«Стравленные» баллоны с кислородом, хамство и «личные дела» Федоровой: Интервью с экс-работником «инфекционки»

прочтения: 67241
17.01.2022 18:23

После того, как в КНП «Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний» назначили нового исполняющего обязанности руководителя Ярославу Студзинскую, скандалы происходят практически каждый день. В основном, их провоцируют 10-15 сотрудников администрации больницы – они не дают доступ к документам, отказываются общаться с новым руководителем и саботируют работу КНП. Чаще всего, это происходит «под запись» экс-директора больницы Светланы Федоровой, либо ее верной спутницы-зама Алевтины Демьяненко, которые напрямую раздает указания коллегам не общаться со Студзинской и доверенными лицами.

Пока новое руководство больницы «с боем» продолжает отвоевывать каждый документ, который необходим для нормальной работы больницы, в редакцию «Преступности.НЕТ» обратился Вадим Сахно. Он рассказал, что в 2020-21 годах работал в этом КНП водителем, потом его уволили и, возможно, этого общения не было бы, если бы не то, что происходит в больнице сейчас. Почему Федорова уволила одного из двух водителей, что происходит в больнице с кислородом и какое влияние она оказывает на своих уже экс-подчиненных – читайте в нашем интервью.

С БАЛЛОНАМИ ВОЗНИКАЛИ РАЗНЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ СИТУАЦИИ

Сколько времени вы проработали в больнице?

— Около полутора лет. Уволили меня в октябре 2021 года типа по собственному желанию. Я начал писать заявление, но меня довели фактически до прединфарктного состояния, поэтому я просто белый лист подписал. Хлопнул громко дверью и ушел.

Что входило в ваши обязанности?

— Моя работа – развозить бухгалтерские документы в казначейство, администрацию, управление здравоохранения (Николаевской областной государственной администрации - ПН), Николаевоблэнерго, Николаевводоканал. Кислород развозил каждый день, везде надо было успеть.

Вы развозили баллоны с кислородом. А кто их носил в больнице?

— Я – водитель, и еще два человека. Они не входили в состав администрации, это были мужчины из хозяйственного отдела. Баллон весит больше 90 килограмм. С баллонами возникали разные интересные ситуации. К примеру, мы знаем, что человек десять лежит на кислороде. Ты уходишь домой, на следующий день приходишь, а у тебя сорок штук пустых баллонов. Я, а тем более квалифицированный врач поймет, что не может такого количества кислорода уйти. Да, были поломки в криогенной станцией. Были такие моменты, когда мы приезжаем на кислородную станцию на завод «Зоря», там подключают монометр, выясняется, что больше половины баллонов наполовину заполнены. Их отправляют обратно, потом люди, которые утром рано в больницу приезжают, рассказывают, что стоит шум – кислород спускают. Потом мы их снова отвозим на станцию, а баллоны пустые. А они не должны быть пустые, в них должно быть около пяти килограмм кислорода, иначе баллон будет аварийным. Нас много раз просили, чтобы оставался остаток.

А почему они изначально полуполные были?

— Некоторые хотят поспать ночью. Если человек лежит на кислороде, врач знает, что он (баллон, - ПН) рассчитан на 5-6 часов. Поэтому, есть там кислород или нет, его снимают и ставят другой, чтобы ответственный мог 5-6 часов поспать. Откровенно говоря, чаще всего это было у Гаврилишина (экс-сотрудник «инфекционки», соратник Федоровой - ПН). И когда мы приезжаем на станцию, нас ругают, что мы привезли полуполные баллоны. Говоришь Федоровой, да, она там кого-то поругала, потом они их спускают полностью.

При этом, Федорова как раз стала известной по всей стране как, якобы, первый врач, который заявил о нехватке кислорода.

— Ну, пусть те, кому она это заявила, спросят у нее, почему же тогда полуполные баллоны мы везли на станцию в «Зорю». А потом, почему они были стравлены под ноль. Да и у нас такого не было, чтобы не хватало кислорода. Мы уходили на выходной, мы всегда знали, что баллонов 20 у нас точно есть. Также работают криогенные установки, их всегда заправляли.

Вам за баллоны доплачивали ковидную надбавку?

— Доплачивали, но я не сильно разбираюсь в этом, вроде до 100%. Говорю честно, зарплата была как у дворника – в лучшее время доходило до 7-8 тысяч гривен. В 2021 году, в январе и феврале было пять тысяч. Объяснили тем, что это начало года, бюджет не сформирован, поэтому такая маленькая зарплата.

ОНА ТЯЖЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК. ХАМОВАТАЯ

До того дня, когда вас уволили, вы вступали в конфликты с Федоровой?

— Она тяжелый человек. Хамоватая. Я старался с ней не пересекаться, но пару раз возил ее по делам.

А что за дела у нее были?

— В основном, ее возил второй водитель, их два работало. Ездила она по депутатским делам, либо по личным.

Каким личным?

— Это парикмахерские, салоны красоты. Ездила на служебной машине.

Вы общались с работниками, как они к ней относятся?

— По-разному. Все зависело от должности. Были недовольные и в администрации, были разные. По поводу конфликта, вот была одна ситуация. Я был в отпуске, это было лето, и я в День бухгалтера решил наших сотрудниц поздравить. Забежал к девочкам с коробкой конфет, поздравил, минут 20 у них был. Они мне говорят: «А что тебе выплатили, каких-то 5 тысяч, готовь заявление, получишь премию». Ну, я написал, мне сказали, чтоб подписал у Федоровой, я иду к ней в приемную, а у нее там сидит секретарша, можно сказать, правая рука. Редкостная змея, так и запишите. Спрашивает, как мне отдыхается. Я говорю: «Лен, ну как отдыхается на 5 тысяч? Никак». А у Федоровой сидел кто-то в кабинете, я постоял и пошел обратно в бухгалтерию, там подождать. Проходит минут 10, забегает в бухгалтерию Федорова и на меня налетает: «Тебя не устраивает зарплата, вали нахрен из больницы!» и уходит. Ну, я рот раскрыл, девочки тоже. Я всех поблагодарил, понятно, что ни о какой премии уже речь и не шла.

Я вообще человек не конфликтный, но когда поливают грязью, ну, это неправильно. Я много лет возил первых лиц области, я не помню даже на секунду такого отношения, как у нее. Подвижной состав был в плохом состоянии, я постоянно чинил машину.

«РИСКНИ ЗДОРОВЬЕМ, Я ТЕБЯ РАЗЛОЖУ НА ЭТОМ СТОЛЕ»

Расскажите о том, как и из-за чего произошло увольнение.

— В тот день меня отпустили на обед, у меня было 40 минут. Я позвонил домой, попросил быстренько что-то разогреть. Мне жена сказала купить сметаны и хлеба, а магазин в пределах 600 метров, а мой дом возле Нефтебазы, это три минуты от больницы. Я туда заехал на служебной машине, купил все, что нужно и увидел проезжающую Федорову. Я кивнул и все. Не успел заехать домой, мне звонят, говорят приезжать. Я заехал в дом, на ходу поел хлеба, заел сметаной, а у меня телефон разрывается – звонит заместитель ее. А я до этого три дня подряд без перерыва был, чинил машину. Когда я в итоге приехал в больницу и зашел к ней в кабинет, я просто опешил. Меня обложили таким матом, я даже не успел как-то оправдаться. Так и ладно, был бы виноват, я бы склонил голову. Но тут… Я первый раз опустил голову, решил не отвечать, но она не угомонилась. Ну и я разозлился – обозвал ее всеми теми же словами, что и она меня. Просто повторил за ней. Она резко "подорвалась" и сказала, что сейчас ударит меня «в морду». Тут уже нашла коса на камень, я сказал: «Рискни здоровьем, я тебя разложу на этом столе». После этого она сказала, чтоб я писал заявление. Но она опешила, конечно, ей никто до этого такого не говорил.

В кабинете, кроме вас, еще кто-то был?

— Да, был заместитель по хозяйственным делам, заместитель по экономике и завхоз. Кстати, первый заместитель потом уволился, как мне рассказали, по такой же причине. Тоже не вынес хамского поведения.

Вы говорили, что подписали пустой лист.

— Я начал писать заявление, она начала издеваться, мол, чтобы без ошибок и так далее, ну, я психанул, подписал листок пустой и вышел.

Теперь, вот, наблюдаю за цирком. Недавно заехал в больницу по делам, кто-то увидел, что стоит моя машина, через пять минут уже шум был в больнице, приказала меня не пропускать. Вопрос – какое она имеет право это делать?

Когда был конфликт с пациентами, которые якобы штурмовали больницу и сломали шлагбаум, вы еще работали?

— Нет, но мне рассказали те, с кем я там общаюсь. Шлагбаум не был сломан, его просто подняли и опустили. Его никто не сносил.

А были ли какие-то случаи, чтоб она запрещала пускать «скорые» в больницу?

— Да, был приказ не запускать «скорые». Я не знаю, почему, наверное, с ее разрешения только.

А видели разные люксовые автомобили на территории больницы?

— Да, часто. Это было нормальное явление.

— Депутата областного совета от фракции «Наш край» Юрия Кормышкина часто видели?

— Да, было дело. Но, конечно и Вадатурскому, и Кормышкину спасибо большое за ремонт, он крутой. Там и телевизоры в палатах, и душевые кабины. Но это же заслуга этих людей, а не Федоровой. Это люди не для нее делали, а для области, для города. Конечно, она себе все лавры приписывает.

Дополнительный кабинет ее видели?

— Я знаю, что он там есть, о нем говорили. Там она принимала пациентов, и откапывала кого-то периодически.

По вашему личному мнению, почему коллектив, в основном, боится сейчас говорить и противостоять?

— Она запугивает, берет на горло. Люди боятся потерять работу. Я был уволен в течение десяти минут, тут человек «скорый на расчет». Мало того, есть информация, что она уже после увольнения своего раздала людям трудовые книжки и заставила написать заявления без даты. Преподносится так все персоналу, что новая руководительница больницы (исполняющая обязанности главы КНП Ярослава Студзинская, - ПН) назначена незаконно и любой контакт с ней незаконный, за это, мол, придется ответить. Водителю запретили возить нового руководителя.

Я сам до последнего не хотел ничего рассказывать, ну выгнали и выгнали. Но когда я зашел в больницу, я пробыл там пять минут. Федоровой, которая находилась на тот момент в Киеве, сообщили об этом, и тут же в социальных сетях у нее на странице стали писать, что в больницу пришел бывший водитель «вылизать задницу» новому руководству. Мало того, я якобы присутствовал при «избиении ногами» тех, кто сейчас саботирует работу. Это наглая и вопиющая ложь, и я больше не буду терпеть, чтобы меня продолжали поливать грязью.

На самом деле, я хочу сказать, что там очень много нормальных людей. Они профессионалы, им огромное спасибо. Тут суть в том, что в больницу во время «ковида» вложились, но не из-за нее, а для людей. А она все это присвоила себе, и из нее сделали икону. А она никакая не икона. Делали-то для пациентов, многих из которых в больницу так и не пустили, а какое она имела право выбирать, кого пускать, кого нет? Да, она работает там давно, но многие люди работают там давно, как и на других предприятиях. Это не повод кричать: «Это моя больница, тут все мое, это все сделали ради меня!». Да нет же. Это абсурдные заявления.

Беседовала Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт