«Нибулону» было известно о невозможности проведения судна Preventer задолго до подачи заявки?

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1785 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1071)         

Состоялось 4-е заседание коллегии Николаевского областного административного суда по делу СП «Нибулон» против капитана Николаевского порта П. Рябчикова.

Заседание коллегии суда прошло в том же составе: Устинов (председательствующий), Мавородиева и Зеньковский.

Третьими сторонами в процессе выступили ГП «Дельта-лоцман», ГП «Николаевский морской торговый порт» и Министерство Транспорта и связи Украины.

Представитель третьей стороны процесса - ГП «Николаевский морской торговый порт Александр Новохатский сделал доклад по поводу точки зрения предприятия.

А. Новохатский рассказал, что после того как в прошлом году произошла экспериментальная проводка судов длиной 225 м. к причалу ООО ССП «Нибулон».

26 август 2008 прошло совещание, на котором были проанализированы результаты данного эксперимента. В частности, капитан ДБМТП Коноавальчук (в ведении которого тогда находилась акватория «Нибулона») сделал довольно однозначное заключение.

Проводка судов типа СН-70 по 1-му колену канала - небезопасна.

Необходимо составить техзадание для «ЧеноморНИИИпроекта» по разработке проекта дноуглубительных работ на 1-м колене канале до уровня БДЛК (глубина 11,2, ширина - 100м)

Необходимо составить техзадание для «ЧеноморНИИИпроекта» по разработке проекта дноуглубительных работ на акватории «Нибулона» до уровня БДЛК (глубина 11,2)

Без проведение этих работ проведение судов данного типа - недопустимо.

На тогдашнем заседании присутствовали те же представители «Нибулона», которые представляют СП в суде сейчас: А.Васильев и А.Волик.

Таким образом, по Мнению А.Новохатского, «Нибулону» более года назад было отлично известно, что экспериментальная проводка доказала небезопасность проведение судов данного типа. А не ее принципиальную возможность - как теперь говорят представители зернотрейдера.

После августовского мероприятия, по словам А Новохатсткого, НМТП последовательно, вместе с взятыми добровольно обязательствами, выполнял часть своей договоренности с сельхозпредприятием.

«ЧеноморНИИИпроекту» было поручено составить проект дноуглубительных работ. Институт составил этот проект. Проект был должным образом согласован со всеми инстанциями.

Были изысканы средства на проведение работ. Ими стала возвратная финансовая помощь порту он «Нибулона».

Земкараван начал проведение дноуглубительных работ.

И на всем протяжении, во всех проектных документах неоднократно упоминалось, что ЦЕЛЬЮ данного проекта является доведения характеристик гидротехнических сооружений до уровня, который в БУДУЩЕМ позволит проход судов указанного типа.

Не менее хорошо известно «Нибулону» и том, что данные работы еще далеки от фактического завершения. Не говоря о том, что после физического окончания работ еще последует его юридическое утверждение многочисленными контролирующими органами.

Таким образом, «Нибулон» умышленно зная, что начатые совместно с ним работы по дноуглублению инициировал историю с попыткой завести заведомо неприемлемого судно в середине проекта, до его окончания. «Нибулон» знал, что данному судну будет отказано в проводке до его подачи запроса на нее - делает вывод А.Новохатский.

После этого выступления в деле начался новый поворот. Представитель ответчика Сергей Панченко выступил с ходатайством о привлечении к делу в качестве третьей стороны судовладельца Preventer. Основанием для такой необходимости ответчик видит угрозу правам судовладельца вследствие проводки его имущества по неприспособленному каналу.

Проще говоря, сидящий в далекой Индии хозяин судна понятия не имеет о том, что сухогруз собираются посадить на мель, а если бы знал - то наверняка был бы против.

По его словам, установит такого удалось - это компания Telford Busines S.A. (Мумбай, Индия).

Стоит отметить, что «Нибулон» выступил против данной инициатива, считая, что интересы судовладельца в данном процессе не затрагиваются. По словам А.Васильева, интересы судовладельца представляет морской агент. На что НМТП ответил - в Кодексе торгового мореплавания нет ничего про право агентов представлять судовладельца в суде. Это явно не возможно без специальной доверенности от судовладельца. Непонятно, захочет ли он ее давать агенту - или захочет, например, нанять профессиональных адвокатов.

Далее между сторонами и судом началась бурная дискуссия - считается ли база Lloyd основанием для принятие решений украинским судом, может ли судовладельца в суде представлять капитана судна или морской агент. Было принято промежуточное решение - поручить НМТП установить судовладельца официально и связаться с ним.

До выяснения этих обстоятельств суд объявил перерыв до 4 декабря.

-


Комментариев: {{total}}


русскийденьги