«Только избирателям определять, насколько хорошо или плохо мы выполняем нашу работу»: Интервью с нардепом Копытиным

прочтения: 11218
22.11.2021 12:15

Украина - парламентско-президентская страна. Это означает, что главенствующие позиции занимает самоуправление - Верховная Рада в составе народных депутатов, которых выбирают украинцы. Практически каждому депутату люди дали свои голоса, таким образом выразив доверие ему и партии, от которой он избирался.

Игоря Копытина выбрали жители 129 округа Николаева и области, проголосовав за него, как за члена партии «Слуга народа». Со дня выборов и до сих пор Копытин голосует за инициативы партии, является Главой подкомитета по вопросам оборонной промышленности и технической модернизации Комитета Верховной Рады Украины по национальной безопасности, обороны и разведки, и реализовывает те направления своей сферы, которую представляет. О чем эта сфера, какие вопросы на повестке дня Копытина и чем занимается избранник народа - в первой части нашего интервью.

МНОГИЕ ЛЮДИ ВОСПРИНИМАЮТ НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ НЕБОЖИТЕЛЯМИ

Кто такой народный депутат? Многие люди не понимают функций нардепов, их полномочия и возможности, считая их всесильными. Расскажите, кто такой народный депутат и что он может.

Народный депутат – это человек из народа, который должен защищать права и интересы этого же народа. Условно говоря, это представитель людей в Парламенте. Я – их голос. Для меня мандат – это, в первую очередь, огромная ответственность перед людьми, которые мне доверились. От себя стараюсь делать максимум, исходя из всех возможностей. Речь идет не только о непосредственных законодательных обязанностях или работе в комитетах. Пытаюсь отстаивать интересы предприятий, которые работают в нашей области, и помогать гражданам, которые обращаются с совершенно разными проблемами. Но самая важная функция – законодательная, которая предусматривает разработку и принятие необходимых для страны законов.

На самом деле, многие люди воспринимают народных депутатов какими-то небожителями, которые способны решать любые их проблемы. Это, кстати, частое явление. Например, меня просят завтра повысить зарплату, убрать мусор с прилегающей к дому территории. Идут с бытовыми проблемами, которые решает местное самоуправление.

Потому что, на самом деле наши функции далеко не безграничные. Многое зависит от местной власти, от разного рода министерств и других государственных учреждений. И как бы мне лично не хотелось залатать дырку в асфальте у подъезда Марии Ивановны, конкретный вопрос нужно решать с мэрией. Конечно, в таких ситуациях я начинаю взаимодействовать с городским советом, мэром и разного рода местными чиновниками через депутатские запросы и обращения.

Мы должны исполнять контрактные обязательства – все пункты предвыборной программы нашей партии, под именем которой нас избрали в Раду украинцы. Избиратели – наш работодатель, перед которым мы должны вести отчет за реализацию обещаний. И только избирателям определять, насколько хорошо или плохо мы выполняем нашу работу, надо ли с нами продлевать контракт или нет.

Ваш профиль – оборонная промышленность и техническая модернизация. Вы, при этом, еще и глава соответствующего подкомитета в Верховной Раде. Можете вычленить три главных законопроекта, которые вы сейчас активно обсуждаете в Раде и на Комитетах?

Я думаю, все законопроекты по-своему важные, ведь речь идет о комплексных процессах в каждой отдельно взятой сфере. Если говорить непосредственно по моему профилю, то я бы выделил вот что: О внесении изменений в закон «О Службе безопасности Украины» (3196-д), «Об обеспечении жильем военнослужащих и членов их семей» (5716) и по усовершенствованию процедур оборонного планирования (4210).

Необходимо детально проработать эти инициативы, чтобы принять максимально сбалансированные и правильные решения, которые смогут эффективно работать долгое время, без необходимости менять что-то глобальное каждый год.

РАЗВЕДКА - ЭТО СТРУКТУРА, ОБ УСПЕХАХ КОТОРОЙ МОЛЧАТ

В Законе про разведку общая численность утверждена в количестве 4300 человек, при этом, одна из самых известных и успешных разведывательных организаций «Моссад» насчитывает 1200 человек. Зачем нам столько разведчиков? Может, имеет смысл делать акцент на качестве, а не на количестве?

Честно говоря, очень сомневаюсь, что публичные данные о количестве сотрудников «Моссада» в полной мере соответствуют действительности.

К примеру, точное количество сотрудников американского ЦРУ засекречено. Детальную информацию о количестве сотрудников британской Ми-6 найти фактически нереально. Если верить публичной информации, то британцы еще в 2016 году расширили свой штат до 3 500 людей. Хотя, конечно, если посмотреть всем известный фильм о Бонде, то им достаточно и одного сотрудника.

Уверяю вас, что 4 тысячи 300 человек в составе Службы внешней разведки воюющей страны – это более чем аргументированное число. Особенно, если в составе Службы внешней разведки РФ – около 13 тысяч человек.

Игорь Копытин во время встречи эвакуированных из Кабула

Просто вдумайтесь, насколько широкий функционал украинской спецслужбы – противостоять российской информационной агрессии за рубежом, содействовать принятию выгодных Украине решений на международной арене, своевременно информировать органы власти о политических и экономических угрозах, делать качественную аналитику, вести активную работу в киберпространстве. Думаю, что ответ на ваш вопрос для всех однозначный: 4 тысячи 300 разведчиков – это необходимый минимум для организации эффективной работы СВР.

С 2017 года мы регулярно наблюдаем за провалами военной разведки – в ОРДЛО, в Крыму. С чем это связано, проводится ли анализ и работа над ошибками, или это системные нарушения?

Разведка – эта структура, об успехах которой молчат, а о провалах говорят больше, чем есть на самом деле. Я не согласен с вами в том, что военная разведка терпит поражение в ОРДЛО или Крыму. Давайте вспомним, что стратегия президента Украины – это достижение мира политико-дипломатическим путем и восстановление территориальной целостности нашей страны.

Наши разведчики системно и качественно исполняют свою работу, контролируя обстановку и процессы, происходящие на территории ОРДЛО, в Крыму и на территории Российской Федерации, вовремя информируют органы государственной власти о возможных угрозах.

Также наше разведывательное сообщество не раз доказывало свой профессионализм во время различных международных операций. В частности, речь идет об одном из последних успешных примеров – операции ГУР МО (при содействии МИДа и Офиса президента) по эвакуации мирного населения из Кабула (Афганистан), в координации которой я принимал непосредственное участие. Честно говоря, наши спецы продемонстрировали такой уровень подготовки и профессионализма, которым восхищались все мировые военные сообщества, не говоря уже о прессе и просто неравнодушных людях.

Я высоко оцениваю работу нашего разведывательного сообщества, вооруженных сил и всех тех, кто гарантирует безопасность граждан Украины. Наши военнослужащие получили огромный опыт противодействия реальным, а не каким-то мифическим угрозам. Ведь как не крути, но никакая теория не может сравниться с реальной практикой, когда от твоих действий зависят жизни твоих сослуживцев, сограждан и безопасность всей страны.

С чем связана замена министра обороны?

Министерство обороны для воюющей страны – это один из приоритетов. На Алексея Резникова возложена огромная ответственность. Он уже хорошо зарекомендовал себя во время работы в ТКГ (Трехстороння контактная группа - ПН) по урегулированию ситуации в ОРДЛО, теперь перед ним стоят важные задачи в обеспечении оборонного заказа и организации эффективной работы ведомства.

Копытин вместе с новоназначенным Министром по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Ириной Верещук

В последнее время наблюдаем за откровенным бардаком в Министерстве обороны, у министра нет заместителей, за два года меняется третий руководитель. Опять же, с чем это связано.

Я уже сказал, что приоритет в том, чтобы работа Министерства обороны основывалась на принципах порядка и организованности. Я думаю, Резников сможет обеспечить эффективную кадровою политику на своей новой должности, а его огромный юридический опыт позволит решить все проблемные моменты в области реализации государственного оборонного заказа.

РЕФОРМА «УКРОБОРОНПРОМА» - ЭТО КРАЕУГОЛЬНЫЙ КАМЕНЬ РАЗВИТИЯ ВСЕЙ ОБЛАСТИ

Вы сообщаете о том, что боретесь за сохранение ГП «Антонов» и Харьковского авиастроительного завода. Как вам состояние и работа Николаевского авиаремонтного завода? Прокомментируйте недавний конфликт между «Укроборонпромом» и НАРП.

Нам необходимо восстановить потенциал авиастроения, ведь это может стать одним с элементов нашей конкурентности в будущих масштабных геополитических проектах. К примеру, ХГАПП может производить самолет Ан-74, который удобно эксплуатировать в суровых условиях арктического климата. Если учесть, какие большие планы относительно Арктики имеют ключевые центры влияния в мире – ЕС и США, Украина может создавать добавленную стоимость в больших логистических проектах.

Что касается недавнего конфликта в НАРП относительно желания «Укроборонпрома» сменить руководителя, я уточнял подробности ситуации, конфликт был разрешен, заводу оставили его предыдущего руководителя. На самом деле, в этом нет и не было ничего изначально конфликтного. Проходила обычная проверка, она была осуществлена. Воинственное настроение нескольких представителей завода я не понял. Ну, и конечно же, я хотел бы видеть более системный подход к развитию предприятия, ведь у нас для этого есть необходимый потенциал. Посмотрим, как завод будет развиваться дальше.

Гендиректор концерна Юрий Гусев недавно рассказал о том, что ситуация с крейсером «Украина» до сих пор не решена в Кабмине. Вам что-то известно о том, на каком этапе на данный момент обсуждение ситуации в Кабмине?

К сожалению, должен констатировать, что ожидал более активных действий со стороны Кабмина

крейсер «Украина»
относительно крейсера. Начнем с того, что еще 19 июля 2019 года президент поручил произвести выплаты из резервных фондов «Николаевскому судостроительному заводу» за содержание крейсера, но ничего так и не было сделано. Проблема в том, что крейсер не находится на балансе Минобороны, поскольку так и не был введен в эксплуатацию. Уже несколько раз в период независимости его пытались достроить, но все тщетно. Насколько целесообразно это делать сейчас? Вопрос сложный.

Я обещаю со своей стороны мониторить эту ситуацию, я регулярно спрашиваю у Кабмина, как обстоит вопрос, решается ли он. Здесь, к сожалению, сложно что-то предсказать, но хотя бы контролировать ход развития ситуации можно.

В апреле 2021 года ваш коллега, глава комитета по обороне и разведке Александр Завитневич заявил, что «Укроборонпром» это такое себе квазипредприятие, которое необходимо реформировать. Сегодня октябрь. Как вы считаете, удается реформа?

Реформа «Укроборонпрома» – это краеугольный камень развития всей области. Я рад, что мой профильный подкомитет стал центром дискуссии относительно эффективных направлений ее реализации. Я думаю, мы успешно консолидируем идеи и предложения представителей Министерств, Офиса президента, СНБО, экспертного сообщества для выработки целостной концепции преобразования «Укроборонпрома».

Еще в августе Верховная Рада приняла законопроект №3822 «Об особенностях реформирования предприятий оборонно-промышленного комплекса государственной формы собственности», который открывает возможности для успешной реформы Концерна. Должен констатировать, что мы находимся на длительном и непростом пути.

Успешный проект реформы предполагает, что на базе «Укроборонпрома» будут созданы отдельные холдинги, а модель управления станет корпоративной. Если мы хотим быть конкурентными, необходимо в обязательном порядке двигаться в ногу со временем. Главное, что на данном этапе для этого есть политическая воля.

У «Укроборонпрома» нет однозначного ответа на вопрос, что сейчас делать с Николаевским судостроительным заводом, и будет ли он приватизироваться. Гусев говорит, что возможность есть, но перспектив нет. Госзаказ есть. Как, по-вашему, решить ситуацию с заводом?

Давайте будем объективными. Завод находится в состоянии банкротства. Им сложно на постоянной основе удерживать рабочий коллектив. Оборудование устаревшее и требует полной модернизации. Конечно, мы сделаем все возможное, чтобы сохранить жизнь предприятию и обеспечить его заказами на ремонт судов, но на данный момент ситуация критичная.

Это была первая часть нашего интервью с Игорем Копытиным, вторая будет опубликована в течение недели.

    Фотофакт