«Я не тот человек, который любит очень долго находиться на одной позиции», – начальник «молодежного» управления Соколик

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 4213 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(2527)   

Олег Соколик
«Преступности.НЕТ» встретились с начальником управления «молодежной политики» Олегом Соколиком, чтобы узнать о его достижениях на должности, политических амбициях и планах в работе на этот год. Помимо этого, молодой чиновник рассказал о создании «молодежного центра» и проблемах в конкурсе проектов и мероприятий, которые получат финансирование из городского бюджета.

- Когда вы пришли к руководству управления, какую вы выбрали линию: идти по стопам предшественников или вы больше новатор и реформатор? Что удалось изменить и достичь до этого времени?

- Я начал работу в городском совете 16 июня 2015 года, и к тому времени там была критическая ситуация. На тот момент отсутствовал диалог между управлением и общественными организациями. Я думаю, что, в большей мере, мне удалось решить ту конфликтную ситуацию с общественными организациями. Я не считаю себя новатором и “нереально новым менеджером”, скорее больше “технократом” и человеком, которому иногда очень сложно даются какие-то решения. Бывает, что я долго обдумываю их в голове. Я же “весы” по знаку зодиака, поэтому иногда “так долго думается”, что к моменту принятия актуальность решения отпадает (смеется). Но, насколько это все удается, точно оценивать не мне, а моему руководству и, я думаю, что это еще в процессе.

- Назовите “ТОП 5” достижений, которыми вы гордитесь?

- Мне удалось сформировать команду в управлении из людей, которые в большинстве пришли из общественного сектора.

- Из общественной организации “Батьківщина молода”?

- Нет, некоторые пришли из студенческого самоуправления. Второе, я думаю, что мы (Управление молодежной политики, - авт.) стали ближе к молодежной общественности. Возможно даже, ну за то время которое я могу отследить, ближе, чем когда бы это не было. Три, нам удалось построить нормальную систему взаимодействия с общественными организациями, и я сомневаюсь, что кто-либо упрекнет меня в какой-то предвзятости по отношению к кому-то, кроме может быть вас сейчас. Ну, и потом если взять в целом управление, у нас же не только молодежь... Там есть и некоторые другие функции, и мы не слабую работу по детскому оздоровлению провели. Ну и последний 5 пункт - это определенная открытость. Я всегда стараюсь где-то опережать события. Давать какую-то информацию, чтобы люди понимали, чем мы занимаемся. Понятно, что мы не можем взять каждого молодого человека, взять его за руку, взять его личную проблему и решить. У нас есть набор инструментов, которые мы можем реализовать. Нам работать, а люди пусть дадут оценку. Все равно мы все имеем какой-то свой период. Никто же не работает вечно на одном месте, и какой-то и мой период подойдет к концу и люди скажут: «Это был хороший», «Не очень», «Очень плохой», «Ужасный» человек на этом месте, но я бы конечно хотел, чтобы я был «Хорошим».

- И как долго вы еще планируете находиться на своей должности?

- Когда-то Виталий Павлович Воронов, который возглавлял это управление, он был через одного до меня, сказал в первые дни, когда меня назначали на должность, такое «напутственное слово». Он сказал: «Помни, что когда ты пришел, твой день к «увольнению» пошел, твое время ограничено. Смотри и все время думай об этом, что у тебя нет 10 лет на этой работе». Есть руководство города, и оно определяет кадровую политику. Если они будут считать, что я нормально справляюсь с этой работой, и люди будут в целом считать, что я справляюсь, то думаю, в это время я и буду работать. Плюс, конечно, у меня есть и мои личные амбиции в жизни. Я вообще не тот человек, который любит очень долго находиться на одной позиции. Мне также хочется развиваться. Я еще молодой человек, и еще где-то ищу себя в этом деле. Вот года 4 назад я себя вообще не представлял в формате госслужбы. Если бы мне кто-то сказал, что я таким заниматься буду, я бы не поверил. Но, интересный опыт в моей жизни на данный момент продолжается, а там время покажет.

- У вас были достаточно серьезные политические амбиции, вы шли и в народные депутаты, и на «мэрское кресло» претендовали, куда они делись?

- Ну я не скажу, что у меня их сейчас нет. Это было бы нечестно, у нас же тут интервью честное, да? Например, мое участие в парламентской кампании... Я вообще человек очень прагматичный и рациональный, я 100 процентов понимал, что не стану народным депутатом. Но мне было как минимум очень приятно, что мне предложили. Это был интересный опыт, который я решил не упустить.

- За время нахождения на должности сменился городской голова Николаева. Вот если сравнивать Гранатурова с Сенкевичем, с кем «комфортнее» работать?

- Сенкевичу можно в «Мессенджере» писать (смеется). Несмотря на то, что мэр поменялся, у меня есть непосредственный руководитель, заместитель городского головы по гуманитарным вопросам (Евгений Шевченко - авт.), и в принципе большинство моих взаимодействий и коммуникаций происходит с ним, как с непосредственным «начальником» по этому профилю. Поэтому здесь вообще ничего не поменялось, он как был тогда, так и есть сейчас. У меня с Александром Федоровичем нормальные рабочие взаимоотношения, он наш руководитель, и мы стараемся работать, чтобы наша командная работа была эффективной. Моя в моем локальном объекте, а его - в целом. По поводу моего взаимодействия с Юрием Исаевичем могу сказать, что этот человек мне доверил управление в 2015 году. Несмотря на то, что ему многие говорили не делать этого. У меня хорошие с ним отношения, и время от времени мы с ним имеем коммуникацию. Он опытный, очень опытный управленец и может дать дельный совет, и дает мне их иногда. Я думаю, что это было бы глупо отказываться от хороших советов.

- Вы себя относите к «команде Сенкевича»?

- Я отношу себя к команде городского совета. Я не сторонник персонализаций, ведь я работаю на город, на людей, которые здесь живут.

- Сейчас стал актуальным вопрос создания «Молодежного центра», как вы будете реализовывать эту идею, и успели ли вы уже заручиться поддержкой мэра, ведь похожий проект уже несколько месяцев пытается реализовать КУ «Агентство Развития Николаева»?

- Я слышал про этот проект, более того, я даже состою в группе «Креативный прожектор». Ребята молодцы, что они «пробивают финансирование» на это дело, а вот какой формат они видят, я вам точно не могу сказать. Но могу рассказать о том формате, который вижу я. Вижу «молодежный центр» в формате коммунального учреждения, дабы дать стабильность этому учреждению, чтобы не было там «аренды», а это была «стабільна установа». Депутаты на комиссии поддержали эту идею. Сейчас нужна «математика», чтобы понять, сколько это стоит.

- Намерения поддерживают именно депутаты?

- Да, этот вопрос был рассмотрен на комиссии.

- На какой именно?

- На «гуманитарной», которую возглавляет Мотуз, наша «профильная». В первую очередь мы всегда идем по всем вопросам к ним. Если нет поддержки «профильной», дальше нет смысла идти вообще. Так вот сейчас нам нужна «математика», сколько это все будет стоить, тарифы, зарплаты, какие-то дополнительные расходы...

- Это выход на новую городскую программу, я правильно понимаю?

- Это нужно будет внести в программу.

- В городскую целевую программу «Молодь» на 2016-2018 года?

- Да, это логичнее всего. Есть два подхода. Мы можем двигать этот вопрос так, исходя из закона о местном самоуправлении, что мы имеем право на свое усмотрение создавать те учреждения, которые нам нужны. Вторая позиция, когда народные депутаты примут закон «О молодежных центрах», а шансы, что его примут, очень высоки. Они там распишут штаты, критерии и так далее и нам надо будет «подгонять» себя под этот закон. Я бы хотел, чтобы этот центр работал не до 5 часов вечера, потому что люди на парах, в школе, какие-то у них еще дела. Плюс к нам еще приезжал мой коллега из Вильнюса, и мы общались о том, как это у них построено. Вот 21 марта в Министерстве молодежи и спорта состоялась встреча рабочей группы по вопросу создания сети молодежных центров в стране для того, чтобы сформировать общую позицию по этому вопросу и единый подход. Также в этот день в профильном комитете Верховной Рады рассматривался проект этого закона, и он был поддержан, что дает основания на его скорое принятие.

- Призрак выборов не пугает в этой перспективе «единства со всей страной»?

- Ну, если меня как политолога спрашивать, а мое первое образование «Политология», то я не верю, что будут парламентские выборы в этом году. Это мое субъективное мнение.

- Насколько такой молодежный центр нужен именно в «центре»?

- Я вижу это так. Опять же, мы должны с чего-то начать. Сделать один, сделать его как для активной молодежи, а дальше «пускать корни» и делать сеть, ведь один такой центр не решит вопрос. Он сможет слегка «притушить ситуацию», но глобально на «Северном» (микрорайон, - авт.) или где-нибудь там на «Водопое», ну что изменится? Не поедет молодежь с «Водопоя» в центр, они так и будут сидеть там, пить пиво и курить сигареты…

- Не считаете ли вы конкурсы проектов своеобразной фикцией, ведь многие из проектов, которые поддерживаются, выполняют функцию управления культуры и «затыкают дыры» в общегородских праздничных мероприятиях?

- Я не вправе комментировать деятельность управления культуры, не имею на это никаких моральных прав. Я вижу и понимаю эту проблему. В чем ее суть. Допустим я со своей стороны, ну можно сказать таким некрасивым словом, «пробиваю» финансирование, пытаюсь его увеличить, это моя задача как управленца, что собственно и есть часть молодежной политики. Молодежная политика - это не события и мероприятия только. Мы должны формировать повестку в целом, мы должны делать молодежный центр, мы должны работать над финансированием, над процедурами, это политика, а не бегать с флагами по городу и кричать «Ура молодежь, вперед».

Теперь вернемся к теме культуры. Проблема в следующем. Вот мы растем в финансировании, вот неплохо подрастает финансирование на «молодежное направление». При этом стараемся максимально анонсировать этот процесс, просим СМИ: «Друзья, поставьте пожалуйста анонс о том, что мы проводим». Ну, напишем мы на сайте городского совета, это прочитает 10 человек, 9 из которых работают в том же городском совете (смеется). КПД - ноль. И вот к чему мы приходим, мы становимся самым крупным «грантодателем» в городе. Я думаю, вы анализировали наши проекты и видели, что очень часто проекты, которые к нам приходят, к молодежи имеют косвенное отношение, и поэтому много мероприятий уходят в такую «культурную направленность»...

- Я бы сказала, что большинство.

- Я лично вообще сторонник конечно образовательных мероприятий, потому что я сам любил их посещать, будучи студентом, и я понимаю, что от них остается больше потом на будущее - как минимум какой-то диплом, сертификат, это все поможет человеку при трудоустройстве и так далее, ну или для того, чтобы он лучше ориентировался в жизни. Мероприятия культурного характера очень дорогие, они намного дороже, чем образовательные, иногда в разы, потому что там всякие техники и прочие значительные статьи затрат. Но как говорят, имеем мы то, что имеем сейчас. Не знаю, как там управление культуры, у них свой формат работы, я не знаю, поэтому не комментирую этот вопрос. Но мы работаем с тем, что есть. Я думаю, вы также анализировали и качество этих проектных заявок на конкурс...

- Конечно.

- И можно, мягко сказать, мягко, что они в большинстве случаев желают оставлять лучшего. Мы это понимаем и какую мы позицию можем занять в данной ситуации? Мы можем занять жесткую бюрократическую позицию и сказать: «Все плохо, все отрабатывайте, в отсев», или мы можем взять эти проекты, заслушать их на комиссии. Поняв, что этот человек хочет, «усилить» его, постараться максимально проработать бюджет этого проекта, понять, где можно «отрезать». Но опять же, за время моей работы мы получили ряд неплохих партнеров. Людей, которые в городе делают хорошее «качество», которые дают событийность в этом городе и наполняют его жизнью.

- Можете их назвать?

- Да, Владимир Алексеев, например. Я думаю все его знают и знают его проекты с очень высоким качеством. Клуб «Slice», которому уже на самом деле 17 лет, это уже такая взрослая организация, но которая никогда не была формализована. В целом у нас процент высокий поддержки проектов, это где-то процентов 75, точно не меньше по поддержанным мероприятиям. Главное не потерять, доработать, подтянуть, дожать, усадить его за руку и рассказать, но не потерять. Люди должны расти и развиваться.

- Для чего?

- Что глобально из них получится? Ну, первый момент - это работа с активными людьми. В перспективе это нормальное гражданское общество, в котором люди не будут кричать, что «Зрада» кругом, и «Все пропало», и «Все плохие», и мэр плохой, потому что он тарифы на газ поднял, то есть люди, которые будут понимать, что это не компетенция городского головы. Люди, которые будут разбираться, и люди, которые будут своей «активностью» менять этот же город. Потому что, если взять поколение постарше, моих родителей, например, большинство из них считают, что есть какой-то «вселенский разум», который обо всем подумает. На самом деле нет. Только тот человек, который предлагает, который включается. Вот такие люди просто «находка», и чем больше таких людей будет, своеобразных «агентов по изменению», то тем, я думаю, городу будет лучше. И это наша задача и миссия.

- Вот вы сказали про «агентов изменений», и есть два представителя коммунального учреждения «Агентство Развития Николаева», которые входят в вашу конкурсную комиссию по отбору проектов, которые получат финансирование…

- Я знаю о ком вы говорите, это Женя Дулько и Аня Ганжул.

- Да и давайте поговорим о той ситуации, которая сложилась. Они получили финансовое вознаграждение из бюджета города на услуги по написанию проектных заявок, которые были разработаны общественной организацией «Альтер Спорт». Примечательно, что они, сидя в комиссии, голосовали за эти проекты, не заявляя о конфликте интересов. Будут ли вами приняты какие-то меры, исходя из сложившейся ситуации?

- Да, мы изучили этот вопрос, и как здорово, что ваши коллеги по изданию проводят определенную работу и где-то нам помогают. Я очень ревностно отношусь к критике, но нормально и всегда не люблю пускать на «тормоз» ситуации какие-то. Я разобрался для себя в этой ситуации. Детально изучив, потому что это первая ситуация на моей памяти вот такая. Обсудив ее с Евгением Шевченко, который возглавляет эту комиссию, я подготовил служебную записку на городского голову. Состав комиссии - это его прерогатива, это распоряжение городского головы. Лишь он имеет право внести соответствующие изменения или дать поручения их подготовить. Я субъективно ее разделяю и поддерживаю, так как понимаю, что это и моя ответственность в том числе, чтобы внести изменения в состав.

- Не разочарованы ли вы лично в этих людях?

- Нет, я не разочарован. Мы имели тоже с ними разговор. Это абсолютно нормальные люди, которые, я считаю, делают хорошие дела для города, которых я лично давно знаю. Мы обсудили эту ситуацию, я им высказал свою позицию, они свою, мы имели диалог, и я пришел к такому решению. К такому предложению, скорее, к решению не могу прийти, так как дальше не моя зона ответственности. Ну вот такая ситуация, посмотрим, как оно будет дальше. На данный момент оно в процессе «хождения бумаги».

- Не секрет, что вы человек Вадима Мерикова…

- Я? Человек Мерикова? (смеется).

- Ну, вы из его команды. Какие у вас сейчас с ним взаимоотношения?

- Хорошие. У меня всегда были с Вадимом Ивановичем хорошие взаимоотношения, и это один их тех людей, которому я очень благодарен, он мне много в чем в жизни помог, подсказал, где-то направил и выручил не один раз. Надеюсь, у него ко мне тоже.

- Вы были советником экс-губернатора Николая Романчука, и именно он наградил вас «путевкой» на госслужбу. Какое у вас отношение к нему после того громкого коррупционного скандала с вымогательством взятки, тоннелями и так далее.

- Я был назначен, если я не ошибаюсь, 20 июня 2014 года на должность советника главы ОГА, которым тогда был Романчук. Мне предложили поработать в органах государственного управления на позиции советника. По сути я там проработал 4 недели. Я пришел посмотрел и понял для себя на самом деле институт «советничества». Это классная штука говорить «вот я советник», но за неделю я понял, что толку я тут особо не дам, учитывая ситуацию 2014 года, когда «враг у ворот». Я посмотрел и думаю, ну зачем усложнять цепочку, если я могу пойти и попробовать сделать что-то сам. Ну и если посмотреть мою биографию, то пошел я работать главным специалистом в управление, хотелось понять систему изнутри, и это был мой первый «жесткий опыт» понимания, как работает эта большая машина, как долго она «заводится» для того, чтобы произвести действия. Я проработал там практически год, ну а потом я уже пришел работать в городской совет. Мое отношение к Романчуку нормальное. Я не являюсь компетентным человеком, чтобы давать правовую оценку его действиям. Даже не хочу давать какой-то свой комментарий по этому поводу. Обо всем этом я прочитал в новостях.

- В открытых источниках доступна лишь ваша «пустая» декларация за 2014 год. Удалось ли до этого времени улучшить материальное состояние, решить «квартирный вопрос»?

- Я очень люблю заполнять декларацию, потому что это очень быстро. За 2014 год, а за 2015 что нет моей декларации?

- В открытых источниках не находили.

Могу показать.

- Ну, мы бы новую посмотрели уже, заполнили?

- Нет, еще не заполнял. Я как-то пробовал, но система «висит» и как-то нужно будет ночью на выходных проснуться, сесть и попробовать. Ну, а по моим доходам буквально на прошлой неделе забрал выписку из налоговой. Заработал я в прошлом году где-то 58 с небольшим тысяч гривен, ну это «грязными» деньгами, как говорят, из которых около 200 гривен мне дал профсоюз к празднику «подарок» небольшой. Ну где-то вот такие деньги в доходе. Других доходов у меня нет, кроме зарплаты, да и по закону быть не может. Если говорить о моей зарплате в месяц, то она выросла немного в последнее время. Так, в чистом виде последние 2 месяца, я получал где-то 4 800 гривен.

- И как выживаете на такие деньги?

- Получше, чем когда получал 3 500 гривен (смеется). Ну и еще по декларации. Особо не разжился на имущество, жилья, к сожалению, нет, транспорта, к сожалению, тоже нет. Пользуюсь «маршрутками», которые не люблю. Стараюсь ходить пешком. Ну сложно, потому-то с текущем ценообразованием эта зарплата мне кажется очень маленькой. Мы все люди, и хочется тоже каких-то удовольствий, радости и благ. Посмотрим, может сейчас вот уже закон примут, что-то получше будет, я надеюсь.

- Какова дальнейшая судьба управления в связи с изменением структуры городского совета?

- Это вообще интересная история. История со структурой длилась год. Были разные формации. Мы предложили интересный вариант. Попробовать сделать управление «молодежной политики». Это пилот, тест, поработает годик - посмотрим, что из этого получится. В управлении осталась часть по работе с общественным сектором.

- Какие планы ставите себе на этот год?

- Сделать молодежный центр. За этот год, я бы очень хотел, как минимум, нормативно подготовиться, и что бы я еще хотел, разработать программы обмена молодежью с другими городами. Я считаю, что это просто крайне необходимо сейчас. Мы все говорим, что мы «евроинтегрируемся», мы все такие «продвинутые», но сколько людей было в Европе? Нам нужно это наладить. Уже есть определенное понимание, как мы это сделаем, если коротко, то это не сложно. Есть министерства модель, мы ее адаптируем на местном уровне. В целом за 2 года работы я понял для себя один момент. Если в 2015 году мне было сложно объяснить, что мы делаем, зачем нам эти общественные организации, кто все эти люди, «это друзья Соколика». Но, в 2016 году мы подошли к этому вопросу, я обратился к главам фракций, спросив у них, как вы смотрите на то, чтобы по 1 человеку из каждой фракции дать к нам в комиссию. Для того, чтобы депутаты были не зрителями, а непосредственными участниками. По-моему, это был мой лучший шаг за весь год. Когда есть депутаты, я прихожу на гуманитарную комиссию и «втягиваю» их в дело человека, тогда и они лучше понимают, что мы делаем, и зачем мы это делаем.

- Ну и в завершении нашей беседы, может есть что-то, о чем бы вы хотели рассказать, но мы не спросили?

- Во-первых, спасибо за то, что пригласили встретиться, пообщаться, я всегда «за» и стараюсь использовать любую возможность для того, чтобы донести до людей то, что мы делаем. Не мне оценивать, насколько у меня это получается, есть какой-то мой период в государственной службе на этой позиции, дальше будем смотреть. Я бы хотел, чтобы я остался тем человеком, который сделал хорошие вещи в молодежной политике и, конечно, никто не обходится без ошибок, каких-то упущений, это нереально.

Беседовала: Татьяна Вязникова, фото: Александра Ющишена, специально для "Преступности.НЕТ"

Анатолий Чубаченко



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество