Нерешаемая проблема или власть с закрытыми глазами: Почему до сих пор дымит «Экотранс»?

прочтения: 32928
23.03.2021 15:00

В нашей стране, как и в большинстве стран постсоветского пространства, большие проблемы с экологией. Отсутствие адекватной программы по защите окружающей среды, тотальная коррупция и безразличие большинства – главные, но не единственные причины, почему в Украине нельзя вдыхать полной грудью.

Николаев не то, чтобы не исключение. По данным Центральной геофизической обсерватории имени Бориса Срезневского, в 2020 году Николаев занял пятое место в рейтинге городов с наибольшим загрязненным воздухом. Здесь все те причины плохой экологии, которые были озвучены выше, можно умножить на три и не ошибешься. Почему так происходит и какую роль в «почетном» пятом месте рейтинга играет завод «Экотранс»? Давайте разбираться.

Что такое «Экотранс»?

Это маслоэкстракционный завод. Датой его основания в реестрах значится 1996 год, но, на самом деле, до 2003 года там был завод зольного гравия. Проект для ООО «Агроэкспорт» на реконструкцию и последующее переоборудование помещения в маслозавод появился только в 2003 году.

Отметим – в документе сразу говорится о том, что предприятие в качестве топлива будет использовать лузгу. Также в проекте указан основной фактор воздействия на окружающую среду – загрязнение воздуха. Выбросы предполагались в размере 233 тонн в год, но, при этом, существенного влияния на атмосферу они не окажут – так писали в проекте. Также в документе учли расстояние от жилой зоны и это очень важно понять – уже на момент переоборудования завода шла речь о том, что рядом находится жилая зона.

С тех времен и по сегодняшний день предприятие занимается тем, что производит растительные масла и перерабатывает семена масличных культур. Для удешевления производства завод не использовал газ – вместо этого он сжигал лузгу семян подсолнечника. Получалось фактически безотходное производство (но лузгу все равно приходится докупать) – дешево для предприятия, но «дорого» для тех, кто возле этого предприятия находится. Почему? Лузга сама по себе безвредна, если завод оснащен фильтрами, которые не позволяют выбрасывать в атмосферу гарь и копоть от ее сжигания. Но фильтры – штука дорогая. Одно время «Экотранс» перешел на газ, но радость близлежащих домов продлилась недолго.

Кто владеет «Экотрансом»?

В 2003-ем предприятием владел ООО «Агроекспорт», который и заказывал проект по переоборудованию завода. Когда предприятие перешло к фирме «Зерноторговая компания «Allseeds», неизвестно, но в 2008 году именно они значились владельцами, а в 2009-ом им выдали разрешение на выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух. Документ действовал пять лет, но уже в 2010 году у завода изменился владелец – им стала фирма «Kernel». Как раз в этом году компания выкупила контрольный пакет акций за 42 миллиона долларов у фирмы-конкурента «Allseeds».

Владелец «Kernel» (на сегодняшний день это целый агрохолдинг «Кернел Груп») – экс-нардеп, олигарх и один из богатейших людей Украины Андрей Веревский. В 2018 году завод «Экотранс» у Веревского выкупили. Покупателем выступила ООО «Южная Аграрно-Экспортная Компания». Кто владеет «ЮАЭК»? Действующий депутат Николаевского областного совета, глава фракции «Наш край» Юрий Кормышкин. На сегодняшний день он является конечным бенефициаром и владеет 100% акций

Кормышкин
компании. Однако «ЮАЭК» выкупает только часть акций «Экотранса». Еще одной частью завода завладевает малое частное предприятие «Эридон» - его возглавляет Сергей Кролевец. Тогда же за заводом «закрепили» директора – Сергея Абрамова, который занимает свою должность рекордно длительное время, если сравнивать с предыдущими руководителями предприятия. Отметим, покупая завод, Юрий Кормышкин заявил, что предприятие под его чутким руководством восстановится в «полностью обновленном формате»:

«ПАЕК» социально ориентированная компания и имеет репутацию добросовестного налогоплательщика. Поэтому восстановив работу предприятия в полностью обновлённом формате, мы не только пополним бюджет региона, а и создадим новые рабочие места для николаевцев», - заявил один из новоявленных обладателей маслоэкстракционного завода.

Итак, с 2018 года и по сегодняшний день владельцами завода являются два человека – Юрий Кормышкин и Сергей Кролевец. Кстати, у второго хозяина «Экотранса» - 50,1% пакета акций. Кролевец в 2019 году попал на 76 место списка самых богатых людей Украины. Его «Эридон» занимается поставкой удобрений, средств защиты от насекомых и семян, параллельно с этим Кролевец одно время активно скупал разные предприятия.

Удивляет, как люди, попадающие в списки «самых сильных Украины сей», совершенно не заботятся о том, насколько «не токсичен» их бизнес. Хотя, возможно, в этом и есть разгадка таких немалых капиталов.

Так, а на что жалуются-то?

На лузгу. Точнее, на то, что выходит из трубы «Экотранса» по итогу сжигания шелухи от семечек. А выходит из трубы все то, что выходить из нее категорически не должно – гарь, копоть и тяжелые масла. Они оседают на любых поверхностях и в любых легких. Они могут, как привести к самым тяжелым последствиям, так и остаться незамеченными для человеческого организма. Масло же приходится счищать с окон квартир и собственных автомобилей. А запах, по словам жителей Намыва, мало чем напоминает тот приятный аромат масла.

Экотранс особенно активен ночью
район ЖК "Апельсин"

Еще одна проблема – постоянный шум. Причем, это не просто шум – одна из жительниц дома, стоящего вблизи завода, описала этот гул как вибрацию, от которой невозможно избавиться. «Даже надев беруши на ночь, ты чувствуешь этот гул. У тебя вибрируют кости». Неприятно, да? Стоит ли говорить о том, что эта проблема – она не про регулярное мытье окон и вибрации в ушах. Это о человеческом здоровье и безопасности.

Проблема не просто не новая. Возможно, ей столько же лет, сколько и самому предприятию. На завод в Николаеве жалуются с тех пор, как в городе появились интернет-СМИ. Самая ранняя дата новостей с заглавиями по типу «Экотранс» травит людей» - 2007 год. В ноябре этого же года, по решению сессии Николаевского городского совета, завод закрыли в связи с жалобами. Но в июле «Экотранс» заработал вновь.

Повторно закрыть предприятие решили в 2011 году. Тогдашний городской голова Владимир Чайка создал временную депутатскую группу по изучению вопроса. Отмечу – комиссию создали 23 февраля. Уже 30 марта депутатская группа решила закрыть завод. И закрыла. Им понадобился месяц на решение вопроса.

«…Вопрос выбросов в атмосферный воздух продуктов производства ООО «Экотранс» поднимался с 2006 года. Деятельность предприятия приостанавливалась решением городского совета по предписанию экологических и природоохранных служб. В последствие выбросов в воздух концентрированный запах подсолнечного масла распространяется по территории микрорайонов «Намыв», «Лески» и тд. Это причиняет вред здоровью населения, вызывает аллергические реакции», - сказано в акте по итогу работы депутатской группы.

Котлы опломбировали, двери закрыли, завод какое-то время не функционировал. Руководство «Экотранса» ожидаемо обратилось в суд и выиграло процесс, но владелец завода в лице узнаваемого по всей стране «Kernel», видимо, решило, что репутационные потери не стоят таких денег, поэтому выстроило с николаевской властью диалог. 1 ноября 2011 года «Экотранс» прислал Владимиру Чайке письмо, в котором сообщил, что опломбировал шиберы для подачи лузги в котельные и переходит на природный газ.

«Подача лузги в котельную для сжигания технически невозможна», - написали в письме.

Через месяц к письму прислали ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ, и я пишу это большими буквами, потому что вы вообще где-то сейчас слышали о таком уважении частного предпринимателя к местному самоуправлению? В плане еще раз (и далеко не раз) подчеркнули, что перешли на природный газ, а все пункты были обозначены с учетом перехода.

Еще один отчет (отчет!) по запросу тогдашнего главы городской комиссии по вопросам экологии Олега Крисенко прислали в 2014 году. Там шла речь о том, что количество загрязняющих веществ, которые выбрасываются в окружающую среду, уменьшилась в три раза, а завод продолжает работать на газу.

«На Ваш запрос сообщаю, что в 2013 году изменения в технологический процесс не проводились, котельная предприятия полностью работает на природном газе, лузга семян подсолнечника в качестве топлива на ООО «Экотранс» не используется с апреля 2011 года, линия транспортирования лузги демонтирована», - написали в отчете.

При этом, что удивительно – все эти годы жители Намыва продолжали жаловаться на запах, в 2013 завод успел выплатить штраф за загрязнение воздуха, тогдашний глава облгосадминистрации Николай Круглов обратился к мэру с требованием решить вопрос, а в 2014 исполняющий обязанности мэра Юрий Гранатуров заявил, что на Намыве пахнет семечками из-за бабушек, которые гонят масло.

Однако фактически с 2014 по 2018 год новости об «Экотрансе» исчезли из медиапространства. Пока завод не купили Кормышкин и Кролевец.

Они же перешли на газ, в чем проблема теперь?

И вот здесь начинается бюрократия. Еще в 2016 году (еще когда заводом владел «Kernel») завод получил новое разрешение на выбросы загрязняющих веществ. Выдало это разрешение управление экологии Николаевской областной государственной администрации за подписью исполняющего обязанности начальника Дмитрия Маца. И в нем уже речи о газе не шло.

Я не знаю, что случилось с Веревским и его «Kernel», почему их риторика изменилась, могу только сказать, что в реестрах с 2017 по 2018 год «Экотранс» менял конечных бенефициаров, как украинские партии меняют свою «твердую, как кремень» позицию. Факт остается фактом – в разрешении, которое выдали в 2016, на 10 лет, значится котел КЕ-10-1.4Д – сжигание лузги подсолнечника. Этот же котел в 2012 году, согласно отчету о деятельности предприятия, работал на газу. Обидно? Очень.

Еще обиднее будет, когда вы узнаете, что в 2019 году (когда завод перешел во владение Кормышкина и Кролевеца) появляется еще одно разрешение на выброс загрязняющих веществ, которое также подписывает все тот же Дмитрий Мац. И вроде бы все так же, только вот в документе уже не один котел... Их два. Видимо, это и есть тот обещанный «обновленный формат», о котором в 2018 году говорил счастливый обладатель половины завода Юрий Кормышкин.

По факту, предприятие просто нарастило мощности по сжиганию лузги в два раза. Это можно проследить хотя бы по Таблице №3 в разрешении от 2016 года количества твердых частиц, которые «романтично» кружат над Намывом, составило 50 миллиграмм на кубический метр при допустимой норме – 50 миллиграмм. Аптечная точность. В 2019 году теперь уже два котла выбрасывают в атмосферу в три раза больше твердых частиц – 150 миллиграмм на кубометр. А допустимая норма, теперь, знаете, какая? Правильно, 150 миллиграмм.

разрешение от 2016 года
разрешение 2019

В общем, в новом разрешении все очень удачно сходится – нормы не превышаются и в точности соответствуют выбрасываемым акролеину, твердым частицам, метану и гексану. Кстати о гексане... Впервые о нем заговорили жители Намыва. Они нашли трубу, которая, по странному стечению обстоятельств, шла от завода «Экотранс». Конец этой трубы раньше нырял в водоем и производил из своих недр странного вида субстанцию. Вы можете полюбоваться этим белым налетом на фотографиях, но, к счастью, не почувствуете химический запах, который исходит от высохшего водоема.

Жители ссылаются на некоего бывшего сотрудника завода, который говорит о том, что это – то, что остается после гексана, и можно было бы не верить, что успешно делали некоторые члены комиссии по вопросам экологии в Николаевском областном совете, если бы не одно но. Это большое жирное «но» черными буквами по белому листу прописано в разрешении на выброс веществ от 2019 года – ГЕКСАН. Слово написано как раз в колонке «наименование потенциально опасного объекта». Большой резервуар – 156 тонн.

А правее сказано, что с планом по локализации и ликвидации аварийных ситуаций на ООО «Экотранс» можно ознакомиться на предприятии, где он и находится. На мой запрос с просьбой предоставить копию плана и вообще рассказать, что там делают с гексаном, мне не ответили. А между тем, гексан – это опасный яд и его выбросы оказывают негативное воздействие на организм. Очень негативное:

«Гексан оказывает раздражающее воздействие на кожу; при внутреннем потреблении повреждает легкие; при вдыхании действует как наркотическое вещество, вызывая сонливость, головокружение, поражение периферической нервной системы и онемение ног, угнетение ЦНС. Пары гексана вызывают раздражение слизистой глаз» (источник: Prime chemicals group)

Да, кстати, гексан огне- и взрывоопасен. Понятное дело, при работе с ним нужно соблюдать нормы безопасности. Соблюдают ли их на заводе? Я не знаю и вам не смогу сказать – эту информацию скрыли от меня и от вас руководители «Экотранса».

Смотря на эти два разрешения, справедливо возникают вопросы – например, почему их два? Первое разрешение было выдано, повторю, в 2016 году, на 10 лет, зачем понадобилось его аннулировать и выдавать второе разрешение – в 2019 году, также на 10 лет? Новый хозяин решил удвоить мощности? Где в разрешении прописаны фильтры, если они вообще есть? Где оценка влияния на окружающую среду, которая должна быть по закону, если количество котлов увеличили?

Народные волнения

Итак, август 2019 года, второе разрешение от управления экологии ОГА на выбросы успешно получено, «Экотранс» запускается. Проходит полгода и местные жители снова сталкиваются со старой проблемой – запах, шум, гарь и копоть распространяются по району Намыв. В сети начали появляться фото и видео с Намыва. Изображения напоминали что-то «околоаппокалиптическое» – плотный туман, заползающий во дворы, труба «Экотранса», выбрасывающая в атмосферу густой черный дым, и постоянный непрекращающийся гул.

До середины осени никто из власти толком не обращал внимания на волнения, но осень 2020 года – время выборов. Действующий мэр и кандидат на следующие пять лет Александр Сенкевич поехал на завод. Там он в сопровождении директора «Экотранса» Сергея Абрамова обошел цеха, посмотрел на жгущуюся лузгу, вышел во двор и задал вопросы:

- Я на территории завода. Действительно, как говорят жители, им транслируется туда шум. Я не могу сказать, что шума нет, но что вы можете предпринять?

Абрамов, в ответ на это, заверил мэра, что все будет хорошо. И хорошо будет уже после Нового года:

- Мы это все осознаем и на сегодня занимаемся тем, что пытаемся предотвратить этот шум, снизить его существенно. Для этих целей мы проводим проектные работы, подбираем щиты и защиты для того, чтобы поставить и обезвредить жителей Намыва… Мы так думаем, мы с этой работой справимся до Нового года.

Также Абрамов размыто упомянул фильтры – сказал, что завод «ищет варианты». Дедлайн при этом не назвал. Это было начало октября, уже в конце месяца Сенкевич послал в Министерство экологии письмо. У себя же на Facebook он заявил, что, хотя местная власть и не может никак повлиять на завод, он недоволен тем, что обещания Абрамов не выполнил, поэтому переносит вопрос в публичную плоскость.

В последствие Сенкевич еще несколько раз произнесет фразу о том, что город в его лице и лицах 54 депутатов, никак не может урегулировать работу «Экотранса», и это странно. Потому что в украинском законодательстве существуют как минимум две статьи, в которых четко сказано, что орган местного самоуправления имеет право контролировать работу подобных предприятий и регулировать политику по охране окружающей среды.

Закон об охране окружающей среды
Закон о местном самоуправлении

Согласна, определения «контролировать», «осуществлять регулирование» довольно размыты. Но мэр города, на чьей территории стоит и дымит завод, не может разводить руками. Это сюрреализм. Приблизительно это и было в ответе Минэкологии на письмо Сенкевича. А еще там рассказали о проверках.

Когда на предприятие, которые выбрасывает в воздух опасные отходы, жалуются люди, первым органом, который должен выступить в их защиту (помимо городской власти), является Государственная экологическая инспекция. Сотрудники управления такой инспекции в Николаевской области приходили на «Экотранс» с проверкой, и не одной. В ходе своего первого визита – в сентябре 2020 года инспекторы нашли нарушение – превышение допустимой нормы выбросов на известном уже нам котле, который сжигает лузгу. По результатам проверки инспекция составила акт и предписание, но руководство «Экотранса» отказалось подписывать документы. Потом инспекторов вообще не пустили на завод – якобы, случилась аварийная ситуация, о которой, правда, никто не предупредил, хотя обязан.

начальник отдела атмосферных выбросов экоинспекции Виталий Орловский
В целом, инспекторов не пускали на завод четыре раза. Вдумайтесь – орган, который имеет функции контроля подобных предприятий, просто игнорировали. Инспекторы составляли акты, описывали закрытые ворота «Экотранса», и уходили.

При этом, в полиции по факту выбросов открыли уголовное производство.

Зато у николаевской Госпотребслужбы проблем с проверками не возникло. По крайней мере, об этом сказано в акте проверки завода, в ходе которой нарушения не нашли. Я не стану подвергать сомнению слова государственного ведомства, упомяну лишь тот факт, что акт был подписан Олегом Калнаусом. В Николаеве он известен тем, что подозревается во взяточничестве и является фигурантом в деле ОПГ-«ветеринаров» - в 2016 году участники преступной группировки незаконно переправляли скот из Украины заграницу, а справками их снабжало Главное управление ветеринарной медицины, которым руководил Калнаус. Суд, кстати, по этому делу все еще идет, но, несмотря на это, фигурант уголовного дела, за два месяца до увольнения, подписывает акты проверки завода, которые говорят, что все у этого завода хорошо.

Городская власть самоликвидировалась, а что делает областная власть?

Областная власть в лице Николаевского областного совета начала рассматривать этот вопрос на комиссии по вопросам экологии. Уже через несколько заседаний стало очевидно, что и.о. главы управления экологии Николаевской ОГА Дмитрий Мац, за чьей подписью, собственно, и было выдано разрешение «Экотрансу», не стремится положить этому конец.

Дмитрий Мац

Конец выбросам не хотели положить и несколько членов комиссии по экологии – например, депутат от «Нашего края» Юрий Елиневский всячески отрицал наличие на заводе гексана. Андрей Головчанский от партии «Оппозиционная платформа – «За жизнь» насмехался над сотрудниками экоинспекции и активной группой жителей Намыва, предлагая последним ходить в противогазах. Кстати, этот же Головчанский предложил обратиться к Сенкевичу с требованием выделить заводу субвенцию – несколько миллионов финансовой помощи «на модернизацию». Смешно, правда? Смешно, когда тебя это не касается.

Андрей Головчанский
Юрий Елиневский

Депутат от «Нашего края» Елена Донченко, назвав себя представителем «Экотранса», сообщила, что завод обязательно переоборудуют – поставят фильтры и шумоизоляцию. А директор «Экотранса» Сергей Абрамов, который обещал покончить со всем этим до Нового года, в Новом году заявил, что уменьшил шум и выбросы. Почему, при этом, на завод не пускали экоинспецию для замеров, Абрамов

Сергей Абрамов
так и не объяснил.

Но были и те, кто старался двигать вопрос – глава комиссии Алла Ряжских упрямо допрашивала Дмитрия Маца на каждом заседании, требуя конструктива. Депутат Алена Карая с таким же пристрастием спрашивала с инспекторов экологической инспекции о том, почему они такие «беззубые». Все вместе допытывались у чиновников, как можно ускорить этот процесс и что им делать. По итогу, заседание решило проголосовать за рекомендацию управлению экологии обратиться в суд – на самом деле, это было формальное действие, которое, скорее, нужно для маркировки позиции депутатов. И маркировка удалась – вопрос так и не был проголосован, против «дружеского пинка» для управления экологии проголосовали «опзжшник» Головчанский, «нашекраевец» Елиневский и «слуга народа» Игорь Савченко.

Алла Ряжских
Алена Карая

По итогу пары месяцев метаний, рабочих групп в ОГА и выездных заседаний на территории завода, иск в суд об отмене разрешения на выбросы «Экотрансу» все же был подан. Но, помня о сценарии 2011 года, можно предположить, что руководство «Экотранса» уже готовит ответный иск в апелляцию на случай проигрыша.

Можно предположить, что для апелляционного суда доказательств выбросов окажется недостаточно. Можно предположить, что завод продолжит работать на лузге, потому что так дешевле, и не будет устанавливать фильтры, потому что это дорого. Можно предположить все, что угодно, но остается только ждать. И надеяться на справедливость.

А что Кормышкин?

Юрий Кормышкин как собственник половины завода, конечно, не молчал. В период активной избирательной компании, которая совпала с созреванием и сбором семян подсолнуха, он удачно сложил для себя картинку и тиражировал ее в публичном пространстве. Картинка очень простая – если меня критикуют, значит это мои политические оппоненты. 13 октября, в разгар волнений, Кормышкин написал пост на своей странице в Facebook. Если кратко – все хорошо, проблему на «Экотрансе» выявили, исправили, черного дыма больше нет.

Позже, когда на завод пришли с обысками по делу о загрязнении окружающей среды, Кормышкин назвал это политическим давлением накануне выборов. В целом, риторика как владельца, так и руководства завода, была и остается достаточно странной – с одной стороны они не отрицают наличие проблемы, с другой же – говорят о том, что на предприятии все хорошо, а замеры соответствуют нормативу. В какой-то момент Кормышкин даже меморандум предложил подписать между заводом и местными жителями. Им он предлагал закрепить за собой обязанность установить фильтры и совершить модернизацию завода поэтапно до 2021 года. В целом, Юрия Кормышкина можно понять – когда близится день выборов, пойдешь на какие угодно меморандумы и пообещаешь какие угодно фильтры. Только отдайте голос.

Ожидаемо на сторону «Экотранса» встала и Светлана Федорова. Дружбу Кормышкина и Федоровой в процессе предвыборной компании сложно было не заметить. Совершенно же очевидной она стала, когда главврач «инфекционки» заявила, что идет на выборы в составе партии «Наш край». В ходе активных разбирательств с «Экотрансом» Федорова выдала на тот момент популярную мысль о том, что это не завод виноват в завышенных выбросах – это застройщик виноват, что он построил жилой комплекс «Апельсин» недалеко от завода. И это мнение врача, которое, кстати, удивило не только меня. В ответе к комментарию люди возмутились позицией Федоровой, о чем достаточно прямо выразились.

Позиция Федоровой, однако, очень быстро разбилась о факт – санитарные нормы и расстояние от промзоны при строительстве ЖК были соблюдены.

В общем, после выборов партия «Наш край», кроме Елены Донченко, самоотверженно бросившейся на амбразуру, в своем большинстве затихла. Ни обещанных фильтров, ни шумоизоляции, ни модернизации. Даже маленького меморандума – и то не слышно. Почему? Я думаю, тут и так все очевидно.

По Намыву курсирует смог. Ветер гонит его и в другие районы Николаева, смешивая с красным шламом от глиноземного завода. Гонит за город, где есть еще заводы, гонит в область. Каждый из нас немножко дышит этим всем, а еще «Экотрансом». Осознает ли это Юрий Кормышкин? Понимает ли он в действительности, что дышит с нами одним и тем же воздухом? Понимает ли это Андрей Головчанский, думает ли об этом Юрий Елиневский? Как на это смотрит Госпотребслужба? Я не знаю. Я знаю только то, что некоторые депутаты, которых выбрали люди, интересы этих самых людей ставят на последние места. Первые позиции уже давно заняты объединениями, трастами и коалициями доверия и взаимовыручки. И в подобном утверждении меня в очередной раз убедила маленькая история.

Вместо вывода (История вымышленная. Но это не точно)

В тот день, после комиссии по вопросам экологии, Володе очень хотелось есть. Новая должность отнимала много сил. Он быстро спустился в столовую областного совета, где его уже ждали его друзья однопартийцы, хлопнул по рукам с Андреем, махнул Игорю и медленно зашагал к стойке с кашами и котлетами. Набрав тарелок, он подошел к столу, опустил поднос и, прежде чем сесть, посмотрел на телефон. Захотелось позвонить.

- Алло, ну привет. Как там отдыхается? Хорошо тебе там, на солнышке греться? А мы тут отстояли тебя, слышишь? Да-а-а… Как могли, отстаивали, не дали голосов под твой завод. Да, ну чтоб не подавали… Да, не подавали иск. Да ты Андрею спасибо скажи, не мне, он тебя там так защищал! Да-да, так что отдохни там за нас. Ага, давай-давай, пока. Не за что, брат. Пока.

За стол он сел с улыбкой. Было приятно осознавать, что коалиция, пусть и ситуативная, укрепилась такой неплохой «подпоркой» с его стороны. Довольный миром и собой он отхлебнул чай и подавился – немного запершило в горле. «Наверное, простыл» - подумал он.

Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт