировали состояние столовых в регионе и приоритетно сейчас будет идти помощь туда, где совсем в плохом состоянии столовые, потому что есть места, где вообще нет горячего питания, к сожалению, это Ольшанская школа, мы об этом знаем.

— Я понимаю, что это важно, но, насколько я помню, в прошлом году сотрудники ГСЧС говорили, что без систем пожарной безопасности школы вообще не могут открываться и работать. Вопрос столовых, по идее, должен быть на втором месте, а на первом – пожарная сигнализация…

Т.С.: Мы говорим в целом, что все абсолютно требования, которые ставятся всем учреждениям, они должны им отвечать. Поэтому и ставится задача перед руководителями всех структурных подразделений пересмотреть все свои здания, сооружения, соответственно действующему законодательству.

В.И.: Я еще подчеркну один момент – в бюджете есть 100 миллионов, называются они – собственные поступления бюджетных учреждений. Что это такое? То есть, кроме того, что они получают с бюджета общего фонда или с бюджета развития, какие-то деньги они еще зарабатывают. Даже не так, если есть какие-то социальные учреждения, у них бабушки-дедушки лежат, они получают какие-то пенсионные деньги. Есть училища, они какую-то производственную деятельность проводят.

— Ну школы же не имеют собственных доходов.

В.И.: Я говорю про областные учреждения. То есть, в областном бюджете 100 миллионов таких денег, это не мало, поверьте. Тут тоже, если я руководитель того же самого ПТУ или интерната для людей пожилого возраста, я же тоже должен сделать какой-то приоритет. Или я потрачу, себе премию выпишу – пять окладов, три оклада или я куплю сигнализацию.

— Я до сих пор не совсем понимаю, почему этот вопрос не ставился, как приоритетный  перед распорядителями бюджета, учитывая то, что учреждения не оборудованы этой сигнализацией в большинстве. Те трагедии, которые произошли совсем недалеко от нас – это страшно. Мне кажется, что вопрос должен стоять именно таким образом и к тому же жестко контролироваться. Я думала, что именно так вопрос и будет стоять.

Т.С.: Я же вам говорю, мы заслушивали распорядителей по расходной части и мы говорили о том, что есть приоритетным для каждого учреждения.

— И вы выделяли пожарную безопасность?

Т.С.: В том числе, и пожарную безопасность, питание, состояние помещений в целом, там, где учатся дети или там где лечатся граждане, в целом по каждой сфере. Это приоритетные вопросы в первую очередь.

— Русский драматический театр. Во-первых, можете объяснить, почему в самом бюджете написано, что на него выделяется 1,4 миллиона, при этом в первую очередь сказано именно о реконструкции, а в скобках о проектно-сметной документации?

Илья Лукин: Так пишется, это норма, мы не можем написать просто о проектно-сметной документации. Мы пишем «в том числе проектно-сметная». Может быть даже так, что сумма на ПСД будет меньше, и мы этот  остаток потом используем на строительство. Проектант может, например, сказать – 1 миллион 200 тысяч. Остается 250 тысяч, мы их переносим уже на  реконструкцию. Чтоб потом себе не иметь проблем, мы пишем так.

— Практически сразу после вступления в должность глава ОГА говорил о том, что у него есть целый список зданий, которые из областной собственности должны перейти в городскую. Вопрос поднимался еще несколько лет назад и его суть в том, что областные учреждения в большинстве посещают жители Николаева. Есть ли у вас сейчас понимание, кто будет заниматься ремонтом русского театра?

И.Л.: Скорее всего, у нас будет сначала экспертиза, мы должны понимать, сколько это будет…

— Да, но есть ли понимание, кто именно будет в итоге ремонтировать театр?

В.И.: Давайте делать по закону. Пока мы не передали, оно наше. И будем делать мы.

— Татьяна Викторовна, какое ваше мнение, как вы будете решать этот вопрос, будет ли какой-то диалог с городом у вас?

Т.С.: Обязательно. В первую очередь, сегодня стоит приоритет, что в Николаеве находятся очень много тех или иных учреждений, которые посещают горожане, а не в целом жители области. Городской бюджет намного более мощный, сильный и он может себе позволить ремонт и реконструкцию. Для этого нужна взаимосвязь между горсоветом и облсоветом, и облгосадминистрацией. Мы хотим акцентировать внимание на том, что это вопрос окончания реформы децентрализации, когда все передается на места и это один из моментов, когда все, на сегодняшний день еще областные учреждения, которые финансируются из области, а находятся в городе и используются только горожанами, на мой взгляд, они должны быть переданными на баланс бюджета города. Это определенная процедура, мы будем ставить эту задачу, потому что мы должны разгрузить областной бюджет для того, чтобы непосредственно у нас появились другие деньги, для того, чтобы те объекты, они правильно называются – областные, финансировались больше.

— У города есть такая политика – передавайте объекты, но с финансированием. Если вам это поставят, как условие, что будете делать?

В.И.: Посмотрим, что будет с шахматным клубом, когда его отреставрируют, возьмут они его или не возьмут. Вы задали вопрос по театру. Вот если вы возьмете статью Бюджетного кодекса, там есть театры, которые финансируются за счет городского бюджета, и за счет областного бюджета. Тут вообще нарушений никаких нет. Исторически так сложилось, что они просто были на балансе области.

— Да, но есть закон, а есть логика, иногда они идут вразрез.

В.И.: Согласен, есть закон, а есть логика. Возможно, нужно что-то в областной собственности оставить, что-то оставить Николаеву. Должны быть переговоры. Давайте возьмем те же самые музеи. Сколько у города на балансе музеев? Краеведческий наш филиал мы финансируем и мы говорим только о Николаеве, а Очаков? А Первомайск? Почему Вознесенск уже 15 лет, а может больше, забрал свой музей имени Кибрика? А до сих пор у нас очаковский филиал, в том же Первомайске музеи, это тоже города. У Очакова сейчас воинские части есть, хорошо исполняется бюджет, об этом тоже надо говорить.

Т.С.: Здесь только желание облгосадминистрации, этого очень мало, здесь нужно понимать, что думают депутаты городского совета и областного, насколько у них понятие хозяйственности есть. Поэтому будем призывать к разуму, а дальше, как получится.

— Вопрос, который лично меня смутил. Я понимаю, что есть такое понятие как целевое направление средств, я понимаю, что существует экологический фонд, тем не менее, я не совсем могу понять, какой логикой руководствуется распорядитель средств, в данном случае, когда на раздаточную литературу с призывом сохранять окружающую среду тратят 250 тысяч гривен? То есть, на глянцевую, скорее всего, бумагу, брошюры, которые будут выбрасываться и не факт, что в мусорные баки. Далее, больше одного миллиона на транспорт в ландшафтный парк, 40 тысяч на проведение экофестиваля. И при этом, койко-день ребенка в интернате стоит около 50 гривен. 65 гривен стоят лекарства на один день для пациента. Что можно на них купить? Еще раз, я понимаю, что это экологический сбор, это программа и так далее, но мне просто непонятна эта логика. Какое ваше личное мнение по этому поводу?

В.И.: Вы правильно сказали – это экологический фонд. Это постановление Кабинета Министров, куда эти деньги имею право расходовать. С этих денег вы не увеличите медикаменты, вы не увеличите заработную плату. Кроме тех мероприятий, которые определены в постановлении, вы ничего не увеличите. Если есть вопросы, может, они где-то и правильные, но если у нас есть территории ландшафтных парков, четыре или пять у нас ландшафтных парков, там не нужен транспорт?

— Я говорю о приоритетах.

В.И.: А парк можно обойти без транспорта?

Т.С.: На сегодняшний день в Украине очень много законодательных, нормативных документов работает. И все, и депутаты Верховной Рады, и Кабинет Министров сегодня сталкиваются с тем, что многие нормативные документы, они немножечко, как вы выразились, не отвечают логике. И наша цель и задача сегодня, когда мы сталкиваемся на местах с такой позицией – информировать министерство через депутатов Верховной Рады, с чем мы столкнулись и наши предложения по внесению изменений в те или иные нормативные акты, а уже депутаты Верховной Рады по своей направленности выходят и понимают, что это такое, почему это не так и уже формируют непосредственно в комиссии Верховной Рады внесения изменений в те или иные нормативные акты. Вы видите, как Верховная Рада быстрыми темпами работает, потому что мы видим, что чему-то что-то не соответствует или логике не поддается и нужно вносить или новый документ создавать, или вносить какие-то изменения в старый, поэтому одна надежда на то, что мы все это поменяем, приведем в соответствие и логически будет понятно, в каких рамках развиваться любой отрасли нашей.

— Сколько в бюджете на 2020 год заложено денег на ремонт местных дорог?

Т.С.: 74, 9 миллиона…

В.И.: 556 миллионов – это субвенция, 74,5 миллиона на ремонт не именно местных дорог. Тут уже будет подана программа, и мы по законодательству имеем на дороги местные, плюс софинансирование дорог государственного значения, могут быть кредитные деньги, но есть условие, что должно быть софинансирование из местных бюджетов. Если вы помните, два или три года назад была такая ситуация, что на дорогу в Казанке выделяли деньги кредитные и там надо было 13 миллионов, и Казанка выделяла эти деньги и районный бюджет выделял, и областной бюджет выделял эти деньги на софинансирование. Сейчас 74,5. Говорят, мало. Однозначно мало. Но я говорю, мы должны из этих 1,3 миллиарда сделать приоритет и быть честными. Или мы содержим наши учреждения, или мы делаем соотношение, допустим, у нас 70% - программа содержания, 30% - бюджет развития, мы должны быть друг перед другом честными. Поэтому возвращаясь к вопросу, почему столько на медикаменты или питание. А тут почему сколько? Тоже можно задать этот вопрос. По питанию и лекарствам это субвенция из Государственного бюджета, то есть, делается приоритет – или мы получаем услугу, или… Все говорят, реформы не нужны. Так давайте посмотрим, сколько можно так жить, 28 лет. Мы должны понимать, что не должно уже быть содержание бюджетных учреждений. Должна быть услуга. Если за эту услугу не войдут туда медикаменты, понятно, что реформа провалится. А если человек почувствует, когда придет в больницу, это будет конкуренция, я делаю выбор – я могу пойти как в городскую больницу, так могу пойти и в областную больницу. Это конкуренция. А то, что мы будем рассказывать, что мы содержим наши предприятия, где могут быть 10 тысяч квадратных метров, а сидят там 50 учеников, это ж неправильно. 50 учеников и 75 – персонала. Мы должны себе сказать правду и не быть популистами? Что надо что-то с этим делать. Берем мы учреждения наши областные, интернаты, ПТУ. Почему в одном интернате ученик обходится в 50 тысяч гривен в год, а в другом – сто? Если тому интернату, где ученик обходится в 50 тысяч, дать сто тысяч, то там, наверное, и питание будет, и медикаменты, и бассейн, и реабилитация, и что хочешь, будет. Вот в этом «почему» мы должны все вместе разбираться – и исполнительная власть, и депутаты. А есть же куча государственных программ, которые идут, и это все централизовано. Медикаменты поступают в наши больницы централизовано. Это же тоже не учитывается.

Т.С.: И тут нельзя говорить, что на одного больного выделяется только 65 гривен. Это из областного бюджета выделяется, есть еще масса всего, это разные программы.

В.И.: Есть программы закупки лекарств. Задайте вопрос в облздрав, сколько проходит централизованных закупок. Мы не будем задавать эти вопросы, когда пройдет н-ное количество времени и когда, не дай Бог, кто-то попадает в больницу, будет ли эта услуга, будут ли включены медикаменты, получит человек эту услугу или не получит. Мы сейчас, грубо говоря, друг друга обманываем, говорим, что все бесплатно, но все прекрасно понимают, что медицина давно, с 1991 года, и образование – это все платно.

— Возвращаясь к теме дорог, есть ли уже перечень дорог, которые будут ремонтироваться?

Т.С.: Есть программа, там перечень.

— Вы ознакомились с этим перечнем, он вас удовлетворил?

Т.С.: Если говорить о дорогах Николаевской области, то мы вообще не можем говорить, что нас что-то удовлетворяет. Потому что это очень маленький мизер – 74,5 для того, чтобы хоть что-то, хоть где-то точечно делать. Мы надеемся на то, что было заявлено, что будут денежные средства с ЕБРР выделены, и, соответственно, Николаевская область вошла в тот перечень, где будут непосредственно деньги выделены на новое строительство дорог и на их реконструкцию. Только на это надежда, потому что это слишком маленький мизер для того, чтобы показать. Николаевская область очень большая, а эта сумма, она… Плюс 556, то есть всего 630, где-то полмиллиона, но это, все равно, незначительная сумма денежных средств.

— В контексте этого вопроса, если произойдет объединение Служб автодорог – николаевской и херсонской с центром в Николаеве, есть ли в этом случае опасения, что нас перестанут слышать?

Т.С.: Пока это только разговоры и мы делаем все для того, чтобы у нас оставить наши службы.

— А что вы делаете?

Т.С.: Переговоры ведем, доказываем, что это необходимо.

— На сегодняшний день есть план социально-экономического развития Николаевской области на 2020 год?

Т.С.: Конечно. А сейчас дополнительно разрабатывается Стратегия развития Николаевской области до 2027 года.

— Бюджет разрабатывается исходя из плана?

В.И.: Разрабатывается по показателям социально-экономического развития, они есть. И на основании этих показателей нас, конечно, больше всего интересует фонд заработной платы. Показатели утверждены распоряжением главы администрации и Кабинетом министров. Программа социально-экономического развития в этом году была продлена. Сейчас она будет продлеваться и готовится Стратегия до 2027 года.

Т.С.: И уже, когда будет утверждена Стратегия, будет меняться Программа социально-экономического развития, потому что именно в Стратегию будут вноситься те мероприятия, которые Программой должны выполняться. Пока сейчас продлевается на 2020 год та Программа, которая есть.

— То есть, Программа устраивает?

Т.С.: Она действующая и существующая, я не говорю, что она устраивает, она продлевается. Это опять же вопрос тот, который вы задали по Департаменту экономики. Это работа этого Департамента.

— В ваших же силах не продлевать Программу.

Т.С.: А если ее не продлим, соответственно все мероприятия социально-экономического развития, они не могут закладываться в бюджет.

— Что делать, если она вас не устраивает , эта Программа?

Т.С.: Вносить изменения.

— Вы вносили изменения?

Т.С.: В данный момент нет.

— Почему?

Т.С.: У нас не было времени на это. Это была работа Департамента экономики, о которой я сказала.

— То есть, по сути, бюджет составлен с учетом Программы социально-экономического развития, которая на данный момент не устраивает, но продлевается?

Т.С.: Я не говорю, что она совсем не устраивает, просто мы разработаем уже более интересную, по-другому приоритеты расставим, но на данный момент она продлевается на 2020 год, а Стратегию развития Николаевской области мы должны закончить до февраля, в феврале будем представлять Стратегию и уже тогда, когда будет создана Стратегия, будет создана новая Программа социально-экономического развития.

— Спасибо за интервью.

Беседовала Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ».

 

Юлия Акимова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика