Своих не сдают, или Что скрывает Врадиевская милиция

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 7131 }}Комментариев:{{ comments || 5 }}    Рейтинг:(4290)         

История дела Врадиевской «жертвы милиционеров» Ирины Крашковой, похоже, ничему не учит правоохранителей. После того, как двоих милиционеров и таксиста обвинили в избиении и изнасиловании женщины, «голова с плеч» министра МВД Виталия Захарченко, конечно, не улетела. Взбешенной толпе власть бросила лишь «кость». Для того, чтобы все было «под контролем» и расследовалось «как надо», полетели головы начальника Врадиевского райотдела, прокурора района и начальника УМВД Николаевской области. Но со сменой руководства не изменились подходы в работе местных правоохранителей. Местные милиционеры продолжают покрывать своего бывшего коллегу, капитана Евгения Дрыжака, скрывая любую информацию о нем.

Дрыжаку изначально «приписывали» алиби - как уверяли в прокуратуре Николаевской области, в то время он якобы дежурил в отделе и никуда не отлучался. Его и задержали только после того, как жители Врадиевки пошли в открытое наступление на милицию. Прокуратура переквалифицировала обвинение подозреваемых в изнасиловании с «нанесения тяжких телесных повреждений» на «покушение на убийство». Но адвокат Дрыжака уже сделал заявление: проведенные экспертизы показали, что Крашкову не насиловали.

В дальнейшем ситуация получила развитие в совершенно ожидаемом направлении. Мощная система, как оказалось, так просто «своих»  не сдает. И пока Ирина Крашкова требует пожизненного заключения для своих обидчиков, правоохранительные органы «засекречивают» открытую информацию. При этом еще обосновывают законами, которые не имеют никакого отношения к запрашиваемой информации.

В этом на днях убедился адвокат потерпевшей Евгений Стельмах. Проводя собственное расследование, он направил запрос во Врадиевский РО УМВД Украины, в котором попросил, согласно закону, в пятидневный срок предоставить информацию о том, с какого времени и на каких должностях Евгений Дрыжак работал во Врадиевском отделении. А также - статистические данные о количестве пропавших и совершенных с 2008 по 2013 год преступлений, предусмотренных статьями 152, 153, 115 Уголовного Кодекса Украины, и информацию о проведении оперативно-розыскных мероприятиях, в которых принимал участие подозреваемый Дрыжак.

Напомним, что в 115 статье УК речь идет об умышленном убийстве, в 152 -й - об изнасиловании, в 153-й - о насильственном удовлетворении половой страсти неестественным способом.

С одной стороны, народный депутат, генерал - лейтенант милиции Геннадий Москаль удивляется необходимости адвоката в такой информации и говорит о том, что вряд ли кто-то в системе МВД будет заниматься выпиской в архивах всех дел, к расследованию которых был причастен подозреваемый: «Вот какие преступления совершил Дрыжак - другое дело» .

С другой, у адвоката Ирины Крашковои есть свои причины на получение такой информации.

«Я провожу свое собственное расследование и имею на это право, - рассказал в комментарии «Главкому» Евгений Стельмах. - Информация может быть важна для дела. Если мы узнаем, что Дрыжак, например, участвовал как оперуполномоченный в одном преступлении, втором, третьем по одной из указанных статей, и там не нашли подозреваемого или нашли, но он повесился потом в райотделе, то будет над чем подумать».

Пытки во Врадиевской милиции называть лишь фантазией нельзя. Достаточно вспомнить убийство в этом же поселке 15-летней девочки Алины Поркул, ответственность на которое взяли на себя 11 человек, и трое из них после этого еще и покончили с жизнью.

Адвокатский запрос в милиции получили 6 августа 2013 года. Это подтверждает сообщение о вручении почтового отправления.

Но ответили на него с запозданием. Документ-ответ датирован 13 августа 2013 года. Плюс, адвокат нашел его в своем почтовом ящике - без уведомления о вручении должным образом.

Да и полученный ответ оказался банальной отпиской.

Стельмаху было отказано в предоставлении любой информации из всех четырех вопросов с одним обоснованием: «Согласно Закону Украины «О защите персональных данных» 2011 года, предоставить ... не представляется возможным».

Теоретически, деятельность Дрыжака, как оперуполномоченного, действительно, может быть «засекречена». Но в своем ответе в таком случае работники милиции должны сослаться на совершенно другой закон, что тоже не может не наводить на определенные мысли о качестве подготовки «наших» кадров.

Сферу, которую затронул адвокат в своем запросе, регулирует не закон «О защите персональных данных» , а закон «О государственной тайне». Именно там прописана информация в сфере государственной безопасности и охраны правопорядка, которая не подлежит разглашению.

«Оперативно - розыскные мероприятия и лица, принимающие в них участие, - такая информация, действительно , относится к государственной тайне и регулируется актом «О государственной тайне». Если бы они написали хоть по-человечески, то к ним вопросов бы и не было. А то у нас никто закон «О защите персональных данных» не читал, но все на него ссылаются», - выразил «Главкому» свое возмущение «мотивировочной частью» отписки Геннадий Москаль.

К тому же, Евгений Дрыжак находится под подозрением, идет уголовное производство. Поэтому , как отмечает адвокат, «данная информация никак не может быть скрыта».

«Дрыжак находится под стражей, заканчивается следствие, дело будут передавать в суд, и тут даже, опираясь на закон «О государственной тайне», нельзя скрывать информацию», - отмечает Стельмах.

«Если против человека открыто уголовное производство, никакой уже защиты персональных данных нет», - комментирует Москаль.

Но не надо забывать, что кроме вопросов по Дрижаку - информация по которым, по мнению правоохранителей, не может быть разглашена, в адвокатском запросе были также общие вопросы - по количеству преступлений и количеству пропавших в районе за определенный период. Но согласно ответу, данная информация, также оказалась засекреченной. Опять же почему-то согласно закону «О защите персональных данных».

Данная ситуация свидетельствует, что со сменой руководства, принципы работы правоохранительных органов не меняются. Работники «гнилой» системы решили «стоять» за «своих» до конца, упорно пряча скелеты в своих шкафах.

Катерина Пешко, «Главком»

Анатолий Чубаченко


Комментариев: {{total}}


русскийобщество