Легенда об атлете

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 2864 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1718)         

Иван Семенович Круц (1906-1968) - украинский богатырь, атлет, экс-чемпион СССР по классической борьбе. Его имя впервые зазвучало на борцовском помосте в 30-х годах прошлого века.

К тому времени канули в Лету многочисленные «Маски», срывавшие знаменитых борцов, манежная борьба переросла в отдельный вид спорта, по которому проводились чемпионаты Советского Союза, Европы и мира.

Народная молва слагала легенды о великих атлетах Иване Шемякине, Иване Заикине, Иване Поддубном и многих других любимцах публики. Жизнь Ивана Круца также стала легендой, в которой отличить правду от вымысла невозможно. Тем более, что достоверных данных мало.

Говорят, что он, несмотря на большую разницу в возрасте, был дружен с Иваном Поддубным. Поддубный организовал поединок Круца с одним из европейских чемпионов по борьбе. Неизвестно, правда, когда и где он проходил, вроде бы даже у нас, но результат можете предугадать и сами: Иван Семенович одержал убедительную победу.

О детстве Круца известно только то, что он родился в Курске. Через несколько лет после этого его семья переехала в наши края. В молодости Иван Семенович выступал вместе с гимнастом Дзюбой, но во время одного из выступлений в Одессе Дзюба погиб. Говорят, что это не было случайностью, кто-то из «доброжелателей» повредил гимнастический снаряд, с которого гимнаст и сорвался. С тех пор Круц выступал всегда один.

У нас Ивана Семеновича больше запомнили не как борца, чемпиона Советского Союза среди сельских спортсменов по классической борьбе, а как атлета, демонстрирующего свою невероятную силу. Раз в год в клубе Октябрьского он показывал свое искусство. Был, например, такой номер. На сцену вызывались шестеро парней. Их связывали между собой рушниками, Круц поднимал всю связку себе на плечи и крутил «мельницу».

Семь «двойников» (спаренных чугунных болванок) общим весом в четырнадцать пудов связывали между собой цепью, атлет поднимал их зубами, при этом раскачивая из стороны в сторону. А гвоздь длиной 150 мм вбивал в пол по самую шляпку рукой, обмотанной носовым платком.

Во время Великой Отечественной войны, выступая перед земляками в оккупированном Богоявленском, подбрасывал руками чугунное ядро и ловил его на затылок. Говорили, при этом ядро выстреливало фейерверком под крик Круца «Смерть фашистским оккупантам»! Но говорили и другое…

Во время оккупации Иван Семенович зарабатывал себе на жизнь тем, что ездил по селам, демонстрируя свою силу. Однажды возвращался домой на фургоне, запряженном парой лошадей. Фургон был нагружен провиантом, которым сельчане расплатились с ним. На въезде в город его остановил немецкий патруль, и солдаты принялись обыскивать фургон. Круц пытался объяснить, кто он и откуда едет. Солдаты не понимали… Тогда он залез под фургон и поднял его над землей.

Ходили разговоры, что после этого случая Круца взяли на работу в гестапо, где он допрашивал подпольщиков… Так это или не так, но после войны он пропал на несколько лет. Поползли слухи, что был осужден за сотрудничество с фашистами, отбывал срок.
Правда же более трагична и типична для того времени. Юрий Иванович Зюзиков, долгое время друживший с приемным сыном Ивана Семеновича, рассказал мне следующее:

«Не секрет, что в оккупации люди продолжали работать, чтобы прокормиться. Работали предприятия, колхозы, рынки. Иван Семенович, как уже говорилось, зарабатывал себе на жизнь, демонстрируя свои феноменальные возможности. Немцы заинтересовались украинским богатырем и предложили ему выступить перед оккупационными войсками. После войны нашлись бдительные граждане, донесшие в компетентные органы, что известный борец И. С. Круц сотрудничал с фашистами».
Возможно, Круц принимал участие в организованных фашистами турнирах. Но ведь и игроки киевского «Динамо» участвовали в первенстве Киева в оккупированном фашистами городе. Оказалось, что это вовсе не был матч смерти, в чем нас уверяли многие годы, а регулярно проводимый турнир.

Иван Семенович был осужден, но впоследствии реабилитирован и выпущен на свободу. После долгого отсутствия вернулся в Октябрьское, построил дом, в котором прожил до самой смерти. Купил также редкую по тем временам иномарку, нанял шофера, и так разъезжал по городам и селам с показательными выступлениями. Комплекции он был богатырской и, когда садился в машину, она кренилась на одну сторону.

Машина тоже участвовала в его выступлениях: Круц клал себе на грудь две толстые доски, по которым затем проезжал его «Мерседес».

Воспоминания о Круце всегда доброжелательны и немного комичны.

Дмитрий Петрович Клименко встречался с Иваном Семеновичем трижды:

- Я строил дом и привез на пилораму бревна на распиловку. Жду своей очереди, беседую с рабочими. Тут привезли Круца. Он выбрался из машины и шел, переваливаясь с ноги на ногу. «Это что за явление»? - удивился я. «Да это же Иван Семенович Круц», - уважительно сказали рабочие. Оказалось, что он тоже строился, и ему нужно было распустить бревна на балки. Рабочие - молодые ребята - не захотели лишний раз надрываться, а заодно устроили себе бесплатный аттракцион. Они сказали Круцу: «Распилим без очереди, если сам положишь бревно на тележку пилорамы». Иван Семенович подошел к концу бревна, обхватил его двумя руками снизу, резко выдохнул и закинул его на тележку. Затем так же завел и другой конец.

На Мельничной в Октябрьское был борцовский клуб Круца. Мне часто приходилось ходить мимо него на работу и с работы. Однажды иду с работы, а он стоит у порога. Тут подъехали два мотоциклиста и остановились возле него. Круц наклонился и сжал пальцами камеру колеса так, словно в ней вовсе не было воздуха.

- Что ж это ты на спущенной камере ездишь? - спросил хозяина мотоцикла. Тот в недоумении пощупал камеру:
- Вроде сегодня проверял, была накачана».

Под пальцами парня камера не прогнулась ни на миллиметр…

Иван Семенович жил на улице Петровского (сейчас - улица Литовченко). В те времена в Октябрьском еще не было автобусных остановок, поэтому транспорт останавливали, где кто мог. Круц стал на перекрестке улиц Петровского и Ленина (проспект Октябрьский) и тормозил все машины подряд, - ему срочно нужно было куда-то ехать. Но, завидев его дородную фигуру, водители проезжали мимо, не останавливаясь.

-…! Хоть в яму прячься с таким весом! - сокрушался Круц. - Никто не хочет подвезти!

Наконец, один водитель на «Москвиче» остановился, и Круц с трудом втиснулся в машину, придавив днище до самого бетона. Водитель в ужасе схватился за голову:

- Лучше бы взял троих худых, чем тебя одного!

Александр Дмитриевич Клименко учился в одном классе с приемным сыном Круца Юрием (своих детей у Ивана Семеновича не было). Вспоминает, что на родительских собраниях борец сидел на двух стульях. Строго следил за учебой Юрия и не стеснялся прилюдно отчитать его за плохую успеваемость.

Строгим был он и для своих учеников. Дмитрий Петрович Клименко рассказал, как Круц наводил порядок в своем клубе: «Мальчишки то ли подрались, то ли просто поссорились, в общем, сцепились прямо в клубе. Круц взял их обоих за шкирку, вынес на улицу и выбросил со ступенек крыльца на дорогу». Жестоко, но доходчиво и назидательно для других. Может быть, поэтому среди его воспитанников было немало победителей и призеров соревнований самого разного уровня.

Умер знаменитый борец в 1968 году. Похоронен на кладбище в Октябрьском. На его памятнике написано то, с чего и начинается мой рассказ:

«Иван Семенович Круц (1906-1968) - украинский богатырь, атлет, экс-чемпион СССР по классической борьбе».

-


Комментариев: {{total}}


русскийденьги