Местные выборы. У кого джокер?

прочтения: 23626
11.07.2020 13:42

Манипуляции партии власти с Избирательным кодексом за два месяца до старта местной избирательной кампании могут сыграть злую шутку с самим играющим крупье.

Чтобы обеспечить демократичные и прозрачные выборы международные стандарты ЕС запрещают менее чем за год до старта кампании менять три вещи: территориальную организацию выборов, избирательную систему и способ формирования избирательных комиссий.

Очевидно, что происходящее в Украине накануне выборов в органы местного самоуправления, имеет мало общего с подготовкой и организацией проведения честного и демократичного избирательного процесса на равных условиях для всех его потенциальных участников.

Потому что как раз сейчас мы меняем:

а) территориальную организацию выборов — Постановление № 3650 о ликвидации старых и создании новых укрупненных районов парламентом еще не проголосовано и ЦИК не может приступить к полноценной подготовке избирательной кампании;

б) избирательную систему — поправки в Избирательный кодекс, которые планируется вынести на голосование на следующей неделе, погружают в политический хаос и противостояние даже самые маленькие села в 10 тысяч избирателей;

в) способ формирования комиссий — налицо прямая взятка от распадающегося монобольшинства парламентским группам, которые могут получить гарантированные места в избирательных комиссиях, что есть нонсенс.

Еще в апреле ЦИК обозначила десять пунктов, требующих безотлагательного решения, иначе избежать коллапса во время избирательной кампании будет сложно. Но если определение границ новых районов связано с объективно затянувшимся утверждением перспективных планов объединенных громад, доставшихся «слугам» от старой власти, то взятый ими в заложники Избирательный кодекс с четырьмя тысячами технических и политических правок, — сознательный расклад играющего крупье в свою пользу.

Однако самая компетентная команда в мире сильно рискует. И может переиграть сама себя, окончательно утащив на дно не только партийный, но и президентский рейтинг и поставить под угрозу всю избирательную кампанию, а заодно и страну.

Расклад на партизацию

Не позднее 90 дней до даты голосования, определенной в Конституции, парламент должен официально назначить местные выборы, чтобы кампания стартовала в срок — 5 сентября, а выборы состоялись 25 октября. Спикер Дмитрий Разумков многозначительно призвал профильный комитет держать вопрос на контроле. Еще бы — осталась одна сессионная неделя.

Помимо постановления о новом административно-территориальном устройстве и изменений в Бюджетный кодекс, которые нардепы собираются голосовать пакетом, депутатам все же придется разобраться с Избирательным кодексом. И если стратегически давно и прочно взят курс на партизацию местных выборов, то тактически в товарищах согласья нет.

Профильный комитет с перевесом всего в один голос таки рекомендовал парламенту установить пропорциональную избирательную систему в громадах от 10 тысяч жителей.

«Внутри фракции идет демократический процесс обсуждения поправок в Избирательный кодекс, — поясняет ситуацию глава профильного подкомитета по вопросам административно-территориального устройства Виталий Безгин. — Если мы собираемся развивать партии, строить сети и заниматься идеологией, то стратегически — я за партизацию. И соответственно против сохранения 90-тысячного барьера для мажоритарной системы. Это абсолютно искусственная норма, некогда базировавшаяся на количестве населения Ужгорода как самого малого областного центра. Но это уже давно не актуально. Ужгород де-факто утратил статус единственного центра притяжения в Закарпатье, уступив быстро и мощно экономически развивающемуся Мукачево.

Поэтому, углубляя партийное присутствие в громадах, логично понизить планку до населенных пунктов с количеством избирателей в 35 тысяч по сути сохранив самовыдвижение для сельской территории. Говорить же об идеологии и условной борьбе капитализма и социализма на уровне сельских громад с населением в 10 тысяч человек — это фарс. В то время как там нет дорог и освещения.

Такой подход нелогичен и для самой партии власти. Ну, предположим, что все элиты на местах завтра перекрашиваются. Но какого они качества? И помогает ли это строить настоящие институции и страну? Комитет проголосовал за поправку с перевесом всего в один голос. В зале будет жесткая дискуссия по этому поводу. Фракция «Голос» настаивает на старой норме в 90 тысяч, Всеукраинская Ассоциация Громад — на 50 тысячах, но в качестве компромисса их конечно же устроит порог в 35 тысяч. Парламент разделен почти пополам. Однако если депутаты все-таки примут решение опуститься до 10 тысяч, то мы рискуем загнать территории в глубокую и ненужную политическую полемику. Плюс не стоит забывать о наличии медийно мощных пророссийских проектов и пр. Мы просто еще больше раскачаем страну».

Помимо депутата от «Батьківщини» Ивана Крулько (а партия Юлии Тимошенко единственная, кто имеет выстроенную партийную сеть на самом низовом уровне и потому заинтересована в углублении и закреплении своего присутствия в громадах), в числе авторов «10-тысячной» поправки — глава партии власти Александр Корниенко. А вот у «Слуги народа» с сетью как раз все печально. Тем более на низовом уровне. Времени и желания строить ее, по-видимому, нет. Зато есть возможность просто поднять шлагбаум, когда беспартийные лидеры общественного мнения громад будут вынуждены сами проситься в списки.

Из 1 470 новых объединенных громад, в 684 — будут проведены сугубо партийные выборы, 290 из них будут впервые участвовать в подобном партийном соревновании. Пока новички разберутся, в какую сторону бежать — «к Юле, к Пете или к «зеленым», партии заполнят списки своими людьми и займут все кресла в советах. Какое уж тут качественное строительство институций…

«Впервые в таком объеме продаются политические партии и списки на местах, — уточняет картину первый заместитель главы Всеукраинской ассоциации сельских и поселковых советов Иван Фурсенко. — Гречка модифицировалась в деньги, которые пойдут в качестве оплаты за франшизу парламентским партиям и смекалистым юристам, сумевшим вовремя оформить новые политические проекты.

Кстати, продаются не только списки, но и будут покупаться услуги, поле для которых также расширено. Как известно, новый Избирательный кодекс разрешает голосовать людям, которые не проживают на конкретной территории. Речь уже не о физической прописке, а об избирательной. Каждый желающий проголосовать в конкретной громаде гражданин может зарегистрироваться дистанционно, а потом прийти на участок и сделать свой выбор. В городах это не проблема. Но в малых громадах благая норма для переселенцев может обернуться катастрофой. Очень легко после электронной регистрации привезти автобусом 600 человек и сделать погоду в 10-тысячной громаде».

«Основная проблема в том, что процессом внесения изменений в Избирательный кодекс руководит исключительно элитная группа парламентских партий и фракций, — говорит председатель правления Всеукраинской общественной организации «Гражданская сеть ОПОРА» Ольга Айвазовская. — Все остальные потенциальные участники выборов не имеют доступа к процессу принятия решения. И здесь изначально неравные условия. Предохранителем подобного развития событий являются как раз европейские международные стандарты, касающиеся запрета изменения законодательства за год до выборов. А именно: избирательной системы, территориальной организации выборов и способа формирования комиссий.

Как будут организованы территории? Где будет находиться граница округа? Кто будет участвовать в формировании комиссий? Ничего этого потенциальные участники выборов до сих пор до конца не знают. Менее чем за два месяца до официального старта кампании.

Кроме пропорциональной партийной системы в громадах от 10 тысяч избирателей, серьезной проблемой, которую лоббируют депутаты в своих поправках к Избирательному кодексу, являются комиссии. Речь об абсолютно нелогичной норме, где парламентским группам, заключившим соглашение с какой-либо политической партией, гарантируется место в избирательной комиссии. Одна группа — одна партия. Плюс фракции. В случае принятия поправки, они будут иметь два гарантированных места в комиссиях всех уровней. И если, к примеру, в избирательной комиссии 17 человек, то 14, как вы понимаете, — уже заняты. И только три оставшихся места могут разделить между собой внепарламентские участники.

Очевидно, что вся предвыборная инженерия от партии власти заключается в стремлении сузить возможности для выдвижения несистемных кандидатов самостоятельно, а также в обоюдном стремлении парламентских партий и групп через комиссии отодвинуть от избирательного процесса других участников и потенциальных победителей. Здоровой конкуренции нет. Все эти шитые белыми нитками изменения в Избирательный кодекс проводятся исключительно в интересах парламентских партий и групп. Все лидеры общественного мнения вынуждены будут идти в партии. Или не идти и тогда не избираться».

Тем не менее, есть хорошая новость: внутри самих партийных списков ситуация не так законсервирована — их действительно могут приоткрыть. В случае принятия парламентом формы бюллетеня, рекомендованного комитетом, избиратель получит реальный инструмент влияния на позицию кандидатов в списке. В целях сохранения хоть какой-то доли оптимизма, попробуем считать это сознательным шагом народных депутатов, боровшихся за новый бюллетень, а не досадной ошибкой, которую просмотрели великие «партизаторы».

«Новый утвержденный профильным комитетом дизайн избирательного бюллетеня меняет всю философию избирательной системы, — добавляет Ольга Айвазовская. — Предыдущий вариант способствовал закрытости списка. Он выглядел так, что сначала шел весь список партий через запятую. Потом — квадратик для галочки и лишь в самом конце — квадратик для номера кандидата из списка партии, которую он выше поддержал. Понятно, что человек проголосует только за партию, а про квадратик внизу — забудет. Сейчас шансов проголосовать и за партию, и за кандидата больше.

Эта поправка конечно не нравится тем партиям и фракциям, которые хотят партизации избирательного процесса. Потому что даже такая открытость системы все-таки дает эффект непредсказуемости. Топ партийного списка фамилий может оказаться в конце и вообще не получить свой мандат. Но ведь реформа для того и реализовывалась, чтобы решение о порядке получения мандатов было у избирателя, а не у партии.

Безусловно, для экспертов идеальным был бы вариант короткого бюллетеня, который был в самом первом варианте кодекса. Все фамилии и названия партий висят в кабинке для голосования, а избиратель просто вписывает в бюллетень цифры. Без этой простыни. Потому что даже новый бюллетень при большом количестве партий и кандидатов, будет огромным. И это плохо. Но все равно более оптимально для открытости системы».

Лимит для ЦИК

Сегодня ЦИК проявляет высший уровень спокойствия и толерантности по отношению к происходящим в парламенте процессам. Публично. Даже под прессом упорных слухов о том, что после выборов нынешний состав комиссии, который власть напрямую связывает с экс-главой ОПУ Андреем Богданом, может быть «снесен». И, знаете, найдется за что.

«На сегодня ЦИК не может приступить к полноценной подготовке кампании в силу двух ключевых факторов — финансового и законодательного, — комментирует сложившуюся ситуацию глава ЦИК Олег Диденко. — Что касается финансов, то, насколько мне известно, в парламентском комитете по вопросам бюджета прошло рассмотрение законопроекта, предусматривающего возвращение средств на подготовку организации и проведение очередных местных выборов. Он рекомендован для принятия парламентом в целом и мы надеемся, что 14 числа так и произойдет, и ЦИК получит возможность перераспределить для территориальных избирательных комиссий положенные два миллиарда с лишним, которые необходимы для нормального обеспечения избирательного процесса. Вопрос обеспечения безопасности избирателей в ходе голосования в условиях карантина — на сегодняшний день тоже открыт. По моему мнению, деньги на финансирование соответствующих мер защиты избирателей и членов комиссий логично выделить из спецфонда, который создавался в рамках государственного бюджета как раз для борьбы с эпидемией. Избирательное законодательство не предусматривает использование средств на эти цели.

В отношении законодательного фактора, — здесь существует достаточно рисков, на предмет которых Комиссия высказывалась публично еще в апреле. Тем не менее парламентарии до сих пор работают над административно-территориальной реформой, а также над изменениями в Избирательный кодекс. Временной фактор и неопределенность, в которой мы оказались, не позволяет приступить к полноценной подготовке избирательного процесса.

Сложилась достаточно абсурдная ситуация когда мы понимаем, что фактически планируется укрупнение районов и изменение их границ. Такие изменения, конечно, потребуют коррекции в том числе Избирательного кодекса, в аспекте отдельных избирательных процедур, например, формирования УИК и установления результатов голосования. Ожидается, что часть районов будет достаточно крупной и они вместят в себя по 700 и более избирательных участков. Районная ТИК никогда ранее не сталкивалась с подобным объемом задач и нагрузкой. А она должна будет сформировать там участковые комиссии и потом принять протоколы о результатах выборов областных советов. Как по мне, это непосильная ноша для районной ТИК. Да она, честно говоря, и для ЦИК, которая имеет большой секретариат и штат подготовленных специалистов, достаточно сложная. Как с этим справятся районные комиссии, я, если честно, слабо себе представляю.

Мы ведем постоянный диалог с народными депутатами и предложили передать полномочия формирования УИК от районных ТИК в ТИК, которые будут созданы в громадах, сформированных КМУ. А также полномочия установления итогов голосования — в областные советы. Но, опять-таки, а что если постановление по районам не проголосуют? Две серьезные реформы практически накануне старта кампании не закончены и идут абсолютно параллельно. Более того, — непредсказуемо, потому что единства позиций в парламенте нет. И чем они закончатся, нам не совсем понятно.

На самом деле подобных выборов — на новой административно-территориальной основе и с новым Избирательным кодексом с новой избирательной системой — Украина еще не проводила. И без учета временного фактора предстоит сложный избирательный процесс в организационном плане, а когда много концептуальных вопросов еще «висит в воздухе», то прогнозировать что либо вообще сложно, а готовиться в нормальном режиме — невозможно. Много организационных вещей, которые могли бы значительно помочь в организации и проведении местных выборов, мы уже объективно по причине отсутствия финансов не успеем сделать. В первую очередь — создать региональные и территориальные представительства ЦИК, а также развернуть информационно-аналитическую систему «МЕСТНЫЕ ВЫБОРЫ» на уровень территориальных избирательных комиссий».

Ну, трудно сказать, какие еще нужно делать заявления главе Центральной избирательной комиссии, чтобы власть понимала, какую игру затеяла и какие могут быть у этого последствия. Даже если этот состав ЦИК получит свой «заслуженный» «неуд» за проведение кампании и уйдет.

Из самых последних инсайдов, непосредственно касающихся ЦИК, есть несколько ключевых. Вопрос проведения выборов в ОРДЛО — снят. Практически дублем с заявлением вице-премьера Алексея Резникова профильный комитет полностью утвердил формулировку, выписанную в Постановлении о назначении очередных местных выборов в 2020 году.

И здесь еще один основополагающий для страны нюанс. Пункт 6.2 комитет не поддержал. Отдав право назначать очередные выборы — парламенту, а первые — ЦИК. На основе распоряжения Кабинета министров. Был горячий спор на этот счет, однако решение принято. А это значит, что ЦИК должен будет назначить выборы не только в новосозданных объединенных громадах, но и — внимание! — в районах. По информации наших источников в комитете, власть все-таки очень активно ищет инструмент для того, чтобы вывести из системы местного самоуправления районные советы. Речь о том самом компромиссе с мэрами, который мы подробно разбирали в материале «Судный четверг. Завалят ли мэры децентрализацию?». Им нужны гарантии, что после выборов власть не захочет смягчить возможный проигрыш и отдать на субрегиональный уровень часть денег и полномочий громад. О чем до си пор ведутся дискуссии в ОПУ. Тем не менее такое решение комитета — шаг в сторону компромисса. Аргументов «за» и «против» прозвучало множество. Но время покажет.

Гримасы джокера

По данным исследования группы «Рейтинг», проведенного 24–28 июня 2020 года, 63% украинцев считают, что дела в Украине идут в неправильном направлении. Нынешний партийный рейтинг «Слуги народа» не дотягивает до 30%, президентский — держится на отметке в 34%.

При этом основной возможной причиной предстоящего осеннего кризиса 53% граждан назвали некомпетентность действующей власти.

Принудительная и, мягко говоря, плохо обдуманная партизация местных выборов сеет хаос и противодействие со стороны тех, кого она непосредственно коснется. Так, директор по развитию Института гражданского общества, эксперт Анатолий Ткачук пишет на своей странице Фейсбук о партийных франшизах: «Нынешние кандидаты на должности председателей громад сейчас формируют свои команды на выборы. Очень интересный подход. Их люди должны быть в нескольких списках различных партий. Логика простая: у нас политиканства быть не может, партийные указания только разрушат работу совета, поэтому нам нужно большинство в совете! Правильная позиция. А дальше: одной колонной мы точно большинство не возьмем, потому идем в нескольких колоннах, а в совете создадим большинство. Вот такая партийная идеология формируется в местной среде как реагирование на партийную диктатуру со стороны политических фракций ВРУ. Кажется, такое внедрение партизации местных советов не имеет ничего общего с многопартийностью. Мичуринство какое-то».

«Слуга народа» не успеет построить партийную сеть и привлечь достаточно качественных кандидатов, — продолжает в своем Фейсбук эксперт Института политического образования Александр Солонтай. — Административный ресурс не поможет, потому что не работает так как прежде. Чем больше сел и городов будет охвачено монополией партийного выдвижения, тем труднее Зеленскому спастись от полного кадрового и электорального поражения на местных выборах (а это, напомню, дополнительно 296 громад и 8 616 депутатов. — И.В.). Дойдет до того, что в отдельных случаях президентская партия впервые не сможет выдвинуть 100% кандидатов в местные советы.

А если сможет, то это будут такие себе кандидаты... Только на этот раз избиратели встанут на сторону противников Зе или нейтральных партий, потому что президент далеко, а в местных людях они разбираются лучше! Что будет после выборов с этими тысячами людей «от Зеленского» в местных советах? Ничего, они просто добьют президентский рейтинг, и на этом — все.

Почему народные депутаты продолжают тянуть правки о массовой партизации местных советов? Да им все равно, они хотят получить возможность продать места в избирательных списках или даже списки целиком. Хоть что-то, хоть в какие-то советы, хоть даже мэрам и конкурентам.

Потому что первый, кому невыгодно массово партизировать местные советы, — Зеленский. Ведь это он будет рассчитываться за всех свадебных фотографов своим рейтингом. А первые, кому это выгодно, — все виды оппозиции. Потому они и молчат, что готовятся взять на местных выборах реванш, а после выборов образуют целые анклавы «территорий свободных от Зеленского». Далее они целыми советами, районами и областями будут устраивать акции протеста против власти!»

Джокер сегодня точно не у страны. И, явно, не у партии власти. А у кого тогда? Думайте.

Инна Ведерникова, ZN.UA

    Фотофакт