Вариации на жизненные темы

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 848 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(508)   

В разную пору жизни нас привлекает разная литература. В подростковом возрасте мы обычно зачитываемся книгами о путешествиях. В юности увлекаемся фантастикой. Позднее притягивает литература, помогающая лучше понять сложные сплетения реального бытия.
А с возрастом - все больше привлекают мемуары. Именно этот жанр подобно увеличительному стеклу дает возможность четче осознать промахи и ошибки прошлых лет. Делает возможным более правильно строить оставшийся отрезок жизни. Беда только в том, что очень часто авторы таких произведений считают, что чувства и события, пережитые ими лично, будут интересны и другим. И тогда после первых же страниц читателю становится скучно.
Поэтому, признаюсь, автобиографическое эссе Александра Иванова «Портрет на фоне времени», опубликованное недавно в николаевском издательстве «Илион», открыл с некоторым сомнением. Подумалось: ну что нового о жизни может рассказать нашим читателям, среди которых преобладают технари и корабелы, директор Николаевского филиала Киевского национального университета культуры и искусств, который, судя по его первым публикациям, связан в основном со сферой культуры, музыкой и стихами.
Но уже с первой страницы понял свою ошибку. Это было похоже на прыжок в воду. Когда стихия воды тебя охватывает сразу и от свежей прохлады перехватывает дыхание. Чтобы читатель почувствовал глубину тем, затрагиваемых Ивановым, эмоциональный накал его прозы, приведу несколько цитат. Вот запомнившаяся Иванову - мальчишке сцена похорон племянника, умершего молодым от рака и те отчаянные мысли, которые оставила эта несправедливая смерть: «Молодой красивый парень, только отслуживший в армии, невеста уже фату купила. Ему бы жить да жить. А жизнь его оборвалась нелепо и страшно. А значит, оборвалась, еще не начавшись, жизнь его будущих детей, внуков, правнуков. Какая страшная цепная реакция в никуда, к вырождению рода!...
В то, что Он все видит и воздает по справедливости, - не верю. Под всевидящим оком Всевышнего и от его же имени католики, как нелюди, резали гугенотов в Варфаломеевскую ночь. Бесноватый Ирод безнаказанно учинял избиение младенцев. Если Господь всемогущ, почему же он не упредил эти и тысячи других подобных событий?».
А ведь сколько раз, наверное, и сам читатель, бился над подобным вопросом. Поэтому, прочтя дальше, он вместе с автором повторит: «Хочется осилить дорогу к Богу». И в очередной раз постарается ее отыскать на страницах книги и в нелегких переплетениях собственной жизни.
Или, к примеру, еще одна мысль, точно схваченная Ивановым. О том, что «с высоты жизнь панорамна и величественна, а вблизи она мозаична и состоит из мельчайших деталей. И интересна ими. Без этих деталей был бы неполным, просто не сложился бы общий рельеф происходящего».
Вот и я, проводя лекции по психологии, часто повторяю студентам, что психическая сущность всех межличностных отношений состоит из деталей. Умение схватывать и правильно понимать их - верный признак психологической грамотности личности. А таких деталей, подмеченных зорким взглядом автора из самых разных сфер жизни, в «Портрете на фоне времени» очень много.
Размышляя о современной музыке, Иванов фиксирует: «Тот музыкальный ширпотреб, который навязывается, недостоен нас. Он агрессивно воздействует на психику человека, зомбирует его и лишает чувственности. Мы сидим на игле примитивной музыки и сами становимся примитивными».
Или горестный вывод профессора о безмозглой перегруженности нынешних школьных программ и бездарности многих современных учебников, которые загромождены неудобоваримыми научными терминами. Вспоминая подобный учебник по биологии, по которому пришлось учиться сыну, Иванов со щемящей откровенностью констатирует: «Так мой сын и вырос без понимания удивительного мира природы, без восхищения разнообразием и неповторимостью всего живого. И это на всю жизнь».
Книга интересна еще и многообразием тональности. Серьезные мысли глубокого философского содержания часто переплетаются улыбчивыми и даже ироничными заметками и зарисовками. Когда автор попытался разобраться, почему вопреки разработкам академиков, сорвалось создание вблизи Евпатории громадного комплекса по выведению кроликов, простой остарбайтер из Закарпатья доходчиво так объяснил ему суть проблемы:
- Синок, кріль не може з одного боку їсти, а на інший бік срати. Йому рухатись треба, і срати він буде, де захоче. І срав він на академіків...
Заканчивает описание этого смешного разговора Иванов такой фразой: «Он еще несколько раз произнес свое любимое каркающее слово». И это уловленное им «карканье» отчетливо говорит читателю и о глубоком чувстве юмора автора и умении схватить тональность слова.
О том, что прозаическая книга написана поэтом, читатель поймет не только потому, что в ней приведены стихи и тексты песен самого Иванова. Это отчетливо пробивается и в самой прозаической ткани произведения. Так, рассматривая родословную семьи Ивановых, автор находит удивительно точное, звучащее очень по-русски слово: «Не усохнет наше древо». Или как многозначно такое, введенное им новое емкое словосочетание, как «Полетность песни».
Особо следует выделить и такой очень актуальный аспект эссе. Сейчас много пишут и полемизируют о месте и значимости русского языка в украинской культуре. О том, необходимо ли Украине двуязычие или только идет во вред. Профессор Иванов не затрагивает напрямую эту тему. Он просто личным примером красноречиво доказывает, как следует правильно решать такую проблему. В его поэтическом и песенном творчестве тесно и гармонично переплетается русское слово с украинским. Этим еще раз убедительно доказывается необходимость соблюдения принципа естественности, а не вытеснения при решении проблемы сосуществования в нашей стране русской и украинской культуры. Оказывается, когда человек приходит к восприятию второго языка собственным сердцем не требуется никаких постановлений Президента, правительства и указаний Министерства образования.
Или модная тема отношений к сексуальным меньшинствам. «Боюсь, - признается автор, - скоро в общественном сознании сформируется мнение, что гомосексуализм - это норма, а мы, гетеросексуалы, - аномалия». А заканчивает щекотливую тему в присущей ему улыбчивой тональности: «Помните, пока мы решаем, как нам быть с ориентацией, китайцы молча делают свое дело!».
Хотя книга и автобиографична, в ней часто затрагиваются и вопросы политической направленности, которые волнуют сегодня многих. В одном из своих стихотворений, помещенных Ивановым в послесловии, есть такие строчки: «В Киеве что-то с погодой не так. Не свежие ветры, а жуткий сквозняк. И проданы оптом благие дожди, и куплены в розницу горе-вожди».
Такая полифония тематики и делает исследование личной жизни автора интересным и значимым для массового читателя.
Как человек, тонко чувствующий связь слова и музыки, Александр Иванов мудро подсказывает: в музыке есть особый жанр - вариации, - как бы свободная игра. А искусство и литература тем и привлекательны для нас, что позволяют вариации на свободные темы.
И нет сомнений, что с выходом его автобиографического эссе в культурной и литературной жизни нашего города появились новые вариации и тональности.Илья Стариков,
доктор педагогических наук, профессор факультета
психологии НГУ им. В.А. Сухомлинского, академик РАО

-


Комментариев: {{total}}


русскийполитика