Законопроект о пересадке органов: Спасённые жизни или рай для «чёрных трансплантологов»?

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 6267 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(3760)   

Тысячи жителей Украины страдают от серьезных заболеваний и нуждаются в пересадке жизненно важных органов. Большинство из них вынуждены тратить огромные деньги на лечение и поездки в заграничные больницы. Смогут ли изменения в законодательстве облегчить пути к выздоровлению украинцам и повысить уровень медицины?

После того как Верховная Рада Украины поддержала во втором чтении законопроект №2386а-1, которым предлагается разрешить трансплантацию органов после смерти человека, заранее предоставившего письменное согласие на это, в социальных сетях пронеслась волна возмущений. Некоторые начали утверждать, что теперь на улицах станут подбирать людей без определённого места жительства и вырезать у них органы. Некоторые уверяли, что, придя на операцию, например, по удалению аппендицита, на больничной койке можно проснуться без почки, а пожилых людей вообще лечить не будут – сразу «на органы» отправят.

Пока украинцы пытаются свыкнуться с мыслью о том, что после смерти можно спасти жизнь нуждающемуся, отдав свой орган, в странах ЕС и США трансплантацию практикуют долгие годы.

Так, мировым лидером в этой отрасли является Испания, которая в 2016 году побила свой собственный рекорд по количеству проведенных операций по пересадке органов, достигнув цифры в 1 тысячу 818 трансплантаций, среди которых 2 тысячи 994 – пересадки почек. В стране насчитывают около 43,4 донора на один миллион человек.

Помимо трансплантации почек, в Испании пересаживают печень, сердце, легкие, кишечник и поджелудочную железу, а также ткани сухожилий, роговицы глаза, кожи, клапанов сердца, сегментов артерий и вен, культур клеток. Эти операции проводятся бесплатно, а контроль над ними осуществляет единая национальная сеть. Также донорское движение активно поддерживают известные артисты, музыканты и даже католическая церковь.

В Украине до внесения правок в закон о трансплантации донорами органов могли становиться только родственники реципиентов. Теперь же донором может стать любой желающий совершеннолетний и дееспособный гражданин страны – пожизненно или посмертно. Закон запрещает брать органы только у детей-сирот и участников Операции объединенных сил.

Однако в то время, как в некоторых странах действует «презумпция согласия» - каждый умерший считается донором по умолчанию, в нашей стране донором можно будет стать, лишь задокументировав своё желание. Таких людей будут вносить в единую систему доноров, а в водительские права и паспорт клеить соответствующие наклейки, которые помогут сберечь время в случае какого-либо происшествия. Если человек не сообщил государству о своём выборе в этом плане – его ближайшие родственники смогут принять решение за него.

Михаил Трофанюк
Мы решили обсудить новый закон с директором КП «Николаевская ритуальная служба» Николаевского городского совета  Михаилом Трофанюком, который не остается равнодушным к этой теме. За его плечами много лет работы как в практической медицине, так и в административной.

- Как сейчас обстоят дела с донорством в Украине? Насколько реально в нынешних условиях проводить операции по пересадке органов в нашем городе, а если да, то какие?

-  В Украине действуют центры, занимающиеся трансплантологией, но, с учетом отсутствия базы доноров и реципиентов, несовременного технического оснащения и еще целого комплекса проблем, шанс на пересадку, допустим, почки, имеют те пациенты, у которых есть ближайшие родственники, готовые пожертвовать орган. На ликвидацию этих недостатков и направлен законопроект.

- Насколько компетентны николаевские врачи? В законе упоминается тот факт, что разрешение на проведение трансплантации будут получать лишь больницы, у которых имеются соответствующие сертификаты. 

- Если говорить о мастерстве хирургов, которые есть в Николаеве, то я уверен в том, что трансплантация почки, например, для них технической сложности не представляет. Но для этого необходима серьезная материальная база, совершенно другое оборудование. Зато можно говорить об обеспечении донорскими органами николаевцев и жителей области, которые в них нуждаются. А таких немало. Если говорить о пересадках более высокого уровня, производимых в ЕС, США и прочих развитых странах, для Украины, к сожалению, это пока фантастика...

- В законе идёт речь о перекрёстном донорстве – т.е. об обмене органами между семьями, не имеющими родственных связей, но обладающими подходящими по совместимости органами.

- Это одно из новаторских отличий этого закона. Но в целом этот закон направлен на более широкие цели. Во-первых, это создание базы данных, которая будет документировать как потенциальных доноров, так и реципиентов. И в случае совпадения по ряду показателей будут проводиться дальнейшие мероприятия. Вводится новое понятие, которого не было раньше - это трансплант-координатор. Закон, безусловно, очень нужный. Вопрос в том, как он заработает.

- А как аналогичные законы работают в других странах?

- В развитых странах нет общего подхода. К примеру, есть такие термины, как «презумпция несогласия» и «согласия». Первый термин означает запрет на посмертное изъятие органов у человека в случае отсутствия его прижизненного согласия стать донором. Презумпция согласия подразумевает посмертное изъятие органов независимо от воли покойного и его близких. Например, в Нидерландах действует презумпция согласия. В Швейцарии действует презумпция несогласия. И из-за этого проблемы с пересадкой органов в Нидерландах решаются намного быстрее и эффективнее, чем в Швейцарии.

- Как вы считаете, какая презумпция более эффективна?

- Я считаю, если человек, исходя из своих убеждений, готов пожертвовать органы после смерти, это хорошо. Но брать органы по умолчанию, исходя из презумпции согласия, в нестабильной стране может открыть пути для мрачнейших злоупотреблений в этой сфере.

- Также в законе идет речь о том, что будет существовать очередь, в которой каждый получит необходимые органы в зависимости от своего места в ней. Яркий пример таких очередей – очередь на получение недвижимости или земли, в которых люди стоят десятки лет, а в итоге выясняется, что некий депутат под номером 899 получил квартиру спустя пару месяцев. Насколько вероятно то, что со списком на трансплантацию случится такая же «коррупционная» схема?

- Для успешной реализации этого закона необходим труд властной вертикали, начиная  с  Кабмина и Минздрава и заканчивая медработниками на местах. А очереди всегда были, есть и будут. Например, почему закон запрещает изымать органы у ветеранов АТО и ООС?

- Почему?

- Потому что в тех условиях контроль закона может быть еще меньше, чем на территории мирной Украины. Я думаю, что когда закон заработает, слабые места все равно будут проявляться. Я считаю, что если человек изъявит желание после своей смерти кому-то помочь своим органом и при этом составит соответствующую документацию, то проблем с этим не будет. Закон запрещает изъятие органов непосредственно в зоне конфликта.

- Будут ли отдельные должности и отделения для трансплантологии? Координаторами становятся люди, которые закончили магистратуру, либо медики, либо соцработники. Значит, координатор может не быть врачом?

- Координатор координатору рознь. Он может сидеть на телефоне, получать какую-то информацию и, допустим, активировать бригаду врачей.

- Как врачи будут определять то, станет ли человек донором или нет?

- Когда произойдет биологическая смерть мозга, когда человек перестанет существовать как человек. Делать  выводы о том, жив он или мертв, будут квалифицированные медики. Критерием смерти является мозговая деятельность и деятельность всех органов и систем. Если неоднократные попытки возобновить жизнедеятельность успехом не увенчались -  звоните трансплант-координатору…

- Насколько быстро возможно сдать все анализы потенциальному донору, когда счёт идёт на минуты?

- Взять можно за считаные секунды. Опять-таки, для трансплантации необходим полный спектр лабораторного и прочего оборудования, в том числе и различные системы, которые позволят определить совместимость человека по целому ряду критериев. Они тоже стоят денег и у нас в Николаеве их просто нет.

- Будут ли получать гонорары врачи за эти операции? И каким образом вообще будут выбирать врачей для таких операций? В законе указывается, что любые пересадки будут проводиться бесплатно. Тем не менее, как вы считаете, насколько дорого обойдется оплата работы врачей и покупка медикаментов для восстановительного периода обычному украинцу?

- Никто бесплатно не работает. На данном этапе действуют пилотные проекты, курируемые Академией наук Украины на основании договорных отношений с рядом учебных учреждений, в том числе, допустим, клиника Шалимова, ряд заведений, где прорабатываются схемы финансирования подобных вопросов. Это все очень затратно, если деньги за печень никому платить не надо, затраты по  ряду других вопросов не снимаются.

- Как это будет происходить? Допустим, человек попадает в ДТП, его отвозят в больницу. Сколько времени есть у трансплант-координатора?

- Опять-таки есть разные варианты. Допустим, человек гибнет в ДТП, и  у него в паспорте вклейка, что он согласен в случае смерти стать донором органов, это одно. Нет документов – это совершенно другое. Человек может получить несовместимые с жизнью травмы, но умереть через неделю, через две...  Вариантов много. Они нуждаются в проработке, и я сейчас не хочу озвучивать возможные сценарии. Четкой  схемы  нет, поскольку нет регулярной практики. Когда начнется настоящая работа, станет видно, как  и что.  Для начала необходимо создать базу и начать тренинг трансплант-координаторов, чтобы они начали делать первые шаги в своей работе с  учетом ошибок, реакции общества и целого ряда нюансов. Пока схема не заработала, прорабатывать отдельные практические случаи непросто. Тем более, что уровень забора  донорских органов разный. Одно дело, если мы возьмем почку, которая может храниться до 4 часов в охлажденном контейнере, к примеру. Другое дело, когда мы говорим о костном мозге, который может быть изъят позже и храниться дольше. Третье – если мы говорим о трупных тканях, которые имеют намного более длительный срок хранения.

- Люди, которые захотят дать согласие на пересадку своих органов в будущем, должны, судя по всему, проходить постоянные медосмотры. Как вы считаете, должны ли открыться специализированные лаборатории, где будущие доноры смогут бесплатно обследоваться хотя бы раз в год? Ведь в случае смерти человека есть критически мало времени на то, чтобы осуществить пересадку.

- Есть целый ряд проблем, над которыми должны биться по всей Украине сотни человек. Здесь большая ответственность лежит и на главах обл- и горздравотделов, и  на медицинских учреждениях, это колоссальный труд, который в случае нормальной организации спасет многие жизни.

- Говорят, что закон полноценно заработает с 1 января 2019 года. Насколько это реально в Николаеве и Николаевской области?

- Часто самая хорошая идея превращается в коня, бессмысленно гонимого по политической арене. Дай Бог, чтобы в случае с этим законом возобладал здравый смысл и гуманность. На уровне нашего города я достоверно знаю, что этой проблемой активно интересуется народный депутат Жолобецкий. Мы неоднократно общались с ним на эту тему, и Александр Александрович заверил в посильном содействии со своей стороны. Я уверен, что руководители городского и областного управлений здравоохранения Шамрай и Георгиев сделают все, что в их силах для реализации этого закона на территории Николаевщины.

- По вашему мнению, закон сможет улучшить качество предоставленных медицинских услуг в стране? Это шаги в правильном направлении?

- При правильном подходе к организации, это несомненно. Наша страна обладает огромным медицинским потенциалом, который, к сожалению, деклассируется. На смену старой медицинской гвардии приходят молодые бойцы в белых халатах, которые нередко дезориентированы и не имеют должной мотивации. Медицина, как наука, в Украине продолжает деградировать. Мы чудовищно отстаем от развитых стран. Если говорить о них, то там уже не первый год проводят пересадки целых органных комплексов. А у нас за прогресс выдают обучение студентов анатомии на компьютерной симуляции, что, на мой взгляд, может быть удобным дополнением, но никак не заменит труп в анатомке…

- Закон о трансплантации органов и тканей человека в случае его адекватной реализации продлит жизни тысячам украинцев, молодых и не очень, отвяжет их от искусственных почек, позволит развиваться отечественной медицине, осваивая новые приемы и методы, которые позволят если не догнать, то хотя бы больше не отставать от мировой…

***

Ещё 20 июня президент Украины Пётр Порошенко подписал закон о трансплантации органов. Несмотря на то, что мнения украинцев разделились, и часть людей небезосновательно отнеслась к этому с опаской, есть уже первые случаи спасения жизней благодаря донорству. В Запорожье мать отдала почки своего погибшего сына двум нуждающимся в этом женщинам. Органы уже прижились и теперь они смогут жить совсем другой жизнью. Остается только надеяться на то, что эти изменения в законодательстве будут проходить прозрачно и их целью станет не личная выгода отдельных людей, а повышение уровня здоровья украинцев и развитие здравоохранения.

Людмила Жерновская, специально для «Преступности.НЕТ»

Людмила Жерновская



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество