Санитарный контроль

прочтения: 7067
23.02.2020 12:34

Авторский материал Ольги Дмитричевой, ZN.UA

Экзаменом для общества назвал президент Зеленский историю с возвращением украинских граждан из охваченного эпидемией китайского Уханя. Но умолчал о том, что не менее важный экзамен перед лицом угрозы смертоносной эпидемии сегодня сдает и отечественная власть. Судя по первым ответам экзаменуемой на возникшие вызовы, в ее зачетке может появиться жирный "неуд".

Ниже среднего — таков уровень готовности нашей страны к борьбе с эпидемиями опасных инфекционных болезней. Это оценка составителей рейтинга Global Health Security Index, поместивших Украину на 94-е место в списке 195 стран мира. Не очень вдохновляющий, но и не самый плохой показатель, согласитесь. Правда, зафиксирован он был в прошлом году, когда на эпидемиологических фронтах мира царило относительное спокойствие. Но к концу 2019-го в Китае вспыхнула эпидемия неведомого до сих пор человечеству вируса, и все страны начали приводить свои противоэпидемические институты в повышенную боевую готовность. То, как повела себя при этом власть в Украине, дает повод для прогноза: в 2020-м наша страна переместится из середины рейтинга в его конец.

Или пан, или пандемия

Первые тревожные сообщения из китайской провинции Ухань начали поступать еще в декабре минувшего года. Предметом обсуждения на Банковой они стали только в десятых числах января, когда эпидемия коронавируса в Китае уже была в полном разгаре, и ею всерьез озаботилась Всемирная организация здравоохранения. В украинских верхах по этому поводу изначально сформировались две позиции. Первая сводилась к тому, что волноваться не стоит, поскольку Украины эта зараза не коснется, как практически не коснулись в свое время свиной грипп и атипичная пневмония — SARS. Вторая позиция заключалась в стремлении разобраться в ситуации и приступить к принятию действенных мер. Тем более что очень скоро выяснились настораживающие обстоятельства.

Если источник вируса SARS-CoV был очень быстро установлен — ученые оперативно выяснили, от какого животного он был передан человеку и когда это произошло, то источник нового коронавируса до сих пор не найден. Вначале была выдвинута версия, что новый коронавирус попал к человеку от летучих мышей. Затем виновником эпидемии назвали панголина — единственное в мире чешуйчатое млекопитающее, которое ценится в Азии за мясо и лечебные свойства. Но позже выяснилось, что панголин лишь транзитер, передавший вирус человеку, а от кого он его получил, до сих пор неизвестно.

К тому же вирус с невероятной скоростью мутирует. Например, у пассажиров круизного лайнера Diamond Princess, находившегося на карантине у побережья Японии, при диагностировании в течение недели были выявлены три разновидности вируса. Это затрудняет создание специфической системы диагностики, а также средства для профилактики (вакцины) и лечения инфекции.

Все эти сведения стали аргументом для аппарата Совета национальной безопасности и обороны Украины, чтобы созвать оперативную группу для мониторинга и анализа ситуации с распространением нового коронавируса. Произошло это 20 января. А после нескольких дней работы оперативной группы с применением компьютерной программы искусственного интеллекта был сделан прогноз о высоком риске появления в Украине случаев заболевания, вызванного коронавирусом. После этого СНБО создал штаб, привлек в него все органы центральной власти, которые должны быть задействованы в противостоянии вероятной эпидемии, и начал активную деятельность.

Неисполнительность исполнителей

В двадцатых числах января штаб СНБО сформулировал перечень рекомендаций для Кабинета министров. Прежде всего, считали в СНБО, правительство должно разработать Национальный план противоэпидемических мероприятий и принять распоряжение "О мерах по предупреждению занесения и распространения на территории Украины острого респираторного заболевания, вызванного коронавирусом 2019-nCoV". 3 февраля Кабмин утвердил проект (подчеркиваем, лишь проект) Нацплана и принял указанное распоряжение. Изучавшие его специалисты, обладающие опытом проведения противоэпидемических мероприятий, пришли к выводу: документ неплох в декларативной части, но практически не содержит механизма выполнения изложенных в нем намерений.

Также СНБО рекомендовал правительству срочно наложить запрет на экспорт и реэкспорт всех средств индивидуальной защиты — респираторов, масок, костюмов, перчаток, защитных очков. Однако до момента принятия Кабмином такого решения значительная часть этих средств, по сведениям таможенной службы, успела покинуть территорию Украины.

Вообще нужно отметить, что в украинском правительстве так и не смогли осознать всю серьезность угрозы эпидемии. Одним из доказательств чего служит тот факт, что в решении КМУ о запрете экспорта защитных средств в графе "срок выполнения" стоит не конкретная дата, а просто — февраль. А за принятием этого решения последовало не его выполнение, а длительная переписка между Министерством здравоохранения и Министерством развития экономики, торговли и сельского хозяйства о целесообразности запрета, так пока ничем и не закончившаяся. Как говорят эксперты, с которыми общалось ZN.UA, смысла в этом запрете уже нет. Поскольку все, что можно было вывезти, уже вывезли. Остается уповать на украинских производителей этого специфического товара, которые быстро восполнят образовавшийся дефицит.

Следует отдать должное исполнительности Государственного резерва Украины, — он оперативно выполнил требование провести ревизию средств защиты, а также других товаров, медпрепаратов и продуктов, необходимых для проведения противоэпидемических мероприятий. Правда, в результате этого выяснилось, что значительная часть стратегических запасов (например медицинских масок) находится на складах Госрезерва еще с 2007 года, и срок их годности успел истечь. Госрезерв сформировал потребность для новых запасов. Но пополнить их пока не удалось. Поскольку Минздрав никак не завершит все необходимые для этого бюрократические процедуры.

Согласно прогнозам о том, как может развиваться ситуация с распространением нового коронавируса в Украине, первые случаи заболевания наиболее вероятны в Киеве, где учатся и работают граждане Китая, а также в Одессе, Харькове и Львове, на рынках которых они торгуют. СНБО указал на необходимость ограничить миграцию граждан из Поднебесной, предложив китайским студентам, обучающимся в украинских вузах, оставаться дома и организовав для них дистанционное обучение. Также не приезжать в Украину попросили и тех граждан Китая, которые работают в нашей стране. Кроме того, были рекомендации прекратить авиасообщение с Китаем, но прямые авиарейсы осуществлялись до 4 февраля, то есть еще две недели. Въезд в Украину китайцев, как сообщил несколько дней назад госсекретарь отечественного Министерства иностранных дел Андрей Заяц, запрещать пока не планируют. Проигнорировал Кабмин и рекомендацию СНБО ввести скрининговое анкетирование всех граждан, прилетающих в Украину транзитными рейсами из Китая, на предмет их самочувствия и контактов с потенциальными носителями 2019-nCoV.

После новогодних каникул в Украину вернулись почти триста китайских студентов. При этом около десяти из них — непосредственно из Уханя. И несмотря на требования СНБО к правительству поставить этих людей на диспансерный учет, обеспечив наблюдение со стороны медиков, а также контроль за тем, чтобы они не посещали занятия, этого не произошло.

Да, в Украине, как заявляют Минздрав и его Центр общественного здоровья (ЦОЗ), не зафиксирован ни один случай заболевания новым коронавирусом. Но при этом надо понимать, что из 30 тест-систем для диагностирования 2019-nCoV, закупленных в Германии, не использована пока ни одна. Диагностирование происходит методом исключения: человека с подозрительными симптомами тестируют на грипп и в случае его выявления делают вывод, что вируса 2019-nCoV у него нет. Но был ряд случаев, когда грипп не подтвердился, а сотрудники Центра общественного здоровья так и не решились использовать тест-системы для диагностирования коронавируса. Почему? То ли берегут их как зеницу ока, то ли боятся наткнуться на страшную находку.

Для вирусов закон не писан

Министерство здравоохранения, Центр общественного здоровья Минздрава и комитет Верховной Рады по вопросам здоровья нации, медицинской помощи и медицинского страхования в течение всего этого времени пребывали в состоянии полного дзена. ЦОЗ, мониторящий эпидситуацию в стране, не устает утверждать, что причин для беспокойства нет, поскольку нет случаев заболевания, вызванных 2019-nCoV.

Что же касается парламентского комитета по вопросам здоровья, то его председатель Михаил Радуцкий на все вопросы журналистов о подготовке к возможной эпидемии отвечает: "Никакого отдельного национального плана у страны в этом отношении нет, так как мы четко следуем всем рекомендациям ВОЗ". 3 февраля на согласительном совете фракций председатель ВР обратился к комитету Радуцкого с просьбой "всячески присоединиться к процессу" изучения вопроса, связанного с коронавирусом. Но за все это время комитет ни разу не обсудил эту тему на своем заседании. И до сих пор даже не потрудился скорректировать план работы на 2020 год, в котором законопроект о системе общественного здоровья и обеспечении санитарно-эпидемического благополучия планируют вносить на рассмотрение ВР во втором квартале, то есть в апреле—июне. И действительно, куда торопиться?

А с законодательным полем в сфере эпидемического благополучия в Украине — просто беда. С одной стороны, у нас есть закон об обеспечении санитарного и эпидемического благополучия населения (принятый, кстати, еще в далеком 1994 году). Он предусматривает возможность временно ограничивать права людей и накладывать на них определенные обязательства, если того требует эпидемиологическая обстановка. Действует также закон о правовом режиме чрезвычайного положения, который предоставляет особые полномочия государственным органам и устанавливает возможные ограничения для граждан, в частности в случае карантина. Но, с другой стороны, "карантин устанавливается и отменяется Кабинетом министров Украины… по представлению главного государственного санитарного врача Украины", говорится в законе. А главного государственного санитарного врача Украины как такового физически не существует вот уже несколько лет. Его ликвидировали вместе со всей санитарно-эпидемиологической службой. Под благими намерениями борьбы с коррупцией. Исходя из такой логики, ликвидации подлежат практически все госорганы в стране. Но даже при лечении насморка гильотиной мы демонстрируем избирательный подход.

После ликвидации СЭС ее функции были перераспределены между Центром общественного здоровья и Государственной службой контроля по вопросам безопасности пищевых продуктов и защиты потребителей. Но в постановлении о создании последней указано, что она занимается всеми инфекциями, кроме тех, что касаются человека. Этой функцией не наделили никакую другую госструктуру. Более того, на местах остались противоэпизоотические комиссии, а противоэпидемические комиссии ликвидировали.

Было задекларировано, что Центр общественного здоровья — это аналог американского CDC (Центра по контролю и профилактике заболеваний — федерального агентства Министерства здравоохранения США) и способен также противостоять всем биологическим угрозам. Но, во-первых, ЦОЗ даже не является центральным органом исполнительной власти, — это всего лишь госучреждение, что не дает ему права обладать такими же полномочиями, как ликвидированная СЭС. А во-вторых, согласно положению о нем, ЦОЗ занимается только мониторингом эпидемиологической ситуации, осуществляя это через свои представительства в областях. Он фиксирует случаи заболеваний, собирает статистику о количестве заболевших и дает рекомендации по поводу того, что предпринять. Но поскольку это всего лишь рекомендации, их выполнение не обязательно и не подлежит контролю.

Кроме того, совершенно неясно, какие государственные органы и с помощью каких инструментов эти рекомендации должны выполнять. Сеть лабораторий, функционировавшая при санитарно-эпидемиологической службе, находится в периоде полураспада, а обязанность по их финансированию собираются возложить на органы местной власти. Эпидемиологическое расследование вспышек инфекционных заболеваний, согласно действующему законодательству, обязаны проводить центры первичной медико-санитарной помощи. То есть семейные врачи!

К примеру, нынешней осенью в Винницкой области был зафиксирован птичий грипп. Госпотребслужба включила все свои инструменты реагирования, объявила карантинной зоной территорию в радиусе десяти километров от очага и уничтожила там всех птиц. Ни одна птица — ни живая, ни в виде тушки — не проникла через кордон, потому что к его охране были привлечены силы полиции и Нацгвардии.

Но если понадобятся аналогичные действия в отношении вируса, поражающего людей, то для их совершения законных оснований нет.

В поисках выхода

11 февраля 2020 года под председательством секретаря СНБО Алексея Данилова состоялось межведомственное совещание, посвященное вопросу предотвращения угрозы эпидемии нового коронавируса. На нем было принято решение рекомендовать Минздраву в недельный срок разработать и внести предложения по возобновлению деятельности санитарно-эпидемиологической службы на территории Украины. А до тех пор, пока работа СЭС не будет возобновлена, было предложено возложить обязанности главного государственного санитарного врача Украины на министра здравоохранения.

Но, во-первых, и на этот раз речь идет лишь о рекомендациях, которые традиционно никто не торопится выполнять. А во-вторых, нынешний министр здравоохранения Зоряна Скалецкая — не врач. Более того, депрофессионализация отечественных органов власти зашла столь далеко, что ни одного врача нет во всем руководстве Минздрава. К тому же против этой идеи выступил глава парламентского комитета по вопросам здоровья Михаил Радуцкий. Главный стратег по вопросам здравоохранения в команде президента Зеленского. Тоже, кстати, не врач.

Стоит ли тогда удивляться той институциональной несостоятельности, которая проявилась в действиях Минздрава и других органов власти в ходе эвакуации из Уханя украинцев? Украина оказалась последним государством, которое вывезло из зоны эпидемии своих граждан. И весь мир наблюдал за нашим национальным позором. Но мало кому известно, что Минздрав планировал доставить уханьских украинцев домой еще 11 февраля и прямо из Борисполя отпустить их по домам. И только вмешательство авторитетных специалистов в сфере вирусологии и эпидемиологии сорвало этот план. Иначе мир и вовсе стал бы шарахаться от украинцев, как от чумных.

В комитете же ВР, как мы уже говорили, царит полное спокойствие по поводу вероятности возникновения в Украине эпидемии нового коронавируса. Как, впрочем, и по поводу угрозы эпидемий других инфекционных болезней. Там предпочитают и дальше следовать рекомендациям ВОЗ и утвержденному еще до начала истории с 2019-nCoV законодательному плану, разрабатывая проект нового закона о системе общественного здоровья и обеспечении санитарно-эпидемического благополучия.

Специалисты, кстати, позитивно оценивают идею этого законопроекта, в основу которого положена модель американского CDC. Но, во-первых, по их мнению, эта модель очень дорогая для Украины (по приблизительным оценкам, она будет обходиться в 600–700 миллионов долларов в год), а во-вторых, для того чтобы она начала действовать, потребуется года полтора. И это с учетом того, что сам закон утвердят не раньше лета. Словом, история долгая. А эпидемиологическая ситуация в стране и во всем мире требует безотлагательных мер уже сейчас.

Островки оптимизма

Что способно еще хоть как-то поддерживать оптимизм в отношении происходящего, так это украинская наука и ее конкретные представители. На фоне бездеятельности и равнодушия органов власти они оказались самыми ответственными и инициативными. Китайцы, понимая опасность нового вируса, очень быстро расшифровали его геном, сделав его доступным для всего мира, и разослали расшифровку всем странам. Наши ученые проявили инициативу и пришли в СНБО, заявив о готовности разработать максимально специфическую диагностическую систему для выявления вируса 2019-nCoV.

Важное обстоятельство заключается в том, что стоимость диагностических систем отечественного производства гораздо меньше стоимости импортных. Если цена каждой из 30 тест-систем, приобретенных Центром общественного здоровья в Германии, составляет 42 720 гривен (плюс 1424 гривны на реагенты и анализ), то одна тест-система украинской лаборатории "Диаген" обойдется бюджету в 5000 гривен (плюс 100 гривен — стоимость тестирования одного пациента).

Секретарь СНБО Алексей Данилов прибыл в субботу, 22 февраля, в Новые Санжары вместе с двумя вирусологами. Они взяли у всех находящихся в обсервации людей образцы биологического материала (смыв из глотки и мазок из носа) и доставили их в вирусологическую референс-лабораторию Центра общественного здоровья для тестирования. Там их проверят с помощью отечественных тест-систем.

Почему прибывших в Украину из Уханя граждан не продиагностировали в тот же день, когда они приехали, и даже не удосужились сделать им общий анализ крови и флюорографию, понять трудно. Как и то, что Минздрав до последнего не хотел применять диагностические системы украинских ученых. Остается только предполагать, что кто-то просто не заинтересован в том, чтобы массово запускать их в дело. Может, потому что это ломает перспективы заработка на закупках тест-систем за рубежом? Есть еще одно важное обстоятельство. Поскольку вирус 2019-nCoV очень быстро мутирует, "мутациям" нужно подвергать и тест-системы для его диагностики. Поэтому применять отечественные диагностические системы нужно как можно быстрее, чтобы ученые смогли оперативно их дорабатывать.

И все же пока в Украину из Китая приехали только наши граждане, а не уханьский коронавирус, шансы на успешную сдачу экзамена как у общества, так и у власти еще остаются. Для этого нужно проанализировать все не сделанное или сделанное абсолютно неправильно. Мобилизовать все институты, уполномоченные выполнять функции государства и осуществлять государственные сервисы, а также оперативно воссоздать недостающие среди них. И, наконец, понять, что представителям власти и экспертному сообществу в лице бывших главных инфекционистов, главврачей СЭС, академиков и прочих "осколков преступного режима" нужно прекратить соперничать словно дворовые команды, вместо этого объединившись в национальную сборную. Слишком уж силен и опасен даже не соперник — враг, против которого предстоит выступить.

Да, его пока не видно, и, действительно, велик соблазн спрятать голову в песок, убеждая себя и всех вокруг, что нас пронесет и на этот раз. Но, может, все-таки лучше посмотреть правде в лицо? Новый китайский коронавирус — еще одно доказательство того, о чем давно говорят ученые: в мире происходит эволюция не только человека, но и всего остального живого на планете, в том числе и вирусов. Лишь за время жизни одного поколения человечества зафиксировано появление 40 новых инфекций. То есть возникновение 2019-nCoV — не единичный случай, а результат закономерного процесса. Тем более что над созданием новых вирусов работает не только природа.

Среди представителей авторитетных медицинских кругов и даже в ВОЗ немало тех, кто считает новый коронавирус боевым, возникшим в результате целенаправленных лабораторных исследований. Многие обращают внимание на то, что его жертвами становятся преимущественно мужчины-представители монголоидной расы в возрасте старше 65 лет. На этом базировалась гипотеза о рукотворности 2019-nCoV. Правда, последние новости из Италии, где выявлены несколько заразившихся им человек, двое из которых умерли, опровергает эту гипотезу. Другой вопрос: итальянских граждан поразил тот вирус, что был изначально, или уже мутировавший? Все это означает, что мы вступаем в эру обострения биологических угроз. Нам нужно осознать это и приготовиться к эффективному реагированию на подобные риски, а то и к борьбе с серьезными эпидемиологическими вызовами.

    Фотофакт