Нефтемания

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1347 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(808)         

Энергетическая тема для украинских политиков всегда была одной из самых любимых. Проблем в отрасли хватает, а решать их быстро не получится - бездна возможностей для самопиара. Последняя подобная идея президента: экстренное создание Балтийско-Черноморского энергетического сообщества, что как раз сможет поспособствовать реализации другой мечты - аверсу трубопровода Одесса-Броды.

Многострадальная труба

Упомянутый выше трубопровод иначе чем "печально известный" назвать сложно. Один из самых амбициозных энергетических проектов Украины, который должен был повысить степень энергобезопасности государства и добавить ему акций международной привлекательности, на деле обернулся большой головной болью. Строительство нефтепровода было одним из любимейших проектов прежнего президента. Предполагалось, что он станет основой альтернативного пути прокачки каспийской нефти в Западную Европу и поспособствует укреплению и политических, и экономических позиций нашей страны в регионе.

Планы на бумаге выглядели более чем перспективными, но на деле быстро перекочевали в разряд тех благих намерений, которыми вымощена дорога в ад. Стремление, периодически возникающее у украинских властей, пойти "другим путем" (в большинстве случаев - главное, чтоб не "через Россию"), Леонида Даниловича подвело. За несколько (с 1996 по 2002) лет строительства и порядка 550 миллионов гривен Украина получила новую "трубу" протяженностью в 675 километров и проектной пропускной способностью в 14,5 миллиона тонн нефти в год. Но дело ограничилось прогоном закупленной порции технологической нефти. Каким бы ни был перспективным нефтепровод Одесса-Броды, желающих им воспользоваться не нашлось.

После нескольких лет простоя и громких обвинений в измене интересам Родины, трубу "повернули вспять". После принятия в 2004 году решения о реверсе, Украина подписалась на прокачку российской нефти в Одессу для дальнейшей погрузки ее на танкеры. Несмотря на то, что изначально уговор был на 9 миллионов тонн в год, достигнуть подобных объемов удалось, мягко говоря, не в тот же момент. Так, например, за первое полугодие 2006 года через нефтепровод удалось пройти менее двум миллионам тонн нефти. В конце 2006 года с россиянами было подписано дополнительное трехлетнее соглашение, в котором пресловутые 9 миллионов тонн утверждались уже "железно". Так и получилось: в 2007 лимит удалось даже превысить. А до конца декабря текущего года предполагается прокачать 7,2 миллиона тонн. И, что показательно, на долю собственно российского продукта приходится только 1,6 миллиона тонн. Остальная нефть - казахская, следующая транзитом по территории РФ. Вот и получается, что украинская труба нашла-таки "своего" клиента. Только не совсем так, как хотелось.

Заявления о том, что было бы неплохо использовать "Одесса-Броды" так, как изначально было запроектировано, преследуют трубопровод с самого старта реверса. И все власть имущие, начиная с 2004 года, заверяют: была бы политическая воля… Правда, в подобном случае одной политической воли недостаточно: нужны клиенты, которых при строительстве нефтепровода позабыли найти. Искать их непросто: с одной стороны, ввязываться в конкуренцию с Россией куда опаснее, чем казалось сначала, с другой - те 224,1 миллиона долларов, которые уже были получены за прокачку нефти в реверсном направлении - тоже приятный бонус.

"Орел" или "решка"?

Возвращение к аверсу "Одесса-Броды" перманентно пребывает среди идей фикс нынешнего президента. Попытки уговорить казахов или азербайджанцев дать нефть, а европейцев ее купить предпринимались неоднократно. А проект "достроить до Плоцка" (откуда нефть "пойдет" на Гданьск) числится среди основных околоэнергетических проектов Украины.

К маю 2008 года начало складываться впечатление, что президентское терпение лопнуло. Шестого мая Виктор Ющенко заявил, что аверс должен быть осуществлен еще до конца 2008 года. В апреле же его советник по международным вопросам энергетической безопасности Богдан Соколовский заверил, что оснований для пересмотра направления нефтяного движения хватает - есть клиенты. Предполагается, что каспийская нефть "поедет" в Словакию на нефтеперерабатывающие заводы чешской компании Сeska rafinerska a.s. Поскольку масштабы сделки - порядка 8 миллионов тонн - сопоставимы с нынешней "околороссийской" ситуацией, а об аверсе мечтают уже давно, судя по реакции в высших эшелонах энергетической власти, проект рассматривают с энтузиазмом. Во всяком случае, глава "Нафтогаза" Олег Дубина уже заявил о том, что нефтепровод собираются технически готовить к "перезагрузке", а воодушевленный перспективами президент (согласно высочайшему указу "все вопросы" должны быть решены к Энергетическому саммиту, запланированному на 22-23 мая) в очередной раз вспомнил о "польском направлении" в рамках создания Балтийско-Черноморского энергетического сообщества. Еврокомиссия, в свою очередь, заверила, что готова "рассмотреть предложение", и это на некоторое время позволило украинскому оптимизму расцвести пышным цветом.

Степень обоснованности "цветения" определить сложно. С одной стороны, идея аверса нефтепровода имеет право на существование, особенно если под нее найдутся контракты. С другой стороны - еще предстоит договариваться с казахами, которых до сих пор устраивала "российская схема" транспортировки. Не все просто и с "дотянуть до Польши" - с 2007 года интересы Евросоюза перекочевали в сторону будущего Панъевропейского нефтепровода, который должен соединить Румынию с Италией и качать в Европу всю ту же казахскую или азербайджанскую нефть. И хотя считается, что таким образом нефть будет поставляться преимущественно Южной и Центральной Европе, а для Севера и Востока "Одесса-Броды-Гданьск" был бы удобнее, далеко не факт, что европейцы сделают ставку на Украину. При этом всецело рассчитывать на реверс тоже не стоит - россияне готовят к введению в эксплуатацию "болгарско-греческой" ветки, которая позволит им заливать танкеры уже в Средиземном море. Одесский вариант подобным перспективам - конкурент слабый.

Таким образом, получается, что реверс ли, аверс ли - судьба нефтепровода "Одесса-Броды" зависит исключительно от того, удастся ли найти "под него" клиентов. В противном же случае, Украина рискует остаться у того же разбитого корыта, которое обеспечила ей постройка "Баку-Тбилиси-Джейхан", из-за чего большая часть каспийской нефти благополучно "уходит" через Турцию. Но украинская власть продолжает верить в светлое будущее "географического центра Европы". Что само по себе похвально, только редко подтверждается практикой.

Хотим, как лучше…

По большому счету, Украине хватает и насущных энергетических проблем, связанных, например, с теми же поставками российского "голубого топлива" или околобанкротным состоянием "Нафтогаза". Но для этих трудностей характерна слабая степень решаемости в ключе "как хотелось бы". Хотелось бы газ подешевле, но он дорожает каждый год. Хотелось бы избавиться от посредников, но "РосУкрЭнерго" по-прежнему живее всех живых. Хотелось бы, чтобы все было замечательно, но…

Вследствие этого складывается впечатление, что вокругэнергетическое прожектерство для отцов и матерей украинской нации - это если не хобби, то следование каким-то загадочным правилам хорошего тона. И. что должно быть обидно - планы в целом неплохие, только реализация хромает, и степень уместности воплощения в жизнь оценивается не всегда здраво. Кроме любимого президентом "Одесса-Броды-Гданьск" есть еще радужные мечты об успешной разработке черноморского и азовского шельфов и построение какого-нибудь альтернативного российским вариантам газопровода.

Со скрытыми сокровищами Черного моря долгое время было "все понятно". В 2006 году швейцарская компания с американскими корнями Vanсo International Limited победила в открытом конкурсе на право заключения с украинским правительством соглашения о разделе продукции - нефтегазовых ресурсов, предположительно "обитающих" на Прикерченском нефтегазоносном участке площадью 12,96 тысячи квадратных километров. Согласно заключенной на тридцать лет вперед договоренности Украина должна получить инвестиций на 15 миллиардов долларов и 200 миллионов тонн того, что найдут. Практически сразу же после подписания договора многие украинские эксперты вздохнули с сожалением: а вдруг продешевили - но дело было сделано. Как оказалось - до апреля 2008 года.

Одиннадцатого апреля текущего года Юлия Тимошенко решила плотно разобраться с инвестором. "Украина все это богатство отдала одной компании, при этом, когда через Госфинмониторинг разобрались, то она зарегистрирована на 4 студентов от 20 до 22 лет в офшорах", - сообщила премьер народным депутатам, посетовав, что такой шельф нужно раздавать инвесторам по квадратным сантиметрам.

Определенная польза от планов премьера есть: переделить шельф между несколькими компаниями, чтобы избежать монополизации - что может быть благороднее. Тем более что экологическое ведомство обратило пристальное внимание на договор с Vanсo еще в 2007, когда выяснилось, что участок, отданный в разработку граничит с военным полигоном. Впрочем, свою партию Министерство охраны окружающей среды уже сыграло: 25 апреля лицензия на разведку и разработку Прикерченского участка черноморского шельфа, выданная американо-швейцарцам, была отозвана. С 8 мая украинское министерство и американские "разведчики" общаются на предмет "судами или миром". Пока склоняются к варианту "миром", но что будет дальше - покажет время.

Мысль украинского правительства о "перепродать подороже" оправдана: ничего удивительного в стремлении поуспешнее договориться о судьбе свыше десяти миллиардов кубометров углеводородов нет. Но только тогда, когда точно известно, что найдется источник более привлекательных условий. А пока инициатива премьер-министра больше напоминает бурную деятельность на ровном месте. Ровном, но имиджево интересном - ведь речь идет едва ли не об энергетической независимости Украины.

Другим прославленным примером активизации энергетического проектирования со стороны Юлии Тимошенко можно посчитать разрекламированный в прессе газопровод "Белый поток". Амбициозный проект, разработанный еще несколько лет назад, выглядит крайне привлекательно: связать Среднюю Азию с Европой через дно Черного моря и Украину - смело и красиво. Но недешево, трудно реализуемо (хоть и проще, чем "такое же, но с перламутровыми пуговицами" - не через Крым, а через Румынию), а самое главное - крайне непривлекательно для многих заинтересованных сторон, в первую очередь - для России.

Резкую реакцию Москвы, с подачи которой Юлию Владимировну тут же записали в авантюристки и прожектерки, можно понять: "Набукко", уже идущий в обход территории РФ, россиян тоже не радует. Немного сглаживает ситуацию альтернативный вариант "чтоб без Украины": наиболее перспективный среди них - "Северный поток". Но и White Stream был бы хорош, если бы не…

Как и в случае с нефтепроводом "Одесса-Броды", "Белый поток" радует глаз на бумаге, но "применить" его на практике было бы затруднительно. Туркмены настаивают на том, что их газ полностью законтрактован Россией, азербайджанцы пожимают плечами, но не исключают, что подумают, а снова строить без "железных" договоренностей - дело ненадежное. Конечно, всегда можно понадеяться на иранский газ (как в случае с неоднократно упомянутым выше нефтепроводом - на иракскую нефть), только некоторые перспективы даже издалека выглядят не слишком перспективными. Впрочем, за "Белый поток" украинцы вряд ли возьмутся. Но ему всегда можно найти альтернативу. Главное, чтобы более оправданную, потому как последовательные действия власти в стиле "хотели, как лучше, а получилось, как всегда" этой своей последовательностью не радуют. И скепсис потенциальных партнеров тоже часто опирается на общую украинскую неблагонадежность. Строить новое, к чему у нас постоянно стремятся, - это, само собой, не ломать. Только строить ведь тоже надо с умом. А иначе слишком многие неплохие проекты рискуют остаться в бумаге с гордыми ярлычками "Прожект".

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика