«Времени, чтобы перестроиться и удерживать людей, у нас не так много»: интервью с директором ГП НПКГ «Зоря»-«Машпроект» о реформе, рынках сбыта и о переменах

прочтения: 64316
23.12.2021 10:00

Многие годы «Зоря-Машпроект» остается одним из самых многочисленных предприятий города и области. Благодаря производству, 90% продукции которого экспортируется, завод является одним из крупнейших налогоплательщиков. При этом, к «Зоре-Машпроект» приковано внимание сразу нескольких государств и это предприятие является одним из стратегически важных не только для нашей области, а и для всей Украины. Особенно в контексте морского присутствия, которым сейчас активно занимаются такие страны, как, например, Индия и Китай.

На протяжении последних лет, ГП НПКГ «Зоря»-«Машпроект» входит в государственный концерн «Укроборонпром». На днях, Кабинет Министров Украины утвердил план по ликвидации концерна, путем его дробления на холдинги, в зависимости от профиля деятельности государственных оборонных предприятий. По плану, «Зоря»-«Машпроект» станет частью холдинга «Морские системы». О том, что это принесет предприятию, чем «Зоря» живет сейчас, какие у нее перспективы развития и о многом другом «Преступности.НЕТ» поговорили с генеральным директором ГП НПКГ «Зоря»-«Машпроект» Алексеем Жуковцом.

– Уже несколько лет идет реформа «Укроборонпрома». По плану «Зоря»-«Машпроект» должна стать главным предприятием холдинга «Морские системы». На каком этапе процесс преобразования? Чего ожидать работникам – будут ли увольнения, оптимизации?

– Закон о реформе Укроборонпрома был подписан президентом Украины в начале октября, поэтому можно сказать, что она только начинается. А подготовка действительно велась несколько лет. По плану преобразования в холдинг «Морские системы» кроме ГП НПКГ «Зоря»-«Машпроект» войдут ряд предприятий: «Николаевский судостроительный завод», Исследовательско-проектный центр кораблестроения и Херсонский государственный завод «Паллада» и, возможно, другие. Скажем так, на сегодняшний день из всех вышеперечисленных предприятий, «Зоря»-«Машпроект» - самое крупное по численности и объемам реализации продукции. Что касается вопроса на счет увольнений – могу заверить, что численный состав предприятия вследствие корпоратизации не изменится. Более того, от этого процесса мы ждем положительных изменений в плане расширения портфеля заказов. Новые рынки сегодня ждут комплексных решений. Но наших конструкторских возможностей недостаточно для того, чтобы спроектировать корабль полностью, так как этого, к примеру, хотели турецкие заказчики. Таким образом, создание холдинга может открыть для нас более широкие рынки сбыта.

– Что касается экспорта, то в рамках реформы останется предприятие «Укрспецэкспорт» или «Зоря»-«Машпроект» сможет сама выходить на рынки?

– У нашего предприятия есть генеральная лицензия спецэкспортера. Более 90% нашей продукции, которая идет на экспорт, мы продаем сами. Это наши основные стратегические рынки – Индия, Вьетнам, Турция. Но, к примеру, с Китаем мы работаем через спецэкспортеров. Мы бы могли работать сами и на этом рынке, но есть договоренность, что там, где уже есть спецэкспортеры, мы с ними стараемся не конкурировать. Это связано с тем, что рынок вооружения и продукции двойного назначения достаточно специфический и строится на доверительных отношениях и репутации.

– Вы упомянули о том, что туркам нужен был целый корабль и о том, что у «Зори-Машпроект» нет конструкторских возможностей удовлетворить такой запрос. Тем не менее, в феврале этого года было заявление о том, что есть намерение создать турецко-украинское совместное предприятие, учредителем которого должна была выступить «Зоря»-«Машпроект». На каком этапе реализация этого проекта и актуален ли он еще?

– Это предприятие создано, но реальной работы по нему на сегодняшний день, к сожалению, нет. Немного некорректно называть эту организацию совместным предприятием, потому что мы не имеем права создавать СП. Это турецкая фирма, в которой нашему предприятию принадлежит 50%.

– Какая задача в этом предприятии непосредственно у «Зори-Машпроект»?

– Рынок Турции на сегодняшний день является для нашего предприятия одним из стратегических направлений работы и мы ищем любые варианты усиления своих позиций на этом рынке. Создание такого предприятия – это один из возможных вариантов. Но мы также работаем и напрямую с турецкими партнерами и уже имеем предварительные договоренности о сотрудничестве. И я думаю, что это более эффективный метод работы на данном рынке.

– Какое-то время назад, после того как началась война с Россией, «Зорей-Машпроект» было создано представительство в Республике Беларусь. Работает ли оно сейчас, учитывая политическую ситуацию в самой Республике?

– Представительство закрыто в феврале этого года.

– По последним публичным данным, 90% всего производства «Зори» уходит на экспорт.

– Так всегда было и есть.

– 10%, которые остаются внутри государства – это какая продукция?

– Мы работаем в Украине по трем направлениям деятельности. Основное направление – это техническая поддержка нашей газотранспортной системы. Ежегодно мы выполняем капитальные ремонты и техническое обслуживание двигателей, которые работают на компрессорных станциях ГТС Украины. Кроме того, за последние несколько лет мы расширили сотрудничество с «Укртрансгазом» по реконструкции и модернизации компрессорных станций. Впервые за историю существования завода мы реализуем проект «Яготин» - это строительство новой компрессорной станции «под ключ». Мы обеспечиваем строительные работы, совместно с нашими партнерами мы обеспечиваем поставку всего оборудования станции включая нагнетатели газа и, конечно же, изготавливаем турбины. В 2022 году мы должны завершить эти работы. И в данный момент мы участвуем в нескольких тендерах, это работы аналогичные проекту «Яготин».

Второе направление – традиционное, морское. ГП «Зоря»-«Машпроект» осуществляет техническую поддержку флагмана Украины – фрегата «Гетьман Сагайдачный». В частности, в 2022 году мы выполним капитальный ремонт главной газотурбинной установки этого корабля.

И третье – энергетика. Мы разработали программу развития муниципальных энергетических систем. Это небольшие электростанции, которые мы предлагаем устанавливать на муниципальных объектах. К сожалению, это направление развивается не так активно, как нам бы хотелось.

– В контексте газотранспортной системы, наверное, будет актуальным вопрос о «Северном потоке-2». Как он может повлиять на нашу газотранспортную систему и какую роль может сыграть «Зоря», в случае, если нашу ГТС ожидают изменения?

– Я не специалист в газотранспортной системе, но я уверен, что «Северный поток-2» не покроет все потребности Европы, поэтому наша ГТС будет работать. И мы активные участники этого процесса.

– У «Зори» есть конкуренты в этой отрасли?

– Да, есть крупные иностранные компании, которые уже присутствуют на рынке Украины. Это «General Electric», «Siemens» и другие.

– Если говорить о цене, то «Зоря» более конкурентна?

– Наша продукция по качеству и техническим характеристикам не уступает крупнейшим зарубежным компаниям. Также мы вполне можем конкурировать по стоимости продукции. «Зоря»-«Машпроект» уверенно себя чувствует на рынке газотранспортной системы Украины и у нас есть все возможности выиграть объявленные тендеры. Конечно нам, как отечественному производителю, хотелось бы иметь и государственную поддержку на этом рынке.

– Вы упомянули строительство станции «Яготин», которое известно на всю Украину, как история, когда впервые «Зоря»–«Машпроект» выиграла тендер, чтобы «под ключ» построить новую станцию. Как продвигается этот проект?

– Дело в том, что строительство газоперекачивающих станций – это не есть профильный бизнес ГП «Зоря»-«Машпроект». Наш основной бизнес – это двигатели, редуктора, газотурбинные установки для привода электрогенераторов, газоперекачивающих агрегатов, гребных винтов кораблей и т.д. Станция «Яготин» – это первый проект где мы расширили свою деятельность. Сейчас мы фактически строим новую станцию. Это довольно масштабный проект. В июне мы зашли на площадку. На сегодняшний день уже смонтировано три газоперекачивающих агрегата. Поставлено и смонтировано оборудование, активно ведется стройка. Мы достигли договоренности с нашим заказчиком - АО «Укртрансгаз» о том, что мы закончим строительство осенью 2022-го года. Мы движемся в графике. Заказчик доволен тем, как продвигается строительство, так как стройка, которая стояла два года, сейчас активно реализуется. Я считаю, что это перспективное направление и мы будем развивать его в будущем.

– В чем была причина замедления, ведь изначально говорили, что ее введут в эксплуатацию в конце 2020-го года. Сейчас Вы говорите, что только в июне попали на площадку. С чем это связано?

– Был ряд субъективных и объективных причин, скажем так.

– После победы в тендере на строительство Яготинской станции, «Зоря»-«Машпроект», что логично, закупала многие составляющие у других предприятий. Кто является партнерами завода в реализации этого проекта?

– Компрессорная станция это сложное сооружение, оно включает в себя не только газотурбинный двигатель, который безусловно является основным элементом компрессорной станции, но и нагнетатели газа, системы автоматического управления, электроника, крановое хозяйство… Все это, естественно, закупается у поставщиков, их много. Одним из основных поставщиков оборудования является «Сумское машиностроительное научно-производственное объединение» (ранее имени Фрунзе – ПН). Он изготавливает нагнетатели газа и укрытие газоперекачивающего агрегата.

– Недавно была новость о том, что «Зоря-Машпроект» присоединилась к проекту «Made in India». Значит ли это, что технологии «Зори-Машпроект» были проданы, учитывая то, что было сообщение, что «Зоря» будет получать роялти?

– Локализация – это объективная вещь, без которой мы продвигаться дальше не сможем. В Индии принята государственная программа по частичной локализации импортируемого оборудования. Такая локализация дает преимущество компаниям, которые экспортируют свою продукцию на этот рынок. Речь идет о 50% локализации. При этом к 50% мы подойдем поэтапно. Мы начали локализацию с подписания соглашения, которым мы обозначили, какие двигатели мы планируем локализовать. Речь идет о двух типах двигателей нашего предприятия. Начинаем мы с запасных частей и навесных агрегатов – это самое простое и каких-то глобальных технологий мы не передаем. Говорить о передаче технологии нельзя, так как 50-процентная локализация не предусматривает, что индийские партнеры смогут без нас работать над нашими двигателями. Поэтому, это делается больше в качестве углубления партнерства.

– То есть локализация значит, что специалисты «Зори-Машпроект» едут в Индию, и в Индии, по документации собирают двигатель?

– Нет. Мы передаем им нашу документацию на часть нашего двигателя, которую они теоретически смогут изготавливать сами. Сейчас речь идет только о запчастях. Потом будет сборка каких-то элементов. Они на наши двигатели будут ставить навесное оборудование, и потом, через определенное количество лет, они смогут изготовить 50% двигателя, но основные компоненты двигателя будут изготавливаться и поставляться нашим предприятием. К тому же, я могу Вас заверить, что в это время «Зоря»-«Машпроект» стоять на месте не будет, и те технологии, которые мы частично передаем, будут совершенствоваться. Сейчас мы готовим проект лицензионного контракта на двигатели 16 МВт и 8 МВт, которые уже давно эксплуатируются на кораблях Индии. Так что переживать не о чем: продажи государственной тайны не произойдет. Это объективная реальность – индийские партнеры хотят иметь гарантию, потому что очень большая часть их флота оснащена нашими двигателями. Мы должны понимать, что Индия была, есть и будет нашим основным партнером и заказчиком.

– Вы упомянули о новых разработках. Это немножко политический вопрос, но глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия, когда перед местными выборами в Николаев приехал Президент Украины Владимир Зеленский, давал публичное обещание, что «Зоря»-«Машпроект» выйдет на новый уровень и выпустит несколько новых продуктовых линеек. На каком этапе реализация этого обещания? Над какими разработками сейчас работают на «Зоре-Машпроект»?

– Сейчас наше предприятие заканчивает работы над созданием нового двигателя мощностью 32МВТ, который может применяться в энергетике, газоперекачке и морской сфере. Двигатель находится на завершающей стадии стендовых испытаний. В данный момент мы ведем переговоры с партнерами по его опытной эксплуатации на объекте. Также мы работаем над реализацией новых проектов. Безусловно, один из них и достаточно амбициозный – это разработка двигателя, который будет работать на водороде. Сейчас мы уже имеем опыт использования газовой смеси с 20-процентным содержанием водорода. Сейчас ведутся работы по созданию двигателя, который способен использовать в качестве топлива газ с высокой концентрацией водорода. Это международный европейский тренд. Есть также ряд направлений в плане создания нового редуктора и создание новых двигателей малой мощности, но самый амбициозный – это водородный двигатель.

– Когда начались военные действия, то «Зоря»-«Машпроект» столкнулась с необходимостью импортозамещения российских комплектующих. Тогда была объявлена всеобщая кампания импортозамещения. На каком этапе сейчас этот вопрос?

– Мы полностью завершили программу импортозамещения европейскими и американскими образцами. Хотя это и привело к удорожанию продукции.

– Проводится ли оцифровка тех разработок, которые есть у «Зори-Машпроект»?

– Конечно, мы закупаем компьютеры, занимаемся переоснащением наших конструкторских бюро. Провели тендерную закупку и находимся на этапе заключения контракта по созданию вычислительного центра, который планируем запустить в производство в следующем году. Эта система позволит нам моделировать и оптимизировать процессы. И мы сможем быстрее работать в плане совершенствования наших двигателей и повышения их качества.

– Вы сказали, что для всего нужен ресурс. Естественно, это деньги. Но еще нужен и человеческий ресурс. Обладает ли «Зоря» «мозгами»?

– «Мозгами» обладает, хотя нужно признать, что очень много «мозгов» утекло. Утекло в прямом и в переносном смысле. Но у нас еще есть человеческий потенциал, потенциал интеллектуальный, для решения тех задач, которые есть. Но времени, для того, чтобы перестроиться и удерживать людей, у нас не так много. Так что ситуация непростая, но контролируемая.

– Очень щепетильный вопрос, но в контексте утекания людей с «Зори», о нем нельзя не упомянуть. Речь о предприятии в российском Рыбинске, о котором много на форумах пишут, очень много говорят, так как многие николаевцы после 2014-го года уехали туда работать. При этом родственники некоторых людей, которые туда уехали, остаются работать на предприятии. На «Зоре» ведется какая-то воспитательная работа с персоналом, который здесь остается, для того, чтобы стимулировать их не уезжать?

– Мы живем в 21 веке, время «воспитательных мер»давно прошло. Единственное, чем мы можем удерживать людей – это достойные зарплаты и социальный пакет. «Зоря»-«Машпроект» – это предприятие немолодое и имеет свои традиции. Здесь работают целые династии заводчан и это не редкость. Отец приводит сына, а сын своего сына и так далее. И это – очень серьезный фактор. Сейчас наша основная задача, и мы над ней работаем, чтобы люди не уходили. В первую очередь это касается ценных кадров. Мы прикладываем максимум усилий, чтобы удерживать базовый технический персонал и конструкторов.

– Возвращаясь к теме того, что идет оптимизация и вычленение ненужных и непрофильных моментов в деятельности предприятия. На каком этапе находится история с избавлением от активов, которые не касаются непосредственно производства?

– На начальном этапе. Мы почти передали городу садики – начали документальное оформление. В следующем году, если все будет так как мы планируем, то передадим котельную. И пока что серьезной динамики в этом направлении не будет. В будущем мне бы хотелось, и я говорил об этом на собраниях с трудовым коллективом, чтобы мы занялись машиностроением, а отельным бизнесом занимались те, кто в этом разбирается. Но сейчас наши базы отдыха выполняют социальную функцию. Люди с небольшой зарплатой не могут себе позволить отдыхать где-либо кроме нашей базы. Т.ч. недостаток зарплат мы компенсируем «социальными благами». Но, с моей точки зрения это неправильно, со временем мы должны прийти к достаточно высоким зарплатам и тогда наши работники смогут сами выбирать где провести свой отпуск.

– Одним из первых ваших обещаний, в качестве директора «Зори-Машпроект», было то, что вы хотите сделать предприятие одним из первых по уровню заработной платы в регионе. Удалось ли это? Что было сделано? Возможно, за это время менялись условия коллективного договора?

– Мы выполняем условия коллективного договора. К сожалению, существенного прорыва мы пока не достигли. По состоянию на конец года средняя заработная плата по предприятию составила 13 тысяч 750 гривен. Это выше средней з/п по машиностроительной отрасли Украины, но ниже средней заработной платы в промышленной отрасли страны. С 1 декабря мы повысили заработную плату на 10% и в дальнейшем планируем работать в этом направлении.

– Как предприятие переживает ковидное время?

– Пик был более месяца назад, когда у нас одновременно болело 280 сотрудников. Сейчас заболевших меньше – около 50 человек, то есть пошел существенный спад.

– «Зоря-Машпроект» во время пандемии стала поставщиком кислорода для многих больницы. Какие регионы покрывают мощности предприятия?

– Большая часть – это город Николаев, плюс близлежащие города Херсонской области.

– Как вообще производится кислород и как «Зоре-Машпроект», которая занимается машиностроением, стала поставщиком медицинского кислорода?

– У нас есть установка по производству кислорода. По нынешним временам она стоит порядка 2,5 миллионов долларов. Такая действующая установка есть только у нас. На сколько я знаю, на рынке в основном присутствуют маленькие мобильные станции, которые производят кислород. У нас это стационарная установка с довольно серьезной производительностью. Она работает на полную мощность вот уже полтора месяца. Круглосуточно производим кислород и его не хватает.

– Сколько литров в сутки?

– Около 10 тысяч.

– Такие станции чисто теоретически можно поставить стационарно на территории больниц?

– Конечно можно. Просто на это необходимы очень большие суммы.

– Насколько безопасно производство кислорода?

– Там нет ничего опасного. Любой вид человеческой деятельности может привести к опасности, если вести его бездумно.

Беседовала Александра Ющишена, специально для «Преступности.НЕТ», фото: пресс-службa ГП НПКГ «Зоря»-«Машпроект»

    Фотофакт