«Не рыскать японским шакалам по просторам советской земли!»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1226 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(735)         

В августе этого года весь мир потрясли события в Южной Осетии. Грузия под предлогом обеспечения территориальной целостности внезапно начала варварскую агрессию. Пришлось её в срочном порядке «принудить» к миру.
В истории много подобных примеров. Взять хотя бы события 1938 года у озера Хасан. По роковому стечению обстоятельств боевые действия начались почти в одно время… с разницей лишь в 70 лет. Японских агрессоров тоже пришлось «принуждать к миру»…

«Марш до Урала»

Во второй половине 30-х годов японские руководители всё чаще стали заявлять о необходимости подготовки войны против Советского Союза. В феврале 1937 года к власти пришел генерал Хаяси. На первом же заседании руководимого им правительства он заявил, что «с политикой либерализма в отношении коммунистов будет покончено». В прессе стали звучать призывы к «маршу до Урала».

В мае-июне 1938 года в Японии была развернута мощная агитационная подготовка. Внезапно территории на границе Маньчжоу-Го с российским Приморьем, несмотря на Хунчуньское соглашение России с Китаем от 1886 года, вдруг оказались «спорными». Японцы стали открыто заявлять, что пограничная зона СССР вблизи озера Хасан является маньчжурской землей. Воспользовавшись обострением политической обстановки в Европе, они решили испытать прочность дальневосточных границ. Если бы им удалось отхватить кусочек советской территории, то следующим шагом был бы захват всего Дальнего Востока. А может быть, как они мечтали, и всей территории до Урала…

В начале июля 1938 года японская армия начала подготовку к военным действиям. В район озера Хасан было брошено около 20 тысяч человек. Кроме пехоты, у японцев существовали кавалерийская бригада, три отдельных пулеметных батальона, танки, тяжелая артиллерия, бронепоезда, зенитные орудия, до 70 боевых самолетов.

Бои продолжались 12 дней

Прелюдией к началу боевых действий стали официально выдвинутые в Москве требования и угрозы японских дипломатов. Поверенный в делах Японии в СССР потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан.

В ответ ему в Народном комиссариате иностранных дел показали карту и соглашение, где было отмечено, что это советская территория. Через пять дней посол вновь повторил притязания и вдобавок сделал заявление, что если требования Японии не будут выполнены, она применит силу…

Японцы же решили от слов перейти к делу. 23 июля японские части стали изгонять жителей из приграничных деревень. Вскоре в округе появились огневые позиции артиллерии, подошли бронепоезда, в заливе Петра Великого курсировали эсминцы.

Один из пограничных отрядов внезапно подвергся обстрелу. На следующий день японская рота захватила пограничную высоту Чертова гора. А ранним утром 23 июля под прикрытием тумана японские войска перешли государственную границу и вторглись на территорию СССР. Первый бой приняли 11 пограничников во главе с помощником начальника заставы Алексеем Махалиным, которые охраняли высоту Безымянную. В течение нескольких часов они отбивали атаки многократно превосходящих сил противника. Из одиннадцати в живых осталось только шестеро, погиб и Алексей Махалин, который посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза. На какое-то время японцы овладели Безымянной, но подоспевшие пограничники выбили их оттуда.

На следующий день нападение японской армии повторилось. Наши воины с трудом отбивали одну за другой атаки противника. Упорные бои в течение двух дней показали, что это не обычный пограничный инцидент, а больше похоже на войну.

В 3 часа утра 31 июля японцы захватили очень важные в стратегическом отношении сопки Безымянная и Заозерная. Поднятые по тревоге части Дальневосточного фронта, которым командовал Блюхер, получили задачу выбить врага с захваченной территории. Но подход главных наших сил затрудняли непрерывные проливные дожди и размытые дороги. На это, в общем-то, и рассчитывал противник, полагая, что в условиях бездорожья и болотистой местности Красной армии будет трудно развернуть свои войска.

Из-за вязкости грунта танки двигались очень медленно и были хорошими мишенями для артиллерии. Очень часто они застревали на переправах. Даже в день штурма нашей армией - 6 августа - из 43 танков, участвовавших в атаке, переднего края обороны противника достигли всего 10. На помощь погранвойскам подошли 40-я дивизия, 32-я стрелковая дивизия и 2-я механизированная бригада, сведенные в 39-й стрелковый корпус. Кровопролитные бои продолжались несколько дней, но выбить противника с сопок не удавалось.

Рядовой запаса бывший пулеметчик Мраев вспоминал (Книга памяти. 1923-1940-е годы): «…Мы прибыли в Заозерную вечером, было уже темно. Нас японцы встретили сильным артиллерийским огнем. Правду сказать, мы, молодые бойцы, не обстрелянные, напугались было сначала….Почти до рассвета мы продвигались по воде и болоту, по камышам… Утром мы увидели на поле боя убитых и раненых бойцов. Вот это сразу усилило злость к врагу, и пропала боязнь. В душу пришли ненависть и желание мстить японцам за наших погибших товарищей.

…Японцы в сутки бросались до 20 и более раз. Бои ни на минуту не прекращались. Самые сильные бои были в последний день. Из бронепоезда по нам выпустили за короткое время 300 снарядов…»

Нет «кровавым псам» у озера Хасан

Хасанские события вызвали небывалый патриотический подъем по всей стране. В Новосибирске митинги проходили на всех предприятиях днем и даже ночью (для тех, кто работал в ночную смену). Рабочие выражали гнев по поводу действий японской военщины, брали обязательства все как один иметь стопроцентный «охват подпиской» на заем к месячному фонду заработной платы, призывали работать еще лучше: повышать производительность труда, улучшать качество продукции, досрочно выполнять производственный план.

На заводе «Труд» на митинге присутствовало 900 человек, на фабрике «Стандарт» - около 500. В типографии N 1 наборщик Бурчевский от имени коллектива заявил, что по зову партии и правительства весь коллектив типографии с винтовками в руках встанет на защиту нашей Родины. Об этом же говорили на всех предприятиях Новосибирска. Молодые патриоты без отрыва от производства овладевали лётным делом, заканчивали курсы стрелков, сдавали нормы на значки ГТО, ГСО, Ворошиловского стрелка и парашютиста.

На митинге в Новосибирском речном порту была принята резолюция: «…Пусть крепко запомнят бандиты, что мы стоим за мир и отстаиваем дело мира, но нам не страшны их угрозы. Наш народ готов ответить уничтожающим ударом на удар поджигателей войны.

Не рыскать японским шакалам по просторам советской земли.

Могуч и грозен 170-миллионный народ в своем гневе. Мы разгромим врага могучим ударом, откуда бы он ни появился».

Они «просто оборонялись»…

9 августа советская территория уже полностью была очищена от врагов. На следующий день японцы еще пытались атаковать, но их атаки сразу же отбили. В результате им ничего не оставалось, как начать переговоры о прекращении военных действий и принять наши условия. 11 августа военные действия были прекращены.

Довольно странно шли переговоры в Народном комиссариате иностранных дел в Москве. Японский посол категорично заявлял, что войска Японии занимают только оборонительную позицию, имея обязанность защищать маньчжурскую территорию. На что нарком иностранных дел Литвинов парировал: «…Японские войска, по-видимому, имеют странное представление об обороне, если они под этим понимают нападение на советские заставы, артиллерийский обстрел их и занятие линии на советской территории». Но, пожалуй, больше всего удивило Литвинова предложение японского парламентария принять соглашение о прекращении военных действий войсками обеих сторон. Вот только войска должны остаться в том положении, в котором их застанет этот документ. И тогда уже определять новую границу…

Пора заново открывать Хасан

За героизм и мужество, проявленные в боях у озера Хасан, 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я и посьетский погранотряд - орденами Красного Знамени. 26 человек получили высокие звания Героев Советского Союза. В их числе и наши земляки-сибиряки: Мошляк, Провалов, Левченко, Лазарев. Посмертно звание Героя Советского Союза присвоено механику-водителю танка Рассохе. С японскими самураями сражались и воины из Новосибирской области. 43 из них не вернулись с поля боя. Многие посмертно были награждены орденами Красного Знамени. Примечательно, что в нашем городе уже в послевоенное время существовал Новосибирский совет ветеранов-хасанцев, который возглавляла Зинаида Павловна Макаренко.

В России таких советов насчитывалось только три: у нас, в Омске и в Хабаровске. В 1992 году в нашей области проживало 60 участников сражений в 1938 году. Новосибирские ветераны хасанских боев часто собирались вместе. Федору Ефимовичу Овечкину, Зинаиде Павловне Макаренко, Марии Минаевне Васьковой, Федору Степановичу Шарапову и многим другим было что вспомнить и рассказать. Все они за эти бои были награждены орденами и медалями. Многие защищали Родину и в Великую Отечественную.

В Новосибирске, в школе N 135, в 1971 году был открыт музей 32-й стрелковой дивизии, участвовавшей в военных действиях у озера Хасан. А в средней школе N 88 создан музей пограничных войск - единственный от Урала до Владивостока. Здесь есть карта военных действий, фотографии участников боев, их документы, вещи, записанные воспоминания. Главное, чтобы о хасанских событиях 1938 года и их героях вспоминали не только в связи с юбилейными датами, а знали и помнили всегда.

Многие специалисты считают, что пора заново открывать Хасан: и для серьезных исследований ученых, и для людей. События на Хасане при всей их сложности и неоднозначности продемонстрировали военную мощь СССР. А поражение японской армии стало одной из главных причин, удерживавших Японию от выступления против СССР в годы Второй мировой войны. История всегда готова преподнести полезные уроки, важно только их усвоить и не повторить ошибок.

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика