«Обеспечение безопасности и защита целостности страны – ключевые задачи власти»: Интервью с нардепом Копытиным. ЧАСТЬ 2

прочтения: 10444
29.11.2021 17:17

Народный депутат из Николаевской от партии «Слуга Народа» Игорь Копытин, как уже сообщалось, является является Главой подкомитета по вопросам оборонной промышленности и технической модернизации Комитета Верховной Рады Украины по национальной безопасности, обороны и разведки. Во второй части интервью издание «Преступности.НЕТ» узнало о ключевых темах украинской обороны, а также обсудило николаевскую повестку. Первую часть интервью можно прочитать здесь.

— Недавно Украина, в свете сотрудничества с Турцией, получила несколько беспилотников «Байрактар», которые уже вполне удачно были задействованы в зоне ООС. Мы знаем о том, что наши специалисты находятся в Турции, где идет обучение на операторов, при этом, и в Украине собираются построить центр для производства беспилотников. Расскажите подробнее о проекте.

— «Байрактары» доказали свою огромную эффективность в условиях боевых действий в Нагорном Карабахе еще во время конфликта между Арменией и Азербайджаном. Мы прекрасно понимаем, что использование подобного вооружения необходимо для любой современной армии. Что касается производства этих БПЛА в Украине, то политические договоренности в этом вопросе уже достигнуты, начинаем работать практически. Сначала запустим Центр по обучению наших специалистов, где также можно будет осуществлять сервисное обслуживание техники. Потом будем переходить к производству.

Купить боевую технику для воюющей страны – дело не такое уж и простое, как многим может казаться. Во многих случаях, было очень тяжело, даже невозможно, получить летальное оружие из-за рубежа. США, Турция, немного других стран – редкое исключение тут. И чтобы обезопасить себя от разного рода эксцессов, Украина хочет иметь собственные мощности – это 100% гарантия того, что мы сможем получить на вооружение нужное количество необходимой техники. Кроме того, тут еще новые рабочие места и даже возможность заработка, поскольку мы выходим на определенные договоренности с Турцией касательно возможности последующей продажи изготовленных в Украине беспилотников другим странам, что само по себе дает огромный дополнительный плюс для нас.

Что касается конкретных сроков начала производства на территории Украины, то их назвать я пока не готов. Во-первых, я не из тех политиков, которые любят давать красивые, но пустые обещания. Как по мне, то лучше просто больше усилий посвящать планомерной и системной работе, тогда все будет сделано быстро и качественно. Во-вторых, потому что в этом процессе может возникать много различного рода заминок. Но точно могу сказать, что работы идут активными темпами и эта история точно не про десятилетия или даже годы, как у нас в стране, к несчастью, часто бывало раньше.

— Почему местом для строительства центра выбрали Киев? Николаев, конкретно, мощности НАРП, подошли бы. Вы пробовали лоббировать этот вопрос?

— Вы знаете, я очень заинтересован в том, чтобы по максимуму загружать все николаевские предприятия, и стараюсь в этом нелегком деле помочь всеми возможными силами. Но давайте уточним ключевой момент. В Киевской области будет построен первый Центр обучения и сервисного обслуживания «Байрактаров». В планах есть запуск еще нескольких подобных центров в Украине, и я буду способствовать тому, чтобы один из них появился в Николаеве.

— После того как «Байрактар» применили в зоне ООС, мировая общественность всполошилась. Свое негодование на этот счет уже выразила пятая колонна РФ в странах-союзниках. В самой России нам уже пригрозили «дестабилизацией ситуации на Донбассе». Как вы считаете, как ситуация будет развиваться в дальнейшем и может ли нам повредить использование «Байрактара» в контексте отношений со странами Европы и в обострении ситуации на линии разграничения?

— «Все вооруженные пророки побеждали, а все безоружные гибли», – очень точная и гениальная фраза Никколо Макиавелли. И не подумайте, я точно не пытаюсь кого-либо возводить в подобный ранг. Суть в том, что какие бы благие принципы мы как государство не отстаивали, они должны быть подкреплены конкретными действиями. Условно, обеспечение безопасности граждан и защита территориальной целостности страны – это ключевые, на мой взгляд, задачи для любой власти. Собственно, эту цель преследуют наши вооруженные силы.

БПЛА «Байрактар»
Что касается традиционной обеспокоенности некоторых политиков из стран-партнеров, то это абсолютно логично. Они с опаской относятся к возможным обострениям военного характера, тем более, если они имеют место в Европе. Украина точно не инициатор подобного, но мы обязаны защищаться. Если с той стороны идет систематическое нарушение режима прекращения огня, под ударом находятся украинские солдаты и даже мирное население, то мы дадим отпор. По-другому просто быть не может. Я не хочу этого представлять, но, если на нашем месте оказалась бы та же Германия или Франция, они вряд ли действовали бы иначе. А может даже и жестче, учитывая их мощности и договоренности с другими странами. Давайте откровенно, длительное время независимости мы вообще не смотрели в сторону нашей армии, она была как номинальный, но уже давно поросший пылью атрибут. Сейчас наша армия – это сильнейшая организация из первоклассных воинов. Поэтому, да, мы даем отпор и будем это делать дальше, но исключительно в защиту. Мы защищаем кордоны нашей страны и это абсолютно логично.

Я надеюсь, что никаких глобальных обострений на Донбассе не будет и это лишь дипломатическая игра со стороны Кремля, но мы всегда должны быть готовы ко всему. Понимаю, что все мы очень устали от войны и власть делает все возможное для достижения мира. К большому сожалению, далеко не все в этом вопросе зависит от нас.

— Как сейчас обстоит ситуация со строительством «турецких» корветов? В апреле Юрий Гусев заявил, что предприятия «Укроборонпрома» пока не задействованы в строительстве.

— Опять-таки речь идет о еще одном примере двустороннего сотрудничества между Украиной и Турцией в оборонной сфере. Безусловно, мне бы хотелось, чтобы абсолютное большинство вооружений производилось полностью на наших предприятиях, но существует объективная реальность, которая заключается в том, что в период независимости наши властные «стратеги» активно уничтожали, а в некоторых случаях попросту пилили на металлолом все стратегические активы. Иначе это назвать невозможно. Это не могло пройти бесследно и восстановится по взмаху руки.

Подобные кооперации с дружественными странами дают нам доступ к их технологиям и позволяют постепенно внедрять их на наших предприятиях. Сейчас идут работы по строительству первого судна. Весь процесс рассчитан на два этапа. Как раз-таки второй из них предусматривает, что некоторое оснащение, установка вооружения и введение в эксплуатацию может осуществляться на украинских предприятиях. Кроме того, ряд других совместных украино-турецких проектов строительства военных судов может быть максимально локализировано на территории Украины.

— Вы довольны результатами визита в Украину Министра обороны США Ллойда Остина? Насколько, по-вашему, результаты диалога между Владимиром Зеленским и одним из важнейших лиц в сфере обороны США увеличит шансы Украины вступить в НАТО?

— США – это мощный стратегический союзник Украины, и не один раз это подтверждалось как на политико-дипломатическом уровне, так и в рамках экономического взаимодействия в оборонно-

Владимир Зеленский и Ллойд Остин
промышленном комплексе.

Визит Остина – это логическое продолжение контактов на высоком уровне, после успешного визита президента Зеленского в США в августе этого года. Тогда, насколько вы помните, Джо Байден дал распоряжение выделить дополнительных 60 миллионов долларов в поддержку деятельности Министерства обороны Украины. Кроме этого, по линии Пентагона мы получили на оборонную сферу 275 миллионов долларов в 2021 году и должны получить 300 миллионов в 2022.

Тут надо подчеркнуть, что между Украиной и США подписан договор о стратегическом сотрудничестве в вопросах содействия интеграции Украины в НАТО и обеспечении безопасности в акватории Черного моря. Визит Остина –это один из элементов взаимодействия и координации.

— Ситуация в Парламенте. Один из громких вопросов за последнее время – отставка Разумкова и назначение на его должность Стефанчука. О причинах отставки ваши коллеги, в том числе и руководство партии, говорило просто – у нас с Разумковым разные пути. Был разговор о том, что он шел против Закона о деолигархизации. Расскажите, что происходило внутри партии в момент, когда решался вопрос об отставке Разумкова.

— Я с уважением отношусь ко многим вещам, которые Дмитрий Александрович сделал на должности главы Парламента. Он компетентный и хорошо подготовленный человек. Но в политике, как и в любой другой сфере, существуют определённые принципы. Мы пришли в Парламент с четкой программой, которую обязалась воплотить в жизнь. В определенный момент некоторые люди начали от этого отклоняться, что само по себе недопустимо. Потому что, если мы пришли сюда в составе команды, имея общие цели и задумки, то и работать должны в составе команды. Если он больше не командный игрок – он выходит из команды. Все, что мы в итоге сделали – это вынесли его за пределы нашей команды.

Поэтому, решение считаю полностью оправданным. Это всего лишь рабочие моменты. Тем более, что на его должность был назначен не менее компетентный Руслан Стефанчук.

— Разумков, в ответ на обвинения в его сторону, часто говорил о том, что «Слуга народа» нарушала регламент в Раде. Насколько это имело место быть?

— Если «Слуга народа» нарушала регламент, когда Разумков был главой Верховной Рады, то, получается, что он этому содействовал? Послушайте, это сугубо политические заявления, и все мы прекрасно должны понимать для чего они делаются.

К сожалению, у нас часто бывает так, что оппозиционные политики занимаются не критикой, а откровенным критиканством вперемешку с популизмом. Я этого очень не люблю. С учетом того, что Разумков был частью нашей команды, как по мне, это выглядит не совсем корректно.

— Фракция будет принимать решение о лишении его мандата?

— Вы знаете, судя по публичным заявлениям, конкретный вопрос больше всего обсуждает сам Разумков, с чего рискну сделать вывод, что он этого и добивается. В любом случае Дмитрий Александрович много говорит о том, что его избрал народ как отдельно взятого политика. Это не совсем так. Он ведь по списку получил мандат, украинцы голосовали за «Слугу народа», а не конкретно за Дмитрия Разумкова. У него будет возможность узнать, насколько ему персонально доверяют люди по результатам последующих выборов.

— В Госбюджете на 2022 год на ОПК предусмотрено 2,5 миллиарда гривен, на авиастроение – 2 миллиарда. По-вашему, этого будет достаточно, чтобы покрыть нужды в этих сферах?

— В моем понимании и 100 миллиардов гривен недостаточно, чтобы покрыть все нужды, которые заключаются в том, чтобы превратить Украину в одну из наиболее технологично развитых стран в сфере ОПК и авиастроении. Но давайте будем реалистами и смотреть на те возможности, которые у нас есть на сегодняшний день. Вдумайтесь, только в прошлом году, впервые за почти 30 лет независимости, мы сделали государственный заказ ГП «Антонову» на АН-178. Чем думали раньше? Как это можно назвать? Я не хочу во всех проблемах винить предшественников – это сути дела не меняет. Нужно исправлять эти ошибки. Закатывать рукава и работать, поскольку других вариантов попросту нет. Но я уверен, что мы достигнем поставленных целей и возобновим в надлежащей мере работу всех стратегических предприятий, в том числе и нашего города.

— Давайте немного о николаевской повестке. У нас уже давно назрела проблема с Николаевским глиноземным заводом. Жители жалуются на засилье шлама, в то же время, на предприятии говорят о строительстве очередного шламохранилища. Насколько целесообразно вообще строить шламохранилище вблизи жилого сектора?

— Я считаю, что, безусловно, это не совсем логично – иметь подобные предприятия в непосредственной близости от жилых домов. Но завод построили не вчера и даже не 10 лет назад. Его основали в 1980-м, насколько я помню, и действовали по европейским стандартам, на тот момент.

Мы были на предприятии, мы видели эти шламовые поля. Их масштаб поражает. Со своей стороны могу точно сказать, что они вкладывают деньги в их обработку, они за этим следят. Я лично в этом убедился. Также они понимают, какая социальная ответственность на них лежит, активно помогают громадам. Налоги, которые выплачивает предприятие, идут в казну местных бюджетов. Завод отстраивает объекты, помогает реализовывать проекты на местном уровне, вкладывает в них деньги. Мы общались с местными жителями, большинство из них поддерживает завод, потому что многие люди там работают, это их хлеб. Что касается самой ситуации, на мой взгляд, необходимо найти баланс между экологической проблемой и работой предприятия. Тут сложно – если закрыть предприятия, тысячи людей останутся без работы. С другой стороны, со шламом надо что-то делать.

— Может, поможет рекультивация? Это как раз о европейских стандартах.

— Когда я там был, я видел, что они утрамбовывают шлам, используют грейдеры, щебень, разные техники. Таким образом, как я понимаю, они не дают шламу распространиться по воздуху. Сейчас наша команда изучает вопрос рекультивации шламовых полей, отдельно проговариваем это с Министерством экологии. Поверьте, я держу вопрос на контроле, мы заинтересованы в работе завода, там трудится большое количество людей, но вопрос экологии, вопрос здоровья людей – это намного важнее. Помимо социальной нагрузки, по-моему, заводу необходимо взять на себя обязанности по оздоровлению людей.

— Какова ваша позиция относительно работы николаевского аэропорта? Насколько я помню, ваш брат достаточно негативно отзывался о его работе.

— Может, выскажу непопулярное мнение, но я искренне убежден в том, что сейчас бороться за пассажиров, имея успешные аэропорты в Херсоне и Одессе, добиваться пассажирской загрузки в Николаеве будет очень сложно. Понимаете, я отлично осознаю желание местных властей и жителей региона иметь в области аэропорт, но здесь надо смотреть шире и смотреть правде в глаза. Я думаю, все же имело бы смысл либо отдать аэропорт в концессию, либо превращать его в грузовой. Таким образом, мы получим отличный транспортный хаб. В условиях портов и активного строительства дорог в области, хаб заработал бы на полную мощность. И, кстати, это большие вливания в местный бюджет.

— Еще одна проблема, касающаяся вашего округа, - дюкер в Варваровке. Его построили, торжественно открыли, но до сих пор не могут начать эксплуатацию. В чем проблема?

— Некоторое время назад ознакомился с этой ситуацией. Насколько я понимаю, проблема в том, что подрядчик не до конца выполнил определенные условия, из-за этого потенциально могут возникнуть проблемы с работой дюкера. Мы готовим запросы и в Николаевский городской совет, и подрядчику, и в правоохранительные органы. Опять же, мониторим ситуацию, по факту смогу рассказать об этом позже, когда получу ответы.

— Спасибо.

    Фотофакт