«В Европе лежат тонны гуманитарки для Украины, но ее некому забрать», - волонтер из Нидерландов

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 5769 }}Комментариев:{{ comments || 1 }}    Рейтинг:(3463)         

Фото: Аркадий Митник
Сюзанна Досталева — одесситка, человек с активной жизненной позицией, вот уже более 20 лет живет и работает в Нидерландах. На следующий же день после жестокого разгона студентов на Евромайдане в Киеве наша соотечественница вместе с другими украинцами организовала акцию в Амстердаме, чтобы привлечь внимание голландских властей и СМИ к преступным действиям режима Януковича.

В скором времени такие демонстрации переросли в волонтерское движение и весной 2014 года Сюзанна основывает в Нидерландах некоммерческий благотворительный фонд Ukraine Today. Организация оказывает помощь украинским бойцам, воюющим в зоне Антитеррористической операции, раненым, а также вынужденным переселенцам. Гуманитарные грузы (медицинские препараты, экипировку, одежду, спальные мешки и прочее) отправляются в Украину

В Николаеве Сюзанну Досталеву и Боба Вауда отметили грамотами
регулярно. Задача фонда - помочь, прежде всего, тем, что в нашей стране либо трудно достать, либо дорого стоит.

В интервью «Преступности.НЕТ» Сюзанна рассказала о своих проектах, что делает сейчас в Украине, о псевдоволонтерах и почему украинское посольство не помогает диаспоре в Нидерландах.

- С чего начиналось движение в поддержку Украины в Нидерландах?

30 ноября (2013 года, - ПН), когда избили студентов на Майдане, мы все не могли уснуть. Я начала искать в Facebook где, что, как... протесты, акции, что делать. Никого не нашла, были разрозненные мнения, поэтому я просто написала, что завтра стою на Даме (площадь в Амстердаме, - ПН). Первый раз нас собралось человек 30, затем нас уже было 200. Когда в Нидерландах показывали Олимпиаду и ничего не говорилось об Украине, мне пришлось объявить голодовку. Ко мне домой сразу выехал канал At 5. Таким образом мне удалось дать определенный толчок голландским СМИ для освещения проблемы в Украине, поэтому я этим горжусь.

Затем началась война на Донбассе и мы стали помогать, кто чем может. Мы создали благотворительную организацию Ukraine Today - все средства, которые собирает фонд мы направляем на АТО. При этом, мы находим спонсоров и не тратим деньги на бензин, чтобы все до единой копейки ушло на нужды бойцов, детей, больных... Кроме этого, все члены фонда работают бесплатно и без каких-либо поощрений.

- Я хочу, чтобы Путин с его армией покинул мою страну... Я не понимаю, что делает Путин. Я - метр пятьдесят, он - метр шестьдесят. Я компенсирую свой рост высокими каблуками, а он компенсирует это оружием, - отмечала Сюзанна в голландских СМИ во время своей голодовки.

- Какими проектами вы сейчас занимаетесь? Куда отвозите собранную помощь?

Сейчас с нами объединяются все больше стран в Европе, а также волонтеров и фондов в Украине. На данный момент существует очень большой проект под названием «Разом сила», начатый мною.

Что он дает? Уже нет такого - «твой груз» и «мой груз», «твоя больница» и «моя больница» или «твое подразделение» и «мое». Это значит, к примеру, что у меня есть кровати, а у моих коллег есть матрасы. Мы собираем этот груз вместе и распределяем.

Вот недавно повезли 60 тонн помощи в зону АТО — там был груз из Франции, Голландии, Бельгии, Германии... Те, кто раньше работал «отдайте моим ребятам», мы их переучили - есть склад, пусть ваши ребята позвонят и им отдадут. Если на складе чего-то не окажется - военные могут оставить заявку и волонтеры сделают все, чтобы эта помощь пришла со следующим грузом.

Я хочу отметить, что в этом проекте задействованы самые честные волонтеры и это дорогого стоит. Мне не надо требовать от них отчеты, они поступают автоматически в Facebook с фотографиями.

К проекту также присоединился голландский волонтер Боб Вауда (Bob Wouda), который занимается медицинским оборудованием. Мы сейчас сотрудничаем как одно целое и никто не тянет одеяло на себя.

Налаженная система отчетов через социальные сети

- Как происходит процесс поставки гуманитарной помощи из Европы? Есть какой-то отработанный механизм?

Да, для нас очень важен контроль, поэтому наш адвокат в Голландии составил контракт, где по пунктам расписаны обязанности сторон.

Мы собираем груз, отправляем принимающему фонду (партнер в Украине, - ПН) список, где указываем, что хотим отправить (например) в Одессу, в детский дом, на АТО, больницу и так далее. После утверждения распределения мы подписываем контракт и машина с грузом выезжает.

Наша сторона отвечает за прохождение европейской таможни. Принимающий фонд обязан предоставить нам списки, отчеты, документы, фотографии с отгрузки и передачи помощи. Все это сверяется нами до последней иголки. Для нас это важно, потому что ребята здесь, в Европе, вкладывают в это душу, они это все несколько месяцев собирали, очень бережно запаковывали, а затем два дня весь 20-тонный груз складывали в машину.

Десятки тонн собранной помощи отправляются в Украину регулярно

- А случалось ли вам сталкиваться с псевдоволонтерами?

На нашей практике такого не случалось, я таких «камикадзе» еще не встречала. Но хочу отметить, что сейчас таких людей развелось слишком много. Они задерживают отчеты в надежде, что люди перестанут их просить, а помощь потом просто пропадает. Куда она исчезает мы сейчас отслеживаем. Для этого мы создали группу из 12 человек, к которым подключились и правоохранительные органы - они мониторят, что происходит «за кулисами» и отрабатывают схемы, которые будут препятствовать исчезновению груза.

Знаю случаи, когда плачущий волонтер звонит из больницы и просит у принимающего фонда кровать, а там спрашивают: «А мне что за это будет?». Например, за кровать могут попросить 150 евро.

Далее, у таких «волонтеров», которые хорошо распиарены, забиты склады. То есть, они даже не успевают добраться до того аппарата УЗИ или операционного стола... Люди кричат: «Ну где, мы же просили, дайте нам отчет!». А отчетов нет, списков нет... Из-за этого люди начинают меньше доверять и жертвовать, соответственно — количество помощи сокращается. Это очень плохо!

- То есть можно сказать, что волонтерское движение в Украине еще не совсем развито, не прошло через все тернии? Чего нам не хватает в этом плане?

Здесь есть проблема - украинцы очень хотят помогать - и финансово, и вещами либо питанием, но они не доверяют местным фондам. Было много случаев, когда деньги давали мне. И на мой вопрос «почему не местным волонтерам?», отвечали: «Мы знаем, что ты точно купишь на это самое важное и точно отправишь самым нуждающимся».

Но вообще я считаю, что в Украине есть сильное волонтерское движение, оно развито, но у вас нет опыта контроля за грузом и не хватает жесткости. Здесь надо работать по-голландски, все очень просто: утвердили -подписали и поехали, отчитались и опять поехали.

Во время нашего общения Сюзанна покупает на память патриотические браслеты у маленькой рукодельницы и не перестает решать вопросы по сбору и доставке помощи из Европы. А в командировках волонтера постоянно сопровождает верная подруга - собака Мона. 

- С какими-то трудностями сталкиваетесь на украинской таможне, что там происходит?

На таможне им интересно всегда посмотреть, что находится в ящиках с гуманитаркой. Но аппаратуру трогать они боятся.

- А на законодательном уровне существуют какие-то препятствия для вас?

В законодательном плане есть трудность с тем, что не все аппараты, которые мы привозим из Европы, могут взять на баланс. Сейчас вышел новый закон о том, что если в Украине нет производителя оборудования или того, кто умеет обслуживать аппарат, его на баланс взять невозможно.

И таких аппаратов, при чем очень дорогостоящих, в Украине очень много. Теперь, видимо, это все разойдется в частные руки или, согласно закону, будет уничтожено. Но мы с этим будем бороться.

Я конечно, понимаю, что с одной стороны они правы - они не смогут починить этот аппарат, а он «висит» на балансе больницы. Но с другой стороны, даже самое «чахлое» европейское оборудование намного круче, чем все то, что у вас стоит. Так что украинскому правительству лучше бы не выпендриваться, а создать своих специалистов - послать их на обучение, чтобы на местах были такие люди, которые смогут обслуживать современное медицинское оборудование.

- Кстати, посольство Украины в Голландии как-то помогает вам? Как они они относятся к вашей деятельности?

Оно нам не помогает... но мы рады, что оно нам не мешает. Я сейчас имею в виду посла Александра Горина лично. Горин работает с фондом, который уже 20 лет куда-то в Украину возит гуманитарную помощь. Почему он работает именно с этим фондом, мы сейчас выясняем.

Вообще наш посол совершенно не участвует в жизни диаспоры. Поэтому когда при новой власти начали менять послов, мы писали петиции с просьбой заменить посла Горина. Набрали почти 200 подписей, но потом обращения куда-то таинственным образом исчезали. В конце концов мы уже живьем собрали подписи на митинге, где какой-то человек просто взял и украл эти бумаги. Обращались тогдашнему главе МИДа Андрею Дещице, в Администрацию Президента, в Антикоррупционный центр, который помогал нам устраивать первые акции в Голландии...

Но мы поняли, что сегодня, по некоторым причинам, добиться замены посла нереально. Но руки мы не опустили. Я, как оптимист, верю, что однажды в Нидерландах будет посол, который не просто будет приходить на митинги и говорить что-то в микрофон, а реально повернется лицом к диаспоре и будет помогать.

- А чем могло бы помочь посольство? Какие основные проблемы у желающих в Европе помочь украинцам?

Основная проблема — транспорт. То же украинское посольство могло бы попросить Киев, организовать для нас маленькую машинку. Нам бы грузовичок, на котором мы бы делали одну ходку и, например, ехали в Германию, Бельгию, Францию, Чехию за грузом. Все умоляют в Европе: «Заберите, ребята!». Гуманитарной помощи - тонны, но ее никто не хочет везти, потому как, если везти, к примеру, только одежду, она выходит золотой из-за трат на бензин. Сейчас готовы отгружаться многие города в Европе, но проблема в транспорте...

Также нам очень нужен склад, куда мы могли бы собирать груз со всей Европы, пока ждем машину.

- Вы общаетесь с голландцами. Что среднестатистический житель Нидерландов думает о происходящем в Украине?

Раньше голландцы думали, что люди наши хотят в Россию, а мы их не пускаем. Теперь они понимают, что Мариуполь в Россию не хочет, но почему-то по нему стреляют с той стороны. Они в целом понимают, что происходит в Украине. Но! Наша власть должна хотя бы еженедельно давать официальную сводку. Например, пока Президент лично не будет демонстрировать оружие из Донбасса и показывать его происхождение, голландцы будут разговаривать об Украине не дальше кухни.

Я понимаю, что где-то в Киеве стоит это все вооружение, но это должно прозвучать от главы государства официально, а не так, что оно там стоит — голландцы приехали, пофотографировали... а официальной ноты нет. А вдруг мы его украли, понимаете? Пока нет официальных заявлений от первых лиц, весь этот конфликт будет висеть в воздухе.

- Вы приехали в недолгосрочную командировку на Родину. Что вы сейчас делаете в Украине и в Николаеве, в частности?

Мы завезли 20 тонн груза на фонд «Планета добра». И вот пока я занимаюсь этим вопросом...

В Николаеве наша организация сотрудничает с фондом «Подорожник», которым занимается Михаил Трофанюк (директор КП «Николаевская ритуальная служба», - ПН). С Михаилом мы познакомились через партнера Ukraine Today Боба Вауда (Bob Wouda). С ним мы отправили совместную гуманитарную помощь на фонд «Подорожник». Я приехала проверить наличие груза, это входит в мои обязанности.

Мы посетили в Николаеве больницы МВД (Сектор медицинского обслуживания УМВД Украины в Николаевской области) и скорой медицинской помощи (БСМП). Я увидела, с каким добром и благодарностью принята и размещена привезенная нами помощь. Мы пообщались с Михаилом, у нас общие взгляды — ведь для европейских доноров самое важное контроль, который, я уверена, нам обеспечат здесь.

- Мы в Украине надеемся, что конфликт на Донбассе вскоре разрешится. Чем вы планируете заниматься, когда закончится война? Будете продолжать волонтерскую деятельность?

Со мной случился интересный случай в Одессе. Я разговорилась с женщиной и обмолвилась, что наш фонд хотел бы помогать и животным, но пока у нас нет контроля на местах, мы этого делать не будем. Она пообещала узнать о людях, которые могли бы этим заняться в Украине. Спустя время эта женщина знакомится с волонтером, которая как раз курирует одесский собачий приют. Мы с ней связались, она мне рассказала, что на Одессу им деньги не нужны. Представляете?! Я такое услышала впервые. Оказывается, приехал немец с деньгами и создал приют, а средства теперь нужны на область. Мы договорились о встрече, однако в последний момент она сорвалась - она умчалась под Одессу, где власти решили забрать территорию под приютом и уничтожить животных. Сейчас мы немного потеряли связь. Но я вернусь в Одессу, мы обязательно встретимся и я буду подключать к этому вопросу голландцев.

Поэтому, когда спрашивают, а что будет, когда закончится война, будете продолжать заниматься волонтерством? Да, будем! Есть дети, есть школы, есть животные... и это все в таком печальном состоянии... до слез. Поэтому, конечно, будем! Тем более, команда у нас очень хорошая.

Беседовала Анастасия Луговая (Баранова)

Анастасия Баранова


Комментариев: {{total}}


русскийобщество