«За кулисами» с Ольгой Малярчук: Я всегда говорю: «Делай добро и отпускай его в воду»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 5317 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(3190)   

В постоянном движении жизни, слишком многое остается за кадром. Чем руководствуются люди, когда они принимают те или иные решения? Как они относятся к тому, что происходит в стране, в которой они живут? Каких принципов придерживаются?

Попробует получить ответы на часть вопросов программа «За кулисами». Первая часть выпуска программы – поиск аргументов, которыми руководствуется человек делая выбор, а вторая – блиц-опрос.

«За кулисами» может оказаться любой желающий, кто не побоится в течении часа разобраться, что на самом деле для него важно. Мы же выберем самое интересное и поделимся с вами. Текстовую, расширенную версию беседы, можно будет найти на сайте «Преступности.НЕТ».

Выборы... Зачем люди идут в народные депутаты? Кого считают своим наибольшим конкурентом по округу? Чей Крым? Что происходит на Донбассе? Чего больше всего боится кандидат в нардепы? Сколько спиртного нужно гостю программы, чтобы он опьянел? На эти и еще десятки других вопросов уже ответили первые гости, побывавшие «За кулисами».

***

Первой женщиной, которая стала гостем программы «За кулисами» стала волонтер, кандидат в народные депутаты Украины от 128 округа Ольга Малярчук. В короткой беседе она рассказала, чего боятся депутаты Николаевского городского совета, отказываясь согласовывать решение Евгения Рымаря о сложении депутатского мандата, ответила на вопрос, нужны ли «мажоритарщики» и о том, кого считает наибольшим конкурентом на выборах. 

– Для чего вы идёте народные депутаты?

– На самом деле всё очень просто. Я иду туда работать.

– Как вы на встречах с избирателями говорите, что нужно голосовать за вас?

– Я не обещаю. Я прихожу и отвечаю на их вопросы, рассказываю о своей программе и говорю им простую фразу, что я не обещаю им того, о чем они хотят услышать, я не занимаюсь популизмом. Я могу им дать только свое честное слово, что я буду работать в Верховной Раде и что я действительно буду представлять их интересы.

Ольга Малярчук

– Из тех людей, которые идут на округе вместе с вами, кого считаете наибольшим конкурентом?

– Конкуренты – все. Я не хочу добавлять им плюсов или минусов. Я не хочу отвечать на вопрос во дворах: “Кого вы видите конкурентом?” или “Что вы можете рассказать о тех, кто идёт вместе с вами”. Я не рассказываю и не говорю принципиально об этих людях. Каждый из них пусть сам говорит о себе. Я считаю, что это низко и подло лить грязь на оппонента. Играть нужно достойно и идти в люди нужно достойно.

– На последней сессии поднимался вопрос того, чтобы депутата Евгения Рымаря отпустить из депутатского кресла, а следующей по списку в городской совет должны зайти вы. Но депутаты не поддержали решение Евгения Рымаря и оставили его депутатом. С чем вы связываете такое решение депутатского корпуса?

– Есть прекрасная фраза, которую депутаты, голосующие против выхода Жени сказали: “Нам не нужна вторая Таранова (депутат Николаевского городского совета, - ПН) в городском совете”.  Света тебе привет (смеется).

– В какую комиссию должны были попасть?

– ЖКХ (жилищно-коммунального хозяйства, –ПН). 

– По вашему мнению, вы бы могли существенно повлиять на ту ситуацию, которая сейчас сложилась в той комиссии?

– Я уверена, что могла бы существенно повлиять на ту комиссию, в которую бы я зашла.

– Как бы вы это делали?

– В первую очередь я бы подняла очень много интересных документов, которые касаются ремонтов крыш и подвалов. Всё, что касается тех учреждений, которые приватизированы на данный момент. Как они были приватизированы? Очень много спорных вопросов, которые на самом деле нужно решать и прежде чем их решать, нужно поднять документы.

– Вы сказали, что не даёте обещания избирателям на встречах, но для себя, какие три основные  проблемы хотите решить в случае победы на выборах?

– Первое, это безопасность детей. Я очень трепетно отношусь к нашему будущему. Всегда говорю, что мы строим платформу нашим детям, а им жить здесь. Я очень хочу, чтобы они выросли независимыми, европейскими и, чтобы самое главное, у них было чувство патриотизма, чувство собственности. Второе – это медицина. Все, что касается больниц. Их состояние оставляет желать лучшего. Ну и третье, вопрос, который немаловажен, – это дворы. Их нужно приводить в порядок.

– За счёт чего?

– Субвенции и программы.

– Депутаты Верховной Рады на одной из последних сессий приняли решение поддержать отказ от «мажоритарки». По вашему мнению, нужны ли «мажоритарщики» в Парламенте?

– Это сложный вопрос. С одной стороны да, а другой стороны нет. Готовы ли у нас люди? Слишком много представителей  и слишком запутанная система. Во все это нужно вникать. Я вообще очень надеюсь и сейчас работаю над программой, чтобы с детского садика детям в игровой форме рассказывали о строении государства. Что это такое и как оно работает, кто за что отвечает. С самого детского садика. Потому, что то, как преподают право у нас в девятом и десятом классе – это неэффективно. Читают просто сухие статьи, кодексы. Это не запоминается. Нужно подавать немножко в другой форме. Нужно обязательно учить детей. Когда человек в это все вникает с самого детства и уже начинает разбираться, тогда соответственно и отношение будет другое.

– Кто занимается разработкой этой программы?

– У нас пока своя закрытая группа и я пока не буду афишировать. Если после этого резко появятся другие запросы или кто-то подхватит и расскажет, что уже это придумал. Часто бывает, что наши программы потом забирают и себе приписывают.

– Многие общественники и волонтеры обвиняли вас персонально в слишком приближенном отношении к власти. Мол, вы поддерживаете их инициативы и благодаря этому получаете определенные преференции. Что можете ответить этим людям?

– В пятнадцатом году по инициативе президента Украины Петра Порошенко был создан Центр помощи участникам АТО при областной государственной администрации. Меня пригласили в Киев, где была встреча волонтеров. Там говорилось о том, что к сожалению потеряна связь между воинскими частями, людьми и властью соответственно. Тогда самое большое доверие было у волонтеров. Мне предложили возглавить Центр помощи участникам АТО, чтобы выстроить эту структуру и взаимодействие. Мы успешно справились. Было реально очень тяжело, когда в четырнадцатом году я первый раз пришла в областную государственную администрацию. Я не понимала что это за здание и зачем оно там стоит. По факту я жила себе своей жизнью, знала, что есть городская администрация, есть какое-то управления. Я начала вникать. Оказалось, что у нас есть социальные гарантии, которые по сути просто на бумаге, а по факту не выполняются. У нас были вопросы, которые нужно было экстренно закрывать. По воинским частям, по семьям погибших и было два пути:  либо мы ходим и стучим в закрытые двери или встаем и начинаем взаимодействовать, выстраивать эту структуру. Социальные гарантии в Николаевской области сейчас одни из самых лучших. Кто бы что не говорил, но это факт. У нас происходит закупка, есть оздоровление. У нас семьям погибших оказывается  большая поддержка, есть возможность учить детей участников АТО. Очень много было проектов социального характера. Мы одни из первых, 8 мая, начали проводить акцию памяти по изготовлению памятных маков. Мы одни из первых, которые подняли вопросы о том, что шествие военных обязательно по площади должны проводить. Чтобы люди видели, что у нас есть армия, что это армия достойная и это классные ребята, которые берегут наше мирное небо. Мы помогали и дальше будем помогать проводить Дни Независимости, 14 октября День Защитника, День матери. Мы занимаемся оздоровлением детей. Возили деток в Черновцы, знакомили с нашей культурой. Также дети ездили в Турцию на оздоровление. Постоянно общаемся с семьями погибших. У Нелли Яровенко создана отдельная группа в Вайбере, где она постоянно поддерживает девчонок и объединяет их. Мы делаем очень много больших разных проектов. Есть два пути. Постоянно думать, что все плохо, все у нас плохие, никто ничего не делает и так далее и тому подобное, а есть другой путь. Нужно встать и взаимодействовать. Потому, что разрушая мы не построим. 

– Вы сказали, что уровень доверия к волонтерам был достаточно высоким на момент начала военных действий, а как сейчас? Почему волонтерам стали доверять меньше?

– Мне сложно на этот вопрос ответить. Я не чувствую, что ко мне, слава Богу, упало доверие ребят, которым мы помогаем. Важно очень помогать. Нам часто задают вопрос: «Почему вы не пишете? Вы столько делаете, у вас только за плечами проектов. Почему вы не пишите?». Выходит так, что другие пишут и показывает что они причастны к нашим проектом, а по факту не имеют вообще к ним отношения. Мы ничего для пиара не делаем, хотите верьте, хотите нет. Это должно идти от сердца. В тот период когда я увидела мужа в госпитале я благодарила Бога, что он остался жив. Эта была та черта, когда я поняла что назад нельзя. Нужно жить реально, иначе. Изменить себя внутренне. Пиариться – это, наверное, круто. Наверное, это правильно, для того, чтобы ты был узнаваем, для того, чтобы ты дальше мог подвигаться и появлялись связи. Мне нужно писать о том, что мы занимаемся похоронами? Или слезы лить в Facebook? Я вчера позволила себе написать пост о трагедии в Зеленополье. Пять лет боли. Это единственный день, когда я беру свой блокнотик, с которым жила в четырнадцатом году в госпитале. Я его утром 11 июля, перед тем как ехать в 79-ку кладу в сумку и беру с собой, потом прихожу и возвращаю назад в шкатулочку. Это жизнь. Это то, что внутри и это больно открывать из себя. Когда ты начинаешь об этом писать... Потом очень долго собираться нужно. Я стараюсь законсервировать все эти эмоции, которые есть внутри. О чем писать? О том, что это тяжело? О том, что ты истеришь, бывает ночами, потому что ты не знаешь как поступить, когда тебе срочно нужно помочь кого-то спасти? Мы не занимаемся популизмом, просто помогаем. Я всегда говорю: «делай добро и отпускай его в воду», вот так должно быть по-другому нельзя.

– Чем вы занимались до этого переломного момента, о котором вы рассказали, до ранения мужа?

– На тот момент у меня был магазин одежды на улице Мельничной и мы его с мужем успешно развивали.

– Как муж относится к тому, что вы достаточно много времени и часть своей жизни отдаете волонтерству?

– Муж изначально это понимал и поддерживал меня в этом, но потом был период, когда было очень много потерь… Это все было внутри, и когда я возвращалась домой опустошенной, и в истерическом каком-то состоянии, то, конечно, это не даст ни одной семье плюс, и ведет к разрушению. Тогда у нас с ним состоялся разговор. Он сказал, что тебе нужно учиться не принимать вовнутрь это все и разграничивать. Есть семья, есть волонтерство, и есть ещё какие-то вещи. Нельзя жить только войной, потому что можно сгореть. Он сказал, что я должна четко знать, что у меня есть еще и мой внутренний мир, который я должна беречь. Он тогда достаточно сильно меня поддержал. Я действительно начала учиться «переключать» себя. У меня телефон все также включен 24 часа в сутки, но вечером я уже стараюсь говорить: «Ребята, если не срочно, если действительно не катастрофа, не звоните». Потому, что вечером я с семьей должна быть. Ребенок за эти годы изменился и меня радует, что в нем есть независимость. В его характере очень много правильных  вещей. Где-то он начинает спорить со мной, доказывать мне, а я там топну: «Ну, я же мама, я лучше знаю», но потом возвращаюсь и думаю, что нельзя так как себя вести. Ребенок высказывает свое мнение, ребенок должен это делать. Это правильно, когда он говорит действительно правильные вещи, а тебе иногда там что-то не нравится, неудобно некомфортно слышать от него. Я очень горда своим сыном, потому что он поддерживает меня. И даже сейчас он иногда ездит со мной по округу, раздает листовки и стоит рядом. Подходит, обнимает меня и говорит: «Мама я тебя люблю, ты у меня лучшая». Это вдохновляет.

– Как вы сами сказали, иногда приходите домой опустошенной. Где вы находите источник, чтобы пополнить свою энергию?

– Я научилась останавливаться. Когда я понимаю, что уже идет надрыв и вот-вот будет срыв, то я предупреждаю своих близких, что мне нужно несколько дней отдыха и меня не нужно беспокоить. Мы с  семьей просто проводим время вместе. Дома, когда я телефон отключаю, я  знаю, что в крайнем случае меня можно найти через мужа. Мы едем куда-то отдыхать. Когда нет этой возможности, я еду к воде в Парк Победы. Самое главное - это вода. Я могу туда приехать и просто сидеть на берегу. Мне очень важно смотреть на воду она многое забирает.

– Это к фразе «добрые дела опускать в воду»?

– Наверное. Она очень много забирает. Не знаю почему, но она дает мне обратную связь.

Блиц

– За кого голосовали на президентских выборах?

– Порошенко.

– Чего бы никогда не простили близкому человеку?

– Предательство.

­– Лучший президент за историю Независимой Украины?

­­– Порошенко.

– Продолжите фразу: «Хочу, чтобы мой сын…»

– Стал независимым.

­– Чего боитесь больше всего?

– Больше всего? Потерять Независимость.

– Нужен ли военный парад на День Независимости?

– 100%

– Почему?

– Ребята достойны пройтись по площади. Ребята достойны, чтобы им аплодировали, ими восхищались, к ним относились действительно как в Героям, Героям Украины.

– Лучшая реформа за последние 5 лет?

– Децентрализация.

– Кого из украинских политиков считаете предателям Украины?

– Предателем Украины? Да там их много. Список нереальный. Фактически весь «оппоблок», все. Это твари, которые продолжают разрывать страну, которые продолжают манипулировать людьми. Это и есть предатели.

­– Нужно ли делать русский язык вторым государственным?

– Нет.

– Есть ли амбиции стать мэром Николаева?

– Да.

– Чтобы бы вы изменили в Конституции Украины?

– Там много на самом деле чего нужно менять и переписывать. Она была давно написана и изначально писалась с оглядкой на СССР. К сожалению, это приносит до сих пор вносит какой-то дисбаланс.

– Сталкивались ли вы с дискриминации по половому признаку?

– Да, в принципе да. Опять-таки, когда ты заходишь в какой-то кабинет, изначально это так было четырнадцатом-пятнадцатом году, смотрели, мол девчонка какая-то зашла. Да что она там будет рассказывать, и вообще вон там положите бумажку и можете выйти. Потом были моменты, после которых так не обращались. Но было, это присутствует.

– Вы можете назвать себя феминисткой?

­­– Нет.

­– Нужны ли миротворцы на Донбассе?

– Смотря чьи. Нужны Миротворцы НАТО обязательно, те кто нас поддерживает и ни в коем случае не российские.

– По вашему мнению Украину кто сейчас поддерживает?

– Европа.

– Даже учитывая последнее решения?

– Последнее решение. Да, я понимаю о чём вы говорите, когда Россию вернули в ПАРЭ. Но, я думаю в скором времени их оттуда назад попрут.

– У вас есть оружие для самообороны?

– Да.

– Вы за легализацию оружия?

– Да.

­– Легких наркотиков?

– Да.

– Игорного бизнеса?

­– Да.

– Проституции?

– Да. Потому что это было, есть и будет. Лучше пусть это будет облагаемо налогами или оно все будет также продолжаться, где-то в подвалах. Это неправильно.

– Что для вас быть патриотом Украины?

– Любить свою страну.

– О чем жалеете больше всего?

– Нельзя о чем-то жалеть. Ты не можешь уже ничего вернуть. Есть уроки, которые можно вывести, но жалеть о чем-либо нет.

– Нужна ли приватизация крупных государственных предприятий?

– Сложный вопрос, не готова ответить.

– Вы за свободный рынок земли?

– Да.

– Могут ли звезды украинской эстрады выступать в Крыму и России?

– Нет.

– Насколько вы оцениваете свою адекватность?

– 100% (смеется), хотя нет 99, пусть один процент будет неадекватности.

– Наибольшая человеческая ценность для вас?

– Жизнь.

– На какой машине ездите?

– Kia Ceed.

– Как оцениваете первые шаги Владимира Зеленского?

– Если он хочет быть действительно Президентом Украины, то пусть поменяет команду, которая вокруг него.

– Где искать инвестиции?

– Хороший вопрос. Везде.

– Как решить проблему плохих дорог?

– У нас есть порты, которые должны всё-таки облагаться налогом и инфраструктура должна восстанавливаться за их счет. Нужно всё-таки, чтобы с 8 утра до 8 вечера не заезжали фуры в город. Ну, и самое главное – объездные дороги, которые тоже должны присутствовать. Все только говорят, но по факту, все остается так есть.

– От какой партии никогда бы не пошли на выборы?

– Оппоблок.

– Кто входит в команду, которая помогает вам агитировать?

– В основном это волонтеры и те люди которые меня поддерживают.

– Сколько денег уже потратили на  предвыборную агитацию?

– В среднем где-то 120 тысяч.

– Гривен?

– Да.

– На что делаете ставку в своей предвыборной агитации?

– На человечность, на общение с людьми. Я сама хожу и раздаю свою агитацию, рассказываю людям о своей программе.

– Люди удивляются, когда видят, что вы сами раздаете свои агитационные материалы?

– Удивляются, смотрят на газету и говорят: «Ой, это вы, действительно вы?». Были ситуации, когда просили автографы. Тут уже удивлялась я, потому что это было неожиданно. На самом деле достаточно позитивно относятся и меня это радует.

Над материалом, специально для «Преступности.НЕТ», работали: Андрей Сенченко, Артем Дыбленко, Татьяна Вязникова и Александра Ющишена.

Александра Ющишена-Вязникова



Оставить свои комментарии и высказать свое мнение Вы можете на странице «Преступности.НЕТ» в социальных сетях Facebook ВКонтакте


русскийполитика