Битва за город

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 847 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(508)         

В течение 600 лет русские монархи интенсивно расширяли подвластные территории. Небольшое московское княжество к ХIХ веку превратилось в империю, которая заняла шестую часть всей суши. Заселено это громадное пространство было неравномерно. В центральной, западной и северо-западной частях страны проживало 80% всего податного населения. Восток, северо-восток и юг оставались практически безлюдными.
ГОРОДА-ФАНТОМЫ
Освоение новых земель проходило различными способами. В Сибири первопроходцы строили небольшие укрепленные городки-остроги, где размещались малочисленные гарнизоны из стрельцов и казаков. Крепости со временем обрастали ремесленными посадами и превращались в города.
Все российские историки говорят о мирном освоении Сибири и Дальнего Востока, однако это не совсем правильно. Приращение этих территорий практически всегда сопровождалось локальными войнами с местными племенами, которые не желали становиться податным населением империи. Такие города-крепости просуществовали 300 лет и исчезли с карты страны только в начале ХIХ века.
Северное Причерноморье и Крым осваивались иначе. Здесь не было враждебных племен. Непокорная Запорожская Сечь была разрушена в 1775 году, когда надобность в пограничной казачьей службе отпала.
Екатерина II хотела заселить Новороссию законопослушным народом. Громадные земельные латифундии раздавались немецким колонистам и российским дворянам, которые давали обязательство «обустроить степь деревнями и хуторами».
Государственный бюджет предусматривал затратные статьи на освоение новых земель. Создание инфраструктуры новых городов, дотации «на обзаведение иностранных землепашцев», строительство почтовых станций, фельдъегерские службы, карантинные таможни и т.д., и т.п. - все это требовало капитальных вложений.
Реализация бюджета начиналась в Правительственном Сенате, который распределял деньги по губернским казначействам, а дальше… а дальше все попадало в руки губернаторов. Злоупотребления начинались с расходования целевых средств на развитие городов.
В середине ХVIII века Сенат рассмотрел восемь (!) дел «о несуществующих городах». Губернатор Сибири князь Гагарин предоставил в финансовую коллегию отчет о затратах бюджетных средств на содержание полиции, аппарата чиновников и сословных управ в четырех несуществующих городах Сибири и Дальнего Востока. Эти города получили грамоты и прошли всю сенатскую процедуру легализации.
Волчанск, Бирюлев, Таштык и Друлев стали полноправными городами Российской империи. В течение 10 лет все бюджетные средства этих городов напрямую шли в карман губернатора. Города-фантомы - распространенное явление коррупционных деяний чиновников в то время. Они существовали в оренбургских степях, Поволжье и Туркестанском крае. Нашумевшие сенатские расследования долгое время были предметом обсуждения в высших правительственных кругах страны.
Когда 10 ноября 1789 года Григорий Потемкин обратился к царице с всеподданнейшим донесением № 84, в котором просил утвердить за Николаевом статус города - согласно городовому положению от 1775 года, Екатерина II отнеслась к этой просьбе с большим подозрением. 23 декабря этого же года она пишет письмо обер-прокурору Сената Леониду Дурново: «Присмотритесь к нашему югу, милейший князь Леонид. Подозреваю, что Светлейший начал «печь блины» с какими-то городами. Я их уже насчитала три штуки. Возможно, старые призраки колодника Гагарина не дают фельдмаршалу покоя…». ГОРОД НАСТОЯЩИЙ

Царица решила отмолчаться. Однако отставной фаворит, спустя месяц, вновь стал забрасывать императрицу письмами. Юрий Крючков в своей «Истории Николаева» приводит одну цитату из такого письма Потемкина: «Избрав весьма выгодное место для строения кораблей при впадении реки Ингула в Буг и учредя там верфь, поселяю я сие место под названием города Николаева, о чем, всеподданнейше донеся Вашему Императорскому Величеству, испрашиваю Величайшей на сие апробации».

Екатерина II молчала. Она считала Потемкина фантазером и не верила, что за такие короткие сроки в Диком поле могут появиться цветущие торговые и промышленные центры.

Переписка была интенсивной, а реальность тягучей патокой заволакивала предсмертный энтузиазм правителя завоеванной Тавриды. В Николаеве нет мещан, купцов и ремесленников. Нет духовенства и дворян. Одни военные. Верфи тоже нет. Весь город - одни сплошные землянки и недостроенный стапель из гнилого леса… Все. Какой город?! Какая верфь?!

«Что там у Светлейшего творится? - запрашивает императрица у елисаветградского военного коменданта Иосифа Меллера. - Он оставил меня своими письмами и более не хлопочет о флотских прожектах. Почта на моем юге налажена совсем плохо…».

Потемкин заболел. Однако через три месяца переписка возобновляется. «Не оставьте просьбу мою без ответа. Верфь уже налажена, и к Покрову прибудут из Орла мои строители. Надобно обустроить это дикое место…».

Екатерина отвечает другу: «Наслышана, наслышана, князь, о делах твоих верноподданнических. Крестьян орловских восполню с лихвой. Стройся, без спеху, а с верфью вердиктствует Сенат…».

Царица не хочет давать Николаеву статус города и под разными предлогами затягивает издание «Всемилостивейшего указа».
В начале сентября 1790 года бывший фаворит не выдерживает и диктует отчаянное письмо в Санкт-Петербург: «Третьего дня прибыли подводы ореха грецкаго, лоза винограда гишпанского. Разбить парк в усадьбе к весне удастся… Темно в глазах, и грудь запеклой уголью горит, доживу до рассвета, увижу город готовый, не ведаю щас…».

Женское сердце не выдержало. Императрица «сломалась» и издала именной Указ о даровании статуса города Николаеву в середине октября 1790 года. Однако, как пишет Юрий Крючков, «Победа Потемкина была неполной: Николаев был зачислен не в полноправные города Российской империи, а в заштатные, т.е. он не был включен в список («штат») городов России, а остался военным городом «за штатом», который подлежал управлению военного губернатора. По-видимому, второпях указ о даровании статуса города напечатали в одном экземпляре - специально для Потемкина, который уехал, забрав его с собой, а в Правительствующий Сенат забыли дать копию для его размножения. Так и остался Николаев городом без официального указа в Своде Законов Российской Империи. И впервые Николаев как город упомянут в «Полном собрании законов» только в 1795 году».

Согласимся с этой романтической гипотезой уважаемого автора. Тяжелый правовой старт нашего города не повлиял на его развитие. Николаев появился неофициально, без правительственного указа. Его ожидала интересная, ни на что не похожая жизнь.

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика