«Единственная форма протеста в Казахстане – погром», - политолог о причинах беспорядков

прочтения: 12270
07.01.2022 20:15

Российское издание «Сноб» опубликовало интервью с политологом Петром Милосердовым, который высказал свое мнение о протестах в Казахстане.


6 января Россия ввела свои войска в Казахстан. Протесты в стране продолжаются. В беспорядках гибнут митингующие и силовики. «Сноб» поговорил с политологом Петром Милосердовым, который почти два года провел в тюрьме за подготовку госпереворота в Казахстане. Он рассказал, кто может выступать заказчиком массовых беспорядков в стране, в чем главное различие протестов в Казахстане, Беларуси и Украине, и почему появление российских солдат может укрепить позиции России в регионе, но усложнит жизнь русским, которые живут среди казахов.

С: У России есть интересы в Казахстане?

- Если говорить о руководстве, то у него интересы в основном коммерческие. Это нефть, газ, месторождения цветных металлов и транзит товаров из Китая в Россию через территорию Казахстана.

С: Вы писали, что не верите в самоорганизацию протестующих. Но если массы организованы, у них должен быть лидер. А его не видно. Почему?

- На Востоке протесты организуются очень просто. Там родо-племенная организация. Бизнес, связанный с местными криминальными или спортивными кругами, или вообще с гопниками, вызывает старшего по селу. Ему говорят: с твоего села надо 20 человек молодежи. На каждого условно дают бутылку водки и какую-то денежку. Потом этих людей везут в назначенную точку. Причем среди этих 20 человек есть условный смотрящий, который следит, чтобы на месте они не напились, не разбрелись и выполняли поставленную задачу. Смотрящий не является лидером, он просто менеджер, а в протестах в Казахстане участвует большое количество сельских бездельников в спортивных костюмах, потому что молодежи в стране хватает, а работы для нее — нет.

Кстати, на «Медиазоне» вышел показательный репортаж, в котором протестующие сначала говорят с корреспондентом, а потом требуют от него стереть запись и уйти с места протеста. Это не поведение обычных протестующих, которые всегда заинтересованы во внимании прессы и в том, чтобы рассказать о своих ценностях и целях. Это поведение наемников, для них журналист, который ходит рядом, подозрителен.

С: И все-таки, кто стоит за протестами?

- Сейчас идет транзит власти от бывшего президента и главы совета безопасности Назарбаева к действующему президенту и главе совбеза Токаеву. Чтобы его осуществить, одна группа элит шантажирует протестами другую. Я не исключаю, что вышло так: сначала Назарбаев нашел себе преемника Токаева — в общем, надо сказать, слабенького министра иностранных дел, но за два года этот преемник оброс связями и знакомствами, в том числе и в бизнесе. А бизнес мог ему сказать: друг, давай активы этого старого дурака Назарбаева поделим.

С: В Telegram-каналах публикуются видео, на которых видно, что какие-то люди во время протестов занимаются откровенным мародерством. Они грабят магазины и ломают двери торговых залов трактором. Почему мародерства не было во время протестов в Беларуси, и мы не часто слышали о нем во время украинских событий 2013-2014 годов?

- Вы сравнили Землю с Луной. В Украине, Беларуси и России живут европейцы. В России и Украине был по крайней мере 10-15-летний опыт политической оттепели, свободы выражения мнений и развития политических партий. Да, у Беларуси такого опыта не было, однако там есть опыт культуры — она находится на границе с Европой, в которой многие белорусы были не один раз. То есть это люди, которые читают книги, которые привыкли рассуждать о политике и рефлексировать. А в Казахстане опыта политической деятельности нет — там нет ни партий, ни независимых СМИ. К тому же в Казахстане есть наследство феодального строя: СССР 70 лет его душил, но он опять возродился. Поэтому если в Москве общественная активность может существовать в форме митинга, пикета, издания газет или подписания петиций на Change.org, то единственная форма, в которой может существовать общественная активность в Казахстане — это погром.

С: Есть мнение, что теперь, когда Путин увидел, чем может закончиться транзит власти, его пожизненный президентский срок стал неизбежным. Вы согласны?

- Я считаю, что Путин думает не о том, как бы ему остаться у власти, а о том, как бы ему уйти.

С: Как в Казахстане относятся к русским?

- Без особой любви. Русские в Казахстане — чужие. И при случае им дадут это понять. Но никакой целенаправленной стратегии на выдавливание русских нет ни у казахстанских властей, ни у простых людей, потому что существует понимание, что русские — это ценный элемент государства. Это врачи, инженеры, учителя. Без них многие вещи поломаются. Если казах серьезно заболеет, он пойдет лечиться к русскому врачу, потому что русский, скорее всего, учился сам, а казах мог купить диплом. Но при этом для русских очертили загончик — их не пускают к власти и крупному бизнесу. А так — живите и работайте.

С: Первые самолеты с российскими десантниками уже приземлились в Казахстане. Россия может выиграть от ввода войск?

- Если брать российские элиты, то они подсадят на крючок Токаева. В Казахстане будет стоять российский военный контингент, а Токаев будет обязан своей легитимностью и удержанием власти Кремлю. Россия расширит сферу влияния.

Но русские в Казахстане не выиграют ничего. Если бы российские элиты хотели им как-то помочь, они попросили бы у казахстанских властей автономию северных областей, где живут русские. Но элите наплевать на русских в глобальном масштабе. Вводом войск она решает только финансовые и геополитические вопросы.

Внутри страны есть три жуза (исторически сложившиеся объединения казахов, проживающих в разных частях страны). Там есть русские. Далее, с большим отрывом по численности от них идут немцы, корейцы и татары. У русских никакой позиции нет, им заткнули там рот — очень многие русские сидят в тюрьме за попытки отстоять свои интересы.

У немцев одна цель — уехать в Германию, и ее многие реализуют. Корейцы там держатся сплоченно, у них есть свой бизнес, свой замкнутый мир, который казахи не любят и которого побаиваются. Но при этом корейцы никуда не лезут и ни на что не претендуют.

С: Как долго российские войска пробудут в Казахстане?

- Я думаю, что сейчас идет переговорный процесс между Кремлем и Казахстаном. И если они о чем-то договорятся, то протесты свернут в течение двух дней — скажут их организаторам, что ребят с улиц городов надо забирать обратно в села. Вопрос в том, как и о чем они сейчас торгуются.

С: У России есть шанс показать себя с положительной стороны, чтобы после ввода войск отношение к русским не ухудшилось?

- Что бы ни случилось, россиян все равно будут воспринимать там как чужаков. Но это не имеет значения. Вот негативное отношение к россиянам украинцев понятно, и оно надолго. А Казахстан — это Восток. Там сначала будут недовольны российскими войсками, а потом, если Казахстану дадут денег, будут кричать, что русские хорошие.

С: В Казахстане есть риск начала гражданской войны?

- В Казахстане очень много противоречий, он даже менее монолитен, чем Югославия перед распадом. У него есть агрессивные соседи. Там есть и фактор ислама, который пытается укрепить свои позиции в Казахстане, а государство ему этого сделать не дает. В таких сложно устроенных государствах всегда есть риск гражданской войны.


Также Милосердов на своей странице в Facebook критикует тезис, что протесты являются противостоянием Запада и властей Казахстана.

«Экономика Казахстана – это полезные ископаемые, нефть, газ, цветмет. Большинство предприятий по их переработке принадлежит иностранцам, в основном – Великобритании. Вообще, роль Британии трудно переоценить. Так, например, бывший премьер-министр Британии Тони Блэр был советником Назарбаева. А родной брат Тони Блэра, судья Вильям Блэр осудил к тюремному заключению в Англии оппонента Назарбаева Мухтара Аблязова».

«К чему приведёт решение России о вводе войск? Смотря, как будет реализовано. Ключевой вопрос – будет ли это реализовано вместе с организаторами беспорядков или нет? Если вместе, то довольно быстро всё сойдёт на нет. Даже очень быстро, 2-3 дня. Это может быть «крымский вариант» - «вежливые люди» точечно охладят погромщиков. Если нет, то придётся помучиться. Впрочем, у казахов нет опыта массового низового противостояния властям, плюс психология «ты начальник, я дурак». В общем, тоже довольно быстро сойдёт на нет», - считает он.

    Фотофакт