«Живите, работайте, но язычок за зубами держите», – таксист из Николаева о жизни и работе в РФ

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 18267 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(10960)   

В редакцию «Преступности.НЕТ» обратился житель Николаева, который длительное время работал в России таксистом. Недавно он был депортирован в Украину с запретом на въезд на 10 лет. Причиной тому, как он рассказывает, стала его проукраинская позиция.

Учитывая, что в России у него осталась супруга и друзья, в целях их безопасности и по его просьбе мы не указываем его данные и скрываем лицо.  

– Расскажите с чего началась ваша история?

– Да банально, как и все украинцы ездят на заработки, кто-то в Европу, кто-то в Россию. У меня так исторически сложилось, что я в прошлом гражданин России, не Советского Союза, а именно России. И так получилось, что с 2006 года на постоянной основе ездил в Россию, по разным работам. Это был «Газпром» когда-то, проработал почти пять лет, ну и потом, скажем так, я сам изъявлял желание где-то, что-то заработать, поэтому и оказался на Дальнем Востоке.

Возникали ли у вас какие-то проблемы после начала войны между Украиной и Россией?

– Да-да, проблемы возникали со спецслужбами, с ФСБ, не считая каких-то бытовых вопросов. Я работал на такси. Когда люди узнают, что ты из Украины, то 15-20% говорят, что это наши друзья и мы непонятно почему поругались, а большая часть населения, когда узнают, что ты не из Донецка или Луганска, уже с опаской относятся.  Мое счастье, что я из русскоязычного города. Николаев, Одессу, Херсон в России знают, типа, «это наше». При этом я не поддерживаю политику России и меня всегда коробило от слов «это наше». Ваша может быть собачка или кошка дома, а мы отдельно. Мое счастье, что они знали Украину.

Негативное отношение людей, конечно, присутствует в определенных массах, но больше спецслужбы беспокоят, палки в колеса вставляют.  В итоге, моя история закончилась тюрьмой, конфискацией имущества в определенной степени и принудительной высылкой из России в Украину. Попал я под действие статьи «Экстремизм и сепаратизм», в наручниках двумя самолетами меня доставили в Харьковскую область с Белгородской. И 10 лет я теперь невыездной.

– Помните какой-то конкретный случай, который послужил началом такой ситуации?

– Одно время я проживал на Русском острове, в те времена (2014 год, – ПН) был огромный наплыв беженцев из Востока Украины, их в лагеря формировали в Ростовской области и потом любым обманным способом отправляли. В России много незаселенной территории, скажем так, край географии. Север, Магаданская область, Дальний Восток, Камчатка, Чукотка заселялись нашими земляками.

Я приехал не как беженец в Россию, я приехал легально, у меня была постоянная прописка, у меня была регистрация, была страховка, разрешение на временное проживание на три года. Но так получилось, что я недели две или полторы жил на Русском острове с беженцами. Понятное дело, с кем-то общался, для многих людей Россия – это какая-то манна небесная. Я допустим, как в прошлом гражданин России и много лет проживший в России, я к ней не отношусь, как к чему-то великому.

Общался с людьми, высказывал свое мнение о ситуации, мол, это я поддерживаю, это нет. И в итоге на следующий день ко мне приехали ФСБшники. В тапочках и шортах, я со столовой шел, закинули в машину, отвезли в полицейский участок и для начала со мной провели профилактическую беседу, при этом сказали: «Живите, работайте, но язычок за зубами держите, как бы свое мнение будете высказывать у себя в Киеве».

– Это был единственный случай, или этой беседой не закончилось?

– Нет, через какое-то время, недели полторы-две один из начальников отдела управления ФСБ позвонил, предложил встретиться. Он мне предложил вербовку: «Ты ж работаешь в такси, общаешься, кто что говорит, кто что шепчет». Мне откровенно предложили защиту в случае чего, но в обмен на какую-то конкретную информацию. Я отказался от такого предложения, за этим последовали еще несколько похожих встреч. Потом на несколько лет про меня забыли, я даже обрадовался. И вот осенью, по-моему, это был октябрь месяц прошлого года, к моей жене в офис пришли с обыском работники определенных служб.

Жена мне звонит в шоке, со словами: «Что ты натворил», а мы на тот момент жили раздельно, я в гостинице жил. Я сказал, что ничего не делал. В офисе у жены изъяли компьютер, аудио- и видеоаппаратуру, носители информации, полностью сделали обыск. Сказали, что, якобы, один из пассажиров написал на меня заявление в ФСБ. Спустя месяц после обыска мне позвонили и пригласили на очередную беседу, показали мне заявление, я его даже наизусть запомнил.

Я потом вспомнил этого человека. Он, вроде, молодой ученый, океанолог. Я случайно запомнил этого пассажира. Он повернутый на «Русской весне», на идеях «Новороссии», что как такого государства Украины не существует, на завоевании всего мира, на создании Российской империи.

Так вот заявление следующее: «Я пассажир такой-то, ехал в такси…» – белым маркером было зачеркнуто имя отчество, было краткое описание меня, как водителя, в принципе схожее, модель, номер и цвет автомобиля. «Сел в машину, водитель представился отставным военным российской армии, в процессе езды у нас завязался разговор, водитель напрямую намекал на связь с западными и американскими спецслужбами. Сам он гражданин Украины и находится по спецзаданию в составе группы… Прошу разобраться по данному факту, в подозрении, что человек был заброшен западными и украинскими спецслужбами на территорию Дальневосточного федерального округа для ведения подрывной деятельности в кругу населения Великой Российской империи. И нецензурно выражался в адрес высшего российского руководства».

На вопрос следователя: «Выражались ли вы?», я ответил просто, что «каждый раз, когда я ловлю колесами ямы на дороге, я всегда плохо выражаюсь в адрес руководства или данного города, или страны. Если вы считаете так, то может и так, я не знаю, может что-то и ляпнул». Со мной опять же провели профилактическую беседу, попросили быть аккуратней и не забывать, что я в России и гражданин недружественного им государства.

После этого случая, я уж подумал, что все затихло, но месяца через два, перед Новым годом, мне приходит «письмо счастья», что меня лишили РВП (решения временного проживания). Там якобы было заседание суда, на которое меня даже никто не пригласил, мне никто не звонил, никаких повесток не было, то есть задним числом все оформили. Согласно закону, я должен был обратиться в органы миграционной службы там, где ставится печать в паспорте, что РВП аннулировано и в течение 15 дней я обязан был покинуть территорию России. Я был напуган, крайне удивлен и обратился к адвокатам, как быть в моей ситуации. На что адвокат мне ответил, что это «современный ФСБшный беспредел, что они творят, что хотят». Причем там была указана статья, которую они года полтора-два назад протащили через Госдуму. Статья гласит, что «Нежелательно присутствие иностранного гражданина на территории Российской Федерации», по сути она развязывает руки ФСБшникам. То есть они увидели любого человека и есть официальная легальная статья, при которой ничего доказывать не нужно. Условно говоря, у тебя не тот акцент, ты не так одеваешься, у тебя не тот цвет кожи. В общем, причин может быть множество. Адвокат мне предложил подать апелляцию. Я несколько раз подавал ее в суд, но каждый раз дело возвращалось.

– Вы в начале беседы упомянули, что дело закончилось тюрьмой. Расскажите подробней, как именно это произошло?

– ФСБшникам, видимо, надоели эти иски, и один раз они меня выловили хитрым способом. Мне поступил звонок на мобильный телефон:

– Здравствуйте. Вы такой то?

– Да.

Человек себя как-то странно вел, как бы друг, как бы постоянный клиент.

– Я в Японию улетаю, отвезешь меня в аэропорт, сколько будет стоить?

– Как обычно, 1000 рублей.

– Хорошо, давайте встретимся.

Кто он такой, я не помню и как бы, когда постоянно работаешь, то всех не упомнишь, тем более было время, когда я оставлял свои номера телефонов.

По пути в назначенный адрес меня останавливает машина, мне пытаются доказать, что я чуть пешехода не сбил, которого не было. Ну и для разбирательства предложили поехать в райотдел. Я им объяснял, что меня ждет клиент, что через 20 минут в аэропорт должен его везти. Их это не интересовало, меня отвезли в райотдел, я стал требовать объяснений. В итоге меня наручниками просто пристегнули к батарее. Через пару минут пришла девушка, неизвестно откуда, взяла мой паспорт и поставила печать об аннулировании РВП. После чего меня насильно отвезли в суд, было пять коротких заседаний суда и отпустили.

Через пару месяцев эта история повторяется один в один, опять звонит этот же номер, этот же голос. Я как наивный человек, извинился за прошлую ситуацию. Тогда я ему сразу перезвонил и извинился, что не получится отвезти в аэропорт. Он опять звонит, просит отвезти в аэропорт, он улетал то ли в Китай, то ли в Корею. Договорились на воскресенье часов на 12, тот же адрес. Я подъехал туда, жду, в хорошем настроении, помыл машину, заправился бензином, я минут на 15-20 раньше подъехал, рядом какие-то работяги тротуарную плитку клали, еще сигарету у меня стрельнули.

Где-то минут за 5-7 до 12:00 я набираю номер телефона, сообщить что уже подъехал. Несколько раз звонил, трубку никто не взял. И при чем, место было выбрано не случайно, там «свечка» 14-ти или 16-этажная, узкий въезд, большой забор, обрыв, Японское море. И тут спереди выезжает джип «Land Cruiser», а сзади подъезжают две полицейские машины. Я отошел, чтобы пропустить их, кому куда, потому что проезд очень узкий, две машины не развернуться. Я не мог предположить, что это была какая-то операция. Ко мне подошли и достали удостоверение ФСБ России, эти два работяги, которые якобы клали плитку, тоже показали свои удостоверения и пистолеты, это тоже были работники ФСБ. То есть меня просто заблокировали, скрутили, заковали в наручники, закинули в служебный «Land Cruiser», быстро бегло обыскали меня, обыскали машину. Машину поставили на 5 метров дальше, чтобы не загораживать проезд, забрали документы, забрали ключи. Мне объяснили, что сейчас меня отвезут в тюрьму для иностранцев и после чего я буду депортирован.

– Вам огласили причину задержания?

– Причиной этого, как они объяснили, было нарушение миграционного законодательства. Мне заявили, что на меня много жалоб, заявлений, что я не поддерживаю политику России, и есть подозрения, что здесь организовывается какая-то проукраинская, прозападная ячейка. Из-за этого у меня изъяли планшет, как они сказали, «изъятие электронных носителей информации на экспертизу, экспертиза фотографий, видео, сайтов, по которым ты в интернете лазишь, запрещенные или нет». Естественно, проверка всех соцсетей: с кем ты переписываешься, что ты говоришь. У меня его изъяли и выписали протокол изъятия, потом выписали копию протокола и сказали, что планшет отдадут или гражданской супруге, или перешлют домой, в Украину.

Мы ехали 50 километров в тюрьму, которая для иностранцев: там узбеки, таджики, корейцы, японцы, украинцы, белорусы, армяне, азербайджанцы, кавказцы. Она так и называется «тюрьма для иностранцев». На входе в изолятор говорю: «Парни, отдайте копию протокола». Потому что планшет недешевый, стоит 20 тысяч рублей, в переводе на наши это около 10 тысяч гривен. На что мне в шутку сказали: «Друг, он тебе лет 10 не понадобится – в тюрьме планшеты не нужны». При этом мне оставили номер телефона и предложили выкупить мою машину за копейки, и я так понимаю, что с машиной произошло бы то же самое, что и с планшетом – меня бы кинули просто и все. Я оказался в тюрьме, провел там небольшое количество времени, и меня депортировали на территорию Украины. Единственное, что первые сутки я был в изоляторе – это камера где-то под землей без окон и дверей, там душно, вентиляции нет, по стенам течет, тусклый свет и камеры. Гнетущая обстановка. А на второй день перевели уже в общую камеру, там условия проживания все-таки чуть-чуть лучше. В принципе, неплохо кормят, дали элементарные средства гигиены: туалетную бумагу, зубную щетку, зубную пасту, мыло и расческу. Камеры переполнены, там находятся от 8 до 20 человек. В сроке пребывания мне повезло – я там был меньше недели. Мне объяснили это тем, что меня очень быстро депортировали, потому что я попал под статью «Экстремизм и сепаратизм», и, по их словам, мое нахождение на территории России даже в тюрьме – опасно. А кто-то просто попадает по законодательству.

Из тех, с кем я познакомился, сидят там уже от 8 месяцев до полтора года. А были и такие, которые 8-9 лет отсидели. В соседней камере человек сидел около 12 лет, он сам из Херсона, наш земляк. Поэтому мне в этом плане крупно повезло. Мне сказали: «Средства из местного бюджета на покупку твоих билетов были выделены еще до того, как тебя поймали. Ты действительно своенравный человек, который любит и может высказывать свое мнение, которое идет вразрез с внутренней и внешней политикой России». Поэтому меня как можно быстрее, скажем, изолировали от общества. В наручниках, двумя самолетами меня переправили на территорию Украины, даже не на территорию, а на границу между Россией и Украиной. 10 лет я не выездной, при этом мне не дали никаких бумаг, никаких документов. Я уже несколько месяцев пытаюсь выйти на официальный сайт ФСБ, но почему-то эта информация для меня закрыта. Я хочу узнать свой статус, кто я, что я, какая статья, какие суды были. Но испытывать судьбу и ехать туда я не хочу, по крайней мере, ближайшие 10 лет.

– За то время, которое вы находились на территории Российской Федерации, вы кого-то резко критиковали или может оскорбляли президента России?

– Нет, такого не было. Это были обычные беседы. Не то, чтобы резко критиковал, там даже мягко критиковать Путина не принято. Хотя в России очень много грамотных людей, которые понимают, что он творит, понимают, что Крым просто отжали, понимают, что Донбасс и Луганск трогать не надо. Люди понимают, что не надо лезть в Сирию. Они понимают, что Россия «переср*лась» со всем цивилизованным миром, однако пока в Китае люди более-менее терпят. И многие люди понимают, что такое санкции.

Я просто говорил им: «Люди, вы переср*лись со всеми. Этот сбитый самолет, вы же понимаете, что не индейцы копьем его сбили, а это зенитно-ракетный комплекс. И не шахтеры его сбили, все мы это понимаем». Я высказал это мнение, а его говорить нельзя было. Высказался, что санкции затронули всю Россию, кроме ФСБшников. У них зарплаты не падают, а только растут, им регулярно квартиры дают, у них служебные «Лексусы» и так далее. Поэтому, просто общаясь с людьми, я говорил, что с миром нужно дружить, и надо оставить в покое нашу Украину, потому что она как кость в горле. Я говорил правду, а это воспринималось как экстремистские, сепаратистские действия.

Часто бывает, пропаганда со стороны СМИ идет бешенная. Вот, например, общаешься с друзьями, знакомыми, даже просто с каким-то пассажиром, соседом и говоришь им, что это извращенная неправдивая информации. И половина России все равно верит, что у нас из младенцев холодец варят. Большая часть даже верит в то, что у нас девочку распяли. Половина России верит в то, что за каждого убитого русского дают два гектара земли и одного раба. И самое интересное то, что в это верят грамотные люди, потому что 24 часа в сутки идет откровенная ложь с учетом фото- и видеомонтажа. Эти ролики постоянно запускаются, находятся какие-то интервью, где лжеукраинцы рассказывают, как над ними издевались «укропы», хохлы, фашисты, бандеровцы. Эта информация вливается в уши много лет, и люди начинают в это верить.  В это не верят только те, у кого есть родственные связи с жителями Украины. Но, тем не менее, они боятся высказывать свое мнение. Есть грамотная часть населения, но они все боятся. Многие люди просто покидают Россию, потому что понимают, что при этом режиме в России делать нечего, перспективы нет. Они уезжают на ПМЖ в Америку, Канаду, Китай, Таиланд, Корею, Японию.

– А вы не замечали, чтобы ваш телефон прослушивался, либо проводилась слежка за вами?

– Я не обращал внимания, но потом начал сопоставлять факты и понял, что не просто слушали, а начали лазить по соцсетям уже. Были такие моменты, что я заходил в интернет, а телефон показывает, что я был 2 часа назад в сети. При том, что на этот сайт я не заходил уже две недели. Сначала я просто не придавал этому значения. Я даже супруге говорил: «Смотри, я сюда не заходил недели две, а у меня регулярно пишется, что я заходил». Друзья, товарищи обижались и писали, что я в сети был на протяжении четырех часов и не отвечал на их сообщения. А я понимаю, что в сети не был уже долгое время. Потом я уже начал сопоставлять, что была прослушка, думаю, не только меня, но и моей супруги.

– После этого жаловалась ли ваша семья на какие-то притеснения со стороны спецслужб?

– Первые два-три месяца были какие-то странные звонки супруге. Странного содержания, которые сейчас вроде бы прекратились. По работе ее никто вроде бы не притеснял. Были странные звонки на уровне шуток каких-то, например, в 2 часа ночи звонят из Новосибирска и говорят: «Мы хотим записаться к Вам в стоматологию». В ответ на то, что это не стоматология, они говорили: «Как это? Ваш телефон на сайте написан». Разные были звонки. Я не думаю, что это была шутка, мне кажется, что таким образом пытались разозлить или морально надавить на супругу. Я так понимаю, что последние полгода-год наши социальные сети посещали, блокировали, детально просматривали. Тем более, что моя супруга очень хорош знает иностранные языки и много времени проводит на иноязычных сайтах. Она начала замечать, что кто-то лазит, такого никогда ранее не было. Видимо, что-то искали. Как мне сказал подполковник, который меня депортировал: «Твое счастье, что пока ты был в тюрьме, ФСБшники ничего не нашли». И вот в самолете он мне говорит: «Молись. Если мы летим с тобой в самолете, это не значит, что ты дома. Мы прилетим сейчас в Москву, и, если мне скажут, что что-то нашли, я тебя в наручниках привезу обратно. До самой границы я тебя доведу. Ты потом поймешь, какое я для тебя сделал счастье». Хочу сказать, что как человек, он прекрасный, у меня на него никаких обид. Мы с ним распрощались чуть ли не друзьями, в прекрасных отношениях были, сигареты друг у друга брали, кушали вместе, шутили, прикалывались.

Я просто случайно попал в поле зрения, и они рыли-рыли, но ничего не нашли. Сейчас у России политика такая: если человек попадает в поле зрения, вроде бы ничего плохого не сделал, но какой-то он мутный, на всякий случай мы его выкинем из страны.

Я Вам приведу официальную цифру, которую мне назвало руководство тюрьмы: только по Дальнему Востоку за один год депортировано 40 тысяч человек. Вот вдумайтесь, это население среднего районного центра как Первомайск. Это только в одном регионе, а представьте если взять данные по всей России. При этом государство на это не жалеет денег: только по Дальневосточному округу выделено 200 миллионов рублей. Тут не только украинцы, основная часть – это кавказцы и азиатский регион: Таджикистан, Узбекистан и чуть-чуть Киргизия.

Беседовал: Вадим Богданов, специально для «Преступности.НЕТ»

Анатолий Чубаченко



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество