«Если я проголосую за самороспуск, я предам своих избирателей», – депутат Николаевского горсовета Кирилл Горбуров

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 10486 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(6291)   

С момента, как депутаты Николаевского городского совета отправили экс-мэра Александра Сенкевича в отставку, прошло уже полгода, однако вопросы касательно роспуска самого депутатского корпуса до сих пор остаются актуальными. По мнению депутата горсовета от БПП Кирилла Горбурова вопрос перевыборов созрел.

Также с ним мы обсудили вопросы, касающиеся эффективности работы депутатского корпуса и горсовета в целом, поговорили о реформе децентрализации в Николаеве и распределении бюджетных средств. 

– Начнем, пожалуй, из самого важного вопроса в сегодняшней повестке дня – перевыборы Николаевского городского совета (Интервью было записано до того, как Центральный суд Николаева признал отстранение Александра Сенкевича незаконным, - ред.). В частности, председатель Николаевской ОГА Алексей Савченко продолжает настаивать на том, что это необходимо, отправляет необходимые для этого документы в ВР. Кроме того, есть соответствующие законопроекты, зарегистрированные народными депутатами. Как вы считаете, нужно ли переизбирать Николаевский городской совет?

– Я бы этот вопрос разделил. Во-первых, я как «молодой» депутат, первый раз в этом созыве, только познаю депутатские полномочия. По истечению двух лет, могу сказать, что чувствую я себя в городском совете некомфортно, мое подсознание говорит, что что-то там не так. Одним словом теория не совпадает с известной по слухам практикой.

Я, например, был в других городах и видел, как депутаты относятся к мэру. Я был на сессии городского совета, называть город не буду, но когда заходит мэр, то слышно как муха пролетит, еще гимн не звучит, а мэр зашел и сразу порядок, сразу все на места сели, никаких разговоров, тишина. А у нас мэр порой не может и не мог, сейчас исполняющая обязанностей не может депутатов еще 10-15 минут угомонить. Я вот к чему, если есть такая ситуация, как на данный момент городской совет неэффективен. Уже сколько по времени сессию собрать не могут? Ее же по каким-то причинам не собирают, а вопросов достаточно много накоплено. Очень много вопросов, которые прошли комиссию, которые безотлагательно должны быть рассмотрены городским советом, но сессии нет.

– По вашему мнению, это проблема одного человека, который не может собрать депутатов, или это проблема вот этого «шатающегося» депутатского корпуса, который поделен на группы, на фракции, у которого, грубо говоря, свои лидеры, партийные, в том числе, и для них мэр – не лидер?

– Вы понимаете, я всегда говорил и думал над тем, что в политику можно играть только на государственном уровне, а городской совет должен быть аполитичен на местах. Почему? Потому что мы непосредственно влияем на жизнь горожан. Начиная от жилищно-коммунальных проблем, здравоохранения, образования и т.д. Понимаете, там играли-играли в политику, раз — не хватает 40 миллионов гривен на зарплату учителям. Учителя приходят жалуются: «Как так? Нас в отпуск отправляют, нам недоплачивают. Мы недополучаем то, что имели раньше». Но при этом это все ассоциируют с властью. Хотя власть, поверьте, наверху, она наоборот за то, чтобы раздали полномочия на места, а мы эти полномочия вроде бы приняли, а механизм, чтобы они заработали не запустили.. Один момент, по поводу децентрализации. Нам дали полномочия, у нас большой бюджет. А как с ним справится по хозяйски, решительнее – мы не в состоянии.

– В прошлом году 300 миллионов бюджета развития остались не освоены.

– Да, и мы не можем с ним справиться правильно, даже в мелких моментах. Вот смотрите, когда не было децентрализовано, когда это на государстве была обязанность выдавать паспортные книжки. Сейчас это id-карта. Я как нотариус работаю с гражданами. Например, нужно сделать документ по недвижимому имуществу на квартиру. Раньше владелец квартиры пошел в ЖЭК, в течение пару дней получил справку о том, что в квартире никто не проживает. Пошел ,получил, и пожалуйста – он к сделке готов. А сейчас что? Вроде децентрализация, вроде на места передали эти полномочия. У нас сейчас нужно в Центр административных услуг пойти для получения этой справки. Вместо того, чтобы упростить схему, мы ее догружаем!

Во-первых, запрос от нотариуса надо. Во-вторых, ждать месяц. Говорят, что за деньги это можно решить гораздо быстрее. Кто виноват? Государство? Власть? Я думаю, что виновата городская власть. Вот точно также с депутатским корпусом. Если бы каждый депутат думал не о своем дальнейшем политическом будущем, а реально думал о жителях своего округа, в целом о николаевцах, таких бы вопросов не было.

– Ввиду этого, считаете ли вы, что мажоритарная избирательная система без привязки к партии могла бы изменить ситуацию, сделать горсовет без политики?

– Вы понимаете, это достаточно политическое заявление. Это государственный уровень. Серьезный. Я не эксперт в этих вопросах, но я считаю, что где-то в этом рациональное звено есть, но такая схема не сработала, она была долгое время, когда депутат фактически представлял людей, а не партию. У нас же были такие моменты.  Когда партия не рейтинговая, но человек занимал первое место, но из-за того, что партия не набрала нужных барьеров, он просто не побеждал на своем округе. Хотя люди его хотели видеть, знали, что он будет работать.

Я за перевыборы. Я считаю, что сейчас нужна новая кровь, нынешний состав депутатского корпуса расплывается в своем бессилии. Я считаю, что сейчас нужны новые люди, которые будут работать, решать реальные проблемы, видеть реальную перспективу нового Николаева...

Вот мы там называем «сессия». Сессия – это не то, что там пришли депутаты на заседание, открытие с гимна начинается и заканчивается.  Сессия – это депутатская работа, которая: а) начинается в комиссиях и б) заканчивается и продолжается планарными заседаниями. Вот, что такое сессия. Я понимаю, что многие ходят на эту сессию, ходят на эти все мероприятия, но работы никакой нет.

– Вот недавно Ваш коллега по горсовету, депутат оппозиционного блока Владимир Евтушенко, высказал мнение, что «жаль, что сняли Сенкевича. Это было неправильное решение». Как вы считаете, правильно ли поступил городской совет, что тогда выразил недоверие Сенкевичу?

– Давайте я на этот вопрос отвечать не буду. Потому что, если бы я был просто депутатом, а так у меня еще есть определенная политическая нагрузка.

«Если я проголосую за самороспуск, я предам своих избирателей»

– Недавно появилась неофициальная информация о том, что было собрание глав фракций, на котором Татьяна Казакова высказала мнение, что надо распускаться. Но сначала собраться на последнюю сессию, принять все вопросы по жизнедеятельности города и каким-то путем самораспуститься. Вам известно об этом собрании?

– Я это слышал. Но Вы же понимаете, что это все слухи. Я не думаю, что все депутаты возьмут и проголосуют за самороспуск. Если я сейчас проголосую за этот вопрос, то в первую очередь, предам своих избирателей.

По Варваровке и часть Центрального района, это люди, которые видят во мне человека, к которому они могут обратиться по любому вопросу. Начиная от неубранного снега и заканчивая ремонтом крыши. К кому они будут обращаться? Я работаю, я вкладываю свои личные средства: на детские площадки, медикамент, ремонты. Да, есть у нас какие-то депутатские, но есть же и свое собственное финансирование.

Не соглашусь с вами. Вашим избирателям можно объяснить, что горсовет в таком составе неэффективен.

– Я считаю, что надо здесь включать свои коммуникативные способности и делать из неэффективного эффективный. Хорошо, зайдут туда другие люди. Но все равно большее количество это будет молодая кровь. Когда я  пришел, то вообще не понимал, как это и что. Сейчас  уже имею определенный опыт, который поможет избегать ошибок в дальнейшем.

Проведем параллели. Вот почему, когда у нас Президент Леонид Кучма был два срока, и только на втором сроке у нас появилась какая-то стабильность. Я за стабильность. Каким бы не был человек, нам нужна всегда стабильность. Потому что стабильность – это признак наработанного опыта, мастерства, постоянства.

Вот смотрите я сужу по своей нотариальной деятельности. Я недавно сел и подумал, а когда я стал эффективным нотариусом, к которому можно всегда подойти со всеми вопросами касаемо нотариата? На 200% был готов дать ответы на все вопросы, даже не на четвертый год, а на шестой. Я сел и проанализировал. В 2004 я начал нотариальную деятельность и только в 2010 году набрал определенные обороты, когда я мог себя чувствовать человеком с весом. Не с лишним (улыбается, – ПН), а именно с весом мнения как эксперта. Вот так и здесь. Вы считаете, что люди два года побыли, их убрали, зашли новые, и что они начнут эффективно работать? Они сразу разберутся в темах? Разберутся в бюджете? Разберутся в транспорте? Разберутся в социальных моментах? Нет, это только усугубит ситуацию и увеличит количество проблем.

– Это все понятно. Вопрос в том, что дальше делать с этим городским советом? Уходят профессионалы, кто-то не хочет подписывать документы. Вопрос в состоятельности горсовета. А сейчас еще добавился суд по Сенкевичу. Кто-то уже думает, а вдруг суд его восстановит, снова начинаются «шатания»… Есть рецепт, по вашему мнению, чтобы как-то консолидировать всех и начать работать?

– Понимаете, если мы этот рецепт напишем, то я крест на себе поставлю. Я считаю, что в первую очередь, с людьми надо общаться их языком, надо с каждым депутатом сесть и поговорить, надо каждого депутата, я не говорю, что заинтересовать, нужно каждому депутату дать понять, что он личность. А сегодня, в городском совете витает в воздухе ощущение, что ты как враг, к твоим предложениям скептически относятся и все решения проблем затягиваются.

Вот у нас говорят о школах, которые строят, о каких-то там мега глобальных проектах по ремонту старых зданий. На Намыве все эти приобретения. Вы понимаете, что об этих вещах надо думать, а не о перезагрузке совета. Как такое вообще могли депутаты допустить? У нас был проект на строительство современного садика стоимостью 15-20 миллионов для 300 – 600 детей. Нужно строить новые здания, а не ремонтировать старые, у которых огромные коридоры, какие-то колонны. Просто огромное количество места, внутри, а у нас оно ведь неэффективно используется. Сейчас же наоборот нужна эффективность - тепловая, энергосберегающая. Колонны же наоборот напитывают холод.

Люди, которые в своей жизни когда-то строили что-то или делали ремонт, они это все понимают. Я почему не хочу в это влезать? Я человек, который обладает аналитическим умом, я все прекрасно понимаю, куда уходят это деньги. Если ты строишь свой собственный дом, ты же можешь наложить примерно ценовую политику, да? Это же все математика. А те сметы, которые тебе предоставляют все строительные компании, выигравшие тендер на постройку. Ну там суммы просто зашкаливают.

У нас просто вымываются десятки этих миллионов гривен в какие-то непонятные проекты. При том, что в горсовете нет нормального здания Центра админуслуг. Центра, который необходим горожанам, как глоток свежего воздуха.

Нам нужно наладить выдачу справок, документов паспортов, решения вопросов по городскому совету. Мы порой говорим о непонятных вещах, которые граждане с трудом понимают, как решать, притом, что власть должна делать это легко и просто. Например, мой коллега обращается, говорит: «Слушай, надо как-то решить вопрос, приватизация земли. У меня ничего не получается». Вы понимаете, что у нас законом прописано, что если человек имеет на определенном земельном участке свою недвижимость, например, в-виде жилого дома, он имеет право себе приватизировать эту землю, если он до этого не использовал право приватизации. Город должен бесплатно передать ему в собственность. А у нас это проблема, потому что каждый себе ищет выгоду. Каждый хочет там макнуть свою руку в этот процесс, чтобы как-то заработать. И пока мы это не уберем, то вы хоть каждый день меняйте состав горсовета, хоть берите суперпрофессионалов...

– Вот вы говорили о Центре предоставления административных услуг. Не разбирались, почему у нас никак не могут полноценно запустить Igov-услуги?

– Я разговаривал с представителем, это классная штука, я за такие вещи. Я постоянно пользуюсь гаджетами, это же очень легко. Я вот честно, раньше ездил в Одессу покупать там себе БАДы спортивные, сейчас проще две недели подождать – на Iherb заказал, это я вам говорю о таблетках. А насчет каких-то справок, вот нужно мне в полиции какую-то справку, еще о чем-то попросил бухгалтер. Мы сразу все заказываем, и все сразу приходит на электронку, я ее распечатываю. Никуда не надо ходить, никого не нужно просить. Мы зарегистрировались на сайте Минюста, там ввели свое имя, фамилию, отчество, идентификационный код – 23 гривны у тебя с карточки снялись, и у тебя есть документально подтвержденная проверка объекта. А у нас как-то это все тормозят.

Вот нам с вами говорили, что в горсовете будут экономить бумагу, при этом берут и все равно печатают эти же материалы к сессии. Все это печатается на бумаге, а почему не купить каждому депутату по планшету, чтобы у него все было онлайн? Во-первых, переписка была бы, каждый депутат, так сказать рядом, ты с ним общаешься. Не обязательно какая-то групповая, а специальная, закрытая, только в формате этой программы. Каждый будет понимать, что он ничего не пропустит. Там нужно всего 54 гаджета. Установил, настроил, пожалуйста. Есть же опыт такой, когда депутатам городских советов эти все вещи предоставили.

– Не в планшетах же загвоздка, что в Николаеве все никак не заработают Igov-услуги. Что нужно, чтобы они заработали?

– Нужно четкое волевое решение одного человека. Но если у тебя сейчас будет запущен Igov, если у тебя все будет без проблем, с чего будут жить чиновники?

Я вот хочу сказать, что николаевцы, что в целом жители Украины уже устали от власти, потому что не видят никаких изменений.

– Потому что проще пойти, дать 10 гривен и получить справку...

– Да, и это плохо. С такими бюджетами еще с людей за справки брать. А почему все туда идут, зарплата ведь небольшая? Чего они там сидят? Хрен уберешь их с той работы. Потому что каждый на чем-то сидит. У всех свои схемы, тарифы и так далее…

«Я всегда условия комфорта создавал себе сам. Вот и люди, я считаю, точно так же должны»

– Вы говорили о своей депутатской деятельности, о детских площадках, просьбах избирателей. Сейчас у людей складывается мнение, что если они отдали свои голоса за какого-то депутата, то он им, грубо говоря, должен чуть ли не вкручивать лампочки в подъездах. Правильно ли это?

– Я так не считаю. Вот у меня там даже недавно кто-то в Фейсбуке написал, что вот там Горбуров снег не убирает. У депутата какая деятельность? Да, он может быть ушами людей на местах, но люди как-бы очень многого хотят, что допустим депутат должен вкручивать лампочки. Я, к примеру, не понимаю, для чего люди у меня это просят. Вот у меня, допустим, в подъезде перегорела лампочка я, получается, должен звонить своему депутату, чтобы он организовал это все? Я беру всегда сам вкручиваю. Я всегда условия комфорта создавал себе сам. Никто мне никогда не создавал. Вот и люди, я считаю, точно так же должны.

К примеру - Никольская,52/1. Там был мой нотариальный офис. Мне не нравился вход в подъезд, я взял и за собственные деньги починил. Люди тоже собрали деньги. Мы сбросились и сделали электрические ворота, сбросились и сделали асфальтное покрытие. Сами, за свои деньги. Жители там палисадник оградили, поставили калитку, с кодовым замком. Раньше же невозможно было там спать. Сейчас оно все закрыто и совершенно все по-другому. Сделали парковочную разметку. Ну это кто сделал? Это люди,  не ЖЭК! У нас не было при въезде крышки люка, так ЖЭК нам поставил. Вот такую огромную из бетона штуку, из-за которой сложно заехать, не поцарапав машину. Вот, что у нас делают в ЖЭКе. И ЖЭКи тоже не понимают своих основных функций, что это не просто они  соберут деньги и потратят на свое усмотрение. Нет. К сожалению, сегодня к ЖЭКам очень много вопросов.

Работа ЖЭКа – это, допустим, как работа маленького ОСМД. Приведу в пример ОСМД на улице Пограничной, которое возглавлял Юрий Макатер. Сейчас он там квартиру продал и переехал. Но это была работа, у него был свой кабинет. Вся территория в камерах. Он каждый день знал какая лампочка у него горит, какая перегорела. Везде вел учет. Вот по-настоящему хозяйственный человек. Вот, если бы у нас были такие ЖЭКи, которые занимались бы этим вопросом – у людей вообще не было б никаких проблем.

– Некоторые депутаты говорят, что при Александре Сенкевиче было распределение средств спецфонда 50/50: 50% определяли депутаты, куда направлять, 50% - мэрия. Формула якобы негласная была, нигде это не прописывалось. Как вы считаете, можно ли так подходить с распределению бюджета?

–  Я считаю, что должна быть схема распределения бюджета четко под прописанный план развития города. Город наш находится в тупике, мы не знаем куда мы идем. Мы не знаем сколько завтра у нас будет подвижного состава. Мы не знаем, что нам надо для людей сделать, чтобы их радость увеличить. Понимаете, у нас есть какие-то досужие мнения одного или нескольких человек, которые ничем не подкреплены. Я считаю, что надо делать серьезные исследования, как делают все другие города, как делает Европа, как делает Америка, которые исследуют общественное мнение и на основании этих исследований, они уже потом принимают решения.

Куда мы идем? Вам кто-то конкретно говорит, что у нас будет завтра? Нам просто говорят: «Завтра будет хорошо, будет лучше, чем было». Но вы видите, что у нас с каждым годом все хуже и хуже? У меня многие люди спрашивают: «А ты пойдешь дальше в политику? Или дальше в городской совет?». Вот честно, я не знаю. Потому что ты там один ничего не решишь. А те люди, которые могут там как бы что-то решить, они решают совершенно по-другому.

Я вам расскажу определённые политические моменты. Вот, допустим. ты там начинаешь делать политические свои первые шаги. Тебя там кусают однопартийцы, потом тебя кусают избиратели. И ты реально, когда до чего-то доходишь, ну вот, как по мне, ты уже начинаешь людей ненавидеть. Потому что в тебя эти избиратели бросали газеты, кто-то оскорблял, кто-то по поводу и без повода, какие-то палки в колеса вставлял.

Люди просто устали от многолетних обещаний, многие хотят по настоящему хорошей жизни. Но мы им ее просто не делаем. К примеру те же мусорники в городе. Ну какое-то уродство. Смотришь, какие-то дырочки, какие-то пакеты наставлены. Ну это же глупость. Понимаете. Потому что досужее мнение одного человека. Потому что ему такое нравится! А почему у нас нет какой-то концепции глобальной? Я вот недавно смотрел по одному крупному городу. Очень крупному. Четко вот такая книга типа бренд бук города. В каком виде должны быть вывески, урны, плитка как должна быть выложена тротуарная плитка, с учетом маломобильных групп, какие светофоры. У нас этой есть? У нас этого нет. И у нас, если я с этим вопросом выйду, то скажут: «Да какой-то бред. Что он там несет?». Вот еще пример, сколько у нас за последнее время аллергиков? С каждым годом их все больше, а кто-то занимался изучением вопроса по аллергии? Никто.

– С каждым годом в городе все больше и больше...

– Вот, верно... У нас постоянно во время пиков аллергии переполнены аллергические отделения, но при этом у нас в центре города платаны – сильнейший аллерген. И тополя - не лучше амброзии. Много у нас и серьёзных, и высокопоставленных чиновников страдают от амброзии. Кто-то этот вопрос решал? Вопрос на поверхности, вот чем надо заниматься. Надо простые вещи вначале делать. Понимаете, а не говорить там о каких-то мега троллейбусах и электромобилях. Грязь, пыль, засаленные чехлы на сидениях, а мы о цене на проезд в 10 гривен думаем.

Вот о чем мы должны говорить в первую очередь. Но нет, насмотрелись как у них в Италии, как красиво одет водитель автобуса. Ну так это вершина айсберга. Вот я был в Англии, мне там понравилось. Я по Лондону ездил на этих автобусах, потом в пригороде жил. Там круто. Вообще у них такие автобусы интересные: он как-бы небольшой, но и немаленький. Вход только через водительскую дверь, ты сразу ему платишь и проходишь садишься. В начале люди выходят, он открывает дверь, которые уже заплатили и приехали на свою остановку. Ты, когда заходишь, ты платишь, либо электронный там свой билет подносишь. Но у нас же об этом только мечтают. О внедрении всего. Я считаю, что трепать языком и делать, как говорят в Одессе – две большие разницы.

«План развития города. Вот с него нам надо начинать»

– Ну, у нас пока первое.

– У нас дело в том, что воз и ныне там. Пока у нас не будет основополагающей вещи – это план развития города. Вот с него надо начинать. Когда мы начнем этим вопросом заниматься, когда мы пригласим экспертов из ведущих международных институтов, компании, которые это все изучат? Я думаю, что это вообще не проблема.

– Мне кажется, у нас другая ситуация. У нас свои фирмы, свои тендера.

– Это уже другой вопрос. Но когда-то рано или поздно надо будет жить для людей.

К примеру - у меня вот значок депутатский. Я даже не знаю где он. У меня сколько костюмов, сколько у меня пиджаков. Сейчас посмотрел, ни на одном нет депутатского значка. Удостоверение я вообще не знаю где. Я никому не рассказываю, что я депутат городского совета.

– Почему?

– А я не хочу себя с этим ассоциировать. Понимаете, если раньше это был апогей твоего социального статуса, что ты депутат. То сейчас это какой-то позор. Люди от тебя чего-то ждут, а ты ничего не делаешь.

– Давайте остановимся на законодательной сфере и конфликтах, которые в ней заложены. В нашей профессии есть свои нюансы по съемке во время судебных заседаний. У вас, видимо, есть свои нюансы.

– Представьте, сколько у меня есть правовых таких моментов, в нашей деятельности, я же юрист-практик. Я четко понимаю какие-то вещи, как внедрять и как что делать. У нас, допустим, много таких моментов, когда ты четко прямо не нарушаешь какой-то законодательный акт, или нормативный. Для меня свято право собственности. Человек имеет право распоряжаться своим имуществом, из чего бы оно не состояло, если там никаких нет запрещений и ограничений. А часто так бывает, что есть какая-то инструкция по инвентаризации, которая мешает это сделать. И поэтому приходится где-то разбираться глубже в этом вопросе, идти людям навстречу. Поэтому, мне кажется, во всех сферах государство у нас достаточно молодое, и чего-то сейчас такого ожидать… Каждый учится на своих ошибках. Я думаю, что мы должны этих ошибок наделать, для того чтобы потом стать чем-то таким, какими себя видим.

Вот я опять же говорю, мы по гражданскому кодексу, вы по своим журналистским законам. Я вам объясню по Центру предоставления админуслуг. Было без проблем, приняли нормативную базу, передали все вроде бы на места, в городской совет, который непосредственно с людьми взаимодействует, который наоборот должен их лелеять и облизывать, для того, чтобы сохраниться, ведь это твои избиратели. Нет, все равно о них вытирают ноги. Я считаю, город и представительство города для граждан с чего начинаются? В первую очередь, лицо города – это ЦПАУ. Вот у нас любой человек спокойно может зайти в городской совет переговорить с любым чиновником, договориться о каком-то вопросе, что-то там пролоббировать, открытость власти. Я считаю, что так не должно быть. Есть чиновники, они должны работать с утра до вечера на благо города. Они не должны ходить там курить, ленты резать, заниматься всякой этой ерундой.

Посмотрите на фотографии мероприятий, происходящих по несколько штук в день. Одни и те же люди. И это чиновники, которые получают зарплату. Когда ему заниматься вопросами подготовки к сессии, каких-то документов? Чиновник – это же рутинная работа. Это бумажка к бумажке, проверить, все согласовать, подписать, провести анализ. А он где-то там.

– Первый замглавы Николаевского областного совета Иван Кухта причиной выхода из партии БПП назвал гнобление и издевательство над однопартийцами, как можете прокомментировать?

– У нас есть руководитель областной парторганизации Михаил Талпа, это к нему вопрос, его зона ответственности.

– А в городской организации у Вас все нормально? Коллег по партии не гнобят?

– У нас вообще все в порядке. Значит, смотрите, по поводу городской организации. У меня постоянно спрашивают, какие там изменения у нас будут? Все же прекрасно понимают, и у нас были там люди, которые в городской организации. Но БПП где-то и как-то качественно, или некачественно, оно представлено не было, вы заметили, да? У нас, как бы, и нет как таковой общественной приемной, куда мог бы обратиться человек с письмом, с какими-то своими просьбами. Мы в ближайшее время открываем в центре города – Соборная и Никольская – офис городской организации «Блок Петра Порошенко». Будет все сделано так, чтобы человек мог прийти со своими вопросами, даже если у него на бумаге это все не описано. Люди будут выслушаны, им помогут составить необходимые документы, обращения к депутатам городского совета, либо к городской власти, чтобы они могли свои вопросы поднять и донести.

– И напоследок, как вы считаете, Николаеву нужен аэропорт, или нет?

– Я считаю, что да, чем мы хуже Херсона или Одессы?

– То есть, горсовет не зря потратил деньги?

– Я считаю, что аэропорт нужен. Представьте, что такое город без аэропорта? Мы все хотим жить в классном городе. А вы когда-нибудь в каком-то классном европейском городе были, в котором нет аэропорта? Вот допустим Верона, небольшой город.

По моему мнению, аэропорт – это реально классный проект. Вот честно, вы хоть режьте, но для меня это классный проект. Допустим, все говорят – можно летать с Херсона. А мне не удобно. Вот мне не удобно! Я не хочу. Я уволил сейчас водителя. Я хочу поехать себе на такси. Вызвал такси, или товарищ приехал. Поехал себе, полетел в Киев. Вернулся обратно, опять на такси сел – и я у себя дома. А это мне надо ехать все равно каких-то лишних 100 с чем-то километров. Даже если это допустим тот же Херсон, не говоря уже об Одессе. Я сколько раз в Одессу опаздывал на самолет, постоянно там какие-то пробки, постоянно на нервах, переживаешь. Или там с Киева приезжаешь за три часа, ждешь только регистрации. Поэтому, да, у Николаева должен быть свой аэропорт.

Беседовали: Юлия Давиденко, Анатолий Чубаченко

Фото: Антон Малиновский

Анатолий Чубаченко



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество