Жертвы хиндсайта

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 2742 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1645)   

Погодите смеяться, я сперва другое смешное слово скажу — "примордиальность". Для неискушенного украинского уха оно звучит не просто смешно, а улетно. Типа "что-то там возле морды". А если вглядеться, то не так уж далеко это от истины, инстинкт не обманешь.

Primordialis означает "первичный", "изначальный" по-латыни. Вот этой самой исконной изначальностью мы традиционно объясняем себе и миру большинство особенностей нашего национального характера. Так у нас, мол, в генах, карме и чакре заложено. В основном это описание касается достаточно детского, инфантильного взгляда на социально-политические события и последующих поведенческих реакций общества. Поэтому поговорим о наивности как национальной черте характера. Насколько она является определяющей, и в чем именно.

Прежде всего, нужно уточнить сам термин. В современном жестоком мире наивность часто является синонимом бестолковости, простофильства. Но чтобы окончательно человека не обидеть, не называть его дураком, ему снисходительно говорят: "Ну ты и наивный (наивная)!".

Женщинам такое говорят чаще, как бы любя. Мужчину прямо дураком назвать проще, хотя и опаснее, можно с интонацией не угадать. Перед мужчинами просто тяжело вздыхают, неодобрительно качая головой на их небритую премордиальность.

Наивность не является обычным невежеством (которое в цифровую эпоху становится массовым явлением). Было в начале прошлого века красивое староукраинское слово "анальфабетство", безграмотность, человек альфу от беты отличить не может. Теперь мы полуграмотные, потому что все знают: "Альфа" — это СБУ, а дальше прокурор объяснит. Кант — это складка на брюках, и т.д.

Также наивность — не проявление глупости. Глупость — это разумное поведение невпопад, когда, как известно из фольклора, на похоронах кричат: "Таскать вам — не перетаскать!". Хотя тут, конечно, вопрос относительный, смотря с какой стороны линии разграничения.

Образованный человек вполне в состоянии делать глупые поступки, и никакое количество прочитанных книг ему не в состоянии будет в этом помешать. Глупости делал любой человек в жизни, оценивая их задним числом как таковые, с помощью все того же "хиндсайта", о котором будет чуть ниже.

А невежды, недоучки и вообще альтернативно одаренные люди могут быть житейски весьма и весьма смекалисты. Но при этом делать четыре ошибки в слове из трех букв. Что вовсе не мешает им быть обладателями шикарных е-деклараций, не говоря уже об их ближайших родственниках.

Этимология слова "наивный" восходит к латинскому nativus. К осознанному или неосознанному следованию традиции, отказавшейся признать достоверность некоторых феноменов культуры и цивилизации. Но это, вопреки шипению ватников и русскомирцев, для Украины уже неактуально. Безвиз поставил в этом вопросе если не точку, то весьма ехидный смайлик. Ибо такое поведение украинцев начало стремительно рассыпаться вместе с обретением страной независимости.

Изменение происходило неравномерно — примерно половина наших граждан к настоящему времени побывали за границей. Но эти изменения были в диапазоне: на западе — практически все побывали именно на Западе, на востоке — в основном в России. Где-то наивность улетучивалась, а где-то и фиксировалась скрепами. Но в целом для страны, а особенно для ее врагов, эта опция уже не рабочая.

Украина вполне признает все феномены западной цивилизации и даже хочет их побольше и подешевле (а лучше — в долгий кредит, а еще лучше — франшизу). Немножко лукавит, косит под несмышленыша, но этому уже никто не верит.

Остается неспособность ориентироваться в постоянно изменяющемся мире и адекватно отвечать на вызовы времени. Но это классическое описание наивности тоже хромает. Украинская смекалка эпична и по части выживания при катастрофических изменениях уступает разве что еврейской. Азия — это отдельный разговор.

С вызовами времени беда общеевропейская —эти вызовы Европе и миру настолько примитивны и страшны в своей примитивности, что просвещенные умы предпочитают их просто не замечать или объяснять природными явлениями. А сценарии угроз для Украины так стремительно мутируют, что большинство экспертных оценок устаревают уже ко времени их написания.

Как-то странно получается: наивности нет, а явление — есть? Чем же еще объяснить многолетние массовые, достаточно периодические очарования политическими ничтожествами и откровенными аферистами? Голосование, проклинание и опять голосование за циничных нуворишей? Сектантскую веру в телевизор, в конце концов?

Касательно группового поведения, здесь все подпадает под общее правило — масса всегда примитивнее, чем люди, ее составляющие. Сложные идеи и действия подчеркивают индивидуальность, но разрушают группу, а расплывчатые обобщения, которые принято называть популизмом, — как пятна Роршаха в одноименном психологическом тесте. Каждый видит в них свое, недореализованное, и верит в индивидуальное спасение через участие в группе.

Вот мы и пришли к определению наивности через состояние веры. Украинский народ достаточно религиозен, но очень слабо воцерковлен, статистика покупки свечек и разных лакированных фантиков к этому отношения не имеет. При попытке определить систему верований каждого отдельно взятого украинца любой семинарист в ужасе схватится за голову, даже не произнося "филиокве", определения сути обряда Церкви. Смесь церковного календаря, садово-огородных культов, местных застольных и погребальных обычаев и клубного посещения ритуальных мест.

Но вера есть — настоящая и во все. Согласно апостолу Павлу, как "доказательство вещей невидимых", непонятное в восприятии общественных процессов заменяется верой в то, что они непременно либо абсолютное благо, либо абсолютное зло.

Стало быть, украинский черно-белый дискурс "зрада-перемога" является одновременно синонимом национальной наивности, которая зиждется на вере. Сводить мир к черно-белой схеме означает поставить себя в изначальную точку отсчета. Для того, чтобы иметь возможность объяснить любое явление — от тарифов на газ до залпа "Томагавков".

Эффект хиндсайта — это преувеличенное самомнение о способностях собственного предвидения, свойство говорить "я так и знал" после того, как исход становится известным. В украинской версии это еще и хроническая невозможность признать ошибку. Любую. Что делает человек западной культуры, когда обнаруживает, что ошибся? Ну, примерно, как если бы увидел яму на дороге (пожалуйста, прекратите смешливую истерику!). Он ярко маркирует ее, огораживает, сзывает коллег и знакомых, и они все говорят: "Молодец, классно, ура, мы ошибку нашли! Давайте всех предупредим о ней и вместе подумаем, как до этого дошло, и как ее больше не совершать. Интересный кейс".

Наш же человек мгновенно становится глубоко законспирированным хранителем губительной для себя информации, обнаружение его ошибки грозит отставкой, штрафом, проклятием и энурезом как минимум. Вокруг него находятся такие же глубоко законспирированные хранители своих ошибок. Они общаются друг с другом почти без слов, как резиденты разных разведок на нейтральной территории, узнавая друг друга по мельчайшим чертам мимики, взглядов и волочащимися за спиной парашютами. Они накапливают ошибки, одна идиотичнее другой. Хотя считают это бесценным личным и историческим опытом.

Многим историческим деятелям украинской политики и культуры поставлены памятники по факту именно за их драматические ошибки. Иногда стоившие им жизни, но сформировавшие целые пласты национальной культуры, воспевавшие именно эту героическую самоотверженность, реализовавшуюся в полном отрыве от реальности и масштабности происходящих процессов.

Мы же, читая о них многократно перелицованные тексты, восклицаем: "Понятное дело, почему так случилось, а иначе и не могло быть!". При этом с помощью того же хиндсайта находим массу параллелей в окружающей реальности. Но права на ошибку не признаем ни в какую.

Наивность — это не глупость и не невежество. Более того, наивность по-своему прекрасна, привлекательна и сексапильна. Поэтому "Маленький принц" Экзюпери стал самой переводимой книгой после Корана и Библии. Все люди искренние, все краски и звуки яркие, вся правда ваша, погибнем, но во славе, и будут нас помнить вечно.

Обратим внимание на то актуальное обстоятельство, что стиральная машинка украинских общественно-политических репутаций уже ничего не отстирывает, но ее барабан продолжает набирать бешеные обороты. То есть весеннее состояние наивной веры в победу бобра над ослом находится в противоходе с грязнейшими приемами финансово-политических межусобиц. Наивные политверующие как нельзя лучше годятся в качестве стирального порошка для этих циклов.

Есть две художественные модели поведения наивных людей. Первая — это Парсифаль, девственный и христианнейший рыцарь из цикла историй о короле Артуре. Чтобы не утруждать читателя литературоведческими ссылками, скажу кратко, что история о Парсифале и Граале появилась в ХII в. и поддерживалась в период начала активной борьбы католической церкви со следами язычества и дохристианской истории Европы вообще. Это была такая информационная операция с внедрением положительного няшного мема в жесткий кельтский архетип рыцарей Круглого стола. Финал истории в том, что Парсифаль снимает старинное заклятие с не менее странного персонажа, Короля-Рыбака. Если вспомнить о рыбе как символе первых христиан, то одна из версий самоотверженного служения не рыцарской братве, а церкви — и есть пропаганда модели поведения.

Вторая модель — это Дон Кихот из Ламанчи, "рыцарь печального образа". Роман "Дон Кихот" задумывался автором как экзистенциальная драма об уходящем времени рыцарства, а получилась веселая пародия на рыцарские романы эпохи Ренессанса, читатели уже состояли в основном из разбогатевших санчо панс. Сервантес троллил Лопе де Вегу этим романом, над ним самим тоже немало издевались в литературной форме. Нам важно знать здесь, что герой романа стал рыцарем, начитавшись романов о них, не будучи таковым ни по происхождению, ни по заслугам. Но более чем искренне пытался следовать всем рыцарским правилам в эпоху упадка самого явления.

Это здорово напоминает украинский еврооптимизм и наивную искренность в следовании европейским правилам бытия в тот момент, когда эти правила начинают здорово трещать по швам, и дело не только в Брекзите. Система политических и культурных ценностей, вычитанная в течение последних десятилетий из переводных книжек, пережила свой апогей в 1970-х, когда будущее мира казалось исключительно светлым и недорогим.

Сейчас все это тихо сдулось до пресловутого "безвиза", что означает лишь перевод из совковой клетки с прутьями в более просторный вольер, и прогулки, но все равно приятно. Люди в целом все понимают и радуются, адекватно своим возможностям, или игнорируют.

То есть базовая потребность веры и хиндсайта у украинцев никуда не делась, но на старые разводняки они уже не особо ведутся. А это в свою очередь означает, что для эксплуатации этого свойства будут задействованы новые, более жесткие раздражители и более циничные приемы, хотя, казалось, куда уж дальше. А дальше очень даже есть куда, если мы точкой отсчета возьмем постмайданное волонтерское состояние. Но этот стиральный порошок уже кончился.

Собственно, мое дело, как всегда, предупредить, потому что весна будет бурной. Но это не повод отвлекаться, бросая все на свете ради того, чтобы спасать того или тех, кого вы вскоре все равно будете проклинать.

Олег Покальчук, Зеркало недели

Преступности.НЕТ



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество