«Мне не нравится, что это место становится политическим», – директор «Николаевводоканала»

прочтения: 3896
23.05.2017 13:00

МКП «Николаевводоканал» в последние годы переживает не самые лучшие времена: как в финансовом, так и в моральном плане, если так можно выразиться в отношении юридического лица. Предприятие, которое в последнее время оказывается в центре скандалов, часто не имеющих под собой основания. Предприятие, которое планировали отдать в частные руки. Предприятие, без которого этот город ожидает техногенная катастрофа.

С июля 2016 года у его руля стал уроженец Николаева Борис Дуденко, который имеет за плечами опыт управления крупными компаниями, но не коммунальным предприятием. Все ли ему удается, какие сложности встречаются на его пути и как обстоит ситуация в сфере водоснабжения и водоотведения в городе Николаеве, читайте в интервью Бориса Дуденко интернет-изданию «Преступности.НЕТ».

– Расскажите о себе, о последних местах работы. Ведь сейчас начинают заявлять о том, что у вас нет необходимого опыта для управления таким предприятием.

– Последние три места работы – это компании «РУСАЛ», «Интерпайп» и «ДТЭК». Был руководителем/топ-менеджером направлений. Работа на этих предприятиях позволила получить опыт и навыки управления в современных мировых компаниях, которые я стараюсь реализовать на этом месте. Не смотря на то что я занимал руководящие должности, я продолжал получать дополнительное образование. На сегодняшний день у меня три диплома: нашего Николаевского национального аграрного университета, где я получил первое высшее образование, в Национальном университете кораблестроения им. Адмирала Макарова я получил второе высшее по специальности «Менеджмент организаций». И третье образование английской бизнес-школы с получением квалификационной степени магистра в менеджменте, так называемый «MBA».

– Тем не менее, многие думают, что у вас в «багаже» только три книги.

– Дело в том, что по рекламным надписям на билбордах особо образование не получишь. Поэтому нужно читать книги: профессиональную литературу, техническую, ту, которая касается сферы деятельности предприятия. Ее жизненно необходимо изучать, и я сожалею о том, что прочитано только три профильные книги. Но сегодня у меня в библиотеке лежит еще около пяти учебников, которые ждут своей очереди.

– Это какие-то узкопрофильные книги?

– Да. Это учебники для высших профильных учебных заведений по водоснабжению и водоотводу. Сейчас я работаю над подготовкой диссертации по данной теме. И это только часть литературы, материалы которой необходимы для ее написания.

– Компании, в которых вы работали, довольно крупные, можно даже без преувеличения говорить, с европейскими именами. Почему вы приняли для себя решение пойти руководить коммунальным предприятием в городе Николаеве?

– Во-первых, для меня это следующий шаг в карьере. Я узнал о конкурсе, собрал и подал пакет необходимых документов. Подготовил свое виденье и свою концепцию развития водоканала. И как итог, я прошел конкурс и был назначен на должность директора.

Во-вторых, Николаев – это мой родной город. И хотя последние пять лет я работал в прекрасном городе Днепропетровск, мне все равно хотелось вернуться. А тут еще и такой вызов. Водоканал – это хозяйство не простое. Но я благодарен, что было принято такое решение. Это безумно интересно, и весь тот опыт, знания и навыки, которые у меня есть, позволят сделать для города что-то важное, долговечное и серьезное.

– А до этого с городским головой вы были знакомы?

– Ответственно заявляю: я не был знаком с городским головой.

– То есть вы просто подали документы и в открытом конкурсе победили?

– Да.

– Не жалеете, что сделали этот шаг?

– Нет, абсолютно не жалею. С каждым днем становится все интереснее. Каждый день кидает какие-то новые вызовы, различные новые проблемы и их решение – это жизнь. Как по мне, в этом и заключается ценность того, что мы делаем.

– Уже сейчас, спустя почти год с момента вашего назначения, можете сравнить, где тяжелее? В компаниях, которых вы работали до этого, или здесь?

– Конечно, сложнее здесь. Ведь предприятие, которое, как бы пафосно это не звучало, обеспечивает жизнедеятельность города. Сложнее тем, что структура предприятия постсоветская и своими корнями глубоко в «совке». А сегодня время настолько пошло вперед, что если сейчас мы ничего не сделаем и ничего не поменяем, в дальнейшем это будет необратимо, и для города это будет катастрофа. Поэтому все те изменения, которые сейчас вносятся, они где-то критикуются, обсуждаются, в том что много нововведений, много директоров, новые подходы к ведению хозяйственной деятельности. Но это как раз опыт тех успешных компаний, опыт того же ДТЭК, Интерпайп.

Мы сегодня четко распределили функции и задачи по каждой дирекции и разделили всю нашу работу по направлениям. В результате, каждый руководитель направления понимает: за что он несет ответственность, чем он занимается, учится новому. Да, кто-то себя ломает и меняется, кто-то не хочет меняться и брать на себя ответственность. В этом есть сложности.

– А как быть с вами? Вы себя ломаете? Ведь эта должность предполагает публичность, которой до этого у вас не было.

– Публичность – это, конечно, достаточно непривычно для меня. Мне не совсем нравится, что это место становится политическим. Если можно было бы хоть часть этого убрать, а больше дать конструктива, помощи, поддержки, то я думаю, что мы бы сделали намного больше для города.

– Давайте более детально остановимся на изменениях в части структуры предприятия. Мы видим отдельные заявления о «раздувании» штата, об увеличении количества ваших заместителей и пр. Так ли это?

– Правильнее назвать это переформатирование штата. Для того, чтобы эффективно управлять предприятием и его активами, мы, используя мировые практики, разделили ответственность по направлениям – дирекциям. И сегодня у нас следующая система: есть генеральный директор, а в его подчинении директора по направлениям.

Первая дирекция – это технический директор, который руководит всеми техническими службами. Они в свою очередь так же разделены на свои подразделения.

Дирекция, которую мы сознательно выделили у себя, это дирекция по стратегическому планированию и развитию. Не может предприятие с нашей спецификой существовать без долгосрочных и среднесрочных планов. Из этих планов необходимо формировать и реализовывать инвестиционные проекты. Это стратегический и проектный менеджмент. Мы не можем постоянно латать дыры, нам следует смотреть не на год вперед, а более долгосрочно. Мы должны запланировать развитие инфраструктуры для того, чтобы нашим потомкам было где жить, и жить было комфортно.

Далее дирекция по безопасности, которая вызвала много вопросов и споров. Почему мы приняли решение ее создать? На сегодняшний день оборот предприятия составляет около 300 миллионов гривен в год, уставной капитал около 360 миллионов. При таких оборотах необходима служба, которая будет контролировать данные средства, обеспечивать сохранность имущества, которое принадлежит горожанам. Никому же не нравится, когда у него что-то украли, увели, отжали?! А почему мы к нашей собственности должны относиться попустительски? То есть, никто не должен за этим следить и смотреть? Кроме этого, служба безопасности совместно со службой технадзора следит за производством работ, отслеживает работу подрядных организаций. То есть контролирует правильность выполнения работ, качество, своевременность, соответствие сметам и актам выполненных работ. Это дополнительная точка контроля для предупреждения и выявления коррупционных действий на предприятии. И когда это воспринимается болезненно и остро – наводит на размышления…

То есть, если я правильно понимаю, они ведут и финансовый мониторинг?

– Да. И финансовый мониторинг в том числе.

Так же, сформирована дирекция по персоналу. Иногда появляются высказывания: «Никогда не было дирекции по персоналу и у нас все было хорошо». На самом деле, у нас не все было хорошо. Не все документы соответствовали законодательным нормативам. Это те документы, которыми обеспечивается и режим труда, и его условия. Ведение документации по учету персонала тоже оставлял желать лучшего, делопроизводство по отделу труда и заработной платы необходимо налаживать. Никто и никогда не занимался обучением. От случая к случаю, технические специалисты выезжали на выставки, от случая к случаю, с кем-то пообщаются по телефону. А ведь обмен опытом между предприятиями одной сферы деятельности очень важен. По сути, не существовало системной работы с персоналом, не был сформирован кадровый резерв. В итоге, каждый руководитель на своем рабочем месте боялся, чтобы его не подсидели, и соответственно, не готовил себе замену. Поэтому мы разрабатываем абсолютно новую программу по кадровому резерву, и в ближайшем будущем она заработает. Будем изыскивать возможности, и проводить обучение тех людей, которые в дальнейшем смогут занять ответственные должности.

Вот буквально свежий пример. Недавно, на одном из собраний, молодой человек мне задал вопрос: «Вот если я получу диплом, я стану начальником?». «Прежде всего, Вы попадете в кадровый резерв, и если Вы покажете, что вы способны руководить, то конечно, да». «Я хочу учиться, для меня это шанс», - ответил работник.

Коммерческая дирекция объединила в себе две функции: снабжения и сбыта. Функция сбыта – это абонентское обслуживание, которое разделено на два отдела. Один абонентский отдел занимается юридическими лицами, второй отдел занимается физическими лицами. Почему было разделено? Кардинально разные задачи, кардинально разные подходы к абонентам, абсолютно разная специфика. Но прежде всего для удобства наших потребителей. Теперь все просто и прозрачно.

Аналогично мы разделили отдел снабжения на две группы: по тендерным процедурам и по сопровождению договоров. То есть, договора заключают одни люди, сопровождают эти договора другие. Здесь мы провели такой разрыв связей.

– По сути, это шаг по борьбе с коррупцией? Результаты уже видны?

– Да, конечно. По итогам десяти месяцев мы максимально перешли на систему ProZorro. На сегодня, экономия составила более трех миллионов гривен.

Следующая это финансовая дирекция. Она объединила в себе бухгалтерию и планово- экономический отдел. То направление, которое обеспечивает управление финансами, активами предприятия, обеспечивает постоянный мониторинг тарифов, предоставляет бухгалтерскую и управленческую отчетности.

– Сильно ли увеличился штат в связи переформатированием?

– Смотрите, как все происходило. Новые штатные должности – это дирекция по персоналу и дирекция по безопасности. Все остальные должности мы просто подняли до уровня дирекции, дали им полномочия и закрепили за ними соответствующие участки. По сути, технический директор – это тот же главный инженер, финансовый директор – это был заместитель директора по финансам. Директор по стратегическому планированию – это был начальник отдела по развитию предприятия. И это не просто переименование должностей, это увеличение функционала, расширение и закрепление зоны ответственности.

В нынешних условиях только современная модель менеджмента позволит предприятию функционировать долгие годы. Старая система управления сейчас находится в конфликте с рыночной экономикой и в принципе с реалиями. В таких условиях предприятие не сможет существовать, если оно не введет современную систему управления. И водоканал заходил в тупик, он просто существовал, дальше ничего не было, никакой перспективы. Была, возможно, только перспектива продажи предприятия компании, которая делала бы тоже самое, что делаем сейчас мы. Ведь в чем состоит идея сдать КП в аренду или в концессию? Никто сюда деньги не принесет, принесут лишь аналогично созданной систему управления.

– В прошлом году город дотировал водоканал. Ему и дальше придется это делать?

– Самая главная проблема, которая привела предприятие к такому положению дел, когда необходимо просить деньги у города и обкладываться кредиторами – это экономически необоснованный тариф. На сегодняшний день эта проблема решена.

– Если тариф был экономически не обоснованным, значит, вероятно, его политически занижали.

– Возможно. Правильнее сказать – тариф не корректировался до необходимого уровня. Одной из причин могло быть доведение финансового состояния предприятия до банкротства.

– Зачем?

– Возможно, чтобы продать, и чтобы город действительно его лишился. Но вернемся к тарифу. Что такое экономически обоснованный тариф? Это тариф, который рассчитывается по методике НКРЕ КП: тариф, должен соответствовать всем затратам, которые необходимо понести предприятию, чтобы доставить воду потребителю и забрать у него стоки, это если простым языком.

– Каким должен быть тариф, чтобы предприятие развивалось, скажем так, зарабатывало?

Тариф на водоснабжение и водоотведение является вкладом каждого жителя города в обеспечение комфортных жизненных условий и охраной окружающей среды, а не платой за товар. К сожалению, действующий тариф – это не тариф развития, это только покрытие затрат. В европейских странах структура тарифа состоит на 50% из себестоимости водообеспечения и водоотведения, и остальные 50 % это инвестиционная составляющая. Вот и посчитайте.

К сожалению, мы пришли к тому, к чему пришли. Я ни в коем случае не хочу обвинять предыдущих руководителей города, предприятия. Может они работали в таких условиях, когда изменить что-то было невозможно. Но сегодня крайне необходимо всем – городскому совету, народным депутатам – объединиться для принятия кардинальных решений по восстановлению инфраструктуры городской системы водоснабжения и водоотведения. Мы стоим на пороге техногенной катастрофы. Водопроводные сети, насосные станции, канализационные коллектора изношены колоссально. К примеру, каждой канализационной станции по проекту необходимо два коллектора. Сегодня из 32 станций ни одна не имеет второго рабочего коллектора. Это чревато последствиями.

– Я так понимаю, если один из напорных коллекторов выходит из строя, то подстраховать нечем?

– Да, насосная станция просто останавливается. При этом, мы вынуждены выключать воду, чтобы не образовывались новые стоки. И если еще на водопровод обращалось внимание, то канализация оставалась всегда на втором плане. Галициновские очистные сооружения канализации, которые принимают и очищают стоки со всего города, были запущены в 70-х годах прошлого столетия. Они практически никогда не ремонтировались и не реконструировались. Одним словом, к современным реальностям они просто не готовы. Сегодня мы начали их восстанавливать благодаря тем инвестициям, которые не осваивались в течении 7 лет, с 2010 года. В 2016 году мы запустить некоторые проекты. Это первая стадия реконструкции очистных сооружений канализации. Также проводим тендера по реконструкции коллекторов в центре города.

– После своего назначения на эту должность вы заявляли, что предыдущее руководство пыталось вывести из водоканала около 22 миллионов гривен. По данным фактам были поданы соответствующие заявления в правоохранительные органы. На каком этапе сейчас эти расследования, вам что-то сообщают?

– Мы держим руку на пульсе в данном вопросе. Но, к сожалению, сейчас мало что от нас зависит. Эти дела находятся в производстве. За все это время они перебрасывались от одного следователя к другому, из прокуратуры в управление полиции, затем обратно. Поступали предложения передать их в НАБУ. Я не могу ответить, почему так происходит. На официальные запросы, приходят формальные ответы. Знаю, что сейчас приводятся определенные экспертизы по этим делам.

– Не подымали ли вы этот вопрос на уровне городской власти? Ведь есть мэр города, есть профильный вице-мэр, которые, наверное, могли бы поднять этот вопрос перед руководством правоохранительных органов.

– Обращались. Мы информировали городскую власть о состоянии дел, но, к сожалению, ответ был идентичным. Я понимаю, что сейчас идет реформирование правоохранительных органов, где-то старая система до конца разрушена, а новая не построена. К сожалению, экономические преступления долго расследуются и, можно сказать, что они стоят на месте.

– До вашего назначения на ряде коммунальных предприятий, в том числе, и на «Николаевводоканале», многие руководители заявляли о попытке введения так называемого «института смотрящих», когда руководству предприятий навязывались определенные люди, которые выполняли свои не совсем честные дела. Были ли попытки вам навязать таких людей?

– К счастью, никаких указаний, никаких намеков и никаких предложений мне никогда не поступало.

– Насколько нам известно, до вашего назначения была предпринята попытка передачи водоканала в концессию, сделаны определенные шаги в этом направлении. И на этой почве у тогдашнего губернатора Николаевской области Вадима Мерикова и мэра Александра Сенкевича возник конфликт. Есть информация, что именно решение мэра сменить руководство на этом предприятии поломало все эти планы. После назначения нашли ли вы следы этой попытки?

– То что делало предыдущее руководство, косвенно говорит о том, что предприятие намеренно вгонялось в долги. На предприятии не занимались корректировкой тарифа, заключались неправомерные договора, подписывались фиктивные акты выполненных работ. Планомерно создавались все предпосылки для доведения КП до банкротства.

– После вашего прихода удалось что-то сделать, чтобы минимизировать последствия?

– В первую очередь провели аудит, и остановили работу по договорам с завышенной стоимостью и не востребованным договорам. Подали на утверждение в НКРЕ КП и ввели в действие откорректированный тариф.

– Вы говорили о начале реконструкции очистных сооружений. Через какое время вы и руководство города сможете выйти к горожанам и сказать, что эта реконструкция завершена?

– Если не будет сбоев в финансировании, то, три года максимум. Вот смотрите, этим летом мы завершаем первую стадию, это механический блок очистки. Сейчас начинаются активные работы, монтаж оборудования. Следующая стадия – будет очень крупный проект по реконструкции аэротенков, это блок биологической очистки, и вместе с этим будет сделан блок воздуходувок, там, где у нас сейчас огромное энергопотребление и его необходимо снизить, и блок обезвоживания ила. И третья стадия, чтобы достичь высоких показателей по нашим сбросам в реку, требуется сделать блок микрофильтрации стоков на выходе. Плюс, по рекомендации Европейского инвестиционного банка, они настояли на этом, должен быть сделан блок обработки ила – это метантенки, газгольдеры и блок генерации. Поэтому, проект очень масштабный, и говорить о том, что за год мы все закончим, нет смысла.

– Сейчас руководителем очистных, является бывший директор водоканала Василий Тельпис. Какие у вас с ним сложились отношения? Вы нашли общий язык?

–Я познакомился с Василием Степановичем в прошлом году. После продолжительного и содержательного разговора, я понял, что будет неправильно потерять опыт и знания этого человека. Мы нашли общий язык с Василием Степановичем, и я предложил ему возглавить Галициновские очистные сооружения.

– На протяжении нескольких месяцев мы видим в депутатском корпусе ряд людей, которые своеобразно оценивают работу предприятия и некорректно себя ведут, дают свои субъективные оценки, которые пытаются навязать всем. К примеру, есть один депутат, у которого единственная проблема в городе – это Борис Дуденко. С чем связано это? Человек просто так начинает на пустом месте накручивать какие-то пустые истории, создавать эти истории, с чем вы это связываете?

– Чего-то определенного я не могу сказать. А о мотивах, такого поведения этого депутата, остается только догадываться. Возможно, он хочет видеть здесь кого-то из своих близких, коллег, друзей. Возможно, в связи с тем, что мы, вышли на прозрачную систему закупок...

– Наступили на чьи-то интересы?

Может и так. Но доказать это очень сложно. Если бы от господина депутата, о котором вы говорите, шли конструктивные замечания и предложения, так как от остальных его коллег, можно было бы вести диалог. Но его не волнует водоканал. Этот человек абсолютно не компетентен в том, о чем говорит.

Хотя, был один момент, который он озвучил в своем интервью о том, что в абонентском отделе Корабельного района не обслуживаются юридические лица. Это было единственное его корректное и обоснованное замечание относительно работы водоканала. В течении недели был организован прием юридических лиц.

Критика хороша, когда она предусматривает какой-то разбор, хотя бы малейшее желание вникнуть и понять. А когда критика ограничивается утверждением «все плохо», тогда человек, который это говорит, неспособен к обучению в любых условиях. И такая критика позволяет всего лишь поставить зачет, в свой никому и нигде не нужный внутренний диплом.

– Эта критика, все эти события как-то сказываются на настроениях трудового коллектива?

Да, конечно. И не лучшим образом.

– Вы общаетесь со своими подчиненными, с профсоюзом об этом? Слышат вас или нет?

Вы знаете, кто хочет слышать – тот слышит. Я регулярно общаюсь с работниками предприятия. Приведу пример. На одной и встреч с водителями, был задан резонный вопрос, относительно ремонта бытовых помещений. Я объяснил, что в прошлом году у нас не было средств сделать ремонт, так как в первую очередь необходимо отремонтировать протекающую крышу. А это достаточно серьезная сумма. В этом году мы аккумулируем деньги и, соответственно, выполним ремонты бытовых помещений водителей. Проходит два дня, приезжает тот депутат о котором вы уже спрашивали, накручивает коллектив и один из рабочих снова поднимает вопрос с претензией, что бытовые помещения не ремонтируются уже 20 лет. И это притом что, два дня назад я рассказал о планах по решению данной проблемы.

– Еще одним проблемным вопросом, который поднимал коллектив, была заработная плата. В частности, что с увеличением официальной заработной платы кого-то начали ужимать и платить меньше.

По состоянию на сегодня, водоканал выполняет все законодательные нормы в рамках оплаты труда. В новом отраслевом соглашении, которое предполагает уровень поднятия заработной платы есть пункт, который позволяет не применять повышенные коэффициенты при финансовых трудностях предприятия. Однако, мы все равно приняли это межотраслевое соглашение, согласно которому подняли заработную плату в среднем на 6%. Поэтому, заявления о том, что кто-то ущемлен по заработной плате или кому-то стали платить меньше – не обоснованы.

– Есть еще одна болезненная для города тема – это разрытие дорог в городе на ее отремонтированных участках и последующая ликвидация этих разрытий. В прошлом году городская власть заявляла о том, чтобы предприятия, которые разрывали эти дороги, договаривались с предприятиями, которые эти дороги делало. На данный момент, как идет работа в этом направлении, кто будет латать после «Николаевводоканала»?

После осенне-зимнего периода у нас более 160 разрытий, то есть повреждений асфальтного - бетонно покрытия. По состоянию на сегодня, заключены договора по их ремонту. Магистральные дороги будет делать «Николаевавтодор», а межквартальные проезды и тротуары – КП «Дорога» и КП «ЕЛУ Автодорог». Сегодня эти предприятия уже приступили к выполнению работ. Мы, в свою очередь, будем контролировать качество и технологию выполнения этих работ.

– Вы говорили об изношенности сетей. Мы понимаем, что трубы положены в 60-70-х годах прошлого столетия, когда была совсем другая технология и совсем другие нагрузки на эти сети. Сейчас уже все переходят на другие материалы. Будет ли «Николаевводоканал» двигаться в этом направлении? Какой вариант идеальный был бы для города Николаева?

– Относительно изношенности. Насколько возможно, по тем документам, которые есть в водоканале, по той статистике, которая велась не в полном объеме, проводится анализ изношенности сетей. После завершения этой аналитической работы, мы будем выходить к властям, депутатскому корпусу и предлагать варианты решения этой проблемы. Конечно, цифры получаются пугающие, но другого выхода у нас нет.

А относительно использования новых высокотехнологичных материалов – то это насколько позволит бюджет. Если у нас будут деньги на высококачественную чугунную трубу c шаровидным графитом (например PAM Saint Gobain) и мы сможем поменять все на чугун, то эти трубы будут служить лет сто. Но если средств на чугун не будет, тогда, как альтернатива – стеклопластик, со сроком службы около 80 лет. Будем уходить от использования стали и железобетона. Только долговечные материалы.

Так а что с технической документацией? Она не вся в порядке?

– Да, тут есть проблемы. Много документации просто отсутствует. Мы только в прошлом году начали активную паспортизацию сетей. А это – основа основ. На сегодняшний день водоканал не имеет реальной информации о канализационных и водопроводных сетях, которую необходимо было собирать и систематизировать на протяжении всего периода деятельности предприятия.

– У наших людей такая психология: «Вы нам должны», «У нас должна быть вода». В связи с повышением тарифа, людям нужно объяснять, что они получат, и даже, несмотря на то, что предприятие выйдет в ноль, люди будут ожидать повышения качества воды.

– Давайте не будем ни кого обманывать. Никто сразу не получит лучшее качество воды. Хорошо, что мы на эти деньги сможем поддерживать нашу инфраструктуру в том состоянии, в котором она сейчас есть и немножко улучшить.

Сейчас проводятся последние исследования по применению новой технологии очистки воды. И данный проект будет реализован благодаря кредиту Европейского Инвестиционного Банка.

– А есть ли цифры, сколько горожане должны водоканалу за водоснабжение и водоотведение?

– 55 миллионов гривен. Мы работаем с этим: оповещаем жителей о том, что у них есть задолженность, просим заплатить, звоним, обращаемся, настойчиво требуем. Но у нас, к сожалению, нет такого права как у энергетиков и газовщиков – прийти и перекрыть вентиль. И недобросовестные жители города этим пользуются. Самые крупные должники среди населения имеют задолженность в размере 47,5 тыс. грн., 44,9 тыс. грн. и 38,7 тыс. грн.

– А что касается юридических лиц. Есть ли ТОП-3 предприятий-должников?

– 5,836 миллионов гривен должно КП «Гуртожиток». Это самый большой должник. 787 тысяч гривен должно домоуправление и 252 тысячи гривен «Судостроительный завод имени 61-го коммунара».

– Ранее Александр Сенкевич говорил, что государство должно водоканалу 80 миллионов гривен, и что народные депутаты никоим образом не помогают в этой ситуации.

- Разница в тарифах по централизованному водоснабжению и водоотведению — это несоответствие фактической стоимости услуг тарифам, которые устанавливались государственными органами власти или органами местного самоуправления. Термин «разница в тарифах» используется только в случаях выделения субвенции из государственного бюджета местным бюджетам, для погашения этого несоответствия. Целевое использование такой субвенции установлено на уровне законодательства - это электроэнергия, налоги и природный газ. Другое целевое использование не предусмотрено, а процедура погашения разницы в тарифах происходит в форме взаимозачета, с использованием казначейских счетов. По состоянию на 01 января 2016 года разница в тарифах по ГКП «Николаевводоканал» составляет 87 миллионов гривен, в том числе: по населению – 85 миллионов гривен (водоснабжение — 50 миллионов гривен, водоотведение — 35 миллионов гривен), по бюджету – 2 миллиона гривен (водоснабжение — 1,3 миллиона гривен, водоотведение — 0,7 миллионов гривен).

– В Николаеве есть микрорайоны, где проблема с водоснабжением, к примеру, Варваровка, Коренихи. Могут ли их жители рассчитывать на то, что у них будет централизованное водоснабжение?

– Это очень серьезная проблема, которая обсуждается уже не одно десятилетие. В 2011 году был разработан проект стоимостью порядка 260 млн. грн. по прокладке дюкера в Варваровку. Дюкер – это напорный участок трубопровода, который прокладывается по дну русла реки. Так же рассматривался вариант бурения дополнительных скважин. Но в этом случае, нужно учитывать затраты на геологоразведочные работы, а так же то, что нет гарантии получить воду питьевого качества.

– Наверняка же есть проект, который рассматривается как наиболее вероятный?

– На данный момент, остановились на варианте дюкера. По проекту 2011-2012 годах его протяженность составляла порядка 2 км. Мы предложили другое место для прокладки дюкера, что позволило сократить протяженность до 850 м, и в совокупности с новой технологией горизонтально-направленного бурения, проект будет значительно дешевле.

– Еще одна немаловажная проблема, которая, наверняка, обеспечивает предприятию убытки – это незаконные подключения к системе водоснабжения в частном секторе.

– Да. Данный факт имеет место быть. С 20 марта по 1 мая мы объявили месячник добровольного присоединения к нашим сетям. То есть люди, которые знают, что они незаконно пользуются нашими услугами, могли обратиться в водоканал для получения технических условий и разрешений на законную врезку без выставления им штрафных санкций. За время действия месячника к нам обратилось 10 домовладельцев. После первого мая, как говорится, «кто не спрятался, я не виноват». Штрафы колоссальные, доходит до нескольких десятков тысяч. Но я понимаю, что это мероприятие не решит проблему на 100%. У нас по проекту согласована закупка георадара – это аппаратура, которая позволит выявлять незаконные подключения. Будем находить, отключать и выписывать штрафы. Благо, законодательство в этом случае на нашей стороне.

– А вы не опасаетесь, что могут возникать конфликты с этими людьми?

– Конфликты будут. Но с другой стороны, мы все с вами добросовестно платим, а они не хотят. И из- за этого мы все должны сброситься, чтобы недобросовестные граждане бесплатно получали данную услугу?

– Можете озвучить задачу минимум, которую вы поставили перед собой?

– Поднять предприятие на уровень безубыточности. Задача максимум – подписать программу реконструкции всей инфраструктуры водоснабжения и водоотведения города Николаева с реальными источниками финансирования.

Забегая наперед, отмечу, что мы сейчас готовим кластер критического развития предприятия. В этом году, мы планируем его согласовать с городом. Это будет план глобального развития предприятия на ближайшие 15 лет с основными направлениями, по которым будет развиваться «Николаевводоканал».

Беседовал Андрей Семенов, фото автора

    Фотофакт