Самоубийство

Читают: 0Прочитали:6410Комментариев:0    Рейтинг: (3846)   
Немного мрачный shortik. Традиционно, все события вымышлены, совпадения случайны. Если же вам кажется, что вы видите совпадения, я тут не при чем))

Немного мрачный #shortik. Традиционно, все события вымышлены, совпадения случайны. Если же вам кажется, что вы видите совпадения, я тут не при чем))

Сильный дождь в Югостепинске уже понемногу начал стихать и по округе разносились крики, из обрывков которых можно было понять, что кто-то собирался покончить жизнь самоубийством. Редкие прохожие начали стягиваться на крик и их взору открывалась администрация района. На 3-м этаже на парапете рядом между окнами стоял мужчина, который не своим голосом кричал, что сейчас он прыгнет вниз, если его не примет глава района. Последний, к слову, как раз и выглядывал из окна и пытался уговорить потенциального клиента фирмы ритуальных услуг, которая располагалась за углом, и ее работники с интересом наблюдали за развитием событий, не прыгать. Это было безуспешно. 

Мужчина, который заявлял о намерении прыгнуть, выглядел лет на 35, был одет в приличный костюм, который намок от дождя. Его левая нога то и дело соскальзывала с парапета, который после дождя больше напоминал каток. Он упился руками за края оконных проемов и пытался удержаться. По его виду было понятно, что прыгать он не хочет. По щекам текли капли воды: то ли слезы, то ли дождь, что также доставляло ему определенные неудобства. 

Внизу за всем этим наблюдали несколько зевак, репортеры местных СМИ, приехал даже один национальный канал, который тут же развернул спутниковую антенну и молодая симпатичная репортер, стоя спиной к зданию, рассказывала о происходящем. 

– По нашей информации, это депутат Югостепинского горсовета. Он собирается покончить жизнь самоубийством, потому что не может добиться приема у главы администрации района, чтобы защитить интересы граждан, – поставленным голосом рассказывала журналистка на камеру. 

Сотрудники полиции разрабатывали план спасения, спасатели пытались натянуть тент, врач «скорой» мерял давление пенсионерке, которую от нервного напряжения едва не схватил инсульт. 

– Это он со мной пришел, меня отстаивать. У меня сосед украл 30 см земли, забор свой построил, понимаете. Вот я к нему и обратилась, чтобы помог, – рассказывала бабушка врачу, который ее не слушал. 

Дождь снова начал усиливаться. Внезапный сильный порыв ветра качнул депутата, тот не смог удержаться и упал прямиком на свой припаркованный внизу незадекларированный внедорожник. Заорала сигнализация. Кто-то в толпе зевак закричал, кто-то потерял сознание. 

Стоящий в окне глава администрации районе выругался.

– Опять из-за какого-то **бана полдня в полиции проторчу, – с раздражением сказал он и закрыл окно. 

Похороны были пафосные. Все та же бабка принесла букет свежесрезанных чернобривцев. Как раз такие он обычно переезжал колесами своей машины, когда парковался на зеленой зоне возле многоэтажки, в которой жил. Еще несколько жильцов его округа также пришли почтить его память и пообедать. 

На памятнике, в котором он был изображен во весь рост, большими буквами было написано: «Жил для людей и умер из-за них». Хотя в изначальном варианте частички «из» не должно было быть. Но в той компании, у которой родственники усопшего заказывали памятник, этот усопшей слыл дурной славой после того, как натравил на них все возможные инстанции, чтобы отжать кусок земли. 

Последним к памятнику подошел глава фракции, в которой состоял депутат. Посмотрел на него печально и тихо сказал: «Жил как дол***б, и так же помер. Единственная польза, поддержка у нас немного выросла. И на том спасибо». После чего положил две поломанные гвоздики и ушел, закрыв за собой кладбищенские ворота.

*** 

Он проснулся от того, что его тормошили за руку. Открыл глаза, вокруг было темно. 

- Откопайте гроб, я живой, - заорал он не своим голосом. 

В ответ получил звонкую пощечину. Из темноты послышался голос его жены: «Не ори, дурак, детей разбудишь. Живой ты. Такие как ты, не тонут».

Жена включила бра над кроватью, он осмотрелся. Его кровать, его квартира, его жена. И все тот же неудачно выполненный его портрет продолжал висеть на стене. Он не мог его снять, так как это был подарок главы фракции. 

– Так я не умер? – повернулся он жене. 

– Я, возможно, была и рада бы, но нет, – ответила она ему, легла на кровать, повернулась к нему спиной, забрав большую часть одеяла.

– Приснится же такое, – растерянно ответил он, выключил свет и тоже лег спать. 

***
На следующий день на сессии городского совета он был сам не свой: не вступал в дискуссии, не кричал, не спорил. А только со страхом смотрел на окно, расположенное в паре метров от него. И лишь снова повторил: «Приснится же».


Анатолий Чубаченко

Комментарии отключены администрацией сайта.
Телефон редакции (0512) 709-666



русскийобщество