«Это превратили в шоу, в какую-то политическую напряженность», – Новоторов о «маргариновом скандале» в садах и школах Николаева

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 7356 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(4413)   

В феврале 2019 года в Николаеве разразился скандал из-за некачественного питания детей в школах и детских садах. Полиция провела более 120 обысков в учебных заведениях города Николаева, в комбинате общественного питания, а также у фирм-поставщиков продуктов питания. По версии следствия, детей кормили маргарином вместо масла, а вся схема махинаций на детском питании держалась на директоре КОПа Глебе Новоторове, которого на время расследования отстранили от должности, и на руководстве фирм ООО «Прод-Юг», ООО «Айскомпани» и ООО «Сонед», которые были с ним в сговоре.

Ранее мы уже пообщались с директором вышеупомянутых компаний, который считает весь этот скандал комедией, разыгранной КОПом и старым поставщиком продуктов ООО «Николаевмолпром», который не захотел уступать свое место.

На этот раз мы решили посмотреть на ситуацию со стороны директора КОПа Глеба Новоторова, которому вменяют служебную халатность. По его мнению, данная ситуация также наиграна и делается это для того, чтобы «выжить» его с предприятия и поставить «своих» людей. Однако, кому это может быть выгодно он точно сказать не смог. Помимо этого, мы затронули тему «колбасного» скандала, который возник совсем недавно.

- Какова ваша позиция по поводу того, что происходит на данный момент вокруг КОПа?

- Моя позиция, что идет целенаправленная, срежиссированная травля и давление на меня, чтобы дискредитировать.

- По вашему мнению, кто это делает и кому это выгодно?

- Это однозначно кому-то выгодно, но кому именно, мне сложно сказать. Кто-то же заказывает эти акции.

- Может кому-то из мэрии, секретарю горсовета Татьяне Казаковой, с которой в прошлом у вас был конфликт?

- Я не хочу связывать конкретных лиц, не могу сказать, что это конкретно этот человек.

- По поводу конфликта с Казаковой в прошлом году, когда она вас уволила, сказала, что вы неэффективный менеджер и специально проиграли тендер на питание. Почему это было?

- Не знаю, это нужно у Татьяны Викторовны спросить. Тендер был прозрачный. Ходят слухи, что мы его специально проиграли. А во время этих последних провокаций под судом поговаривали, что совместно с Деркач (экс-начальник управления образования Николаевского городского совета Анна Деркач, - ПН) слили. Все это ерунда, чушь, надуманно специально для провокаций. Торги были открытие и прозрачные, мы боролись, но проиграли. Причем тут менеджмент? Может, тут имеется в виду, что менеджер должен был вести какие-то кулуарные разговоры? Мы вели себя в рамках закона. Если это открытые торги и все в рамках закона, каким образом менеджмент может вообще повлиять на результат? То, что требовало управление образования – мы выполнили.

- После того, как Сенкевич восстановил вас в должности директора КОПа, вам не поступали какие-то угрозы или сообщения о том, что вам не дадут работать на этом предприятии, будут вставлять «палки в колеса»?

- Об этом весь Николаев говорил.

- Кто конкретно? Чиновники какие-то, люди приближенные к горвласти?

- Я это много где слышал. Информация была, но насколько она подтверждается… Когда Сенкевич ушел, мне сообщили, что Татьяна Викторовна не видит меня на этой должности и мне нужно уйти. Было сделано предложение о том, чтобы уйти.

- От Татьяны Казаковой?

- Нет, меня вызвал к себе в кабинет в 19:00 – 20:00 Владимир Крыленко и очень настоятельно предложил написать заявление. Я его написал.

- После «маргаринового» скандала вы общались с мэром Александром Сенкевичем и о чем?

- Да, общались. Один раз с ним встречались.

- Что обсуждали? Ваше увольнение?

- Нет, увольнение не обсуждали. Уйти с должности тоже не предлагал. Короткая беседа была о том, понимаю ли я всю ситуацию.

- Себя вы виноватым в этой ситуации не считаете?

- Не считаю. Ситуация не совсем понятна.

- Почему непонятная?

- Образцы отбирались в отсутствии наших представителей, непонятно где их отбирали. Нам не предоставили на тот момент какие-либо документы: в какой способ, кем, как образец изымался, и от чего он отрезался. И еще. Первые образцы на экспертизу полиция взяла летом 2018 года. Неважно, в какой способ – тайный или нет, их основная функция – это предупредить преступление. А они полгода молчали. Потом уже зимой они берут вторую пробу, тоже тайно, без присутствия наших представителей. Эти полгода они никому ничего не сообщали, а потом превратили это в социальный скандал. Вопрос, для чего это было сделано? Кому это выгодно?

Несмотря на недопустимость разглашения данных досудебного расследования, гарантируемую тайну общения и проведенные следственные действия, и другие данные немедленно становятся известны лицам, которые не имеют отношения к расследованию. А также информация постоянно распространяется в интернете и СМИ, чем нарушается презумпция невиновности, мои права и законные интересы.

- Директор «Сонед» тоже высказывал такую позицию, что специально затянули дело на полгода. Якобы никаких серьезных нарушений нет, и ждали чего-то, чтобы все это раскрутить.

- Я думаю, что именно так и было. Сказать, что они стоят в стороне и никак не задействованы, сложно. Видимо, у полиции тоже есть какой-то свой интерес. Они полгода молчали. Можно сказать, что это бездействие полиции в данном случае.

- Летом только масло брали на экспертизу?

- Я не знаю, что они тогда брали. Это было летом, тогда нам никто ничего не говорил, это были тайные следственные действия.

- Есть же протокол изъятия образцов? Вас с ним ознакомили?

- Нет, мы пока с протоколом не знакомились.

- После этого, вы самостоятельно отправляли в лабораторию какие-то образцы, с любой партии товара?

- Я давал распоряжения провести лабораторные исследования. Самостоятельно я ничего не отправлял/

- Экономист Наталья Минько говорила, что вы сами указывали, какую коробку отправлять в лабораторию, и вообще считали нецелесообразным проверять продукт из каждой коробки.

- Какую коробку отправлять на анализ я не указывал, речь идет о количестве сданных проб.  Естественно, все сертификаты удостоверяли качество товара. Вопрос был в следующем – на предприятии не заложены средства на проведение экспертиз, которые, к слову, очень дорогие. До меня этим вообще не занимались. Смотрите, у нас приблизительно 130 объектов, все продукты развозятся на места, каждая проба стоит денег. Например, одна проба масла стоит 840 гривен и если у нас есть 1000 коробок, то каким образом мы с каждой партии должны отрезать образец? За каждый платить нужно.

- Нельзя было обратиться в мэрию, чтобы выделили дотацию на проведение экспертиз, это же детское питание, мэрия бы, наверное, согласилась на это?

- Мы не сталкивались ранее с подобными проблемами. На данный момент единственный способ исключить возможность поставки некачественного товара - это лабораторный контроль каждой партии. По нашим подсчетам затраты могут составить более 150 тысяч  гривен в год на оплату экспертиз.

Есть сложность, частично продукты привозятся на склад и мы их сами развозим, некоторые продукты развозит сам поставщик непосредственно на объекты.

- Каким образом выбирают коробку с товаром, откуда потом берут пробы? Кто это делает?Потому что та же Наталья Минько заявляла, что вы лично указывали на коробку, из которой нужно взять пробу, а порой и сами лично отвозили их на экспертизу.

- Я когда пришел на комбинат, подобными проверками качества никто не занимался. Я начал это делать сам. Я работаю уже третий год. Вначале я возил сам, это был наш внутренний контроль при очень ограниченных средствах. Затем у нас сменился технолог, и эта функция перешла ей. Возможно, Минько имеет ввиду тот период, когда я возил сам, но это было раньше. С весны 2018 года я ничего сам не возил, это была функция технолога, а уж тем более никогда не указывал никому какую пробу брать. Пробы отбираются комиссией , что и оформляется протоколом.  Когда Минько была назначена врио директора, я на комбинате не работал.

- Вы были на допросах, какие вопросы со стороны полиции к вам, и какие ответы?

- Это тайна следствия, но приблизительно такие же вопросы, как и вы задаете. На допросе был три раза.

- Есть информация, что недавно опять были следственные действия в Одессе у поставщика. Якобы есть претензии и к творожной продукции.

- Мне ничего об этом неизвестно.

- Проблема с поставкой некачественных продуктов присутствует только в Николаеве или в других городах тоже?

- Это не локальная проблема, она глобальная. Просто в Николаеве это превратили в политическое шоу, в какую-то  напряженность. Мы и раньше неоднократно обнаруживали некачественную продукцию, мы ее возвращали. Но об этом предпочитают не говорить.

- Это когда был «Николаевмолпром»?

- И до него, и «молпром», и после молпрома. Были протоколы о некачественной продукции, которую мы обнаруживали неоднократно. В таком случае мы разрывали договора.

- У нас до этого был директор компаний «Сонед» и «Прод Юг», которого подозревают в поставке некачественной продукции, он высказывал свою версию. У полиции, депутатов есть свои версии. Какой вы видите выход из этой ситуации?

- Выход здесь только один – постоянный лабораторный контроль. Но, к сожалению, это очень дорого. Тут нужно больше задействовать независимую от всех предприятий Госпродпотребслужбу, возможно, она должна разработать свою программу, чтобы ездить и отбирать образцы, делать выборочный и периодичный контроль. Все зависит от добросовестности производителя и посредника. Партия от партии может отличаться совершенно, или в одной партии могут быть какие-то отличия. У нас за полгода 5 тысяч накладных, как их всех проверить? Если из 5 тысяч 20 не соответствуют качеству, например.

- Как долго делают экспертизу продуктов?

- На немолочный жир делается минимум сутки. Мы изменили систему, так как было накладно для предприятия. Мы сейчас берем всю партию на склад, выборочно берем образцы и сдаем на контроль. Это только выборочно, потому что если делать экспертизу всей партии, то это дорого.

- Можно как-то сделать так, чтобы экспертизу делали до того, как продукт приедет на КОП и его развезут по школам и садам? Например, у поставщика сформирована поставка, оттуда образцы отправляются на экспертизу и, если она дает положительный результат, продукты попадают на столы к детям?

- Так неудобно, и не логично.Система такая, что все свозится к нам на склад, разгружается, опечатывается. С этой партии образец на экспертизу сдаем мы, чтобы исключить какой-либо нюанс при транспортировке. Если мы приезжаем туда и сдаем в лабораторию, то это сутки мы должны ждать, потом своим транспортом все это привозить в Николаев, это нелогично.

- Касательно экспертизы по маслу, была информация, что на проверку специально отдавали хорошее масло, а в школы по факту поставлялся маргарин с документами на масло, которое прошло экспертизу.

- За прием продуктов питания и готовых блюд отвечают заведующие производством, шеф-повара, заведующая продовольственным складом, что и предусмотрено их должностными обязанностями, утвержденными приказом по предприятию еще в 2017 году, с которым все они ознакомлены.

Дополнительный контроль за правильностью оформления качественных удостоверений был возложен на технолога, и она должна была сверять сертификат качества, правильно ли он оформлен, соответствует ли продукт партии, или он другой. По «Сонеду», насколько мне известно, сметана и творог не прошли контроль, и договор был расторгнут.

- Директор «Сонед» рассказывал, что творог, который они привезли, якобы не соответствует качеству, КОП выставил им штраф, но когда они заявили, что готовы его заменить, то в КОПе сказали, что продукт уже съели. Как так произошло?

- Там выставлены финансовые претензии, помимо того, что товар не оплачен. А то, что товар уже съели, это потому что творог – продукт скоропортящийся и он сразу развозится по садам и школам. После того, как развезли, были отобраны пробы, сдали их в этот же день в лабораторию. Проходят минимум сутки, пока мы получим эти пробы. И изымать уже нечего. Но сейчас все группы риска завозятся на склад и только после экспертизы мы развозим по садам.

- Есть мнение, что питание нужно отдать частной фирме, якобы, это поможет минимизировать риски. Или, чтобы учреждения сами заключали договора на поставку продуктов. Как вы считаете, это решит вопрос контроля качества?

- Возможно, решит, возможно, нет. Все равно все будут работать в одинаковых условиях, ничего принципиально не поменяется.

- В прошлом году, когда КОП не победил в тендере на организацию питания, что было бы с сотрудниками?

- После проигрыша работники уволились бы, мы бы обслуживали четыре школы, которые были по прямым договорам. Сократили бы штат сотрудников до минимума.

- Сколько сейчас сотрудников на КОПе?

 - Сейчас порядка 300 человек. На летний период количество сотрудников уменьшается, потому что школы не работают.

- После скандала с питанием была информация, что сотрудники массово стали увольняться из КОПа из-за того, что вы заставляли их делать незаконные действия.

- Я никого не заставлял делать какие-либо незаконные действия, это все ложь и манипуляция. Такой глобальной проблемы с увольнением не было. Когда я вернулся, то обращался в отдел кадров и за ту неделю я подписал только три заявления на увольнение.

- Какие это должности?

- Два кухонных работника и повар, они увольняются, потому что школы летом не работают. Больше никаких заявлений я не видел.

- Какая сейчас заработная плата средняя по предприятию?

- Точно не скажу, около 5 тысяч гривен.

- А что показывали экспертизы по тому маслу, которое привозил «Сонед», «Прод Юг» и другие поставщики?

- Экспертизы показывали, что масло пригодное. В этом-то вся и проблема. Последнюю партию от «Сонед», которые официально признаны победителем торгов, мы получили на склад, опечатали ее, вскрыли около 10 коробок, взяли с каждой из них кусок, объединили в одну пробу и отдали на экспертизу. Она показала хорошее качество. Депутаты некоторые тоже ездили и возили на экспертизу масло, по моей информации, результаты были хорошие.

- Этот скандал может быть войной конкурентов, между старым поставщиком «Николаевмолпром» и новым «Сонед» за рынок в лице КОПа?

- Да, на мой взгляд, это однозначно связано.  Я думаю, что это именно так.

- У «молпрома» есть свои лоббисты в мэрии или других структурах, возможно, силовых?

-Думаю что есть.

- Сейчас «молпром» поставляет продукты КОПу?

- Поставляет, он начал поставлять, когда меня уже отстранили. Поставки идут по прямым договорам, не через Prozorro.

- Почему без Prozorro?

- Это вопрос к тем, кто подписывал договор, на тот момент это был заместитель директора. 

- До этого договоров с «молпром» не было?

- Были, мы с ними до этого работали, до Prozorro.

- Когда был «молпром», его продукцию проверяли? И какие были результаты?

- Проверяли. Результаты были разные. Когда показывали плохой результат, то тут же разрывали с ними договор. А поставляли они молоко, творог и масло. Потом мы перешли на систему Prozorro и с ними больше не сотрудничали. У них сильно разобщена структура, и что там конкретно, на каком объекте делается, непонятно. Сыр может производиться в одном месте, масло – в другом. Или сыр покупается у какой-то компании, а расследовать все эти взаимоотношения не наши обязанности.

- Вы говорите, что результаты экспертизы продуктов по «Сонеду» и «Прод-Югу» показывали, что она была качественной… 

- Не вся. Смотрите, мы делали периодический анализ. В задачу входило хотя бы раз в месяц его делать. И все. Сметана и творог не соответствовали качеству.

- Я про масло говорю, по нему что-то выявили?

- Нет, с маслом все хорошо было.

- Кто тогда поставлял некачественный продукт? Если с «молпром», который не раз поставлял фальсификат, договор заключили уже после вашего отстранения, а у «Сонеда» экспертиза показывала, что масло было в норме?

- Это была выборочная экспертиза.

- Проверка длится с 2018 года.

- Летом 2018 года отобрали один образец.

- Уже тогда был «Сонед»?

- Нет.

- Чьи образцы отбирали?

- Я не помню, по моему «Прод-Юг» это был. Следующий образец полиция взяла уже в декабре.

- Какие были результаты экспертиз?

- Масло там не соответствовало требованиям

- Что в первой, что во второй? 

- Да.

- После того, как разразился скандал, проводились ли еще экспертизы?

- Естественно. 

- Вас уведомляли о результатах? Что там показало?

- Масло соответствовало ГОСТу.

- На какую сумму сейчас заключили договора с «молпром»?

- Мне не предоставляли информацию.

- А по «Сонед» и «Прод-Юг»?

- Тоже самое. Я на предприятии с 15 февраля по сегодняшний день (интервью было записано в понедельник, 27 мая, – ПН) отработал в общей сложности максимум две недели.

- Мэр Александр Сенкевич говорил, что его предупредили о проведении обысков на КОПе, в детских садах и школах. У вас была такая информация, что идет расследование?

- Нет. Я был в отпуске. Я незадолго до обысков уехал в отпуск. Я его планировал за месяц. Некоторые интернет-издания втягивают меня в этот скандал. Я считаю, что это искусственно нагнетаемая ситуация.

- Кем?

- Сценаристом каким-то. Я не знаю, кем.

- Для чего? Чтобы снять вас с этой должности и поставить «своего» человека?

- Да. Я думаю, что это основная цель. За этим всем явно стоит какой-то режиссер со своими интересами

- Человек (Леонид Мурашов, - ПН), который пришел на ваше место, пока вы были отстранены, он из силовых структур?

- Насколько мне известно, да.

- Его пригласил первый вице-мэр Владимир Крыленко?

- Да, распоряжение подписано им.

- Когда начался весь этот скандал, всплыло имя Дмитрия Коссе, который якобы ставит своих людей на все предприятия, и консультирует директоров КП и мэра в том числе. Какова его роль в этой ситуации?

- Я общаюсь со многими людьми, интересы различные. Мы можем иметь (с Дмитрием Коссе, – ПН) какие-то консультации по курсу MBA (Магистр делового администрирования, квалификационная степень в менеджменте) и все. Я продолжаю обучение дальше по этому курсу.

- Он своих людей  предлагал поставить на КОП?

- Нет, таких разговоров не было. Хочу отметить, что за три года моего пребывания на предприятии в управленческом аппарате поменялся только технолог. Все остальные люди как работали, так и работают. Поэтому никоим образом кадровая политика с Коссе не обсуждалась.

- Есть информация, что Коссе предлагал вам пойти на сделку с правоохранительными органами, признать вину и ограничиться штрафом.

- Таких разговоров не было.

- А правоохранители предлагали пойти на сделку?

- Нет.

- Для чего вы работаете на этом предприятии?

- Смотрите, я, когда пришел на комбинат работать, он действительно находился в очень плачевном состоянии. Я пришел как менеджер, и за первый год работы мы его преобразили.  Много было сделано и питание детей стало существенно лучше.

- Вам было увеличено финансирование.

- Нужно понимать, как это все работает. При Шуличенко (предыдущий руководитель КОП, – ПН), например, распределение денежных средств составляло 50/50 или 51/49. Мы работаем на соотношении 60/40. 60% всех денежных средств приходится на стоимость продуктов, которые идут детям. Вся остальная хозяйственная деятельность – 40%. Она меньше, чем была раньше. Но при этом мы, скажем так, привели в соответствие саму бизнес-структуру и получили прибыль.

-  Почему вы не открываете заведения общественного питания?

- У нас нет для этого ни условий, ни оборудования, ни персонала достаточного профессионального уровня, который бы мог работать в сфере общественного питания. Но в первую очередь, что я хочу сказать, у нас нет мощностей для этого. Мы работаем на мощностях управления образования. У нас своего практически ничего нет, кроме склада.

- Ваши сотрудники вас устраивают? Видели ли вы, как ваш персонал общается с детьми?

- Знаете, как говорил Кравчук, «маємо, що маємо». К сожалению, на такой уровень заработной платы и на условия труда мало кто хочет идти. Есть разные люди, есть нормальные, а есть и неадекватные

- Их не увольняют?

- Когда мы обнаруживаем серьезные нарушения, и если там все совсем плохо, то увольняем.

- Недавно всплыл «колбасный скандал». Вам вменяют подписанные договора на поставку некачественных колбасных изделий.

- Я бы хотел выделить эту тему. Давайте посмотрим по датам. Договор на поставку колбасных изделий заключили не при мне, в этот период я отсутствовал на предприятии. Выиграла через Prozzoro фирма ООО «Алан». Это очень известная компания, которая представлена по всей стране. В этот скандал меня искусственно втягивают. Я к нему не имею никакого отношения. Ни в момент объявления торгов, ни в момент решения тендерного комитета о победителе, ни в момент поставки я не присутствовал на предприятии. Я был отстранен. Договор подписан 12 апреля. Подписывала его Наталья Минько. Насколько я знаю, было три жалобы со школ и одна жалоба из детского сада. Поставщик отказался выполнять условия договора и разорвал его. Это было до моего возвращения на работу. Договор был разорван.

- Раньше вы сотрудничали с этой фирмой?

- Нет.

- А вы слышали когда-нибудь жалобы на эту фирму?

- Нет. Это крупный завод-мясокомбинат, по-моему, из Днепропетровска. Это очень известная компания. И, тем не менее, на них поступили жалобы. Хотя колбаса проходила лабораторный контроль, и показала 100% соответствие ГОСТу.

-  Говорили, что сосиски плавятся при термической обработке и превращаются в непонятную субстанцию.

- Да, четыре жалобы поступило на товар этой фирмы. И от школ и от садов. Вод примеры:

«Несколько раз мы получаем колбасные изделия – колбаса докторская варенная и сосиски молочные, которые дети кушают хуже, чем раньше. Много отходов. Сосиска при запекании ужариваются, и не отвечает выходу сосиски в тесте. Прошу в дальнейшем такие колбасные изделия не заказывать», - директор школы №65.

«Получила колбасу 6 мая. Сосиски и колбаса «Алан» очень плохого качества, дети кушать ее не хотят, было очень много отходов сосиски. Сосиски в тесте тоже плохо пользуются спросом, так как ее невозможно красиво завернуть в тесто. А когда запекается - ее там нет», - повар школы №46.

«Получила колбасу 6 мая. Запланировала выдачу начать после термообработки. Колбаса имела резиновый вкус, а сосиска совсем разлезлась. Сосиска в тесте выглядела совсем ужасно, насторожило и большое количество отходов, хотя на запах и вкус была более-менее. Структура резиновая», - жалоба из другой школы.

- Татьяна Казакова инициирует проект решения на сессию, чтобы рекомендовать Александру Сенкевичу вас уволить.

- Ничего не слышал об этом. С увольнением какая ситуация, все эти провокации, эта бойня, травля против меня. Я не могу в таких условиях нормально работать. Я готов, если Сенкевич назначит нового человека, передать все дела и уехать. Но уехать без этого шлейфа надуманного вранья, которое вокруг меня распространяют.

- На очередное отстранение от должности апелляцию будете подавать?

- Наверное, у меня есть 5 дней на раздумья. Нужно правильно подготовить жалобу, правильно изложить, на это нужно время. (Глеб Новоторов подал апелляционную жалобу, в четверг, 30 мая, состоялось заседание, однако судья объявила перерыв до 7 июня, – ПН)

- В пятницу, на суде звучала информация, что ваш адвокат, который представляет ваши интересы в суде, он же является юристом КОПа, который помогал вам совершать все противозаконные действия.

- Никаких противозаконных действий ни я , ни юрист не совершали. Адвокатом он стал тогда, когда я уже не работал, а юрист уволился с предприятия.

- Если суд признает вас виновным в служебной халатности, что планируете делать?  Будете в апелляцию подавать?

- Это уже мое дело. Конечно, буду.

Беседовала Юлия Давиденко, специально для «Преступности.НЕТ»

Julia Davudenko



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийобщество