Активную избирательную кампанию я начну с момента, когда объявят выборы, – мэр Николаева Александр Сенкевич

прочтения: 8346
29.01.2020 12:04

В канун Нового года мы записали интервью с Николаевским городским головой Александром Сенкевичем, в котором поговорили с ним о его бывшем соседе-хулигане, о выборах, кладбищах, спросили его мнение о создании муниципальной полиции, о Соборной площади, о подготовке к выборам и о Дмитрии Коссе.

Также, среди прочего, мэр рассказал, почему завел аккаунт в Instagram, и когда начнет активную фазу своей избирательной кампании.

– Вы нам ранее рассказывали о ситуации, когда вам пришлось съехать из вашей квартиры на Молодогвардейской из-за дебошира. Как в итоге разрешилась ситуация?

– Он переехал, продал квартиру.

– Тогда возникает вопрос, что делать рядовым людям, если даже мэр не может справиться с такой ситуацией?

– А ничего не сделаешь, нужно менять место жительства, переезжать в другой дом, другой двор.

– А что с этими домами делать, ограждать забором?

– Зачем? Ждать, пока люди переедут, и так далее. Ничего с этими людьми не сделаешь, если даже полиция ничего сделать не может.

– Не может или не хочет?

– Наверное, не имеет полномочий. С другой стороны, всегда так было, что выбирают не дом, выбирают соседей. И если мы живем в многоквартирных домах, мы должны понимать, что кроме нашего личного пространства будет пространство других людей, с которыми часто придется пересекаться. Это общество, поэтому всегда, когда люди возмущаются состоянием своего дома, своей квартиры, своих соседей, у всех всегда есть выбор. Мы можем выбирать себе место жительства.

– Бытует мнение, что в Николаеве меньше строится жилья, что оно у нас дороже, чем в других областных центрах. В той же Виннице можно купить жилье дешевле и качественнее.

– Ну, это не совсем правда. Что касается жилья в Николаеве, то я считаю, что оно действительно переоценено. То есть застройщики загибают цены. А вторичка всегда подтягивается к первичке. Цены на недвижимость будут падать в Украине и в мире. В принципе, экономисты оценивают, что рынок будет действительно уменьшаться. Поэтому, я думаю, что нужно убивать в себе боязнь к изменениям.

– В апреле 2018 года вы в последний раз заявили об идее создания муниципальной полиции, после этого тема не поднималась. Или я не видел. Вы отказались от этой идеи? Потому что как раз-таки ситуация с соседом-дебоширом и полицией, которая была бы подконтрольна городу, могла бы выполнять функции, которые возложит на нее городской совет.

– Муниципальная полиция не сможет попадать в квартиры людей. Я считаю, что частная собственность должна быть священным правом, которое нельзя нарушать. То есть, если кто-то вломится к вам домой, вы имеете право его уничтожить, потому что он посягает на вашу семью. Муниципальная полиция будет заниматься немножко не тем, возможно штрафами, дружинники, которые будут контролировать порядок.

– «Дружинники» же у нас есть…

– Это не дружинники, это общественные организации, которые занимаются патрулированием, и у них тоже очень ограниченные полномочия.

– Давайте откровенно, люди идут в эти организации ради получения разрешения на ношение травматического оружия.

– Возможно. Сегодня доступ к травматическому оружию может получить, кто угодно. Что касается огнестрельного оружия, то это отдельный разговор.

А муниципальная полиция, мы пошли другим путем, мы работаем с Ассоциацией городов в направлении, чтобы это было закреплено на уровне государства, а не на уровне коммунального предприятия, которое нужно создавать на сессии городского совета. Когда эта идея появилась у меня, депутаты подумали, что Сенкевич создает себе персональную армию и поэтому поддерживать это они не будут.

– Я правильно понимаю, что Ассоциация городов станет инициатором какого-то законопроекта, который будет предусматривать создание по всей Украине муниципальной полиции?

– Да, точно.

А что будет представлять под собой эта муниципальная полиция?

– Там есть калька на европейский опыт. Если вы будете в каком-то европейском городе, то можете увидеть полицейскую машину, которая разукрашена в конкретные цвета. В Италии, например, в сине-красный цвет, и муниципальная полиция – красно-зеленый. Вы увидите, что одни ходят вооруженные автоматами, а вторые – делают замечания каким-то туристам, которые залазят на памятники, где написано: «Не залазить!». То есть фактически функции муниципальной полиции, которые есть в Европе, те же штрафы с парковками, в общем, то, что не требует силового метода.

– Грубо говоря, если городу переподчинить патрульную полицию, то было бы неплохо?

– Думаю, что подчинить ее невозможно будет, но создать такой орган, который бы финансировался из местного бюджета – можно.

– Просто мы тогда получаем две одинаковых структуры, которые выполняют одинаковые функции.

– Именно этот вопрос должен быть разрешен в этом законе про муниципальную полицию, чтобы убрать пересечение или оставить минимальное.

– Одна из самых «больных» тем на повестке дня – это дороги. И у этой проблемы есть несколько причин. Одна – это отсутствие необходимого количества средств для их ремонта. Но есть и вторая, не менее важная – отсутствие подрядных организаций, которые готовы и могут качественно выполнять работы. И Николаев не один такой. Но у нас эта проблема стоит очень остро. Если не брать фирму депутата Сергея Шульгача «Николаевавтодор» и одесситов «Дорлидер», «Полтавабудцентр», качество работ которых вызывает вопросы, больше никого нет. И какие-то ЧП, которые делают межквартальные проезды. Ведутся ли переговоры горсоветом с кем-то, чтобы другие фирмы заходили на тендера?

– В 2016 году ко мне приезжал руководитель компании «Анур» – это та компания, которая строила трассу «Киев – Чоп» и занимается ее обслуживанием. Приезжали к нам и сказали, что готовы, по тем временам, заходить на город при наличии суммы на дороги от 500 миллионов гривен. На что мы сказали, что у нас нет такой суммы. На что нам предложили: «Если вы с областью соберетесь и выделите сумму, то мы построим здесь завод и начнем работать у вас с дорогами». Но тогда на этот вопрос не откликнулась область и сегодня мы видим, что деньги на область у нас появляются, но они не реализуются.

Но здесь вопрос в другом, какими бы хорошими не были эти компании, если они проигрывают тендера, они не заходят. Мы не может гарантировать какой-то иностранной компании, что она победит в тендере. Какая-то условная «Полтавабудцентр» заходит и блокирует эти тендера в Антимонопольном комитете, потом нужно объявлять новый тендер.

– Эту проблемы вы уже озвучили премьер-министру Алексею Гончаруку?

– Я думаю, что он это понимает, потому что та же «Полтавабудцентр» заблокировала огромное количество тендеров на государственном уровне. Когда-то я сказал, что Prozorro не очень эффективный инструмент в продаже. Что касается товаров, то все легко. А что касается услуги – это совершенно другой вопрос. Цена не может быть определяющим фактором при выборе поставщика услуги. Это все можно собрать и сделать, но это не будет показателем качества. Нет такого, как в электронных аукционах типа Ebay – рейтинга продавца. Чтобы некоторые продавцы просто никогда не смогли бы принять участие, при наличии опыта и технической базы. Все это нужно дорабатывать. Надеюсь, Максим Нефедов этим займется.

– Что для вас Соборная площадь?

– Эту публичное пространство, которое стало сегодня не местом поклонения каменному истукану, а местом, где люди встречаются, празднуют, расслабляются. Пространство, которое есть в каждом европейском городе.

– А если одним словом?

– Это площадь объединения людей – Соборная.

– Ну, не всех она объединила, не всех.

– В конце концов, всегда так было.

– Когда она будет введена в эксплуатацию?

– Я думаю, что весной, наверное, к концу марта – начало апреля.

– ДК «Молодежный» объявил торги на 360 миллионов гривен на реконструкцию здания. Я понимаю, что денег нет, но торги объявлены. Что делать? И не много ли это?

– Это очень много. Мы рассчитываем на то, что с объявленным тендером и разработанной проектной документацией мы получим средства из ГФРР и для этого нам необходимо провести все процедуры. От того, появятся у нас деньги в бюджете или нет, цифра не станет меньше, может больше со временем. Чтобы получать деньги, мы приняли решение отыграть тендер.

– То есть финансирование не из городского бюджета?

– Мы все же рассчитываем на наших народных депутатов.

– Они знают об этом?

– Да, мы озвучивали им эту тему при встрече.

– И как они на это отреагировали?

– С долей скептицизма.

– «Николаевводоканал» заявил, что необходимо 1,3 миллиарда гривен на реконструкцию водовода «Николаев-Днепр» и канализационный коллектор в Галициновке. Кто станет источником финансирования?

– Скорее всего, это будет кредитное финансирование какой-то из банковских институций, скорей всего, это будет Европейский инвестиционный банк

– Насколько действительна информация о том, что после поднятия тарифа на проезд в «Николаевэлектротрансе» пассажиропоток уменьшился и люди ушли на маршрутки?

– Это отвечает действительности.

– На много?

– Не могу ответить, но мне докладывал директор КП (Владимир Евтушенко - ПН), что пассажиропоток понизился.

– Еще одна проблема, которая в принципе характерна для многих городов, в том числе и для Николаева, это быстро устаревающий жилой фонд. Дома, которые строились в 60-70-х годах их гарантийный срок уже или истек или истекает.

– У них нет гарантийного срока, они просто себе живут, стареют и разваливаются.

– А в ключе того, что исключили из тарифа текущий ремонт, хотя он и так слабо делался.

Его в принципе никтоне исключал.Из-за него и был весь сыр-бор, когда появились управляющие компании, которые вернули его в тариф. Сегодня, благодаря измененному законодательству, деньги, которые заложены в тарифе на текущий ремонт, должны оставаться на текущий ремонт конкретного дома, а не солидарно откладываться на счет управляющей компании, а потом распределятся по их личному желанию. Все дома когда-то развалятся, другой вопрос, когда это произойдет? В следующем году или через 50 лет? Более того, все дома – это собственность. Когда вопрос касается мобильного телефона, у людей есть осознание, что он стареет, дешевеет. Когда касается автомобилей – все тоже это понимают, покупают новые, а не приходят через месяц на СТО и просят: «Сделайте мне текущий ремонт бесплатно или капитальный, это же вы мне ее продали». Человек, когда приобретает что-то в свою собственность, он должен понимать, что дальше долговечность этой собственности зависит от него самого.

– Какое решение тогда этой проблемы?

– Решение проблемы – это работа с мозгами людей и то, что мы пытаемся объяснить, что никто не придет чинить их дом, и разницы между жителями частного сектора и жителями многоквартирного дома нет никакой. Только первые осознали это и не просят починить им крышу, трубы и так далее, а жители многоквартирных домов еще не осознали, что их крыша и подвал, это их общая собственность, которая принадлежит им на праве совместной общественной собственности.

– Есть ли у вас статистика, сколько домов уже ушло от «Місто для людей Миколаїв»?

– У меня нет статистики, у меня есть данные, что после проведения этого конкурса очень сильно увеличились темпы создания ОСМД. Кроме того, могу сказать, что за последние четыре года было создано около 400 ОСМД. Это больше, чем было создано объединений за все время Независимости. Моя позиция, что мы обязаны помогать всем людям, которые согласились и поняли, что они сами должны обслуживать свои дома, мы должны им помогать всяческими программами по ОСМД и помощи по капитальным ремонтам. Всем, кто сидит и ждет – их дом развалится раньше.

– Можно ли назвать Николаев современным европейским городом?

– Николаев, как и любой украинский город нельзя назвать современным европейским городом. Хотя зависит от того, что в этом смысле иметь в виду?

– Комфортный для проживания город.

– Смотря, какие у вас потребности и желания к комфортной жизни. Если вы хотите сказать, что уедете заграницу, будете столько же работать и жить намного лучше, я сомневаюсь. Мне кажется, комфорт состоит не от состояния города, не от состояния страны, а от вашего желания что-то изменить в своей жизни.

– Спорно, мне кажется, здесь должно сходиться и одно, и другое. Почему из Николаева ушли все сетевые магазины брендовой одежды?

– Не знаю, я не занимаюсь брендовой одеждой. Наверное, одна из причин, это нежелание бизнесменов открывать здесь торговые центры, потому что за брендовой одеждой николаевцы ездят в Херсон и Одессу.

– Потому что у нас их нет.

– Ну, правильно, потому что нужно их построить, город же не будет строить супермаркеты.

– А почему? Почему город не может сделать коммунальный супермаркет?

– Потому что город – плохой бизнес-управляющий. Город должен обеспечивать минимальные функции для жизни. Уже доказано, что город не может быть бизнес-управленцем. Коммунальная неэффективность происходит.

– Город может создать условия для бизнеса.

– Он создает условия для бизнеса. Пожалуйста, все, что от городских властей зависит, мы делаем. Я всегда говорю: «Не нужно у меня спрашивать, что город делает для бизнеса, спросите об этом представителей бизнеса».

– Давайте откровенно, если сегодня приедет какая-то фирма и скажет: «Хорошо мы готовы», сколько будут проходить на сессии земельные вопросы?

– А здесь давайте разделять, где вопросы, которые касаются города, а где депутатов горсовета.

– Ну, нельзя это разделять, нельзя разделять власть на мэра и депутатов горсовета.

– Можно и нужно. Если мы говорим о каких-то документах, которые будут задерживаться и проходить каких-то чиновников – это одно. А когда депутаты не голосуют, вы же не можете их заставить. Ну не хотят они голосовать, как я их, как мэр, могу заставить? Я могу заставить работать чиновников, депремировать, выгнать. Я не могу заставить депутатов принять ТЭЦ в собственность города, хотя я считаю, что если быть бизнесменом, то нужно понимать, что если тебе не нужен такой актив как ТЭЦ, а тебе его предлагают бесплатно, то возьми его и отдай в концессию и заработай денег.

– Там ведь устаревшая материально-техническая база.

– Но он же не убыточный, такой как облтеплоэнерго, он генерирует электричество.

Он генерирует, сколько отапливает. Летом же он не генерирует.

– Нужно модернизировать его, вложить туда деньги, поставить твердотопливные котлы, посмотреть, как работает турбина. Но это не будет делать город, это должен делать бизнес. Нужно отдать в концессию – государственное частное партнерство. Но для этого нужно взять его в собственность, а если сидят 28 человек и не могут нажать на кнопку, потому что у них есть свое особое мнение, тогда нам придется чинить трубы.

– Хорошо, вопрос депутатов и городского головы. Я понимаю, что ваша позиция, что городской голова – внепартийный, самовыдвиженец, не имеющий никакого отношения к каким-либо партиям.

– Сегодня? Да.

– Какая, по вашему мнению, самая оптимальная избирательная система для городского совета?

– Я думаю, мажоритарная система.

– Думаете, она себя оправдает?

– На местных выборах да.

– Берем условного депутата «С», который «засеял» свой округ гречкой и его все любят за это. На этом же округе есть перспективный кандидат, но без денег он же не пройдет.

– Люди, которые голосуют, заслуживают тех, кого они получают. Значит да, так будет. Но только вопрос в другом, под политической силой может зайти 10-30 «С» и быть должны, а когда каждый из них самостоятельная единица, то один «С» уже в поле не воин – ходит со своим голосом и пытается его куда-то притулить, а он может быть никому не нужен.

Все понимают, что никто из действующих мэров не будет выдвинут от Зеленского. Все понимают, что их мнение никак учитывалось при голосовании за эту новую избирательную систему, так зачем тогда переживать? Мы принимаем условия игры. Каждый работает над персональным рейтингом. Вот и все.

– Но вы уже готовитесь?

– У меня нет для этого времени, к сожалению, или к счастью.

– Не юлите, вы же активно готовитесь к выборам.

– Секундочку, выборы закончились - выборы начались. Я четыре года работаю на следующие выборы.

– Александр Федорович, я соглашусь, вы работаете. Но то, что вы уже готовитесь к выборам, это можно четко отследить по Facebook, по сообщениям городского совета, когда начинается активная фаза избирательной кампании действующего мэра. К вам приехала команда «Оперативная социология» (компания ранее принадлежала нынешнему нардепу от «Слуги народа» Роману Каптелову, – ПН), они же вам делают «Сенкевич Поруч».

– Так, они мне четыре года его делают.

– По моей информации, они будут делать вам избирательную кампанию.

– Если они мне четыре года делают проект «Сенкевич Поруч», то зачем я его буду делать сам, если у них все есть база, наработки, телефоны. Вполне возможно, что они будут делать выборы, вопрос в том, что вся работа, которая проводится, все контакты передаются мне как городскому голове. И то, что я четыре года провожу «Сенкевич Поруч», это же не говорит, что я все эти годы готовился к выборам. То, что я начал вести Instagram, так это запрос общества, сегодня все так делают, Филатов (Борис Филатов мэр Днепра, - ПН) ведет, я тоже решил вести. И, собственно, основная предвыборная кампания происходит за два месяца до выборов, это я могу сказать, как человек, который победил на выборах все-таки.

– То есть, кандидат в мэры Александр Сенкевич начнет свою активную избирательную кампанию за два месяца до выборов?

– С момента, когда огласят выборы. Я ее начал в 2015 году, удачно или нет, люди могут это оценить. Сегодня, ко мне просто много людей и друзей приходят и говорят: «Почему ты не информируешь о том, что происходит в городе? Столько всего делается, но никто об этом не знает». Я отвечал, что все пишут об этом, а мне говорили: «Но у тебя ж на странице ничего». Потом я подумал, зачем я буду заниматься поиском ретрансляции информации, если можно использовать свою страницу, где есть 15-20 тысяч подписчиков, которые иногда меня читают. Просто я не занимался этим раньше, а сейчас занимаюсь.

– Сами ведете страницы в соцсетях?

– Когда как, иногда я, иногда Инга Савицкая (руководитель пресс-службы мэрии, – ПН), или прошу кого-нибудь еще.

– Вы замеры своего рейтинга не делали?

– Нет, не делал. Сейчас после отопительного сезона результаты будут совсем другие. Зачем делать замеры? У меня нет столько денег, чтобы тратить на все эти дела. Тем более в прошлый раз компанию мне все платили, а в этот раз придется самому делать или просить кого-то. Прошло два года после выборов, мы встретились с Игорем Янковским и он сказал, что тогда перечислил 10 тысяч долларов. Я говорю: «Это были вы?». Вячеслав Апанасенко принес тогда деньги и сказал, что это от людей.

– Давид Макарьян что-то перечислял?

– Не говорил об этом.

– Самая большая сумма, которую вам перечислили?

– Я не знаю, не вел тогда эту кассу. Мы все заводили на фонд, официально, чтобы не было вопросов потом. Была простая позиция: «Хотите помочь мне, делайте это официально, через фонд, но я вам ничего не должен». Это чтобы меня не покупали. Ни один человек после моих выборов не приходил ко мне и не говорил: «Я тебе перечислил деньги, а теперь помоги мне.

– Ранее я записал интервью с Дмитрием Коссе, где он четко отвечал, что он общался с директорами КП по вашему представлению, вашей рекомендации и в чем-то их консультировал. Это правда?

– Это правда. Но это было, наверное, в начале 2017-2018 года.

– А сейчас этот человек есть в городской власти? Вы с ним консультируетесь?

– Нет, его сейчас нет ни в каких местах, мы с ним не консультируемся. Сегодня меня с ним ничего не связывает, я никому не рекомендую его как консультирующую сторону, мне хватило, достаточно. Кроме того, я за четыре года могу сам кого угодно проконсультировать, у меня хватает опыта.

– Можете ли вы себя назвать человеком, которому сложно уволить подчиненного?

– Уже нет.

– Когда это поменялось?

– Недавно. Год назад. Если я понимаю, что человек вредит общему делу, я предлагаю ему уволиться. Сегодня я предлагаю уволиться господину Нефедову (заместитель директора департамента архитектуры и градостроительства Александр Нефедов, – ПН), он отказывается. Сейчас мы делаем реорганизацию, пройдет два месяца, и мы его уволим. Мы предлагали ему перевестись в другое место, он не хочет.

– Проблема с кладбищем как решается?

– Мы разрабатываем Новоматвеевское кладбище.

– Переговоры с Минобороны?

– Продолжаются, но из-за выборов все остановилось. Ждем, когда они придут в себя и возможно, что будем увеличивать существующее кладбище на землях Минобороны. Сейчас все застыло. Сегодня задача №1 – получить из государственной собственности в городскую спортгородок в парке «Победы». Это самая простая задача, если мы ее решим, то дальше будет понятно, как идти дальше.

– Новый глава ОГА Александр Стадник, как и предыдущий Алексей Савченко, озвучивает идею передачи какого-то определенного областного имущества городу. Уже говорят в том числе и об ОДК.

– Мы готовы принять все объекты вместе с деньгами на их обслуживание. Если мы говорим просто об объектах, чтобы мы потратили городской бюджет, то у нас много своих таких объектов, которые сейчас требуют финансирования. Просто получать объекты без денег мы не готовы. У них есть деньги, они наполняют областной бюджет, пусть тратят его.

– Ваше мнение по поводу реорганизации таможни – она переехала в
Херсон. Это означает, что как минимум мы теряем небольшие доходы со 160 зарплат работников таможни. Все брокерские конторы уезжают от нас в Херсон.

– Это плохие новости. Я считаю, что это одно из того, на что нужно было обратить внимание нашего губернатора. Я считаю, что мы отлично находимся среди трех областей и, что у нас создается южный регион ГБР, это отлично, чтобы создать таможню и здесь.

– Не возникало ли идеи сделать из Некрополя туристический объект?

– Такой идеи не возникало, хотим в следующем году привести его в порядок, как минимум убрать эти заросли, чащи.

– Там проводят экскурсии и довольно интересные. Можно же его использовать в качестве туристической привлекательности города, убрать его, выгнать бомжей?

– Возможно, как один из объектов дополнительный.

– Давайте объективно, у нас кроме зоопарка больше показать нечего.

– Почему?

– Например?

– А река, яхт-клуб? А площадь какая у нас, можно посмотреть.

Беседовал Анатолий Чубаченко, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт