«Сейчас не время для экспериментов, к сожалению»: Интервью с кандидатом в мэры Николаева от партии «Миколаївці» Садыковым

прочтения: 13623
09.10.2020 10:33

Кандидат на пост Николаевского городского головы от партии «Миколаївці» Александр Садыков дал развернутое интервью представителям нескольких николаевских СМИ, в том числе и «Преступности.НЕТ».

С ним мы поговорили о планах на будущее, о достижениях в прошлом, об Александре Сенкевиче и Артеме Ильюке, а также о пандемии коронавируса и сфере здравоохранения, команде «Миколаївці» и о том, почему Садыков не превратится в условного Гранатурова.

О партии

– Были у нас мэры в 90-ые годы, они менялись. Потом пришел Владимир Дмитриевич (Чайка, – ПН). Он был мэром переходного периода, так как после развала ему нужно было собрать все до кучи. Когда я пришел главой областной администрации в 2005 году, Владимир Дмитриевич уже пересиживал этот период сохранения. Надо было уже рождать новые идеи в виде развития города Николаева, но они не рождались. Прошло десятилетие. К сожалению, Владимир Дмитриевич ушел от нас. Пришли Юрий Исаевич (Гранатуров, – ПН) и Александр Федорович (Сенкевич, – ПН), но и за это время мы не увидели никаких идей развития нашего города.

Я задавал себе все время вопрос: «Неужели в Николаеве нет людей, которые могут продуцировать эти идеи и пытаться их воплотить в жизнь?». Я не верю, что таких людей нет. Николаев достаточно умственно развитый город, у нас большой потенциал. Наверное, эти люди где-то есть, где-то эти идеи рождаются, но наружу не выплескиваются. Почему мы так плохо живем? Потому что нет идей никаких, и нет людей, которые хотят воплотить это. Замкнутый круг, пока мы не поймем, куда деваются эти люди. Они либо замыкаются в себе, так как они не востребованы и не реализованы, либо уезжают.

Ели мы не разорвем этот круг, то любой следующий мэр «превратится» в того же Сенкевича, как Сенкевич «превратился» в того же Гранатурова. Поэтому, учитывая, что инструментом власти в городе все равно является партия, и был придуман проект местной партии. Партии, на которую не влияет никоим образом Киев. У нас выбираются приоритетные люди. Мне задают часто вопросы: «Что это такая за разношерстная компания? Те были в «Партии регионов», те были еще где-то». Да, везде, где были эти амбициозные люди, их партии брали и давали расти. Если проанализировать первую пятерку (Игорь Дятлов, Татьяна Казакова, Сергей Исаков, Александр Омельчук, Юлия Цуканова, – ПН), можно увидеть, что каждый из этих людей занимал руководящие позиции в городе или области. Вот именно поэтому, из подобных людей я хотел сделать зародишь местного проекта партии «Миколаївці». В дальнейшем идея заключается в том, что партия должна размыкать этот порочный круг. Партия должна выполнить функцию горно-обогатительной фабрики. Такую функция выполняла партия коммунистическая, такую функцию выполняют в Америке демократы и республиканцы.

Из огромного количества активных людей мы отбираем и получаем тысячу алмазов, разной стоимости и чистоты. Потом уже отбираем самые крупные, из которых ювелиры делают бриллианты. Вот этими бриллиантами и должны быть люди, которые способны воплощать идеи в жизнь.

– Почему решили пойти по пути перерегистрации уже существующей партии, а не создания ее с нуля?

– Потому что созданная с нуля партия имеет право участвовать в выборах только через три года после создания.

– То есть, решение участвовать в выборах принималось спонтанно?

– О местном проекте с людьми, которые хотят изменения этого города, я беседую практически два года. Постоянно менялась ситуация: на нее сильно повлияли сначала президентские выборы, потом парламентские, кто-то с кем-то рассорился, кто-то уже не захотел в одном проекте идти. Но эта идея продолжала развиваться, мы продолжали над ней работать, в итоге она была реализована в виде переименования. Я пообещал, что партия будет перерегистрирована в городе Николаеве, и она будет реально николаевской партией.

Меня там подкалывают: «Вот Садыков пообещал, а на самом деле зарегистрирована партия в городе Одессе». Это действительно так, но партия могла бы уже быть перерегистрирована в Николаеве, если бы не два события. К подобным перерегистрациям ЦИК и Минюст во время избирательной кампании относятся очень негативно. Даже есть договоренности «наверху», чтобы в выборный период не проводились перерегистрации. И второе: проект «Миколаївці» кому-то сильно мешает в этом городе. Против нас было инициировано шесть судебных разбирательств, и в данный момент в Одессе происходит суд, где «ОСОБА_1», как пишут, а именно - Артем Ильюк, подал заявление на партию с претензией, что мы не имеем права называться «Миколаївці». Потому, что у него зарегистрирован торговый знак под названием «Громадське об’єднання «Політична партія миколаївців».

– Мы привыкли к тому, что большинство партий формируются вокруг сильного лидера. Но в вашей партии есть люди уже самодостаточные, состоявшиеся. Не видите ли вы угрозу в том, что партия может пойти по принципу «лебедь, рак и щука»?

– Безусловно, такая угроза есть, но с этими сильными людьми мы такую угрозу обсуждали. Напомню, я в горсовет не иду, я иду исключительно как кандидат в мэры.

– Среди ваших «сильных» людей есть и те, кто имел мэрские амбиции. Как определились с тем, что баллотируется все-таки Александр Садыков?

– Наверное, если проанализировать первую пятерку, можно понять, что там четыре человека имели мэрские амбиции, грубо говоря. И у каждого они обоснованы. Мы совместно искали ту кандидатуру, которая сможет эту разноцветную команду объединить.

– В чем фундаментальная идея развития города партии «Миколаївці»? Какой вектор развития нашему городу вы предлагаете?

– Это местная политическая партия. На нас не повлияет Киев, Львов или Днепр, как у «Слуги народа», у «ОПЗЖ», и у «За майбутнє». Даже «Наш край», и то, подвержен немалому влиянию Киева. Их базовый интерес – большая политика, чтобы попасть в Парламент. Значит, они ориентируются уже на какие-то идеологические вещи.

Я с этим столкнулся в 2005 году, когда у меня весь областной совет состоял из «Партии регионов», коммунистов и прогрессивных социалистов. Как только мы начинали заводить разговор о том, мы «за» НАТО или нет, это сразу разъединяло.

В оправдание своей деятельности и в ответ на вопрос: «Мешают ли депутаты Сенкевичу?», еще раз повторюсь, что все вопросы, которые выносила администрация Садыкова в облсовет, были советом проголосованы. То есть, если руководителю надо, он умеет договариваться.

Я недавно был на передачи «Контраргумент», и рядом со мной сидел единственный успешный мэр Николаевской области Виталий Луков, мэр Вознесенска. Я у него спросил, можно ли работать без своей фракции и депутатов, на что он ответил, что у него нет никакой фракции, и он второй раз избирается самовыдвиженцем. Все предложения, которые Луков выносит в зал, они все поддерживаются депутатским корпусом. Значит, мэр может работать с депутатами.

***

У меня есть понимание, где можно добирать в бюджет города. Прежде всего, одним из ресурсов является повышение бюджета. Я знаю, что за год смогу достигнуть этого с помощью налога на землю. Я не говорю о том, что предпринимателям мы повысим налог на землю. Может, надо пересмотреть и понизить его, но навести порядок в земельном хозяйстве, посмотреть, сколько городу приносит каждый метр земли, иметь налоговую карту районов. Заложены большие возможности повышения бюджета, всего лишь с земли, грубо говоря, мы получаем порядка 100 миллионов гривен. Я уверен, что эту цифру можно увеличить в несколько раз. Весь остальной бюджет – 4 миллиарда – надо пересматривать и оптимизировать. Я могу много примеров привести, где деньги у нас валяются под ногами, и мы их не поднимаем.

Об Артеме Ильюке

– Вы говорили, что еще кто-то из экс-нардепов вам мешает, кроме Артема Ильюка. Вы называли имя Борис (возможно, речь идет о Борисе Козыре, – ПН).

– По Ильюку у меня есть неопровержимые доказательства того, что он мешает партии «Миколаївці» и делает все для того, чтобы мы не участвовали в выборах. Также его бывший помощник Виталий Гунько, который у него работает, несмотря на то, что у него корочка какого-то наблюдателя. Без команды Ильюка Гунько нечего не делает и зарплату он получает у него.

По поводу второго нардепа, у меня доказательств стопроцентных нет, поэтому фамилии не называю. Как только я получу точные доказательства, я об этом скажу и назову фамилию.

– Было ли общение с Артемом Ильюком и с этим человеком личное? Возможно, они вышли на связь с вами или вы с ними связались, чтобы узнать их мотивы.

– Была личная встреча. Мы сидели в Киеве за столом втроем с этими людьми. Говорили о том, что в предвыборный период воевать вот так между собой глупо. Я именно так, во всяком случае, понял. Но, оказывается, именно в этом момент, были поданы иски в Одесский суд. Это был один из разговоров на эту тематику, а второй разговор был по телефону непосредственно с человеком, которого мы не называем. Диалог был в преддверии местных судов, когда нас снимали, с намеками, что вам будет плохо, потому что там какие-то процессы происходят. Я вообще не понимал, о чем он говорил. Я всегда стараюсь больше хорошего в человеке увидеть. Если бы мне просто так сказали, что этот человек учувствует в процессе подачи на нас в суд, я бы не поверил, но так как у меня был такой телефонный разговор я поверил.

Более того, у меня с Ильюком было минимум две встречи по поводу его участия в этом проекте. В эти несладкие времена нам как раз нужна продуктивная объединенная команда. И мы с Артемом Александровичем обсуждали вопрос объединения команды, возможность объединения Артема с его бывшим другом и политическим соратником Игорем Сергеевичем (Дятловым, – ПН), но Артем Александрович выбрал другой путь, он пошел в «ОПЗЖ».

А теперь давайте пофантазируем, если бы Ильюк первого сентября провел пресс-конференцию с Дятловым и сказали, что пожали руки, что у них новый проект и участники из разных команд. Этот проект выиграл бы выборы в горсовет с ошеломляющим результатом, и Ильюк был бы мэром 100%, но выбор был сделан не тот.

– А вы предлагали Ильюку или он сам предлагал Вам объединиться?

– Я предлагал Ильюку, инициатива была моя, я ему звонил. Он мне сказал, что у него были такие же идеи, чтобы всех объединить.

Об Александре Сенкевиче

– Вы – член исполкома Николаевского горсовета, в какой-то степени - представитель власти. Вы пытались до Александра Федоровича, что он делает не так?

– С Александром Федоровичем у меня был личный контакт через какой-то срок после его избрания и всё. Мы обсуждали возможное сотрудничество, кадровые вопросы. Основная тематика, которую я доносил мэру, это энергосбережение и тарифная политика. Тогда это был самый катастрофический вопрос для граждан города. Тогда я делал презентацию в Центральной районной администрации. Вот именно тогда мы и обсуждали возможность нашего сотрудничества, после этого я с ним не говорил. Что касается исполкома, на нем я постоянно пытался донести, кто и что делает не так, именно когда ситуация катастрофическая. Могу привести пример, когда я криком кричал на исполкоме: «Вы не понимаете, что творится с COVID». На что мне Александр Федорович отвечал «Все спокойно, не говорите ерунды». В результате моей истерики Крыленко сказал: «Давайте соберем совещание». В итоге, нам удалось объяснить Крыленко, что не все так просто. На следующий день они на комиссии ТЭБ и ЧС приняли решение о карантине в школах. Потом, как оказалось, основное время мы упустили три месяца летом, когда можно было подготовиться к ближайшим нехорошим вещам. Все страшные кадры, которые мы видели в марте в Италии – переполненные больницы, лежащие в коридорах люди – мы стоим на пороге именно этого, только увидим в городе Николаеве. Мы ставим антирекорды каждый день и никак не готовы к этому. Мне переболевший товарищ рассказывал, как он лежал в каком-то бараке. Но я всегда верю только своим глазам, поэтому пошел посмотрел и ахнул. Мы не подготовлены никак к тому, что произойдет осенью, ни технологически, ни финансово.

– Как вы считаете, что помешало Александру Федоровичу стать хорошим мэром?

– Начнем с конца. Уж точно ему не помешали депутаты. Вот эта сентенция, что депутаты плохие, команды Сенкевича не было и нет. Наверное, когда ты идешь в мэры, ты должен понимать, что мэр руководит депутатским корпусом.

Поэтому ему помешали скорей всего незнания материала и неумения работать с людьми. Отсутствие команды – это банальщина.

– Но он же пришел без замов.

– Я могу вам десяток замов назвать, которые назначались Сенкевичем, и они приезжали непонятно откуда и уезжали непонятно куда. Мы видели возле Сенкевича грамотных людей, как бы их там не ругали.

– Была в одно время такая идея, что замами должны быть главы фракций. Как Вы относитесь к этой идеи?

– Бред. Я не хочу показаться старичком, который живет воспоминаниями, но, тем не менее, вынужден обращаться к личному опыту. Меня назначили указом Президента. Как только меня представили, я сразу же представил своих замов. Я их рассадил по кабинетам и два месяца они числились советниками. Только через два месяца на них пришли указы. Я уверен, что наша команда была одна из самых профессиональных и слаженных, но все это было лишь благодаря тому, что я не допустил назначений от глав фракций. Не по такому принципу подбираются замы у губернатора или мэра.

– Мэр Садыков уже подобрал себе замов?

– В основном, да.

– Вы можете их назвать?

– Я отвечу модно на этот вопрос, лучше не палить людей до того, как что-то произойдет. Я не только подобрал замов, а и подобрал три состава замов.

О Соборной площади

– Если фантазировать дальше – вы мэр, как бы вы потратили 120 миллионов, вложенных в Соборную площадь?

– Давайте я немного повыступаю адвокатом Сенкевича – там не потрачено 120 миллионов, он прав, говоря, что на сегодняшний день потрачено 76 миллионов. Но Александр Федорович – хитрый парень. Чему он научился, так это манипуляции и хитрости. Там закончен один тендер, но, как вы знаете, площадь была незакончена и не запущена. Потом был объявлен другой тендер, который выиграли одесситы, и они достраивают эту площадь. А в бюджете они записали стоимость этого объекта как 100 с чем-то миллионов. Поэтому, когда Николай Петрович Круглов говорит о том, то украли 60 миллионов, я с ним категорически не согласен – украли всего лишь миллион, но евро. И смотрите – тут я не обвиняю Сенкевича, ни в коем случае. Либо у него под носом украли, и он такой плохой мэр, либо он в этом участвовал. Это должно определять СБУ либо другая подобная структура. Тем более, что они поначалу возбудились на эту тематику, но потом спустили это дело. Да, органы что-то пытаются делать – вызывают Сенкевича по ночам на беседы и так далее…

Я бы эти деньги не тратил на эту площадь вообще. Но площадь была бы лучше. Когда начали обсуждать вопрос с площадью, я связался со своими товарищами – серьезными застройщиками в Киеве. Мы сидели, обсуждали, и вот я говорю: «Слушай, если бы я предложил проект «Центральная площадь города Николаева», вы бы вложились?». Он мне ответил, что у нас город не сильно привлекательный в инвестиционном плане, и ему надо полчаса, чтобы ответить. Через полчаса он смотрит в телефоне некие цифры и говорит: «Я бы вложился. А вот ты мэр, ты мне эту площадь как – за взятку, или бесплатно?». Я отвечаю: «Естественно, бесплатно. Вот ты тут строишь подземный торгово-развлекательный комплекс под площадью. Мне как мэру нужна площадь – чтобы тут били фонтаны, чтобы здесь была светомузыка и так далее». Он говорит: «Я согласен это все сделать за свой счет, потому что сделаю под землей двухэтажный развлекательный комплекс, и еще минус третьим этажом должна быть подземная парковка». Этот человек – один из бывших совладельцев «Ocean Plaza» в Киеве – одного из самых дорогих торговых центров. Он показывает мне цифр – у нас аренда торговая такая же, как у «Ocean Plaza». Значит, он готов построить, если ему настолько выгодные условия. Только с одним условием – вся строительная облицовка в течении года должна быть снята, стены построены так, как они должны быть. И через год-полтора площадь должна выглядеть как площадь, по которой смогут люди ходить, а сколько буду продолжаться строительные работы под землей – это уже неважно. Также он сказал, что если у него будет там торговый центр, то он будет заинтересован в том, чтобы на эту площадь приходили не 200-300 человек, а тысячи. Поэтому я бы поступил вот так и потратил бы 100 миллионов куда-нибудь в другое место, тем более что в Николаеве есть куда их тратить

– А потом прокуратуру сообщит, что проверяет законность выдачи земельного участка, чтобы вернуть его в собственность города…

– Расскажу вам старую байку. Когда я пришел губернатором, «Сандора» собиралась строить свой завод в Херсонской области. Почему? Потому, что Сыпко (ныне - владелец агрохолдинга «AgroFusion» Сергеем Сыпко, – ПН) сказал, что там нашли площадку, там договорились, там лучше условия, лучше работа с местной властью и так далее. А я пришел, мы друг друга знаем, и говорю, что надо строить в Николаевской. От отвечает, что нет, потому что сейчас придется все оформлять по новой, вся эта бумажная волокита. Хотя, по его словам, площадку в Николаевской области они тоже присмотрели. Мы приехали на эту площадку, постояли на ней. Через девять месяцев там уже стоял завод. Туда водили и Ющенко, и Януковича, и так далее. Водили как на самый большой завод в Европе по производству сока. При моей же администрации вся компания «Сандора» была продана мировому бренду «Pepsi-Cola». Это и были созданы необходимые условия.

Теперь насчет прокуратуры – прежде, чем они приняли решение строить завод в Николаеве, я собрал все проверяющие структуры и сказал, что до конца строительства у завода будет все согласовано с проверяющими структурами, но в процессе строительства проверяющие структуры не должны мешать самому процессу. И благодаря совместной работе, проведенной нами, этот завод построился. Вот и по «серой» площади точно так же надо было – собрать всех тех товарищей и сказать, что надо сделать центральную площадь. Давайте найдем инвестора, быстро проведем конкурс, тендер, и выбирать по условиям – как будет выглядеть эта площадь и в какие сроки она будет закончена. Все, больше условий не надо, меня не интересуют никакие откаты. Когда вопрос поставлен именно так – все сразу решается.

– Почему же к нам никто не идет при таких хороших условиях?

– Это не условия хорошие, а цены хорошие. А вот условия отвратительные, поэтому и не идут. Это надо интересоваться у предпринимателей, почему условия такие. Можно спросить, сколько земельных вопросов зависло. Я как член исполкома однажды в шутку спросил, а придет ли к нам глава земельной комиссии, или это какая-то легендарная личность? Ведь все время приходит какой-то заместитель. Поэтому условия у нас отвратительные.

О транспорте и дорогах

– Если бы у вас была возможность решить одну из проблем города щелчком пальцев в буквальном смысле. Что это будет за проблема?

– К сожалению, щелчком никакие проблемы не решаются. Но, к примеру, вы знаете про мою попытку работать в горсовете в качестве заместителя по транспорту. Пока я номинировался на эту должность, я сумел настоять на том, чтобы в бюджет были внесены деньги и разработана транспортная стратегия. Я лично несколько раз беседовал и с Мировым банком, и с ЕБРР по кредитам. Вся транспортная стратегия вместе с покупкой транспорта должна была быть полностью реализована уже год назад, и в конце 2019 года у нас должен был быть другой город в плане транспортных проблем. Да, мы купили несколько автобусов, запустили в разные стороны. Но что, жители Кульбакино могут спокойно вечером приехать или уехать? И не только Кульбакино. Сколько орали на транспортной комиссии, что даже коммунальные предприятия должны работать по договору оказания транспортных услуг, неважно, есть пассажиры или нет. Мы заказываем им услугу, они должны приехать на остановку, постоять, забрать людей или нет, в случае их отсутствия. А сбором денег вообще должна другая компания заниматься. Мы должны, как город, заказывать транспортную услугу.

– А не будет ли это лишней нагрузкой на бюджет?

– Нагрузка и так есть, может, вы не чувствуете просто.

– То есть, я правильно понимаю, что ваша задумка состоит в том, что дается определенная сумма денег тому же «Николаевпастрансу» в независимости от того, сколько пассажиров они возят?

– Совершенно верно. Этот транспорт должен выполнять социальную функцию в любое время. Да, конечно, безумием было бы пускать трамвай каждые пятнадцать минут ночью, но хотя бы раз в час он должен ходить, и люди должны четко отслеживать движение транспорта на гаджетах.

– Хорошо, с коммунальным предприятием плюс-минус понятно, но есть же еще частные возчики – «маршрутки».

– По моему видению, частные возчики – это второй уровень комфорта после такси. Но что сейчас у нас с «маршрутками» происходит? Они берут на себя основной пассажиропоток, а так быть не должно, этим должен заниматься коммунальный транспорт. Я разговаривал с «маршрутчиками», они на такую схему согласны. В идеале «маршрутки» должны быть одного вида. Компании должны их выкрасить в разные цвета, или же будут маршруты разного цвета. Они должны сами устанавливать цены на свои услуги, исполком этим заниматься не должен. Мы сейчас не будем развивать тему: «А давайте предложим бесплатный транспорт», нет. Хотя эту тему тоже можно обсуждать, например, Таллин ввел бесплатный транспорт для «лучшего передвижения трудовых ресурсов». Все люди в своей массе должны передвигаться на муниципальном транспорте в любую точку за определенное количество времени и средств. Также должны бать предусмотрены льготные категории граждан. А проезд на «маршрутке» должен быть комфортным, потому и должен стоить солидных средств. Вы, наверное, не помните, когда были автобусы по пять копеек, но в семь утра автобус уже был набит, как консервная банка селедками. И я со школьных обедов накапливал средства, и за двадцать копеек мог проехаться на маршрутном такси. Вот это и есть комфорт, за него нужно платить больше. А за условные пять гривен ни один частный извозчик нормально функционировать не сможет. Вот когда предложат альтернативу, тарифы можно приводить в порядок.

– То есть, в рамках вашей стратегии в начале нужно навести порядок на «Николаевэлектротрансе», и только потом уже заниматься «маршрутками»?

– Конечно. Александр Федорович взял за риторику, что его колоссальный прокол – это велодорожки. Так вот, в новой транспортной стратегии отдельной книжечкой был пункт развитие велотранспорта. Сенкевич все делал вопреки этой уже подготовленной и прописанной стратегии. Поэтому, тогда мог быть решен и вопрос велотранспорта. Но почему-то никто этого не стал делать. Вот как раз проблему транспорта я бы решил по щелчку пальцев. Когда делается социология, основной проблемой города были названы дороги и транспорт, а за проблему транспорта можно было давно забыть. Насчет дорог отдельная история – сколько денег было заложено в ремонт дорог, а на завтра их уже смыло волной.

– У нас есть заказчик ДЖКХ и есть заказчик – администрация района. Там, где заказчиком выступает администрация района, качество дорог зачастую хуже.

– Опять же, могу привести пример из своей практики. 2007 год. Янукович уже премьер-министр, должен приехать пускать Ташлыкский гидроузел. Я несколько раз ездил к руководителю «Укравтодора», писал письма, что на трассе есть участки – подъемы и спуски, по которым проехать невозможно. В итоге я этому руководителю сказал, что если он не хочет делать дорогу для нас, то он будет отвечать перед Януковичем, который поедет по этой «стиральной доске». Один из тогдашних моих замов, Сергей Исаков, занимался этим делом. В итоге эти дороги были сделаны по технологии, и даже несмотря на нагрузки, они служат до сих пор. Если делать дороги по технологиям, то их не надо переделывать на следующий год. У каждой дороги есть своя проблема, ее надо решать комплексно, раз и навсегда. Но вы же понимаете, что «дорожникам» выгодно совершенно другое. Потому что ямочный ремонт ни одна прокуратура не проверит.

Город – эффективный собственник

– Считаете ли вы верным утверждение, что город не может бать эффективным собственником, и что проще отдавать в частную собственность?

– Смотря, что. Есть сферы, которые город не имеет права отдавать в частную собственность, как, например, оказание транспортных услуг, как некоторые рынки, у нас же были рынки в собственности города. Я вот сейчас скажу, может, не очень популярную вещь, но я не понимаю, зачем городу стоматология как коммунальное предприятие. Наверное, это можно было бы эффективно сдать в аренду. Является ли город эффективным собственником? В свое время, когда я был главой ОГА, мы посчитали, сколько у нас зданий на балансе областной администрации, сколько нам нужно площадей, чтобы разместить их все в одном месте, и сколько на это понадобится средств. Был разработан проект бизнес-центра, который разместился бы рядом с ОГА, был наполовину коммерческим и при этом вмещал бы в себя управления ОГА.

Город может быть эффективным собственником, если захочет. Надо просто понимать, какие объекты являются критической инфраструктурой и нужно ли их отдавать коммерсантам. Нужно ли отдавать коммерсантам водоканал? Сомневаюсь. Конечно, например, в Париже водоканалы в частных руках. Но это в Париже.

– В последнее время очень популярна была тема передачи областных объектов городу.

– И что передали? Где оно все?

– Вы сейчас в той ситуации, когда можете говорить и за одну сторону, и за другую. Ваше мнение – насколько уместны эти передачи?

– Некоторые из этих передач действительно уместны. Но вот сейчас изменилось законодательство, и областная администрация сейчас и областная администрация тогда – это абсолютно разные вещи. И в подобных условиях непонятно, какие функции выполняет обладминистрация. Вот когда мы это поймем, мы поймем, какие здания и предприятия нужны на балансе, а какие нужно передать. Вот, например, шахматную школу давно нужно было передать на баланс города, я считаю.

Почему Садыков не превратится в условного Гранатурова

– Вы говорили, что со временем Сенкевич «превратился» в Гранатурова. Что позволит Александру Садыкову не превратиться в условного Гранатурова?

– Смотрите, я не превратился в условного Алексея Гаркушу, моего предшественника на посту главы ОГА, а он был классическим чиновником «в футляре». В ОГА тогда была жуткая бюрократия. Я попытался быть совершенно другим чиновником, и не превратился в такого бюрократа. Это и позволяет мне надеяться, что я не превращусь в условного Юрия Гранатурова. Кроме того, надо задавать себе вопросы, зачем ты туда идешь, в чем выгода? Я могу сказать, ради чего. В том числе, ради самореализации. Что мне поесть, где мне жить – в этом я человек обеспеченный. Я хочу реализации своих идей.

Расскажу вам маленькую байку – в Древнем Китае, если делал что-то невероятное, то в имя награды вписывалось имя твоего отца, а если ты совершил что-то архиневероятное – тогда орденом награждался твой дед. Грубо говоря, ты входишь в историю, и мне тоже этого хочется. Я не буду вам рассказывать, что я на все это смотрю, что у меня душа болит, что я патриот своего города, хотя это действительно так. Я не хочу этих банальностей каждого кандидата. Именно мои мотивы не позволят мне превратится в Сенкевича и так далее.

Чем будет заниматься в случае проигрыша на выборах

– Если предположить, что 25 октября Александр Садыков не выигрывает выборы. Вы будете дальше продолжать заниматься деятельностью, направленной на улучшение жизни города?

– Смотрите, в качестве доказательств предоставлю бумаги партии «Миколаївці», в которых написано, что партия будет функционировать при любом развитии событий. Я не хочу, чтобы это было проектом захода в горсовет кучки депутатов. А получится ли у меня это – только время покажет.

– То есть, вы планируете и дальше развивать эту партию?

– Да.

– Если Александр Сенкевич остается на должности, готовы ли вы протянуть ему руку помощи? Заняться проблемой транспорта, или стать одним из вице-мэров, к примеру?

– Это все обсуждаемо. Наверное, в команде работать нет, а протянуть руку – да. Но вот вы когда тонете, вы же кричите и зовете на помощь. Не я же должен с берега сам понять, что вы тонете. Поэтому человек, управляя какими-то процессами, должен понимать, что ему нужна помощь.

Мы увидели, как Сенкевич сказал, что он «профессор в составлении смет». Я недавно виделся с Сергеем Кантором, директором завода «Экватор». Он весь квартал вокруг завода облагораживает за деньги предприятия, в том числе, и пешеходную зону, которую он делает в плитке. Я у него спросил стоимость работ. На что он мне отвечает удивительные вещи – у него квадратный метр плитки с работой выходит порядка 400 гривен. А город это делает в среднем по 1100 гривен без НДС за квадрат.

О кризисах во время работы в ОГА

– У меня на посту главы ОГА было два кризиса. Я пришел еще неопытным чиновником, и тогда Виктор Андреевич Ющенко дал нам наставление, что приоритеты деятельности глав ОГА будут разные, но самый главный критерий, по которому он оценит нашу деятельность – это показатели детской смертности. Я тогда приехал, вызвал к себе специалистов-медиков и спрашиваю про этот главный показатель. Они мне говорят, что сейчас смертность вот такая, потому что в районных больницах роженицы рожают в сквозняках, от чего у новорожденных сразу температурный шок. Это одна из проблем. Второй проблемой было то, что до 2006 года новорожденных не вносили в статистику, если они были менее полутора килограмм весом. Выживет – запишем, не выживет – ну, его как будто и не было. А с 1 января 2006 года мы взяли европейские нормы – килограмм. А у нас вообще не было оборудования для вынашивания этих младенцев.

И поэтому, мною было подписано распоряжение установить единый тепловой стандарт для всех родильных отделений (это должно было быть 22-24 градуса по Цельсию). Было даже, что районные роддомы устраивали негласные соревнования, у кого ремонт вышел лучше, были даже двухкомнатные палаты с комнатой для мужа. И в эти условия ехали рожать даже, например, из Одессы в Доманевку, потому что условия были лучше, а стоимость - дешевле.

Вторым решением было приобретение оборудование для новорожденных весом менее полутора килограмм. Я организовал благотворительный вечер, на который сам лично готовил. Билет на вечер стоил 10 тысяч долларов. Благодаря этому вечеру было собрано чуть более 200 тысяч долларов на это оборудование. А в следующем году мы тоже провели подобный вечер, и была куплена реанимационная машина «Мерседес», в которой тоже имелся вот этот реанимационный кувез для деток.

А второй кризисной ситуацией было отключение Россией газа Украине. Тогда Президент Виктор Ющенко собрал экстренное совещание в теле-режиме, что нужно закручивать краны, останавливать все предприятия. Я не буду рассказывать, как я это сделал, но ни одно предприятие не было остановлено и лишено газа. Лимит не был снижен даже для самого большого потребителя – глиноземного завода. Мы даже своим лимитом делились с другими областями, так как у нас бывал переизбыток. Поэтому, я знаю, как поступать в критических ситуациях и умею в этих ситуациях добиваться необходимого результата. Сейчас не время для экспериментов, к сожалению.

Над материалом работал Анатолий Чубаченко, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт