ДЕПУТАТ: вооружен и очень опасен

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1686 }}Комментариев:{{ comments || 6 }}    Рейтинг:(1026)   

С момента, когда Анатолий Автанасов стал хозяйничать на местном пруду и прилегающих землях, жителям поселка запрещено выпасать поблизости скот и поить его из арендованного водоема.

Майорский пруд: за шаг до трагедии


- В тот день утром я выпасал свою скотину возле сельского пруда - две коровы, теленка и двадцать коз с маленькими козлятами, как вдруг ко мне подъехал фермер местного хозяйства «Бригантина», депутат областного совета от Партии регионов Анатолий Автанасов, - вспоминает Константин Дубей (село Майорское, где он проживает, географически присоединено к райцентру Доманевка. Авт. ). - Депутат приказал мне убираться отсюда, мол, это его ставок и его земля. На что я возразил: «Земля не ваша - людская!». Тогда Автанасов открыл дверцу своего автомобиля, достал охотничье ружье и наставил мне его в грудь: «Убирайся!». Честно говоря, я опешил. Не решившись стрелять, Автанасов отвернул ствол в сторону пасущейся скотины и на полном серьезе стал целиться в стадо. Зная, что Автанасов убил из ружья собаку нашей сельчанки только за то, что пес погнался за депутатскими свиньями, выпасавшимися на ставке, я попытался вырвать у него оружие. Потасовка продолжилась на земле, когда депутат оступился, а я упал на него сверху. Ружье оказалось между нами. «Ружье заряжено!» - предупредил Автанасов. Не поверив, я нажал на курок. Прогремел выстрел. Следом нажал на курок и Автанасов. И снова ружье бабахнуло. Оба заряда ушли в землю. Я оружие отобрал и сказал депутату, что получит он его в прокуратуре. Убедившись, что ружье не отдам, Автанасов вытащил из кобуры пистолет и стал целиться мне в лоб. Два раза была осечка. Когда Автанасов стал перезаряжать пистолет, на дороге показалась гужевая повозка с людьми. Я стал кричать односельчанам, чтобы те остановились, но мужчины не захотели вмешиваться и проехали мимо. Автанасов больше не целился и не угрожал: он заявил, что отправляется в милицию. Я погнал скотину в село. Грязного и окровавленного, меня не испугался водитель «Жигулей», проезжавших мимо. Я попросил сообщить об инциденте моей жене. Как только машина скрылась из вида, снова появился депутат, но уже с подмогой. Из машины вылез наемный рыбак, и Автанасов скомандовал ему: «Давай, Алик!». Матерясь и угрожая физической расправой, Алик погнался за мной. Автанасов же на своей машине двигался следом. Погоня продолжалась около получаса и закончилась тем, что Автанасов таки отобрал у меня оружие. Как только я добрался домой, мы с супругой сразу же поехали в милицию. Честно признаться, большего унижения, чем в тот день, в жизни мне испытывать не приходилось.


Закон для всех один, стартовые возможности - разные

О том, что произошло на пруду, примыкающему к реке Чертала, Константин Дубей изложил в заявлении в районную милицию, хотя изначально знал, что на законодательном ринге с депутатом-фермером в поединке ему не тягаться. Различный у них социальный статус, разные стартовые возможности, несоответствующая «весовая категория» плюс огромная поддержка в виде партийного большинства в депутатском корпусе областного совета. Возможно, по чужой рекомендации, а может, по собственному наитию или доверию крестьянин решил обратиться за помощью в общественную приемную областной партийной организации ВО «Батьківщина». Непосредственно к руководителю фракции БЮТ в областном совете Виктору Бутко, который, к тому же, является членом постоянной комиссии по вопросам депутатской деятельности, этики, защите прав граждан, борьбы с преступностью и коррупцией.

В поддержку Дубея выступила и группа возмущенных сельчан-майоровцев. Люди резонно удивлялись: почему украинское законодательство позволяет скотине пить воду из ставков, а депутат Автанасов запрещает? Чтобы животные не погибли от обезвоживания, майоровцы были вынуждены выкопать колодец за селом. Почему крестьяне не имеют права прогонять стадо вдоль сельского пруда, тогда как их деды и прадеды свободно выпасали здесь коров, коз, овец, домашнюю птицу, и даже паны относились лояльнее к своим батракам? Нормально ли это: берега пруда заросли бурьяном выше пояса, не только коза - корова заблудится, а выпасать скотину запрещено? Тогда как законом не возбраняется бесплатно ловить рыбу удочкой, фермер Автанасов, в зависимости от настроения и лунных фаз, то смилостивится и позволит, то ни с того ни с сего осерчает - начнет браниться, пускать в ход кулаки, требовать плату за рыбалку… Против кого вооружился депутат, за которым на данный момент официально числится три единицы огнестрельного оружия: в автомобиле он возит заряженное охотничье ружье, на поясе носит пистолет, а где-нибудь за прудовой дамбой, возможно, сидит в засаде нанятый снайпер?

Село без пастбища - не село

Спору нет: нынешнего сельского жителя могут прокормить только собственные трудолюбивые руки и подсобное хозяйство. Но, как оказалось, коровам, козам, овцам и другой живности в селе Майорском места нет. То ли по злому умыслу, то ли по чьей-то указке или халатности в период сумбурной приватизации пахотных земель юридически безграмотных и доверчивых крестьян попросту объегорили, оставив село без выделенных в натуре пастбищ. Бывшие пастбища Майорского вошли в земли резерва и перешли под юрисдикцию райгосадминистрации. Отнюдь не случайно районная власть до сих пор не исправила своих ошибок: земля - штука лакомая, от нее добровольно не отказываются, куда проще обвинять крестьян в пассивности, лености, нежелании самоорганизоваться и прочих грехах. И реально ничего не менять. Но как же людям жить?

Депутатская комиссия: нарушений не обнаружила

Закрутился маховик проверок. Депутатские запросы Виктора Бутко сделали свое дело. По поручению главы областного совета Татьяны Демченко в Доманевку вскоре выехала рабочая группа в составе нескольких депутатов и специалистов. Нельзя не упомянуть о партийной пикантности депутатского десанта: ни депутатов-бютовцев, ни основного инициатора депутатского разбирательства Виктора Бутко в рабочую группу не включили.

И что накопали народные слуги?

Итоговую справку рабочей группы, изложенную на нескольких печатных страницах, хоть к ране прикладывай. У арендатора Автанасова все в полнейшем ажуре. Есть официально зарегистрированный шесть лет назад в Доманевской РГА договор аренды земли, согласно которому фермер с полным правом 15 лет может пользоваться почти 66 гектарами «резервной» земли (62,81 га - под прудом, 3,18 га - под гидротехническими сооружениями) для разведения рыбы. За всю арендованную площадь фермер ежегодно исправно перечисляет деньги в казну Доманевского поселкового совета. Депутатов нисколько не смутило, что арендная договорная плата несколько лет не пересматривалась и была ничтожно мала: за все про все в год фермер платил за землю и пруд 2639 гривен 60 копеек (по 40 гривен за гектар!?). Выездная группа в своем заключении зафиксировала, что ставок используется по целевому назначению, что дамба в полном порядке. А что касается сосен, утопленных в пруду, то фермер их забросил в водоем, как он сам объяснил, в качестве нерестового субстрата. Да, согласилась выездная комиссия, у села нет своего пастбища, но кто в этом виноват? Сами же люди и виноваты: в свое время при распаевке пахотных земель уполномоченные члены КСП «Колос» исключили пастбища из коллективной собственности и утеряли на них права. 537,6 гектара пастбищных площадей отошло к землям Доманевской райгосадминистрации, часть из которых (166,55 га) передана в аренду. Что касается инцидента с оружием, то тут тоже все понятно: Автанасов на его ношение имеет законное право. На жизнь граждан он не покушался, уголовные дела не возбуждались. Относительно коллективного обращения людей тоже ясно, как божий день: граждане, его подписавшие, от своего авторства… отказались. Так что все замечательно, какие могут быть проблемы?

Козы воду портят

Анатолий Автанасов встретил нас в Доманевке приветливо. Даже на пруд вызвался поехать, но потом передумал, чтобы не смущать своим присутствием вторую сторону: пускай выскажутся. Очень уж зол он на Константина Дубея и его сотоварищей: другие люди, хоть и повозмущались, но отнеслись с пониманием, смирились, а эти не покорились…

- Я долго их терпел, - возмущается Автанасов. - Но, наконец, встал вопрос, что здесь они крайне нежелательны. Я попросил их убраться с пруда. А они продолжают. Вы представляете, какая там вода, когда искупаются козы? Это такая вонь, это же просто ужас! Когда Дубей пришел в суд, районный судья все окна пооткрывал… А коровы…

Депутат взял карандаш, начертил на полоске бумаги арендованный пруд, прибрежную зону, лес и сделал простые арифметические подсчеты:

- Сколько воды за день выпивает корова? Не поверите: минимум 60 литров! Что останется от ставка через сто дней, если все сельские коровы станут пить из него воду? Ничего не останется! Я зарыбил этот пруд, много денег в него вложил: там больше десяти видов рыб! Вечером вода так и играет! Компромисс? Он один: надо придерживаться закона. Раз я сказал нельзя, значит, нельзя! Разрешил - значит можно!

А нас никто и не спрашивал

Тяжело сказать, где побывала и с кем общалась рабочая депутатская группа. Но ни Константин Дубей, который держит коз не от хорошей жизни, а для ее продления (он - онкобольной), ни многие другие жители, подписавшиеся под обращением, депутатов в глаза не видели. Много грустного поведали они о тяжкой сельской жизни: очень трудно выживать обнищавшим крестьянам, оставшимся наедине со своими бедами, болезнями, проблемами в окружении разрушенных свинарников и коровников. Поехали на пруд, увидели дамбу, заросшую лозой и кустарниками. Даже с натяжкой не скажешь, что она - ухоженная. Посмотрели распаханный участок высыхающего ставка: фермер тужился что-то сеять, но мало что взошло. Внимательно вчитались в договор аренды земли и поняли, что он, мягко говоря, липовый. Чтобы стать законным арендатором пруда и законно разводить рыбу, одного договора мало: нужна куча разрешений, в частности, на специальное водопользование, которое выдает областное управление экологии только после согласования договора аренды с управлением мелиорации и водного хозяйства. Как сообщили нам в облводхозе, еще в 2003 году Автанасов взял технические условия на аренду земель водного фонда, в частности, на вышеупомянутый ставок, который по документам официально называется противоэрозионный пруд «Майорское водохранилище» на реке Чертала, и был таков. Больше он не появлялся, ничего не согласовывал и никаких документов не предоставлял.

Что касается «законности» ношения огнестрельного оружия, тут тоже есть вопросы. Радует, что прокурор Доманевского района совсем недавно отменил постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направил его на дополнительную проверку. Анатолий Автанасов прав в одном: закон будет торжествовать только тогда, когда его «будут придерживаться».

Кстати, депутату не помешало бы искупать козу. Сведущие люди клянутся, что это мероприятие заведомо провальное: козы панически боятся воды и добровольно в пруд никогда не полезут. Это Автанасову не помешает знать, поскольку он является еще и членом постоянной комиссии по вопросам экологии, охраны окружающей среды, природопользования и ресурсосбережения.

Галина ПОРФИРЬЕВА

"Николаевский бизнес"

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность