Армрестлинг поэтов

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1269 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(761)         

Заголовок неправильный. Армрестлинга не было. Был тупой конкурс, который отдаленно напоминал легендарные поэтические дуэли серебряного века нашей поэзии. Маяковский - Есенин, Клюев - Волошин, Северянин...король на Олимпе. Нет, в Николаеве 8 ноября 2008 года происходило совсем другое мероприятие. В пивном ресторане на ул. Водопроводной организаторы провели СЛЭМ поэтов.


СЛЭМ - плохое слово потому, что иностранное. Лучше было бы назвать это представление поединком. Но поединок подразумевает наличие только двух персонажей. На Водопроводной их было, к сожалению, много. Приехали киевляне, харьковчане и народ из Донецка. Это почти КВН-овское действо. Поэты, пиво, жюри и сигареты. Царство ненормативной лексики. Очень много матерились. Печаль большая...

Конкурс начался интригующе. Драйв!!! Даже для гурманов драйв.


Запорожцам не давали выпить.

Не давали женщину с утра.

Скрип уключин, парус, спинж открытый...

Им резиновая баба не дала.


Или вот это.


Негр Обама вышел на дорогу.

Негр Обама пересек тропу.

Полетел в Россию черный мальчик,

Украина празднует весну...


«Не жалею, не зову, не плачу... мне резиновая баба не дала». Первый раз увидел продукцию секс-шопа на подиуме. Просвещенные друзья посмотрели на меня с укоризной. Надо подумать...



СЛЭМ - не очень хорошая затея для поэтического славянского мира. Он появился в Нью-Йорке на Мэдисон-авеню в 1932 году. В Америке ситуация была примерно такая же, как сейчас на Украине. Великий кризис, депрессия, отсутствие работы и куча свободного времени. Можно поупражняться и в стишках.



Боб Сайвер, уличный поэт, вызвал на поединок самого Билли Уистлера (аналог нашего Маяковского). Маэстро подумал и... принял вызов. Уистлер в то время пребывал в жестокой посталкогольной депрессии, ему был нужен адреналин. СЛЭМ - название тогдашнего фармацевтического препарата, прообраза будущих антидепрессантов.



Первый Нью-Йоркский СЛЭМ прошел в пивном баре «Алгонкины». Это был большой ангар в районе 130-х улиц, между приличными 3 и 4 авеню. По свидетельствам современников, на поэтическую дуэль пришли посмотреть более трех тысяч человек.



Боб Сайвер - самонадеянный человек. Хороший оратор. Кумир бедноты первого американского мегаполиса. Этот парень - американский вариант нашего Демьяна Бедного. Он должен был, по всем прогнозам, «затоптать в асфальт» больного и рафинированного Уистлера.



В роли жюри выступали все пришедшие на поединок. Толпа должна была орать. Количество децибел обеспечивали победу участника. Драматическая перипетия этого соревнования была настолько сильна, что американцы забыли о гангстерском боксе на целых два года.

Сайвер пламенно «чеканил рифму» о голодающем Бронксе и о жирующих богачах. Он вызвал праведную эмоцию домохозяек и спел под занавес песню о девочке-проститутке, которая не найдет в Нью-Йорке свою любовь. Толпа ответила громогласным ревом. Децибел было достаточно, чтобы убить больного Уистлера, но... Уистлер был настоящим поэтом. Он поднялся на подиум и снял блестящий цилиндр. Редкие волосы старика, почти лысина. Рукой успокоил зал.



Булочник в витрине выйдет на мороз,

Он раскроет двери и заставит нас войти.

Булочнику нужна любовь.

Любовь нельзя испечь из теста,

Но тесто любви он может замесить...


На промозглом осеннем ветру стоять тоскливо. Уистлер держал молчаливую толпу два с половиной часа (!). Народ из Бронкса и Гарлема понял, что жить по схеме «РОТОВАЯ ПОЛОСТЬ - ПИЩЕВОД - ПРЯМАЯ КИШКА» - неправильно. Еда - это, конечно, важно, но... что-то есть еще в этой жизни такое, чем нельзя поступиться. Уистлера донесли на руках к дверям родного дома. Он победил.


Николаевский СЛЭМ в ресторане на Водопроводной вызвал двойственное впечатление. Радость: пришло очень много молодых людей и студентов. Оказывается, не все отравлены массовой культурой. Реакция на поэзию - адекватная. Много светлых лиц.



Печаль № 1:
превалирующая субкультура и ненормативная лексика. Мат не табуируется сегодняшними поэтами. Ненормативная лексика стала нормой. Печаль № 2: жюри. Александр ПРОНКЕВИЧ вызывает доверие, но остальные... Я им не верю. Владельцы галерей и искусствоведы определяли поэтическое мастерство представленных поэтов. Децибелы публики игнорировались полностью.



Мы пришли сюда вчетвером и сошлись на том мнении, что наши Аркаша СУРОВ и Олег ПАЛАМА на четыре головы были выше всех. Это не местечковый патриотизм. Среди нас был целый доцент филологии, он соврать не даст. Впрочем, это не важно. Важно, что Николаев органично воспринял современную форму поэтического поединка. В конце концов, хороших поэтов на душу населения здесь больше, чем везде.


Интересно, если это станет традицией, то вступит ли в бой наша тяжелая артиллерия: Владимир ПУЧКОВ, Дмитрий КРЕМИНЬ и Катя ГОЛУБКОВА. Если это случится, то КВНовское зрелище станет профессиональной сценой.

-


Комментариев: {{total}}


русскийобщество