«Это комедия, два месяца прошло, а никакого расследования нет»: Интервью с фигурантом «маргаринового скандала»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 7154 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(4292)   

В феврале 2019 года Николаев вновь громко прозвучал на всю Украину. В этот раз из-за некачественного питания школьников. Полиция провела более 120 обысков в учебных заведениях города Николаева, в комбинате общественного питания, а также у фирм-поставщиков продуктов питания. По версии следствия, детей кормили маргарином, вместо масла. А вся схема махинаций на детском питании держалась на директоре КОПа Глебе Новоторове, которого на время расследования отстранили от должности, и на фирмах ООО «Прод-Юг», ООО «Айскомпани» и ООО «Сонед», которые были с ним в сговоре. При этом в полиции заявили, что связаться с директорами фирм не удалось, и их объявили в розыск.

Спустя два месяца никакой новой информации о продвижении в деле нет, а фигурантам даже не избиралась мера пресечения. Владелец вышеупомянутых компаний Анатолий Калачов, с которым мы записали интервью, считает, что этот скандал был нужен, чтобы на поставки масла без тендера зашла «нужная» компания. Вместе с ним на интервью присутствовал представляющий его интересы юрист.

– Сколько лет вы на рынке поставки продуктов питания?

– На рынке молочных товаров я с 20 лет. Родом я с города Килия Одесской области и на известном производстве молочных продуктов ТМ «Килия» начал свою деятельность, руководил отделом сбыта. Потом по семейным обстоятельствам пришлось переехать в Одессу. С достаточным опытом в торговой сфере я решил, что могу создать свое предприятие и работать на себя. Поэтому я занялся поиском производителей молочной продукции которых я смогу заинтересовать как представитель (дистрибьютор) в Одессе и области. Вскоре мое предприятие заключило дистрибьюторский договор с представителями компании ТМ «Волошкове поле», которым меня порекомендовали как опытного работника и я стал официальным дистрибьютором этой торговой марки.

Наша компания «Айскомпани» с 2016 года является официальным дистрибьютором ТМ «Волошкове поле» по  сети супермаркетов «Таврия В», самая крупная сеть в Одессе и области – порядка 100 магазинов разных форматов. Занимаясь коммерческой деятельностью, мы начали пробовать продвигаться в направлении поставок на бюджетные организации, как раз в то время внедрилось Prozorro, и открылась возможность развития. По неопытности нас привлекли к административному правонарушению АМКУ (Антимонопольный комитет Украины, - ПН) за сговор – между своими предприятиями. Данное нарушение ограничило нас участвовать в тендерах за бюджетные деньги на 3 года.

Для продвижения сбыта продукции в данном направлении мы создаем новое предприятие – «Прод Юг». С начала запуска и по сегодняшнее время ООО «Прод–Юг» выполнил более 60 контрактов на поставку продуктов питания на бюджетные организации - школы и детсады. На предприятии есть отличные склады и транспорт, которые соответствуют всем нормам и стандартам для ведения предпринимательской деятельности, получены все разрешительные документы в контролирующих органах.

– Поставки продуктов питания в Николаев давно начали?

– В 2017 году, мы решили «зайти» в Николаев и подались на тендер гороно на 70 миллионов на организацию питания. Мы пришли, пакет документов у нас полностью соответствовал, я никого здесь не знал.

– То есть вас не «заводили» сюда намеренно?

– Нет, никто не «заводил». Первый раз мы подали документы на процедуру и кроме нас было еще три компании, в том число и КОП. В ходе квалификации участников разгорелся скандал, что якобы одесситы победили и нужно закрывать коммунальное предприятие и распускать более 300 сотрудников, одно из подтверждений данного конфликта является заявления нардепа Давида Макарьяна. В результате, предварительную квалификацию участники прошли и были допущены к аукциону только мы. При этом, не прошли квалификацию остальные три предприятия включая КОП, который кормит детей уже десятки лет и документы явно у него в порядке. Мы через систему Prozorro написали жалобу на заказчика - горно, что он явно заинтересован отменить торги и своими действиями этого добился. Писали, что они в сговоре и специально ищут рычаги, чтобы мы тут не появились. 31 декабря была подача на второй тендер, кроме КОПа и нас приходят еще одесситы «Олимпиа Сервис» и литовская «Понтем.уа». Получается весь сыр-бор. Мы когда шли, просчитывали весь бюджет и торговаться не видели смысла, некоторые компании «падали» в сумме и сильно. В итоге КОП добился победы. 

– У кого вы закупаете продукцию, которая потом поставляется КОПу?

– Мы работаем напрямую с заводами. Товар заходит на «Айскомпани», потому что там есть дистрибьюторские договора, обязательства по выполнению плана, не так просто открыть фирму и пойти на прямые поставки.

– То есть, вы сотрудничаете с «Хмельницкой маслосырбазой», вся продукция приходит на «Айскомпани», а потом поставки идут на «Сонед» и «Прод Юг»?

– Да, «Айскомпани» это основное наше предприятие, которое закупает по дистрибьюторским договорам от производителей и продает по своим наработанным клиентам. В том числе и на наши предприятия. Я не могу отдельно заключить договора между «Сонед» и «Хмельницкой маслосырбазой», или с «Прод Юг», потому что это будут мелкие объемы поставки, а большие заводы не заключают такие мелкие договора. У них есть региональные представители в городах, которые отвечают за поставки в регионе. Их проверяют СБУ по платежеспособности, по операциям, у них должна быть материально-техническая база.

– Вернемся к вопросу, когда вы начали поставлять продукту питания КОПу?

- В средине 2017 год КОП заключил договор на организацию питания и объявил торги на молочные продукты питания. Мы заходим на тендер «Прод Югом». В аукционе участвовало три компании  в том числе «Николаевмолпром». На тот момент они работали с КОПом 7 лет и являлись монополистом на  поставки молочных товаров на КОП. И все всех все устраивало. В данных торгах мы одержали законную победу. 

– По «Николаевмолпрому» вроде как есть решение Антимонопольного комитета?

– Да, есть решение АМКУ, что «Молпром» наказан на 60 тысяч гривен в 2017 году за фальсификацию масла, и признано Госпотребслужбой, что замена масла была на 98% - маргарин.

– А поставщик у «Молпрома» такой же, как и у вас?

– Нет, они же и производитель. Они 7 лет возили на КОП сметану, кефир, сыр, масло, творог по прямым договорам, без тендера. Понятно, что у них какие-то интересы были, мы зашли туда с боем. В ходе квалификации участников, предложение «Молпром» отклонили, потому что у них не соответствовали документы. Законом дается возможность оспорить решение заказчика, если участник с ним не согласен в АМКУ или через суд. Мы им позвонили и сказали: «Хотите, через АМКУ обжалуйте, но мы по процедуре выиграем», потому что «Молпром» просто привык зарабатывать бабки, а на Прозорро ты никак не укроешься и нужно готовить предприятие, чтобы оно соответствовало критериям, если ты хочешь работать с бюджетом. Мы выиграли тендер и после того как начали работать пошел слух, что прошлый поставщик так просто не оставит свой рынок сбыта. Мне тогда негласно сказали, что у меня будут конфликты, проблемы и все остальное.

– «Молпром» может быть заказчиком этих проблем?

– Я думаю, что на все 100% они и есть заказчик. Я объясню, после того как мы начали работать в Николаеве, решили расширяться и закрепиться в вашем регионе, для этого было создано предприятие «Сонед» с регистрацией в Николаеве, с местными сотрудниками, со складами и автотранспортом в городе. На сегодняшний день оно тоже обслуживает КОП. И то, что инкриминировали фиктивное предприятие, это все бред. Мы налоги платим, зарплату платим, директор есть, приезжаем.

В феврале когда начались проверки по всем предприятиям, спустя неделю, не вызывая на допрос представителей предприятий следствие решило вручить подозрение директорам «Прод-Юг» и «Сонед» по статье 191 «Присвоение бюджетных средств», данная статья подозрения подразумевают под собой, что в кратчайшие сроки нужно избрать меру пресечения. На сегодняшний день, два месяца прошло, никому не нужна эта мера пресечения. Как мы понимаем, цель следственных органов было не найти виновных, а просто создать проблемы и резонанс в городе.

– В полиции заявляли, что они не могли вас найти, не могли связаться и объявили вас в розыск.

Юрист: Спустя неделю после обысков, следствие пригласило на допрос двух директоров предприятий в полицию, а вместо них приехал сразу управляющий (Анатолий Калачов, - ПН), который может ответить на все вопросы. Приехал с адвокатами и готов был давать все пояснения касательно деятельности предприятия. При этом следователи были удивлены, выходили с кабинета кому-то звонили, тянули время, так как не ожидали таких раскладов, а после следователь говорит: «Нам нужно пообщаться с директорами, вы нам не интересен». Хорошо. Тут юридический момент – назначьте день и определите суть общения: вручение подозрения, тогда должны присутствовать адвокаты, если просто прояснить суть дела, то адвокаты не нужны. Следователи сказали, что нужно допросить формально. Мы тут же едем в Одессу, полиция за нами, два директора уже ждут в Одессе. В это время губернатор говорит, что директорам уже вручили подозрение. 

Калачов: Мы, видя публикации в СМИ, спрашиваем: «Вы едете вручать подозрение?». Отвечают: «Нет». А Савченко заявил, что уже вручили. Понимая, что следователи нас обманывают и могут задержать директоров, так как инкриминируют 7 миллионов хищения бюджетных средств, которые непонятно как и кто украл. Вы понимаете мою панику? Следователь отвечает что-то невразумительное, что без него принимали решение. И он говорил, что он не присутствовал на заседании суда, когда это все подписывалось. Это все было продумано заранее, как это будет делаться. Мы начали спрашивать, как так, говорили, что просто пообщаться, а тут вручили подозрение. После этого мы сказали, что они ни с кем не встретятся сегодня, и чтобы вызывали официально. Я потом следователю говорю: «Я не знаю, что у вас на уме и кто на вас там давит. У вас одна задача – закрыть и все. Я еду к журналистам». После этого они сели на «пятую точку» и в субботу пишут в СМИ, что мы скрылись.

Юрист: Знаете, какая паника была у следствия, когда Анатолий приехал и начал нам всю правду рассказывать, они просто сели и запаниковали, не ждали, что столько правды услышат, а уже подозрения напечатаны, а уже 191 статью надо делать, выбивать с рынка, потому что пообещали. И там паника, по кабинетам бегают, руководству дают команду. Мертвым, но вручить эти подозрения.

Официального вызова не было, повестки тоже. Все было на скорую руку, подозрения вручили заочно соседям. По первому требованию во вторник все директора приехали.

– Где вы брали масло-маргарин?

– Это сейчас говорят, что это маргарин. Нет официального документа, который подтверждает, что «Прод Юг» поставлял маргарин. Все закупалось на заводе.

– У полиции возникли вопросы к сентябрьской поставке, откуда она была?

– Поставка была «Прод Юга», мы покупали через завод ХМСБ, это все можно отследить по реестрам, и не бывает так, чтобы с завода вышло масло, а приехало не масло. Пусть хоть через 10 фирм пройдет, оно все равно придет маслом.

– Сколько тонн было приобретено масла у завода?

– В неделю мы брали тонну масла. На КОП шло 30-40%.

– Претензии к вашим поставкам были когда-то?

– Нет, никогда. У нас в договоре прописано, что если товар некачественный, мы его должны в течение суток заменить, на нас могут наложить штраф. С КОПом мы отработали по договору полгода, никаких претензий не было. КОП освоил все деньги от управления образования к нему тоже никаких претензий не было. Даже если сейчас говорить, что что-то было некачественное, кто-то тайно отобрал пробы, у них нет законных документов о том, что они тайно что-то отобрали, откуда они взяли это масло? На наше усмотрение, эту комедию разыграл «Молпром», подложили свое масло, у них завод-фальсификатор, этому есть подтверждения и до сих пор они возили, я прошу прощения, г*вно. Мы считаем, что данную тему закрутил КОП, потому что потерял рынок и предложил через какие-то органы, которые участвовали в этом всем сыр-боре, разыграть эту комедию. Они в сентябре что-то отобрали, полгода вели дело.

– Вы считаете, что скандал с некачественным питанием был выгоден Николаевской мэрии, чтобы поменять поставщика на «Молпром»?

– Я думаю, да, возможно, там и мэрия связана. Я считаю, что долю заработка имел сам поставщик «Молпром», он с этого зарабатывал. Договорился с мэрией, с КОПом, со следствием. Кто это все начал, я не знаю.

– Почему тогда «Молпром» не поставляет до сих пор?

– «Молпром» возит сейчас, но через прямые договора, без тендера.

– В КОПе заявляли о намерении разорвать с вами договора на поставку масла после скандала. Разорвали?

– А тут самое главное, 20 февраля все произошло, но договор с «Сонедом» не расторгли. Мы до сих пор возим молоко, масло. Они не могут разорвать с нами договор, потому что нет документов о том, что масло – не масло. «Сонед» заключил пять договор с КОПом: сыр, творог, молоко и другие молочные продукты, масло сливочное и  масло растительное. КОП берет одну поставку у нас, а два раза у «Молпрома» прямыми договорами. Мои водители сейчас развозят продукцию по школам и садам, я попросил их пообщаться с заведующими. Все говорят, что привозят дерьмо, качество отвратительное, спросите, чья продукция, ответят – «Моплром». Нам инкриминируют фальсифицированную продукцию, но дело в том, что никогда претензий к нам не было, никто с объектов не жаловался, никаких официальных документов к нам не поступало с жалобами или просьбами поменять товар.

– А что говорят на заводе «Хмельницкая маслосырбаза» после скандала?

– Ничего не говорят. У них есть все документы на продукцию об исследованиях. Могли провести сверку накладных. Мы не можем фальсифицировать товар, мы закупаем на заводах все, там есть стандарты, есть документы. У меня нет какой-то перефасовки или еще чего-то, в каком виде товар приходит, в таком виде и уходит от нас.

– Касательно перефасовки, полиция во время обысков у вас на складе нашла какие-то этикетки, якобы вы этикетки «маргарин» переклеиваете на «масло». Что это за этикетки, и в каком количестве их нашли?

– Этикетки «масло» они не нашли. Они нашли какие-то этикетки черно-белые, пустые, но их происхождение непонятно. Склады общие, там несколько предприятий работают. Полиция никого не допросила, ни кладовщиков, никого, они просто спросили у директоров: «Вы знаете, что это за этикетки?». «Нет, не знаем». Ну и хорошо, и все. У нас нашли фасовочное оборудование? Нет. У нас есть заводская упаковка. Какие-то этикетки они нашли старые. Я там работаю три года, у нас большая оборачиваемость товара, куча макулатуры. Там большие склады, три фирмы, молочники все.

– Они не имеют к вам отношения?

– Нет. Они изымали и их масло, у нас там стоят камеры, это все можно было изымать и, если они хотели что-то проверить, чтоб увидеть, что я прихожу ночью и начинаю клеить этикетки куда-то там.

– Как должно было быть документирование, если, допустим, у оперативников была информация, что происходит подмена, хищение бюджетных средств через КОП и идет подмена на низкосортный маргарин?

– Мы не понимали, что происходит какая-то подмена. Мы получили заключение, что происходит несоответствие... Даже если мы говорим о детях, они получили заключение, что это маргарин, то они должны были немедленно сделать легализацию всех материалов и немедленно предупредить. Они не должны были ждать. По их мнению, преступление совершилось в сентябре, а они дали его растянуть аж до апреля.

– Грубо говоря, тогда имея заключение, НСРД, показания внедренного человека, почему этого не сделано?

– По халатности... Это мы предполагаем. По халатности оперативников, сделано все на скорую руку. Они не предполагали, что на складе идет подмена, не установлено, где идет подмена, или водитель менял. Я не знаю, как они это разрабатывали, но они проводили обыск. Они находят эти этикетки, в складе находились сотрудники, этих сотрудников всех надо было допросить о происхождении, и может быть какой-то сотрудник дал бы показания: «Да, это я эти этикетки клеил, это директор мне дал такое указание – вот эти этикетки содрать, а вот эти наклеить». Все, тогда можно эти этикетки к чему-то привязать. А так происхождения этих этикеток непонятно.

– Вывод, что «Молпром» заказал вас как конкурентов?

– Они даже не пошли на тендер из-за этого. Они знали, что сейчас уже поломают работу, уже проводится мероприятие. Что самое главное – мы на сегодняшний день что имеем? Мы имеем бум на всю Украину, мы не имеем никаких подтверждений... И, что самое главное, на выходе сейчас работает «Молпром». Сразу же, на следующий день резко «Молпром» появился: «Ребята, я буду возить, у меня все хорошо». Почему именно «Молпром» прибежал, что других заводов не было?

– А у вас есть доказательства, что именно сейчас поставляет «Молпром»?

– А они сейчас это все скрывают. Доказательства – можем поехать на любой объект. Они скрывают, потому что они сейчас бабки на этом зарабатывают.

– Как мы поедем на любой объект?

– Изначально, когда это все просочилось к нам о том, что работает «Молпром», мы через журналистов дали запрос на КОП официальный, чтобы они предоставили все договора по кодам и перечислили наши коды. Туда должны были выплыть договора – и наши, и с кем они заключили. Они дают ответ: «Мы вообще прибыльное предприятие, мы не обязаны никому ничего предоставлять, если вы хотите, вы приезжайте, мы вам покажем». А второе: «У нас изъяли договора». За весь период с февраля они заказали 1,7 тонну масла, при том, что потребляемость в неделю 600-700 килограмм, остальное они все брали на «Молпроме».

И по состоянию на сегодня «Молпром» продолжает возить. Да, один раз сделали заказ у нас на тонну масла, видимо, испугались. Сейчас две недели опять пауза, масло не заказывают, заказывают только молоко. Водители – 120 объектов, это 120 разных людей, водители везде ездят и спрашивают, что едят и так далее: «Мы работаем с Доманевкой, опять с тем дерьмом, с которым мы работаем семь лет». Если бы к нам кто-то обратился, что кому-то что-то не нравится, мы бы делали замену. Ну не хотите ХМСБ, давайте Первомайск, давайте Житомир, да все равно, откуда возить.

– Какие потери вы понесли? Репутация? Арестованные счета?

Юрист: Арестованные счета, нельзя заплатить обязательные платежи, заработную плату сотрудникам. На счетах заморожено больше 1 миллиона гривен. И штрафные санкции насчитываются, хотя при всем этом никто никуда не прячется. А судья три раза переносит суд.

Калачов: У меня конфликт, я много сейчас рынка потерял. Как раз сезон тендеров, а я просто не могу участвовать.

– Директор КОПа говорит, что нет лабораторий, чтобы проверять качество. Вот вы поставляете в супермаркеты. Есть вообще лабораторные исследования?

– На производстве. Для того, чтоб запустить лабораторные исследования и ты, как производитель, опять же, это нужно решение Антимонопольного. Тот же «Молпром» расписал, что они берут все обязательства за качество товара, который он выпускает и он несет всю ответственность.

– В данном случае КОП – это торговая сеть? Они не должны иметь лабораторию?

– Нет, конечно

– Как Антимонопольный комитет выявил, что у «Молпрома» был фальсификат? Почему Госпотребслужба обратила внимание на «Молпром»? Были жалобы?

– Да, это Винницкая область, Херсонская, Николаев. Это злостный фальсификатор, здесь зарабатывают бабки.

– Касательно обысков, что изъяли у вас?

–  Документацию.

– Ну а кроме документации? Продукцию? Вот эти 800 килограмм – это ваше?

– Это «ПродЮга» товар лежал на складе, приехали и изъяли все масло – 800 килограмм, не просто отрезали, а позабирали. Прошел месяц. Мы приезжаем на суд, говорим: «Если у вас есть экспертиза, что оно не соответствует, верните, нам надо вернуть его на завод. Мы купили его, заплатили деньги». Следователь: «Нет, экспертизу еще будем проводить». Какую экспертизу, вы мне сейчас портите товар, я его не верну, и вы мне даже не даете документы, что он фальсифицирован.

– В полиции заявляли, что есть уже две экспертизы – херсонская и киевская, что в сливочном масле молочных жиров менее 1 процента.  

– Результаты экспертизы, это по пробам, которые отбирались якобы в сентябре. И еще, кто отбирал эти пробы? Получается, что какой-то там технолог набрал пакетик, куда-то отнес и местная лаборатория признала, что товар не соответствует? Это же смешно, это бред. А так просто технолог сама каким-то образом отобрала. А по правилам, отбор проб проводится в заводской упаковке и везется в лабораторию, должен составляться акт.

И еще, масло изъяли на складе на Цветаева, 3 при обыске. Документы предоставляли, это масло на тот момент кому принадлежало? «Прод Югу», «Сонеду»? Они не установили, чей это товар. Может быть, товар уходил на «Таврию»? Они не установили, что эта отгрузка должна была идти на Николаев. Нет доказательств. Они просто забрали это со склада, где находятся четыре предприятия — вот этот товар. В тот момент, когда производились все следственные действия, я понимаю, что они в первую очередь должны были отобрать образцы в детских учреждениях, где это масло. Я не знаю, отбирали они или не отбирали. И по вот этим вот образцам должно быть вот такое вот заключение. Тогда о чем-то можно говорить.

– В школах сколько килограмм изъяли?

– Не знаю, у нас масло в школах приняли. Я не знаю, что происходило в школах. У нас приехали и спросили: «Чей товар?», мы говорим: «Прод Юга». Но «Прод Юг» на тот момент никакого отношения к КОПу уже не имел. «Мы его отберем» – «Отбирайте». Забрали товар, и все.

– То есть это не с этой партии?

– Нет. Смотрите, 20 февраля были обыски. Обыски проходили до двух или трех часов ночи. Каким образом они сделали исследование этой продукции?

– Недавно КОП заключил договор на еще 4 миллиона гривен с фирмой «Сонед» на поставку масла. Делались какие-то экспертизы?

– Это не недавно, это не новый тендер. Все тендера те, которые произошли в начале года…

– Еще была информация, что вы собираетесь подать в суд, потому что не осуществлялась поставка какое-то время из-за всей этой ситуации.

– Конечно, они хотели разорвать с нами договор по сыру-творогу, якобы, что он не соответствует, выставили штраф – 30 тысяч, мы написали письмо о том, что да, если действительно что-то не соответствует – мы его готовы заменить.

– Это уже было после обысков?

– Да, после обысков, спустя 2-3 дня. Они нам говорят, что мы не можем вернуть –  мы его съели. Накладные подписаны, товар принят по качеству, по количеству, товар они съели. Деньги потратили на продукцию, товар съели, а нам они пишут претензию, что партия вся не соответствует качеству, заплатите штраф 30 тысяч. За что мы тогда должны платить?

– Документировали как-то количество изъятого?

– Ну, они в протокол внесли. Самое интересное то, что когда они изъяли и в протокол обыска внесли товар, они должны были в течение суток наложить на него арест. Они арест не наложили. И потом они вынесли постановление и в качестве доказательства его держат. Мы уже в суде были, когда мы попросили, что если вы отобрали по куску масла, вы его исследуйте, а остальное верните. И следователь сказал: «Мы ещё ждем результат». Уже прошло как бы недельки три-четыре после обыска. Мы говорим: «Дайте нам масло, мы его вернём на завод, если оно некачественное, иначе же испортиться, его хранить нужно в холодильниках». Они отвечают: «Нет, нет, пускай лежит у нас». Всё.

– Касательно хищений на 7 миллионов гривен. Какая сумма всех договоров?

–  По маслу где-то 1 миллион 700 по «Прод-Югу». А «Сонед» выиграли на 4 миллиона на полгода. Сделали одну поставку и сразу же ему предъявили, что он хотел полгода воровать деньги. То есть 4 миллиона + 1 миллион 700 тысяч, это 5,7 миллионов. Откуда взялись 7?  Полиция в сентябре открыла уголовное дело о некачественном товаре. Сейчас они хотят сказать, что все полгода возился некачественный товар. Они этого не смогут доказать, потому что есть только одно исследование в сентябре и в один день могла заехать пять партий производителя. То есть доказать то, что даже в этот день вся партия не соответствовала – невозможно. Поставка в город была два-три раза в неделю. То есть каждый раз они должны были отбирать.

Юрист: Мы понимаем, когда выставляется 7 миллионов 500 тысяч, с какими-то копейками, но не ровно 7. Должны назначать бухгалтерские экспертизы, которые покажут, что есть хищения на какую-то сумму. То есть она даже не может быть 7 миллионов. Она должна быть с какими-то копейками и отклонениями. И только после этого человеку можно официально объявлять, что он похитил 7 миллионов. Если мы поставляем недоброкачественную продукцию, значит какую-то разницу, каким-то образом предприятие должно выводить. Продал за 50, а покупает за 30, тогда 20 гривен нужно куда-то вывести, и они все должны прослеживаться по официальным счетам, по налоговым. За два месяца ничего не сделано. А уже сейчас у них тупик и через две недели они будут бежать, продлевать и дальше ущемлять права человека. Продлевать, потому что никакой экспертизы не назначено, даже бухгалтерской, ничего не проводится.

– Были заявления о том, что «Сонед» – это фиктивная фирма. На чем они основывались?

– Да, единственное подозрение у них было, что «Сонед» является фиктивным предприятием, потому что они писали, что пришли на офис, а там никого нет. Ну не было меня в тот день, может быть такое? Но есть склад, есть офис, поставки товара на КОП идут. Я вообще могу через удаленку в любом месте Украины работать, даже заграницей зайти в программу и проверить, где отгрузки. Я приходил к арендодателям объяснял, что захожу работать, заключил договор, приглашал Госпродпотребслужбу с видеокамерой. Выдали эксплуатационное разрешение. Я же не должен сначала поработать где-то втихаря, скрываясь, где-то взять склад, а потом: «А, да, мне надо получить эксплуатационное разрешение, потому что я должен стать на контроль Госпродпотребслужбы». На сегодняшний день НДС фиксируется, налоги платятся, адрес почтовый есть.

– По каким причинам судья переносит заседания?

– Сейчас у них выборы, перевыборы, не можем, перенесем, не явился. В суд приходишь – перенос. Из суда вчера позвонили (интервью записывали, в пятницу, 20 апреля, - ПН) и сказали: «А давайте 22 апреля сделаем заседание». Говорю: «Так выборы, не будет следователя». «А, ну ладно, тогда мы вам позвоним на следующей неделе». Если было бы, то они это уже закинули бы. И не было бы такой пассивности в деле. Дело вяло идет, две недели нас даже на допрос не вызывали. Так как этот товар был «Прод Юга» и он никакого отношения уже не имел к поставкам КОПа, каким образом вообще сейчас его привязать, что он должен был направлять на КОП? Никаким. Что самое главное еще – о том, что пишут в ходатайствах о блокировке счетов, о том, что инкриминируют нам цепь хищения денег, нам 191-я, а директору КОПу – халатность или что-то там, а он же распределитель денег. Почему ему халатность, а нам 191-я – 9 лет? Он же деньги бюджетные распределяет. Ему должна была быть 191-я, а ему все просто – халатность.

– Как думаете будет еще продолжение, чем закончится?

– Прошло почти 2 месяца, мы уже понимаем, что никто ничего не сделает, и они уже побоятся, потому что многие факты уже ясны. На данный момент уголовное производство по статье 205 не расследуется, по статье 191 тоже. Все создано искусственно, надуто, но при этом предприятие парализовано. То есть никто не отказывается – пожалуйста, расследуйте, доказывайте, что там криминального. Эти моменты озвучены, но по ним ничего не делается. Эту ситуацию разыграли и тут у них тупик – ни маргарина, ни 191 нет, ни хищения нет, ничего нет. Следователь еще тогда упрашивал: «Пойдите с нами на сделку». Чтобы тихо, гладко все закончились.

***

Что касается фирмы «Николаевмолпром», то стоит добавить, что в 2017 году Главное управление Госпотребслужбы в Херсонской области оштрафовало производителя сливочного масла под брендом «Пастораль», которую производит ПАО «Николаевмолпром», которое выпускает эту продукцию на мощностях Доманевского сырзавода в Николаевской области.

Согласно заключению экспертизы, данное масло не соответствовало требованиям ДСТУ 4399:2005 по органолептическим показателям (вкус и запах, консистенция и внешний вид, цвет не отвечали требованиям НД) и наличием жиров немолочного происхождения.

Также в 2017 году, Николаевские антимонопольщики оштрафовали «Николаевмолпром» на 68 тысяч гривен за сообщение ложных сведений на упаковке «масла» сладкосливочное крестьянское «Pastoral», 72,5% жира, 180 г, ДСТУ 4399: 2005, дата производства 25.09.2016. Исследования же показали, что данный продукт не является маслом сладкосливочным, поскольку при производстве были применены жиры и сливки не молочного происхождения, то есть получены не из коровьего молока.

В 2018 году на территории города Херсона и Херсонской области Госпотребслужба в Херсонской области провела мониторинг качества и безопасности молочных продуктов в торговых сетях. В результате чего изъяли из обращения фальсифицированное масло сладкосливочное ООО «Николаевмолпром» и ряда других фирм.

Беседовала Юлия Давиденко, специально для «Преступности.НЕТ»

Julia Davudenko



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество