«Я у тебя по-любому отберу квартиру» или Принципы работы николаевских исполнителей

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 9214 }}Комментариев:{{ comments || 17 }}    Рейтинг:(5569)         

События в подъезде дома по проспекту Ленина №195, у дверей квартиры №60 26 ноября
                                                     Рекомендовано к прочтению тем,
              кто брал в Украине ипотечные кредиты на покупку жилья...

В нынешней Украине уже давно сложилась ситуация, когда слова «отжать», «рейдерство», «захват» вошли в привычный лексикон рядового украинца. Ни для кого не секрет, что почти у каждого могут забрать то, что ему принадлежит, выискивая самые минимальные поводы для вмешательства судебных, правоохранительных или же исполнительных органов. Я уже не говорю об обычном и банальном «рейдерстве», для которого зачастую не нужно даже каких-то мало мальских законных оснований. А если посмотреть количество случаев, когда люди берут кредит под покупку жилья, автомобиля, бытовой техники и в итоге, просрочив оплату за пару месяцев, тут же лишаются приобретенного, то статистика удручающая.

Хотелось бы на одном конкретном николаевском примере показать принципы работы Государственной исполнительной службы, которая является основным звеном между банком с одной стороны и клиентами банка с другой. Хотя основное место в этой схеме взаимоотношений занимает суд, тот, который самый гуманный в мире.

В 2007 году, когда Украина уже одной ногой была в мировом экономическом кризисе, однако еще мало что предвещало беду, семья жительница Николаева Ирины Маляренко приняла решение взять в ипотеку квартиру у банка «OTP Bank». Ежемесячные выплаты, согласно составленному с банком графику выплат, составляли приблизительно 300-500 долларов США в месяц. Тем не менее, совокупный доход семьи давал возможность погашать эту сумму. Семья не могла нарадоваться своему приобретению. Но мировой кризис добрался и до Украины.

До конца 2009 года задержек с выплатой по ипотеке у Маляренко не было, а потом, в силу внезапно возникших финансовых сложностей, семья не смогла осуществить оплату за два месяца. И тут в игру вступил банк, который, не мешкая, тут же начал процесс по взысканию с должника суммы задолженности путем взыскания на предмет ипотеки. Другими словами, банком было принято решение о продаже квартиры с целью погашения существующей задолженности по договору ипотечного кредитования. Примечательно, что сам кредит был расписан до 2018 года и временные финансовые трудности семьи не ставили под угрозу дальнейшее его погашение.

Тем не менее, банк обратился к нотариусу за исполнительной надписью, которая является исполнительным документом и на основании которой в принудительном порядке удовлетворяются требования кредиторов. Однако получилась интересная ситуация. Мало того, что банк обратился к нотариусу, чтобы тот выписал сумму на 500 тысяч гривен со всеми их процентами и пересчетами, так еще было обращение в суд, чтобы также и суд выдал решение на взыскание суммы долга. В итоге у банка оказалась и надпись нотариуса, и решение суда. И сама сумма долга возросла к 1 миллиону гривен по одному кредитному договору.

- Это произошло в силу прорех нашего действующего законодательства, которое позволяет банку взыскать с должника сумму задолженности либо через нотариальную надпись, либо через решение суда. А они сделали и так, и так. Кроме того, квартира находится в Центральном районе города Николаев. Исполнительная служба получила решение суда Заводского района. Фактически это дело было неподсудно суду Заводского района. Тем не менее, решение было получено, и сумма увеличилась в два раза, - комментирует ситуацию представитель Ирины Олег Филипов.

С полученной нотариальной надписью суд обратился к исполнительной службе Центрального района. Однако первое исполнительное производство было закрыто на том основании, что за Ириной Маляренко, которая и являлась собственником квартиры, не было имущества.

- Неизвестно, по каким причинам эта квартира не была зарегистрирована в КП «Николаевское межгородское бюро технической инвентаризации». И БТИ давал ответ, что за должником Маляренко имущества никакого не числиться, в том числе и эта квартира. В итоге исполнительное производство было закрыто. Позже каким-то непонятным образом среди прочих появляется ответ от БТИ без печати, что собственником квартиры является Ирина Маляренко. В дальнейшем опять-таки БТИ давало еще около четырех ответ, что за Ириной Маляренко не числиться никакой собственности, - комментирует Олег Филипов.

Ответ от 17.03.11: за Ириной Маляренко собственности не зарегистрировано
15.06.11: Ответ от 17.03.11: за Ириной Маляренко зарегистрирована квартира
05.10.11: Снова за Ириной Маляренко собственности не зарегистрировано

Кроме того, по его словам, процедура оценки квартиры также была выполнена с нарушениями. В частности, по закону, оценку должен проводить тот субъект, который указан в постановлении исполнительной службы. В данном же случае, оценку проводил иной субъект: согласно постановлению оценить квартиру должно было физлицо, а по факту оценило юрлицо.

- Были нарушены все сроки проведения торгов. По закону срок между проведения торгов составляет максимум один месяц, а по факту они проводились дольше. На данный момент все эти материалы о нарушении процедуры торгов находятся на рассмотрении Центрального райсуда. Всего уже было около 7-8 различных судебных дел на рассмотрении различных судов. Некоторые суды не уведомляли о заседаниях и выносили решения. Часть этих решений удавалось обжаловать в апелляционном порядке, - рассказывает представитель Ирины.

Квартира в декабре 2012 года была продана исполнительной службой Центрального района Николаева с открытых торгов за, внимание, 18 тысяч долларов. В любом, даже самом отдаленном районе города купить квартиру за такую сумму почти нереально. Но речь идет о трехкомнатной квартире в районе пересечения проспекта Ленина и улицы Комсомольской. Даже по самым минимальным подсчетам, рыночная цена этой квартиры составляет 34 тысячи долларов. А уже в начале текущего года нотариальную надпись супругам удалось отменить в судебном порядке. Фактически квартиру продали по документу, который впоследствии был отменен.

15 октября текущего года судья Центрального райсуда Николаева Гуденко выносит заочное решение – без участия сторон – по иску нового владельца квартиры Александра Шверцера, постановив «устранить преграды в пользовании собственностью путем выселения» семьи Маляренко с квартиры. В решении суда указывается, что истец не явился на данное судебное заседание, предоставив суду заявление, в котором просил слушать дело при его отсутствии. А исковые требования он поддержал в полном объеме и против заочного рассмотрения дела не выступал.

Также указывается, что ответчики – семья Маляренко – на судебное заседание не явились, не уведомив суд о причинах неявки, хотя были уведомлены о дате и месте заседания. Однако сами супруги говорят, что ни одной повестки на данное судебное заседание так и не получили.

Но интересно другое. Еще 25 апреля текущего года судья Центрального райсуда Тишко вынес решение о запрете новому владельцу квартиры Шверцеру, а также любым другим лицам предпринимать действия относительно распоряжения квартирой до решения спора по сути.

Фактически, если бы на судебном заседании 15 октября присутствовала сторона Маляренко, то решение от 25 апреля было предоставлено судье Гуденко и его решение могло быть уже противоположным. Сложно не согласиться с тем, что такой исход развития событий был только на руку Ирине Маляренко. Однако из-за того, что ее должным образом не уведомили о проведении судебного заседания по иску Шверцера, а сам истец не предоставил апрельское решение судьи Тишко, судья Гуденко и вынес такое решение.

Тем не менее, имея на руках заочное решение суда, Александр Шверцер вместе со старшим госисполнителем Александром Ульяновым, представителем милиции и специалистом по открыванию замков прибыли к дверям квартиры, чтобы исполнить решение суда. В результате предпринятой попытки проникнуть в квартиру им удалось попасть в тамбур. Однако в саму квартиру они все же не попали, так как изнутри в ней закрылся муж Ирины Вячеслав Маляренко. В результате длительных споров и препирательств сторона Маляренко все же не позволила новому владельцу и исполнителю попасть в квартиру. А исполнитель Ульянов составил Акт о том, что не смог выполнить решение суда и перенес его выполнение на другой день. А вот на какой, не указал.

Сам же представитель семьи Маляренко удивляется тому, с какой скоростью развиваются события.

- Само исполнительное производство было открыто 1 ноября этого года. Я случайно узнал об этом 13 ноября. Само же решение было от 15 октября, а в силу вступило 25 октября. Исполнительный лист выдали 28 октября, а 1 ноября уже подали в исполнительную службу. Зная Центральный райсуд, это нереально простому рядовому гражданину так быстро получить ни решение суда, ни исполнительный лист. Исполнительный лист изготавливают минимум месяц. Необходимо писать заявление и ждать месяц, - комментирует ситуация представитель Филипов, связывая это с явной заинтересованностью каких-то лиц в быстрой смене владельца спорной квартиры.

Тем не менее, уже завтра, 28 ноября, в Центральном районном суде Николаева будет проходить судебное заседание, на котором Ирина Маляренко будет оспаривать решение судьи Гуденко. Сам же судья, в связи с новыми обстоятельствами – решение суда от 25 апреля – должен будет отменить свое предыдущее решение. Однако до самого заседания суда еще более полутора суток, так что семья Маляренко «держит оборону».

К слову, с момента начала банком процесса взыскания их жизнь в данной квартирой стала, мало сказать, невыносимой. По словам представителя Ирины, исполнительная служба наглым образом путем взламывания замков попала в квартиру для проведения описи. Впоследствии дверь квартиры даже была опечатана, а семья фактически оказалась на улице. Но все же Ирине с помощью своего представителя, а также небезразличных николаевцев, общественных активистов Алексея Шехавцова и Евгения Воробьева, которые с самого начала также оказывали семье Маляренко юридическую и моральную поддержку, квартиру удалось отвоевать. Более того, к тому моменту платежеспособность семьи стабилизировалась, и были неоднократные попытки со стороны Ирины уладить конфликт с банком, предлагая погасить образовавшуюся задолженность. Однако прийти к консенсусу так и не получилось.

Важно то, что после описи с квартиры пропало 12 тысяч долларов наличными. Было написано заявление в милицию, открыто уголовное производство, которое вскоре было закрыто. Правоохранители ссылались на то, что семья не может предоставить им документов происхождения этих денег. На данный момент это еще один из «фронтов», на котором они пытаются добиться справедливости.

Примечательно, что сразу же после покупки квартиры Александр Шверцер на основании акта о результате торгов, заверенного нотариусом (этот документ сторона Маляренко также сейчас оспаривает), успел до конца 2012 года зарегистрировать квартиру в БТИ на себя. Позже он, чтобы поспособствовать скорейшему выселению семьи Маляренко, перезаключил договор об энергоснабжении квартиры с ПАО «Николаевоблэнерго» и отключил свет. Семья две недели жила без электричества. Обращения в местные органы власти ни к чему не привели. И только после писем в пять различных министерств ситуация сдвинулась с «мертвой точки». По инициативе этих министерств была созвана комиссия информационно-консультационного центра, по результатам заседания которой все же было возобновлено энергоснабжение квартиры.

Как рассказывает сама Ирина Маляренко, особый интерес к этой квартиры возник у заместителя начальника исполнительной службы Центрального района Кашниковича, который на данный момент исполняет обязанности начальника. В один из своих визитов в эту квартиру он сквозь приоткрытую дверь сказал ей буквально следующее:

- Я у тебя по-любому отберу эту квартиру.

Странное выражение, согласитесь, для представителя одного из органов власти.

То, что описано в данном материале, составляет лишь небольшую часть всех тех событий, которые произошли в жизни семьи Маляренко, начиная с конца 2009 года. Все материалы их разбирательств с банком, исполнительной службой, милицией уже составляют два хороших тома. Их можно осуждать за то, что два месяца в силу сложившихся финансовых обстоятельств у них не было возможности оплатить ежемесячный взнос за кредит. Однако банк принял решение забирать квартиру за долг в менее чем тысячу долларов. Хотя к тому моменту было выплачено уже около шести тысяч долларов.

Примечателен тот интерес, с которым исполнительная служба с таким рвением «отбивает» эту квартиру, а потом продает ее в два раза дешевле от ее рыночной стоимости. Вероятно, что мало кого могла заинтересовать трехкомнатная квартира в центре города за 18 тысяч долларов, и нашелся только один покупатель. Хотя ни для кого не секрет и многие знают, как продается с торгов имущество, которое было изъято у должников. Доступ к покупке жилья, элитных автомобилей для обычных граждан открыт. Однако механизмы его предоставления сводят к минимуму возможность рядовому украинцу приобрести с «открытых» торгов отчужденное имущество. А тем временем такие вот квартиры продаются за 18 тысяч долларов, а потом успешно перепродаются в два, три раза дороже. Кому идет прибыль с этого? Тут можно только догадываться. Но то, что она обязательно кому-то идет, это точно. А если еще и соизмерить количество таких квартир, машин, то масштабы просто поражают.

Валентин Колесников, специально для «Преступности.НЕТ»

-


Комментариев: {{total}}


русскийобщество