“Эффект Бильбао” или Насколько реальны мечты Александра Сенкевича

Читают: 0Прочитали:1844Комментариев:0    Рейтинг: (1106)   
Говорить правду наверное легче, чем слышать

Мэр Николаева Александр Сенкевич на днях, общаясь с молодёжью, немного поразмышлял о вариантах дальнейшего развития завода им. 61 коммунара и города в целом. Хотел ли он тем самым обидеть славу корабелов? Думаю, нет. Хотел ли он донести мысль, что изменения в городе реальны и есть действительно интересные  и необычные варианты? Думаю, да.

Конечно же, такие варианты изменений вряд ли могут устроить всех, и да, их действительно многим может быть неприятно слышать. Но рассуждать о целесообразности тех или иных решений, даже на первый взгляд дерзких и неверных, стоит через призму выгоды для города и самих горожан.

Есть такой интересный пример в истории, который описывает успех города, имеющего практически на 100% идентичные исходные данные как Николаев. Это город Бильбао.

Расположенный на севере Испании в Бискайском заливе, Бильбао является четвертым по величине городом в стране с населением более 350 тысяч жителей, а также самым крупным городом своего автономного сообщества и десятым по величине в Испании. Бильбао - один из самых важных портов страны. В прошлом в нём располагался огромный торговый флот и центр горнодобывающей промышленности, металлургии, а также банковский и страховой центры. С закрытием горнодобывающих и судоходных компаний, Бильбао вошел в глубокую депрессию.

До этого на протяжении практически всего прошлого столетия Бильбао копировал в своем развитии сотни других испанских и европейских городов, развиваясь в первую очередь как морской порт, а также центр промышленности и добычи полезных ископаемых (окружающие город горы богаты железной рудой).

Однако в результате разразившегося в 70-80-х годах прошлого века экономического кризиса Бильбао начал приходить в упадок. Шахты и заводы банкротились и закрывались десятками, безработица достигла 35%, а среди молодежи - до 50%. Было потеряно 60 000 рабочих мест. В городе пустовали 350 га никому не нужных промзон. В довершение ко всему этому в 1983 году  из-за проливных дождей произошло наводнение, в результате которого значительная часть города была сильно повреждена, не обошлось и без человеческих жертв.

В конце 80-х годов городские власти запустили здесь очень амбициозный план, который стартовал с большим успехом, как показало время. Город должен был стать первоклассным культурным объектом, благодаря новой конструкции аэропортов, метро и пешеходных мостов, разработка которых была поручена архитекторам международного уровня, таким как Норман Фостер, Сантьяго Калатрава, Фран Гери и Арата Исодзаки.

Наиболее ярким примером этой программы является музей Гуггенхайма, построенный по проекту Франка Гери на побережье реки Нервион, протекающей через город к побережью Атлантического океана. Музей Гуггенхайма, открытый 18 октября 1997 года, является одним из нескольких музеев, принадлежащих Соломону Р. Гуггенхайму, и признан наиболее важной постройкой своего времени. Надеясь на привлечение миллиона посетителей в течение первых 3-х лет, музей достиг пика посещений уже через 10 месяцев после открытия. Это стало началом невероятной истории успеха.

Наибольшей проблемой в открытии музея стало большое количество местных жителей, которые были против. Они не могли понять, почему огромные финансовые ресурсы будут потрачены на строительство музея во времена экономического кризиса. Городскую власть обвиняли в том, что они наибольшие “дураки Европы”, которые поддержали строительство американского музея, от которого все "умные" города отказались. Были даже обвинения в продвижении идей “культуры Кока-Колы”.

Тем не менее исследования показывали, что 400 000 посетителей в год будет достаточно для того, чтобы покрыть 132 млн евро инвестиций, потраченных на проект. На протяжении первого года музей принял 1 360 000 тысяч посетителей. Только за первый год работы, с октября 1997 года по октябрь 1998 года, экономика региона получила 144 млн евро благодаря музею. Инвестиции вернулись меньше, чем за  год.   

Проект музея был признан мировыми урбанистами одним из самых удачных случаев воздействия на экономику и имидж города путём строительства нестандартного архитектурного объекта, моментально ставшего главной городской достопримечательностью, отразившего общественный запрос на эффектную архитектуру и привлекшего в город туристов. C тех пор данный феномен воздействия культуры на экономику не дает покоя многим: исследователи стараются вычленить составляющие успеха, а практики - повторить его в других городах мира. Впоследствии этот феномен начали называть “эффект Бильбао”.

Но основной эффект нового музея был в мощном воздействии на экономику города. Он стал одним из градообразующих предприятий, а Бильбао из провинции превратился в модный туристический центр.

Надо, конечно, понимать, что одним только строительством даже самого удивительного и необычного музея в городе вряд ли добились бы такого эффекта. Системный подход к реконструкции города проявился во многих аспектах. Помимо строительства музея, в городе так же строилось новое метро, для проектирования которого был приглашен ещё один всемирно знаменитый архитектор Норман Фостер. По проекту не менее влиятельного  специалиста мирового уровня Сантьяго Калатравы в Бильбао были построены местный аэропорт и знаковый “белый мост” Субисури. Отметилась тут и всемирно известная Заха Хадид, спроектировавшая жилой квартал на одном из искусственных островов.

На полученные от эксплуатации музея средства была усовершенствована транспортная и пешеходная инфраструктура, в центре Бильбао разбиты парки, обустроен трехкилометровый променад вдоль реки. В 2000 году был сдан дополнительный терминал аэропорта, а в 2002 году в дополнение к метро была запущена трамвайная сеть. В итоге столь масштабные преобразования позволили городу стать одним из самых привлекательных городов Испании.

А благодаря тому, что новый порт построили за чертой города, корабли больше не заходят в центр Бильбао. Это позволило построить новые мосты через реку, тем самым усилив культурную и социальную интеграцию города, уменьшить закрытость отдаленных районов.

В копилке города также такое важное мероприятие, как очищение и восстановление реки Нервион: на санацию реки было потрачено 800 млн. евро, что в шесть раз превышает стоимость строительства музея Гуггенхайма. Эти деньги были получены в результате повышения тарифов на воду (!).

Стоить отметить, что по структуре экономики металлургическая промышленность и кораблестроение всё ещё играют важную роль, но часть задействованного населения в этих сферах уменьшилась вдвое. Наибольшую добавленную стоимость приносят городу следующие сферы - портовой кластер, кластер хай-тек машиностроения, кластер энергетики, кластер культурного туризма.   

Но, как и всегда в истории, есть и не очень удачные примеры воплощения “эффекта Бильбао” на практике. Многие города, вдохновившись успехом испанцев, решили повторить и у себя такие идеи, но это не всегда возможно. Так, к примеру, на волне успеха Фрэнк Гери получил заказ на строительство здания Музея рок-н-ролла в Сиэтле, который от построил, вдохновляясь образами гитар, разбитых на сцене. Однако сооружение, от которого ждали очень многого, в том числе помощи в превращении центра Сиэтла в привлекательное для туристов место и его увековечения на архитектурной карте мира, вышло, по мнению многих критиков, не слишком удачным, да и число посетителей оказалось меньшим, чем ожидалось. В результате часть здания пришлось переформатировать в Музей экспериментальной музыки.

Одним из наиболее свежих примеров попытки воспроизвести «эффект Бильбао» является открытие в 2012 г. в промышленном городе Ланс на севере Франции филиала знаменитого парижского музея Лувр. В музее, строительство которого обошлось примерно в 200 миллионов евро, представлены работы Ботичелли, Рафаэля, Рубенса, Рембрандта и Пуссена. На данный момент успех не столь яркий, но в первый год музей посетило около 900 000 человек, что позволило местным властям говорить о привлечении инвестиций в дальнейшем.

Стоит добавить, что очень многое в развитии города Бильбао завесило от амбициозности и креативности местной власти. Многие действия поддавались критике и на первый взгляд были абсолютно нереальны. Поэтому еще раз отмечу, что стоит думать о таких нововведениях через призму их пользы для нас, как для горожан. Неужели пустующий участок в центре города - это то, что нам сейчас так нужно? Просто все новые идеи должны проходить через призму истории города и его архетипа.  Музей Гуггенхайма - это корабль на берегу реки. То есть в этом проекте были учтены важные особенности города. Аналогичные изменения должны быть и в Николаеве.

Источники:

1. Госвопрос. Владимир Московенко

2. kmbs. Кейс созданный Вячеславом Геращенко и Виктором Оксенюком, kmbs.


Виктория Олейник

Комментарии отключены администрацией сайта.
Телефон редакции (0512) 709-666



русскийобщество