Жена Евгения Щербаня бросилась на убийцу мужа и погибла

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 3594 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(2156)   

5 лет назад Апелляционный суд Луганской области вынес приговор по делу о взрыве на стадионе «Шахтер» и расстреле в Донецком аэропорту. Новые подробности самых громких преступлений 90-х.

Взрыв на стадионе «Шахтер» и расстрел в донецком аэропорту, повлекшие многочисленные жертвы, расследовала бригада «важняков» из Генпрокуратуры Украины во главе с Николаем Дробиняком. Они и передали дело в Апелляционный суд Луганской области.

СВИДЕТЕЛЬ

На следствии и в суде Вадим Болотских рассказал, что, мол, сам не принимал участия в подготовке и проведении теракта на стадионе, но был в курсе, как и что происходило. В частности, он видел, как в Донецке, в частном доме член банды Игорь Филипенко собирал бомбу, начинял ее взрывчаткой. Болотских тогда еще заметил, что, дескать, не надо закладывать 5 кг взрывчатки, а то пострадают посторонние люди. Для того чтобы гарантированно убить «объект», достаточно и 1 кг. Но его не послушались и вложили 5 кг пластида, потому и пострадало так много людей.

Закладку бомбы на стадионе, по словам Болотских, осуществляли ночью, в дождь три человека: Акулов, Филипенко, Алиев. Взрывчатку замуровали в асфальт, под деревянные ступеньки перед входом для высокопоставленных лиц. Произошло это за 46-47 суток до взрыва. Позже, рассказал Болотских, была одна неудачная попытка взорвать Брагина на стадионе. В день настоящего теракта один из свидетелей привозил Болотских к стадиону, однако еще до взрыва забрал оттуда. В своих первоначальных показаниях Болотских рассказал, что это он подал сигнал Филипенко о приближении Брагина (у Филипенко не было рации, а у Болотских была).

Окончательное проведение теракта бандиты наметили на вечер 15 октября, во время матча «Шахтер» (Донецк) - «Таврия» (Симферополь). Пульт управления взрывным устройством (в виде брелока) находился у Филипенко, одетого в форму капитана милиции. А прикрывал якобы его, на случай неожиданных осложнений, настоящий милиционер, опер из Калининского райотдела УВД Донецка Вячеслав Синенко (позже на другом процессе осужденный к пожизненному заключению за это преступление, хотя участие свое отрицавший).

Еще до того, как Брагин и сопровождавшие его люди подъехали к стадиону, по заведенному порядку, гостевые трибуны проверила приехавшая раньше охрана. Вход был закрыт, запустила охрану буфетчица Н. Ситникова. Один из охранников очень тщательно исследовал дощатый настил на трибунах, но ничего не обнаружил (о возможности замуровать бомбу в асфальт почему-то никто не подумал). Ситникова же пошла на трибуны, доложила председателю облспорткомитета, что в 17 часов начнет готовить чай, и вернулась к буфету. В это время приехал Брагин. Ситникова полезла в карман за ключом и тут раздался взрыв. На часах было 17.02. Очнулась буфетчица только в больнице...

Чудовищной силы взрывная волна буквально разметала тела шестерых человек, в том числе самого Ахатя Брагина, его дальнего родственника (и телохранителя) Фарида Мухаева, начальника его охраны Виктора Двойных и других (охранников А. Исаева, Г. Бондарева, а также П. Бражника). Трое получили ранения, в том числе буфетчица и некий Г. Кухарев (последний позже куда-то исчез и через полтора года был признан пропавшим без вести - его даже не удалось допросить в качестве потерпевшего). Филипенко же и другие соучастники преступления скрылись на поджидавших их машинах.

Сразу после этого большинство членов банды, в том числе руководители уехали сначала в Киев (на неделю), а потом продолжали скрываться в Луганске. Когда все вроде утихло, вернулись в Донецк...

ЧЕЧЕНСКИЙ «БОРЗ» И СПЕЦНАЗОВСКАЯ ФОРМА

Следствию и суду не удалось пообщаться с живыми исполнителями и организаторами теракта, все погибли до начала активного следствия. Поэтому так важны были для правоохранителей показания Болотских, которые он дал вначале в качестве явки с повинной после его доставки из России, но потом от них отказался. Осудили, правда, экс-милиционера Синенко, но и он позже заявлял о своей невиновности и вынужденности показаний. Тем не менее и «важняк» Николай Дробиняк, и судья Галина Каныгина (вела процесс) заявили «Сегодня»: они убеждены, что взрыв на «Шахтере» происходил так, как описано выше.

Одним из материальных подтверждений причастности банды Кушнира и пр. к совершению громких преступлений послужило большое количество изъятого на одной из квартир банды в Донецке оружия и взрывчатки. В частности, 6 автоматов АК-74, 4 автомата АКМ, 7 пистолетов ТТ, пистолеты ПМ, «Вальтер», «Чешска зброевка», даже чеченский автомат «Борз», другие стволы... Нашли также немало пластида и комплектов милицейской формы, в том числе спецназовской. Взрывчатка признана аналогичной той, которая применялась при взрыве на «Шахтере».

БАНДА И «РОБИН ГУД»

В номере за 21 апреля мы подробно рассказали о всех версиях и обстоятельствах расстрела в 1998 году видного украинского банкира Вадима Гетьмана. Судом было установлено, что организаторами преступления (не заказчиками, о которых разговор отдельный) были руководители донецко-луганской банды, наводившей ужас на весь регион (и не только) в середине 90-х. В частности, та же банда взорвала на стадионе «Шахтер» 15 октября 1995 года донецкого предпринимателя Ахатя Брагина (тогда погибли еще 5 человек, трое были ранены), расстреляла 3 ноября 1996 года в донецком аэропорту народного депутата Евгения Щербаня (с ним погибли жена и еще двое человек), совершила множество других тяжких преступлений. В распоряжении «Сегодня» оказались документы, на основании которых можно реконструировать, как «родилась» банда, готовились и совершались самые громкие преступления середины 90-х в Украине.

Итак, свидетельствуют документы, в конце 1993 - начале 1994 года двое жителей Донецкой области (Евгений Кушнир и Анатолий Рябин) организовали банду. Чуть позже в число руководителей банды вошел россиянин Магомед Алиев по кличке «Мага». Он же вовлек в банду другого россиянина, ставшего потом одним из самых известных в Украине киллеров, - Вадима Болотских. Это произошло в 1995 году. Его пригласили, когда в Донецке разгорелась криминальная война за сферы влияния, причем, как позже пояснял сам Болотских, уверили, что воевать предстоит с «плохими» парнями на стороне «хороших». Вообще, если верить его показаниям, то он представлял себя неким Робином Гудом и даже не брал за исполнение киллеровских заказов деньги, а «работал» за идею о наказании «беспредельщиков».

В частности, группировка Кушнира-Рябина-Алиева решила отомстить за смерть вора в законе Брагинского (Чирика), которого 2 сентября 1994 года убили в Красном Куте «плохие» конкуренты названных лиц по бизнесу (и «под которым» ходил бывший ювелир Кушнир). Кушнир и компания решили, что к захвату их бизнеса как-то причастен бизнесмен Ахать Брагин, за которым бандиты начали настоящую охоту. Было несколько покушений на Брагина, одно из них, увы, окончилось трагедией на стадионе «Шахтер». Болотских на следствии немало рассказал о подготовке этого преступления (обозначив, впрочем, себя только как наблюдателя), но потом, в суде, заявил, что оговорил себя и вообще никакого отношения к взрыву не имел. Суд, однако, ему не поверил.

«ЗВЕРЬ» ПОЛИВАЛ ЛЮДЕЙ ОЧЕРЕДЯМИ ИЗ АВТОМАТА, КАК БУДТО ВОДОЙ ИЗ БРАНДСПОЙТА...

Как сказано в судебных документах, «в середине 1996 года указанным выше руководителям банды (Кушниру-Рябину-Алиеву. - Авт.), членом которой являлся Болотских, поступил заказ на убийство народного депутата Щербаня Е.А... Заказчиком (он в документах не называется. - Авт.) за данное убийство было обещано денежное вознаграждение и содействие в решении кадровых вопросов и коммерческой деятельности».

Решили: исполнять заказ будут Вадим Болотских и Геннадий Зангелиди по кличке «Зверь». Для реализации замысла (изначально ориентированного на аэропорт) были закуплены два комплекта формы работников гражданской авиации, один комплект милицейской формы вместе с удостоверением, рации. В качестве оружия - два пистолета-пулемета «Аграм-2000», два ТТ, один АКМ и гранаты Ф-1. Транспорт - заранее угнанный ВАЗ-21099.

РАССТРЕЛ. 3 ноября, получив сигнал, что Евгений Щербань с женой Надеждой Никитиной, сыном Русланом и сопровождающими вылетел из Москвы на Як-40 (был там на серебряной свадьбе певца Иосифа Кобзона), Болотских и Зангелиди в форме авиаторов перелезли через забор, потом подъехали на велосипедах, затем - пешком прошли на летное поле. Их сообщник Валерий Пушкарев (позже участвовавший в убийстве Вадима Гетьмана, но до суда не доживший) в форме капитана милиции на угнанном автомобиле, показав охране липовое удостоверение, тоже заехал туда. Оружие лежало в машине, киллеры вооружились. Еще несколько членов банды наблюдали за подъездами к аэропорту, а также за тем, как на поле въехал лимузин Щербаня - вишневый «Кадиллак».

В 12.15 Болотских получил по рации известие: Як-40 садится! Он и Зангелиди направились к стоянке самолета (она совсем недалеко от здания аэропорта). Болотских приблизился к Евгению Щербаню и двумя выстрелами из ТТ убил его. Одновременно открыл огонь (совершенно беспорядочный) из «Аграма-2000» и Зангелиди. В результате он не только убил на месте авиатехника Гапчича, но и смертельно ранил жену Щербаня Никитину и бортмеханика Шеина (некстати подошедший таможенник Радченко тоже получил ранение). Более того, Зангелиди ранил и своего напарника Болотских! Тем не менее и Болотских, и Зангелиди уселись в вызванную по рации ВАЗ-21099 и поехали к запасным воротам аэропорта (закрытым). При отходе Зангелиди, в соответствии с планом, открыл стрельбу из АКМ. Оставив в машине использованное оружие и забрав «чистое» (АКМ выбросили), они подожгли авто и перелезли (раненый Болотский - с большим трудом, с помощью подельников) через забор. А там их ждали сразу три машины под управлением членов банды. Болотских отвезли в частный дом в Донецке (там жили члены банды Филипенко и Акулов), где ему оказали медпомощь. Через две недели он настолько окреп, что его перевезли в Луганск, а оттуда Вадим улетел в Москву.

ПОДРОБНОСТИ

«Сегодня» удалось узнать подробности этого эпизода, не отраженные в документах. В частности, о том, что с Зангелиди, видимо, случилась истерика, вот и стал поливать из «Аграма», как из брандспойта, не глядя, куда палит. Болотских изначально был против того, чтобы пострадали посторонние люди, кроме «заказанного» (впрочем, о жене Щербаня его неверно информировали, сказав, что она - охранник нардепа, а не супруга). Ранение он получил серьезное, задето было (несколькими пулями) не только плечо, но и легкое. До машины он добрался сам, но там ему стало плохо. Вадим даже попросил, чтобы его добили... Но Пушняков отверг это предложение, и помог Болотских попасть к врачам. Эти доктора (трое) позже дали полные показания, потому прошли в процессе как свидетели по программе их защиты (медикам изменили анкетные данные). Врачам сказали, что травмы Болотских получил на охоте. Пушнякова позже по фотороботу опознал охранник аэропорта (Валерий заезжал на территорию в милицейской форме до 3 ноября на рекогносцировку не менее пяти раз, вот его и запомнили).

Сам Болотских в суде рассказал, что, мол, изначально планировалось убить Щербаня в здании аэропорта. Но Вадим, осмотревшись на местности, решил стрелять на летном поле (дескать, иначе пострадают посторонние люди). Он якобы даже не знал, что убивает народного депутата Украины, ему сказали, что это «плохой» бизнесмен, мешающий «хорошим» заниматься нормальным нефтебизнесом. Причем были сначала две неудачные попытки убить Щербаня (обе - в аэропорту). Первый раз киллеры не успели к прилетевшему самолету и жертва уехала, второй раз просто не прилетел самолет. 3 ноября оба киллера были вооружены пистолетами ТТ и автоматами «Аграм-2000», но он, Болотских, стрелял лишь из ТТ и только в Щербаня. В Никитину не стрелял (хотя свидетели утверждали обратное), но, получив три пули от Зангелиди, может, непроизвольно и нажал на спусковой крючок (ибо нашли «лишние» пули от ТТ калибра 7.62, а Зангелиди стрелял только из «Аграма», где калибр - 9 мм).

ЖЕНА БРОСИЛАСЬ НА УБИЙЦУ МУЖА И ПОГИБЛА САМА...

После расстрела на летном поле Донецкого аэропорта в живых остались несколько свидетелей. Первый - сын народного депутата Руслан Щербань. В суде он показал, что, когда Як-40 остановился, отец обратил внимание на ВАЗ-21099, стоявшую «носом» к самолету: мол, за нами? Когда вышли из самолета, Руслан внезапно услыхал выстрел. Взглянул в ту сторону и увидел стоящего Болотских и лежащего на земле отца. Никитина кинулась на киллера и тогда он выстрелил и в нее тоже (хотя сам Болотских это отрицал). А затем уже начал стрелять второй... В протоколах зафиксировано, что Руслан официально опознал Болотских, как убийцу отца и его жены, а Зангелиди - как второго стрелка.

Таможенник Радченко рассказал, что не дошел до трапа самолета метров 15-20, когда услыхал, как по асфальту «скачут» пули. Почувствовал удар в левую ногу и упал. Толком никого не видел и опознать не смог. Подошедший ранее к самолету пограничник показал, что досмотрел пассажиров у трапа, а потом зашел в салон, к экипажу. Когда услыхал стрельбу, решил, что происходит пиратский захват воздушного судна и закрыл двери, втащив внутрь раненого и упавшего на трапе бортинженера Шеина. Выглянул, когда стрельба прекратилась, но никого из нападавших не увидел.

ОБ ОХРАНЕ И МОТИВАХ

Допрошенный в суде в качестве свидетеля референт Евгения Щербаня П. Дорфман показал, что слыхал от своего патрона, мол, если его и убьют, то лишь по политическим мотивам. Было это за 2-3 месяца до расстрела в аэропорту. Он же рассказал, что раньше у Щербаня была солидная охрана, но позже он от нее отказался. Другой свидетель конкретизировал, мол, ранее встречать Щербаня в аэропорту приезжали много людей на 20-30 машинах, но потом он запретил это делать. Почему, свидетель не знал. О мотивах он сказал так: возможно, это была зависть к Щербаню за его успехи в экономике и политике.

Сын Щербаня Руслан в суде заявил, что считает убийство отца политическим. И, дескать, никакой деятельностью, кроме политической после избрания в 1994 году народным депутатом, не занимался. У него были якобы разногласия с премьер-министром Украины Павлом Лазаренко и на 4 ноября (то есть на другой день после расстрела в аэропорту) они должны были встретиться как два политика. Сути разногласий между отцом и премьером сын нардепа, по его словам в суде, не знал. Подчеркнем: Руслан не называл Павла Лазаренко заказчиком убийства отца и вообще не говорил о какой-то причастности премьера к трагедии в аэропорту. А вот мать погибшей жены Щербаня Надежды Никитиной вспомнила, что за пару месяцев до смерти дочь ей говорила, что за ними (Евгением Щербанем и его близкими) кто-то охотится. Но кто именно, свидетельница не знала и мотивы расстрела ей не были известны.

От редакции: еще раз скажем, что вопрос о заказчике громких преступлений второй половины 90-х (убийства Вадима Гетьмана и Евгения Щербаня) весьма запутанный и объемный. Мы, как и обещали ранее, к нему вернемся в отдельной публикации.

СУДЬБА КИЛЛЕРОВ ПЕЧАЛЬНА...

Согласно судебным документам, в банду Кушнира изначально входили: Акулов, Филипенко, Михайлов, Денисов. В группировку Рябина: Полежай, Титков, Лобков, Ильченко. В группу Алиева: Зангелиди, Волков, Брюхин, Баликоев. Позже группировки объединились, к ним примкнул еще и луганчанин Валерий Пушняков со своими людьми, а также москвич Вадим Болотских.

Судьба большинства печальна. Алиев исчез в августе 1997-го, Рябин убит в октябре 1997-го, Кушнир был ранен, затем задержан милицией и умер в СИЗО 2 мая 1998 года. Осенью 1998-го в районе Пуща-Водицы под Киевом обнаружили труп Зангелиди (с двумя пулями). А до этого «Зверь» (Зангелиди) убил Баликоева и двух женщин... Погибли также Филипенко и Пушняков, исчезли без вести Акулов и Ильченко, а Болотских, Кулев и Денисов осуждены (первые двое - пожизненно).

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность