«Бизнес не должен идти «на поклон» к городской власти»: Рафаэль Гороян об особенностях девелопмента в Николаеве

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 9167 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(5500)   

У большинства людей, которые работают на предприятиях различных форм собственности, контакт с государственными структурами минимален. Получая зарплату от работодателя, многие даже не знают, сколько денег от этой суммы они перечислили в бюджет страны или населенного пункта, в котором они живут. Совершенно по другому обстоят дела у тех, кто занимается частным бизнесом и получает прибыль от того, что создаст сам. Именно предприниматели наиболее часто сталкиваются с государственной машиной и ее механизмами в виде фискальных органов, полиции и прокуратуры, местных властей, законов и т.п.. Естественно, у таких «контактов» есть особенности.

С момента провозглашения Независимости Украины часто на всю страну гремят обыски на предприятиях, пикеты целых отраслей бизнеса, рейдерские захваты и другое. Чтобы разобраться в том, что на самом деле происходит в жизни предпринимателей, узнать, действительно ли успешная работа «частников» зависит от налаженной работы государства, «Преступности.НЕТ» начинает серию интервью в проекте «Бизнес по-николаевски».

Первым собеседником издания в рамках проекта стал руководитель группы зерноторговых компаний «Прометей» Рафаэль Гороян. Несмотря на то, что успех Горояну принесла работа в сельскохозяйственном комплексе, в интервью мы затронули другую, не менее интересную и больную для Николаева тему - тему строительного бизнеса. 

«Мне уже очень давно никто никакие суммы не называет»

Рафаэль Гороян
– Многие николаевцы знают Вас, как успешного бизнесмена в агропромышленном секторе и, возможно, многие не знают, а может быть забыли о том, что у вас есть ещё и строительный бизнес. Вы построили несколько зданий, как в Николаеве, так и в других городах. Несмотря на это, уже несколько лет напротив торгово-развлекательного комплекса «Сити-центр» стоит Ваш недострой. С чем связана остановка строительства и что Вы в дальнейшем планируете делать с этим зданием?

– У нас по этому объекту была серия интервью и передач, которые даже по «5 каналу» транслировали. Мы об этом объекте строительства очень громко говорили и будем говорить. Мы взялись за него серьезно, чтобы, пройдя через все муки ада, завершить строительство на законных основаниях. Пройти все ступени, которые диктует нам законодатель и местная власть. На законодательном уровне у нас получается, что есть закон, который защищает предпринимателей. Но есть и процессуальные местечковые внутренние законы, которые бедные мои юристы согласовывают уже 8 лет.

Я говорил, что этот объект является индикатором демократии, как минимум в нашем городе. Если появится кран на этом объекте, то считайте, что это был какой-то позитивный импульс в сторону демократии, шаг со стороны законодателя в сторону открытости для бизнеса.  Я когда-то пообещал, что я не буду лоббировать строение этого здания ни через какие-либо лоббистские структуры,  что не буду давать за этот объект взятки. Я принципиально хочу, чтобы городские власти думали о том, что бизнес нужно стимулировать, что нужно создать позитивную площадку для развития бизнеса. Городские власти должны понимать, что это в обоюдных интересах: бизнес на строительстве зарабатывает маржу, а город получает красоту. Сразу четко могу сказать, что маржинальность сегодня практически отсутствует в нашем городе. Это связано с тем, что экономическая составляющая не очень хорошая. В среднем по городу 300-400 долларов (за 1 кв.м., - ПН) стоимость продажи. Хотя, смотря где. Есть объекты в центре города,  себестоимость которых доходит до 1000 долларов. В нашем случае, если учитывать, что документы на протяжении нескольких лет составлялись, то для нас это убыточный проект. Для меня он интересен только тем, что начатое дело хочется довести до конца. Хочется самому себе показать и доказать, что я всё-таки закончил свой проект, чтобы близкие мне люди, мое окружение, мои дети, как минимум, гордились моими поступками.

– Вы сказали что этот недострой уже 8 лет стоит. За это время несколько раз менялось руководство города. Менялось ли при этом  отношение к бизнесу или оставались таким же?

– Я человек очень прямой: что думаю, то и говорю. За это иногда страдаю, страдает мой бизнес. Но я хочу вам твердо сказать, что с нынешней властью как-то стало полегче.  Особенно с новым мэром. Мне  кажется, что какие-то позитивные импульсы есть. Мне кажется, что нынешний мэр понимает, что интерес города – прежде всего, что интересы рабочих и горожан, молодежи, которая собирается работать в бизнес-центре «Прометея», важнее всего. Может на каких-то торговых площадках, которые будут в том бизнес-центре, будет работать активная молодежь Николаева, которая сегодня «двигает» отсюда в Киев, а из Киева в Польшу и дальше.

Мы хотим доказать и показать, что бизнес не должен идти «на поклон» к городской власти, что бизнес не должен дополнительно платить какие-то взятки. Чиновникам вместе с городским головой нужно наоборот просить бизнес, создавать комфортную площадку для строительства. Возьмем, к примеру, Грузию. Сегодня, чтобы построить в Грузии в самых дорогих местах, в том числе, и в Батуми, на берегу моря, вы только заявляете, что у вас есть деньги. Вы показываете банковскую гарантию, что у вас действительно есть средства, и этим доказываете, что у вас есть намерение инвестировать их в строительство. Со своей стороны власть бесплатно дает вам площадку, проводит все коммуникации: «Вот вам земля, вот вам коммуникации, вот вам проект. Стройтесь, зарабатывайте». Только вы должны двигаться чётко по этому проекту. В Германии очень часто в таких проектах городская власть участвует деньгами. То есть, если у вас есть желание что-то построить, но у вас мало денег, то городская власть, заинтересованная в том, чтобы вы красиво всё построили, например, покрыли фасад мрамором или стеклопакетом, то государство участвует деньгами, помогает вам. Город дотирует вас, чтобы вы построили красивое здание, потому что главный архитектор города посчитал, что именно такой архитектурный облик соответствует архитектурному оформлению этого района. Это может быть престижный район или район, в котором расположены отели. Вы не можете построить чёрти что. Поэтому бюджет города и участвует. Понимаете, что происходит? Они участвуют деньгами, строительной площадкой, подводят коммуникации полностью бесплатно. Там нет: «Подходите к нам», «вільна каса», «стойте в приемной». Местным же чиновникам кажется, что они не люди, а боги, что они какой-то другой породы и все должны бегать к ним на поклон в их приемные. Что это за отношение к бизнесу? 

– Вам называли какую-то определённую сумму, которую вы должны заплатить для завершения строительства?

– Мне уже очень давно никто никакие суммы не называет.

– Из-за того, что вы всё выносите в публичную плоскость?

– Потому что я дружу с журналистами и открыт к общению со многими авторитетными изданиями. Очень часто, практически раз в неделю со мной общаются журналисты. Я призываю весь бизнес не потерять это из виду. Закрытость губительна для бизнеса. Если знаете о недобропорядочной власти, то надо идти к журналистам, надо с ними общаться. Это экономически намного дешевле, чем платить взятки.

– Для вас это способ защиты вашего бизнеса?

– Да, это один из способов. Для меня это комфортно. Плюс сейчас, когда я состоялся в бизнесе, мне хочется что-то поменять, создать обучающую площадку для бизнесменов. Я пришёл к тому, что всё-таки нужно передать свой опыт молодым, общаться с ними побольше, сделать так, чтобы хотя бы новое поколение не застало тех проблем, которые были у нас. Тот беспредел, который был у нас.

– Вы за всю свою жизнь ни разу не платили взяток?

– Это моя принципиальная позиция. Это моя природа. Я этого не делал, даже когда учился в НКИ. Когда я был студентом, то все для хорошей оценки вкладывали по 10 рублей в зачетку. У меня не получалось этого делать. Все студенты ходили и получали позитивные оценки, а у меня, когда я пытался положить что-то в зачетку, цвет лица менялся раз десять, и срывалась вся моя коррумпированная карьера. У меня не получалось и я понял, что это не моё, что мне это не в радость и я не умею этого делать. Но был период такой, что бизнес нужно было защищать, и я пошел по другому пути. На то время мы были единственными, кто пошел против прокурора, против этой государственной страшной машины, которая просто все бросила против нас. Единственный козырь, который был у нас – это правда. Правда, которая за нами – это законность. И вот эта маленькая лодка вместе с этой правдой, когда в океане вокруг много акул, и спасла наш бизнес. Эта правда стоила нам нескольких лет жизни, больших сил и труда. Но мы показали другим, что это возможно. Что путем открытости журналистам, путем пикетов, говоря об этом на всю страну, можно защитить свой бизнес. Просто нужна смелость. Нужно не бояться. Если правда на вашей стороне, тогда можно любого недобропорядочного чиновника поставить на место, любого чиновника посадить в тюрьму. Повторю, если действовать в рамках закона.

«Любое строительство – это налоги, рабочие места»

– В одном из материалов о Вас я нашла информацию, что из-за проблем со строительством здания на Потемкинской Вы едва не потеряли капитал. Как Вам удалось выровнять ситуацию?

– Из-за этой площадки мы не могли потерять весь бизнес. Компания «Прометей», согласно ежегодному аудиту международных экспертов, на сегодня оценивается в 180 миллионов долларов. Поэтому это не та инвестиция, которая могла бы выбить «Прометею» землю из-под ног. Мы к этому отнеслись спокойно. Можно было эту строительную площадку еще лет восемь назад закрыть. Если бы мы взяли в долю какого-то Стоянова или кому-то дали взятку, или пошли бы «на поклон» к какому-то чиновнику, который в очередной раз предлагал нам решить вопрос. Но это был бы не я. Я пошел на принцип.  Я хочу дружить сам с собой. Это самое страшное, когда перестаешь себя уважать.

– Вы встречались с мэром Александром Сенкевичем по поводу этого недостроя?

– Да, мы встречались и общались. Последняя встреча позволила ему действительно разобраться. Я донес ему информацию и он очень глубоко вник в весь процесс. Мне кажется, что он всё-таки мэр нового формата – мэр будущего. Где-то, быть может, город еще не готов к такому мэру, но мне кажется, что он все-таки нам поможет. Он тоже сторонник того, чтобы в городе шло строительство, потому что все бизнес туристы приезжают в город и в первую очередь смотрят на то, что здесь строится. Например, «Адмирал» продолжил свою работу – это очень позитивная вещь. Любое строительство – это налоги, рабочие места. Сначала рабочие места строителям, которые будут работать в этом здании, а  рабочие места – это серьезные инвестиции. Сегодня настолько пространство свободное, что имея деньги ты можешь строить в Швейцарии, ты можешь строить в Вене, в Германии. Ты с деньгами появился, и тебе просто предлагают где тебе лучше строить.

– А в Николаеве?

– А здесь: «Вільна каса».  Я ещё раз вам говорю, что ни с мэром, ни с другими городскими чиновниками разговоров на тему решения вопроса в обход закона у меня не было и не будет. Если появится там строительный кран, то можете поверить и говорить всем, что я ни копейки взятки не платил за это, что эта строительная площадка начала работать без взяток.

– По Вашему мнению, в Николаеве строительство – это перспективная отрасль, учитывая то, что Вы сами сказали, что в Николаеве маржинальность не такая высокая. В чём тогда Ваша заинтересованность?

– В моем случае я могу сказать, что мной движет патриотизм. По всей стране мы строим элеваторы, мы строим офисы для компаний «Прометей». Я инвестирую в строительство по всей стране и не только в нашей стране. Мне просто хочется навести порядок, мне хочется создать красоту с помощью первоклассных архитекторов. Сейчас мы будем дорабатывать старый проект, учитывая в нем более умные технологии, более современные подходы. Время поменялось, жизнь движется вперед. И мне хочется закончить этот объект из патриотических соображений. Из соображений любви к этому городу, потому что этот город дал мне бесплатное образование, город мне дал возможность состояться.

Я окончил экономический факультет НКИ, после чего сделал очень неплохую карьеру, оказался в списке «Forbes», и мои показатели с каждым годом становятся все выше и выше.

«Во всем мире статус бизнесмена самый высокий»

– А Вы считаете, что это, в том числе, заслуга образования, которое Вы получили? Или все же это Ваши личные качества?

– Однозначно, это заслуга образования. Это 50%. Много факторов повлияло, но главное – образование. Люди, преподаватели, которые мне в жизни встречались действительно дали мне возможность полюбить и понять математику, высшую математику, экономику и макроэкономику – все их сущности в полном размере. Если бы не было моего преподавателя Владимира Никифоровича Парсяка, Гурченкова и многих других преподавателей, то наверное, не было бы Рафаэля Горояна.

Сегодня у города есть Рафаэль Гороян, и этим надо воспользоваться. Есть у меня все-таки желание отблагодарить этот город, есть желание даже в убыток строить и создавать, а получается, что мы сейчас ходим, боремся, доказываем, что мы не слоны. При этом хотим всего-навсего построить. И просим, требуем уважения к бизнесу, потому что во всем мире статус бизнесмена самый высокий. Это самые уважаемые люди, которые платят налоги, которые создают рабочие места. Я бизнес такого рода отношу более к социальной составляющей. Все должны понимать и не забывать, что бизнес – это единственный источник дохода для государства. Не прокурор кормит, не прокурор пополняет бюджет – это все расходные статьи. Они все высасывают из бюджета. Особенно сейчас идет массовый грабеж бюджета. А бизнес его пополняет. Например, по несколько миллионов в месяц «Прометей» платит налогов. Более тысячи человек работают в компании «Прометей». Поэтому мы всегда будем требовать со стороны власти уважения и внимания к законному бизнесу. Если не будет – мы всегда будем к ней в оппозиции.

– Есть приблизительная цифра того, сколько получит город от реализации проекта со строительством того здания?

–  Город получит около 5 миллионов долларов инвестиций и получит красоту. Где-то 5 тысяч квадратов. Нужно еще посчитать, какой от этой суммы будет налог. Мы будем строить все по закону. У нас строители буду официально трудоустроены, будет первоклассный подрядчик.

– Очень часто бизнес в нашей стране перекрещен с политикой. Вы тоже предпринимали попытки стать политиком, входили в список партии «Удар». Планируете ли Вы идти на выборы от какой-то политической силы? Возможно, Вам уже поступали какие-то предложения?

– «Удар» для меня был одной из самых больших ошибок, которые я допустил в жизни. Меня затянули в этот процесс. Я просто поверил, что Кличко – это будущее. Поверил, когда услышал его мысли, поверил, когда услышал на скольких языках он говорит. Украину в мире узнавали благодаря таким фамилиям как Кличко или Шевченко. И как-то я поверил, что он хочет действительно поменять что-то, и это будущее, это прорыв в Европу, потому что его там воспринимают. Я не ожидал, что он так неправильно закончит свою политическую карьеру. Это была первая и последняя попытка баллотироваться от какой-нибудь политической структуры. Но хочу сказать, что у меня рейтинг очень высокий. Если я решу этим заниматься, а я может быть решу, когда будет желание передать опыт молодым, что-то поменять в хорошую сторону. Опять-таки – это об отдаче. Мне отдали – я должен рассчитаться. Такой у меня принцип.

Если я почувствую, что да, беспредел продолжается, что да, я нужен своим характером, своим желанием, умением что-то поменять, то я пойду туда. Но это будет тогда, когда я уже буду мудрым, когда мне будет много лет. По крайней мере, сейчас это делать я не вижу необходимости. Нет такого количества людей, депутатов ВР или политиков, которые могли бы что-то поменять. Они там есть, но их там где-то 10%, может ближе к 20%. Должно быть больше. Да, патриотически настроенным людям будет тяжело, которые действительно хотят что-то изменить. Сейчас же я лучше буду заниматься бизнесом, делать то, что у меня очень хорошо получается. Но опять-таки, у меня достаточно высокий рейтинг, в том числе благодаря благотворительному фонду Рафаэля Горояна, которому очень много лет и у которого много достижений. Многие считают, что мои борды – это ради политики, а я никуда абсолютно не собираюсь баллотироваться. Но, чтобы все чиновники знали и понимали, что если я когда-то все-таки приду туда, то многим там будет очень больно и многим там уже будет не место. И мой рейтинг нужен мне для того, чтобы нас услышали. Потому что много людей работает в компании «Прометей», много судеб зависит от развития компании. И желание какого-то чиновника отжать, украсть, требовать взятки –  эти судьбы не должны зависеть от одного человека.

– То есть Ваш поход в политику – это будет прямая защита Вашего бизнеса?

– Я не сказал, что я иду в политику.

«Я первым сказал, что Насиров вор»

– Вы четко сказали, что пойдете, чтобы передать свой опыт другим людям, но в тоже время, есть люди, которых нужно защищать. И если беспредел продолжится, то придется туда пойти.

– Еще раз повторяю. Имея высокий рейтинг, я могу, если надо будет, защищать компанию «Прометей» и вне политики. Если я говорю, что именно этот чиновник – вор, то мой рейтинг позволяет людям верить, что я говорю это честно, обдуманно, правильно. Они воспринимают мои слова как окончательную инстанцию. Мы говорили, что Стоянов - вор, и в итоге он оказался вором. Мы помним, какая была плачевная, тяжелая ситуация у него в Одессе, как он пытался вернуться в Николаев, и как его выгнали позорно из Одессы, как Одесса встала на ноги против того, чтобы его пустили в прокурорский кабинет. Тогда оттуда от Саакашвили выходили на меня, просили прокомментировать ситуацию, но я не такой злопамятный. Мои проблемы с ним – это мои проблемы. Но ведь оказалось, что я был прав.

Я первым сказал, что Насиров вор. И где-то год говорили об этом, говорили о проблемах с налоговой. Тогда вся компания «Прометей» вышла, и мы пикетировали здание ГФС. Мы поехали в Киев, мы донесли это в Администрации Президента, в Генеральной прокуратуре об этом говорили. Все закончилось через две недели, а Насиров оказался в наручниках и в клетке. Как унизительно он закончил свою карьеру. Есть много таких чиновников, которым мы быстро даем диагноз и в открытую говорим, что человек ведет нечестную игру.

– Но в результате эти люди остаются на свободе. У Стоянова, исходя из публикаций в СМИ, весь берег Коблево застроен в домиках. Насиров тоже комментирует разные коррупционные скандалы, принятие закона об антикоррупционном суде.

– Я согласен с вами, что мы не дошли еще до верховенства закона. Но если говорить в общем о ситуации, то если бы мы говорили о коррупции при предыдущей власти, то мы бы сами оказались бы в клетке. Я вижу, что здесь происходят позитивные импульсы. Нельзя говорить, что все плохо. Происходят и хорошие вещи. Не так быстро, как хотели бы, не такими темпами, но я уверен, что с этой властью может на 20% стало для бизнеса лучше, стало легче дышать. Как бы ни говорили, самое главное – это открытость в СМИ. Мы это чувствуем, мы об этом говорим. И к нам после этого не приходят с обысками. Раньше так и было.

Есть проблемы, много проблем. Есть коррупция. Коррупция существует в разных органах власти, реформы практически сорваны: ни в милиции, ни в прокуратуре, ни в суде они так и не произошли. Только у ГАИшников провели реформу частично, но и это может отрикошетить обратно. И все же нельзя говорить, что все плохо. Просто о недочетах нужно говорить, никого нельзя бояться – только смелость, только смелая молодежь. Креативная молодежь, которая думает о своем личном будущем, о будущем своих детей в Украине, а не за рубежом. Ведь это страшные цифры – два миллиона уже за этот год покинули Украину. Два миллиона из сорока.

– Это связано с безвизом, по вашему мнению? Или больше из-за экономических показателей?

– Плохая экономика и открытая граница, которая позволяет получить лучшие условия, чем есть в Украине. Сегодня мы видим, какая ситуация в нашем городе, в селах, что мы можем предложить нашим людям? Там естественно в разы лучше. Например, «Прометей». Мы не отстаем реально от Польши по своей заработной плате.

– Это Вы имеете ввиду Ваш сектор или оцениваете зарплаты в более глобальном плане?

– Я говорю о компании «Прометей», о моих ценных сотрудниках. Это проблема глобальная по всей стране, я общаюсь со многими бизнесменами, люди едут толпами, бригадами. Утром приходят, а в компании никого нет – все уехали. У нас этого нет, ни один человек не уехал. А так эта проблема очень серьезная, потому что мы четко следим. Допустим, наш специалист, если поедет в Польшу, то сколько может получить зарплаты? Или в Германию. Мы оцениваем работу специалистов «Прометея» так же, как за их работу платят в других странах, может чуть-чуть меньше. Если человек мигрирует, то это дополнительные затраты, а жить в плохих условиях – это плохо. Но, если с семьей переезжать, то обычно это хорошо, но в основном уезжают без семьи. Это хуже, когда едешь без родных. Это стресс. Если разница в зарплате небольшая, то никто не будет этим заниматься.

С другой стороны, за эти же деньги человек принимает решение бросить страну, но получить лучшие социальные условия. То есть это медицинское обслуживание, образование, безопасность. Да, «Прометей» может обеспечить зарплаты, хорошую жизнь своих сотрудников, но сама страна не может им ничего предложить. Это самое примитивное, что происходит. И пошло-поехало: медицина, коррупция и так далее. Поэтому, и цифра страшная, где 2 миллиона за один год. Если все продолжится такими темпами, то за три года, считайте на Украине ни одного молодого человека не останется. Надо над этим подумать. У меня в Швейцарии есть бизнес – это самая богатая страна в Европе. Я сделал вывод, что николаевский гражданин не отстает от швейцарского, ни ментально, ни по уровню образования. Поэтому, украинцы имеют право, должны жить лучше.

Мы должны жить лучше, потому что у нас есть все предпосылки. И мозговой ресурс, и природный ресурс. Поэтому молодежь должна за это бороться, должна отстранить старых коррумпированных чиновников от своих должностей, от кресел, с которыми они срослись. И ни в коем случае не становиться такими же, потому что эта тенденция все-таки есть. Я замечаю, что старая власть, коррумпированная, передает свои «навыки» молодежи.

«Украина – это маленькая силиконовая долина»

– Чем Николаевская область, по Вашему мнению, привлекательна для инвесторов и что их отпугивает?

– Очень интересно в аграрный сектор вкладывать, очень интересно в IT-технологии вкладывать, потому что мозговой потенциал огромный. Я вижу, что в IT-технологиях лидирующие позиции занимают все-таки разработки граждан Украины. Не какие-то украинцы, которые там родились, а именно мигранты наши. Так сложилось от природы. Украина – это маленькая силиконовая долина. Надо делать так, чтобы здесь оставались образованные люди. А они убегают, массово убегают из-за низких зарплат. Вот это такие две основных отрасли быстрых возвратов денег. И можно еще инвестировать в покупку земли. Я все-таки надеюсь, что мораторий на ее продажу снимут. Девелопмент, мне кажется, недвижимость для Николаева пока не прибыльна для бизнеса.

– Даже несмотря на то, что Николаев занимает 4 место в стране по стоимости жилья?

– Вот реальная картина – 8 лет. Проанализируйте, если кто-то такой же сумасшедший как я решил не платить взятки и приехал с деньгами, хочет строить, и вот он восемь лет должен вкладывать, вкладывать. При этом здание может в любой момент рухнуть из-за того, что его не эксплуатируют. Или не рухнет, но я не могу его закончить. Какой нормальный инвестор будет вкладывать деньги, чтобы получить 10% годовых? Если он будет вкладывать 10 лет.

– Вся инвестиция истощится за эти десять лет.

– Вот эти деньги, которые я вложил 8 лет тому назад, если бы я вложил в какой-нибудь банк, просто под депозит, получая дивиденды, то я бы вышел на 100% через четыре года, максимум, через пять лет. Под 17-20% годовых. А я, получается, вложил и вкладываю, вкладываю и не отбил ни копейки уже восемь лет. Мои юристы, конечно, оптимистичны, но пока, к сожалению, ничего не получается. Вот почему в Николаеве дорого? Потому что мало строят, а потребности все равно есть. Почему в Киеве так дешево? Потому что в Киеве много строят, профицит квадратуры позволяет, а здесь дефицит квадратуры и неестественным образом цена и растет. Это не из-за того, что в Николаеве суперэкономичная составляющая – просто нечего предложить. Поэтому если городская власть создаст для порядочного бизнеса нормальную законодательную площадку с четкими условиями, то однозначно выгодно будет развивать строительный бизнес. Ведь бизнес нормальную среду быстро находит. Если есть какие-то изменения, то бизнес быстро реагирует и туда бросается. Если городская власть в лице нашего мэра, в лице наших чиновников в открытую выступят, пригласят инвестора строить, скажут: «Вот вам площадка, вот вам электроэнергия, вот вам канализация, вот вам это все, мы вам поможем», говорят, что подписывают меморандум, то естественно ситуация в городе изменится очень быстро.

– Ваша любимая книга? Есть такая?

– К сожалению, моему великому, я книги не читаю. Я много смотрю художественных фильмов.

– Какие?

– Очень много фильмов о бизнесе смотрю. Фильмы о жизни, практически каждый день. Сейчас увлекся и смотрю телесериал «Миллиарды». Он очень близкий к нашей тематике. Там полностью показан наш бизнес: площадки, позиции.

– Ваш бизнес принцип?

– Это честность, это открытость к своим партнерам. Контрагенты сразу видят, сразу чувствуют недобропорядочного партнера. И очень быстро слухи распространяются из-за плохой репутации. Здесь однозначно, самая первая позиция, самая дорогая – это честность. Очень часто можно не выполнять контракты. Мы часто беремся за работу, которая убыточна в миллионы долларов, но мы их выполняем. Например, заключил мой трейдер невыгодный контракт, парень несет убытки, но закрывает вопрос, чтобы наш партнер не пострадал, чтобы не было судебных тяжб. На сегодняшний день мы не судимся ни с одной коммерческой компанией. Мы только судимся с государством. Мы только судимся с налоговой, еще с кем-то. Но не судимся с коммерческими структурами, ни в одной стране мира. Со всеми договариваемся.

– Ваш совет начинающим бизнесменам?

– Мечтать, много трудиться, очень много трудиться. Это очень длинная тема. Наверное, быть готовым жить в стрессовом режиме. Стресс – это как штанга, как спорт. Один стресс пережил, потом второй стресс, потом третий. Понимать, что легко не будет. Много трудиться – это цена. У меня трое детей, а я говорю, что «Прометей» – это четвертый. Вот реально. Вот как можно относиться к своему ребенку? Примерно вот так вот относится и к бизнесу. Надо понимать, что нужно любить и беречь бизнес. Потому что не будет любви к делу, которому ты применил чисто математический расчет. Это не поможет, никак не поможет. Потому что много делается труда, который не стоит никаких денег. Когда в голове уже стопор и когда уже усталость. Вообще не хочется ни говорить, ни видеть. На следующий день включается сердце, включается любовь к делу, которым ты занимаешься. Это надо разобраться в себе и понимать, чем бы ты занялся. И надо заниматься именно тем, что у тебя хорошо получается. Не везде всего по чуть-чуть и везде не доработать, а делать именно то, что ты любишь, то, что у тебя получается. Оно получится лучше всех. И еще важно уметь отличать важное от ненужного. Отделить ненужное. Четко видеть проблему. Проблем много, но именно видеть одну основную проблему и решать ее.

Беседовала Александра Ющищена, специально для  «Преступности.НЕТ»

Александра Ющишена-Вязникова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество