Спасское урочище и его фонтаны

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1330 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(798)         

Озеленение городов, устройство садов и фонтанов всегда считалось в Европе показателем стабильного экономического развития и безопасности государства. Только процветающие городские общины могли себе позволить содержать общественные парки, источники и водоемы.
Средневековые города вырастали из укрепленных замков, территория которых устраивалась предельно прагматично и была призвана защищать жителей от нападений врагов. Собственный сад с фонтаном при усадьбе могли содержать только аристократы или очень богатые жители. Остальные довольствовались поездкой на выходные в предместья, которые со временем превратились в стихийные парки и общественные бульвары. Булонский лес в Париже и парк Мэдисон в Нью-Йорке стали городскими благодаря жестким запретам на любое строительство в этих зеленых зонах.

Европейская традиция превращения лесных предместий в городские зеленые зоны не прижилась в Николаеве по простой причине - в нашем городе не было лесистых окраин. Природа и степной климат не могли подарить горожанам готовые парки, сады и бульвары. Их нужно было создавать упорным трудом нескольких поколений людей. Первые администраторы, по словам городского историка Г.Н. Ге, буквально «каленым железом заохочивали обывателей к разведению садов и огородов».
В начале ХIХ века главный командир Черноморского флота и портов маркиз Иван Иванович де Траверсе запретил раздавать под застройку адмиралтейские земли в Спасском урочище. Специальным указом военный губернатор Николаева приказал разбить в этом месте парк и засадить его «привезенными заморскими деревьями и растениями». Параллельно из канцелярии градоначальника последовало распоряжение всем горожанам устраивать при своих усадьбах «сады грецкого ореха, яблони и шелкового тута».
Озеленение города было очень трудоемким и сложным делом. Сероземный грунт не задерживал влаги на поверхности, а пропускал ее в подземные пустоты. Первые деревья не приживались в городе, они засыхали без интенсивного полива и должного ухода. Понадобилось несколько десятков лет, чтобы сформировался необходимый состав почвы для растительного покрова. Поэтому жителям запрещалось рубить взрослые деревья для хозяйственных нужд и строить дома на месте разбитых садов.
Масштабное озеленение города и первые общественные бульвары в Николаеве появились при губернаторе А.С. Грейге. Продолжая дело де Траверсе, он заботливо ухаживал за диким и фруктовым садами при адмиральском доме, построил новую красивую оранжерею взамен старой обветшавшей, вплотную занимался акклиматизацией деревьев и кустов. По его распоряжению был озеленен юго-западный склон Спасского кургана от обсерватории до дороги в Лески. Здесь на месте сплошных песков, которые тучей пыли покрывали город, появился парк, существующий и поныне (Пионерский парк).
Были разведены сады при новом Штурманском училище и при Черноморской кадетской роте. Поддерживался в хорошем состоянии казенный фруктовый сад у третьего Спасского источника.
Именно при Грейге началась биография современного Бугского бульвара. В 1826 году по его приказу была уничтожена городская свалка на склоне Военной гавани и разбит бульвар, который стал украшением города и местом летнего отдыха жителей.
Попытки администраторов насильственно озеленить город наталкивались поначалу на ожесточенное сопротивление мэрии. Алексей Самуилович Грейг предложил гласным Николаевской Думы выкупить уже разбитый бульвар у флота, чтобы на эти деньги замостить его и благоустроить для общественных гуляний. Депутаты наотрез отказались тратить бюджетные деньги на «прельстительное праздношатание» и выдвинули губернатору предложение взимать плату за посещение парка, а на вырученные деньги благоустроить дорогу. Тогда адмирал поступил жестко: он поставил перед правительством вопрос о возврате части городских земель Морскому ведомству и, получив разрешение, присоединил к флотскому хозяйству всю береговую полосу вдоль Ингула и Бугского лимана. Магистрат спохватился поздно. Все его попытки отсудить эту территорию закончились неудачей.
Первая попытка покуситься на общественную парковую зону со стороны частного лица принадлежит подрядчику Ивану Бертневу. В 1844 году, пользуясь временным отсутствием в городе военного губернатора М.П. Лазарева, он правдами-неправдами сумел убедить штабных интендантов выдать ему разрешение на строительство двух складских помещений для корабельного леса на береговом склоне. Подрядчик срубил 4 дерева и заложил фундамент строений.
Реакция вернувшегося из Севастополя адмирала была молниеносной: купец оштрафован на 160 рублей, фундаменты немедленно разобраны, а должностные лица, виновные в незаконном отводе земли, получили различные взыскания.
В 1845 году губернатор отдает распоряжение высадить аллею деревьев на Спасском спуске и разбить на западном склоне военной гавани сад. Именно при Лазареве этот район города начал оформляться как зона отдыха жителей.
В середине ХIХ века Спасский сад раздробился на ряд хозяйственных и административных участков, общая площадь зеленой зоны сократилась. На его территории появилось урочище Сухой Фонтан, построены Воловий двор, Спасская верфь и Спасские казармы. В 1889 году обширная территория была отдана под дачи №№ 1-31 и речной Яхт-клуб.
Зимой 1919-го местные жители полностью вырубили Спасское урочище, чтобы протопить холодные дома. В этом же году пьяные анархисты сожгли Потемкинский дворец.
С фонтанами и водоснабжением в городе тоже очень долго не ладилось. Спасское урочище на протяжении всего позапрошлого столетия было единственным местом, откуда население могло получать чистую питьевую воду. Мощный родник, находившийся на вершине Спасской балки, в береговых лоциях назывался фонтаном или водометом. От этого источника вода поступала в Потемкинский дворец, баню, кухню и другие хозяйственные постройки Спасска. Еще два отвода проложили к Спасской пристани и Спасскому бассейну. В начале 60-х годов ХIХ века родник давал в сутки 11500 ведер воды.
Помимо основного фонтана, в этом урочище было еще два поменьше: один располагался на вершине балки в самом начале спуска к Бугской переправе, второй находился на самом берегу Бугского лимана - от него была проведена первая очередь Спасского водопровода в дом Главного командира Черноморского флота и портов. Именно этот источник питал знаменитый Дворцовый фонтан.
После вырубки Спасского урочища и тектонических изменений в почве, возникших после землетрясений в 1830 году, затем в 1929-м (5 баллов по шкале Рихтера) и в 1951-м (4 балла), - эти три фонтана иссякли. К началу 30-х годов ХIХ века перестал бить водомет у Варваровского спуска, источник Дворцового фонтана умер в конце девяностых позапрошлого века, и главный родник Спасского урочища высох во время немецкой оккупации.
В настоящее время на месте этих фонтанов построены жилые дома, стадион и различные хозяйственные сооружения. Вода ушла в пустоты, которые, по сведениям геологов, являются основной морфологической характеристикой подземных грунтов современного микрорайона «Сухой фонтан».
Перед самой войной вода еще шла самотеком с вершины Бугского спуска. Это обстоятельство побудило городские власти построить каскадные фонтаны Бугского бульвара, которые питались самотечной водой умирающего Спасского источника. Сооружение очень гармонично вписалось в ландшафт микрорайона и стало любимым местом прогулок и отдыха горожан в 70-80-е годы. Остатки деревьев древнего урочища и прохладная вода создавали неповторимый микроклимат, сделав район престижным. Здесь любили селиться партийные функционеры и городские начальники.
Однако интенсивное хозяйственное строительство изменило тектонику почвы микрорайона, и каскадный фонтан высох. Вода выбрала для себя новое русло, и подвалы высотных домов сегодня подтопляются. Личинки комаров в девятиэтажках плодятся круглый год и не добавляют жильцам бодрости.
Каскадный фонтан сегодня перестал быть каскадным. Электронасос гонит воду от лимана наверх, заставляя ее под напором заполнять бетонные емкости на разных уровнях. Ночью электродвигатель выключают и наступает привычная духота.

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика