Юрий Луценко: За нами следили в аэропорту!

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1064 }}Комментариев:{{ comments || 1 }}    Рейтинг:(640)         

Во Франкфурте следили за отлетом украинской делегации в Сеул, признался он «Газете...»

Юрий Луценко, уже отстраненный от должности министра, на пятничном шоу «Шустер Live» выглядел расстроенным. Юрий Луценко извинился, уверил, что сам платил за онкооперацию сына, признался в поминании немцам «Гитлерюгенда». И даже пообещал сходить на ближайший прием в посольство ФРГ в Киеве.

На щит своей оправдательной речи Юрий Луценко вынес всех украинцев, когда-либо обиженных иностранными полицейскими и таможнями. Оказывается, Юрий Луценко теперь будет защищать наших заробитчан не только от произвола иностранных силовиков, но и от беспомощности собственных посольств. Публика на шоу приняла аргументы Луценко, а противники - засмеяли.

Кое-что прояснит судебное заседание по иску Луценко к газете «Бильд», первое заседание которого состоится уже во вторник. Но пока суд да дело, главный милиционер на глазах теряет поддержку коллег: боксер Виталий Кличко, также пострадавший во франкфуртском аэропорту, раскритиковал поведение министра.

А в субботу политсовет «Нашей Украины» призвал депутатов голосовать за отставку Луценко - «оранжевого» командира и первого номера «Нашей Украины» на парламентских выборах 2007 года, если кто не помнит биографию министра.

- Юрий Витальевич, во всем этом деле есть несколько темных пятен. Говорят, что в аэропорту «Борисполь» вы распили бутылку водки.


- Да не было никакой водки в «Борисполе»! Я пил чай и кофе с первым секретарем посольства и послом Кореи в Украине!

- Они готовы это подтвердить?


- Так узнайте в посольстве! Если начистоту, то мне уже звонил корейский посол и предлагал подтвердить, что я ничего не пил в «Борисполе». Но я отказался. Слушайте, как меня, украинского министра внутренних дел, будет защищать посол Кореи на территории Украины? Это была бы ганьба!

- А как вообще «Бильд» узнал о происшествии в аэропорту Франкфурта-на-Майне? Немецкие журналисты говорили «Газете по-киевски», что информацию о происшествии «слили» источники в авиакомпании «Люфтганза».


- «Бильду» сообщил украинский корреспондент, который получил информацию из секретариата президента. В свою очередь, секретариату донес МИД, а ему - посольство Украины в Германии. Журналист, не получив подтверждения информации в МВД, обратился, очевидно, к своим знакомым в желтой немецкой прессе. На второй день пребывания во Франкфурте, когда уже улетали в Корею, видели человека с профессиональной фотокамерой, фиксировавшего наш отлет. И уже тогда я понял, что произошла утечка.

- Кто этот журналист?


- Я бы не хотел называть его фамилию. Он работает в интернет-издании.

- Неясна и роль певицы Русланы. Она видела этот конфликт и как она оказалась на том же самолете, что и вы?

- Руслана была в составе делегации - ее пригласила корейская сторона, но она прошла на самолет раньше.

- Она вышла, узнав о конфликте? И почему пресс-секретарь певицы в комментарии «Газете по-киевски» сказала, что она летала на съемки клипа?


- Не думаю, что надо впутывать Руслану - она сидела в самолете и ничего не видела. Она видела наш обед, но не сам конфликт с немецкой полицией.


- Многое бы прояснила видеозапись. Александр Ефремов, глава регламентного комитета Рады, утверждал, что видео существует.


- Пусть покажет - я заинтересован в видео - на нем будет четко видно, что первыми насилие проявили немецкие полицейские. А я вмешался только тогда, когда они грубо задержали моего прооперированного сына. Я от регионалов уже несколько дней слышу: пленки и документы уже в Украине.

Даже было заявление, что Германия увидела такой ужас, что, не дай Бог, увидят в Украине. Звоню в Германию и спрашиваю: что же там такое страшное показывали? Оказалось, по телевизору показывали конфликты с итальянскими, французскими и польскими политиками в аэропортах. Я спрашиваю: а я? А про меня - ни слова.

- На следующей неделе будут голосовать за вашу отставку?


- Не готов сказать - не знаю. Я писал заявление в транзитном аэропорту, не просчитывая возможность отставки. Я не настолько виновен, чтобы отвечать криминально или отставкой. Но оппозиция будет нагнетать ситуацию. И если моя отставка - цена стабилизации МВД и правительства - я готов. А если скажут, что оснований нет, так я буду тянуть этот плуг дальше. Хотя, честно говоря, уже замучился.

(В эфире программы «Шустер Live» Юрий Луценко утверждал: его отставка не означает развала коалиции, и по квоте «Народной самообороны» на пост министра будет претендовать Геннадий Москаль. - Авт.).

- А как вы относитесь к тому, что регионал Борис Колесников чуть не подрался с лидером коммунистов Петром Симоненко? Мол, коммунисты вас поддерживают из уважения к вашему отцу...


- Эмоции зашкаливают со всех сторон. Мне кажется более взвешенной позиция коммунистов - они хотят дождаться документов и выводов следственной комиссии. Что касается отца, то был период, когда мы с Петром Николаевичем годами враждовали и даже не здоровались.

- А Колесников?


- У Колесникова есть обида - и он имеет на это право. Я бы на его месте давно успокоился. То, что вытворяют с Пенчуком (Борис Пенчук обвинял Колесникова в вымогательстве. - Авт.), впервые беспрецедентно в Украине. Пенчуку дают за неправдивые свидетельства восемь лет, по-моему, это неправильно. Я бы так никогда не сделал.

- После всего, что случилось, вы за донецкий «Шахтер» или за немецкий «Вердер» будете болеть в Кубке УЕФА?


- Это единственный позитив - я надену оранжевую футболку и буду болеть за украинскую команду - донецкий «Шахтер».

- А вы правда в депрессии?


- Да, это правда. Я и заявление писал в таком состоянии, и последние два дня не встречался со своими заместителями. Я был подавлен и не видел выхода, когда слышу извинения от земельной полиции, а тут же федеральная полиция это опровергает. Когда на черное говорят белое, когда никого не интересует правда, а все только копаются в здоровье сына.

- В семье обсуждали это происшествие? Как друг друга поддерживаете?



- Не знаю, как это передать на словах - ведь это был не разговор, а взгляды. Саша никогда не будет спокоен, когда на меня нападают - словом или делом, а я не буду спокоен, когда моего сына будут бить у меня на глазах. У нас очень близкие отношения, и мне жаль, что сын попал в эту историю. Но и он, и я вели себя с достоинством, и, наверное, это основное, что мы вынесли из этой истории.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность