19-й БТО – жизнь на линии фронта ФОТОРЕПОРТАЖ

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 12257 }}Комментариев:{{ comments || 3 }}    Рейтинг:(7361)   

19-й батальон территориальной обороны, сформированный в Николаевской области, уже более двух месяцев находится в зоне проведения Антитеррористической операции. Боевая единица, которая при своем формировании предназначалась для обороны Николаевской области, выполняет боевые задачи (вполне успешно, - авт.) на территории Донецкой области. Все, что о них знают, так это то, что их ряды поредели за счет части самовольно вернувшихся в Николаев военнослужащих, и то, что батальон в ожидании долгожданной ротации несет боевые потери под обстрелами противника.

Корреспондент «Преступности.НЕТ» побывал в месте дислокации батальона, где собственными глазами увидел быт солдат, последствия обстрелов, уставшие лица ребят, каждый из которых заслуживает называться героем, и юмор, без которого в таких условиях просто не выжить.

Добираться до места дислокации группе из двух машин, в которых ехали народный депутат Игорь Бриченко, помощник вице-губернатора Виктор Овчар, волонтеры ДНД Сергей Веремеенко и Руслан Поспелов, группа снигиревских волонтеров и николаевские журналисты, пришлось уже в темноте. В Волновахе на блокпосте нас встретили несколько бойцов 19-го БТО: радостная, но короткая встреча, быстрый инструктаж, определение маршрута следования, расселись по машинам, и быстро, насколько это позволяла разбитая дорога, начали пробираться в лагерь. И хотя эта территория номинально считается подконтрольной силам АТО, диверсионно-разведывательные группы противника часто заходят сюда. Поэтому то количество времени, которое мы добирались до лагеря, заставило основательно понервничать. Успокаивал Макс, сидящий на переднем сидении с автоматом, и высматривающий в темноте возможного противника.

Уже когда на подъезде к лагерю погасили фары, стало понятно, что потенциальная опасность уменьшилась в разы.

Встречали гостей тепло, с улыбками, крепкими рукопожатиями и объятиями. Немного погодя внимание командира переключилось на журналистов и волонтеров, которые впервые приехали в БТО.

- Ходить только по тропинкам, в поле не выходить, фонариками не светить. Слышите хлопки – вот один блиндаж, вот второй, вот третий. Забежали в укрытие и не высовываемся. Все понятно? Ну, а теперь распределяйтесь по палаткам, – строгим голосом обратился к нам командир.

К журналистам в батальоне относятся нормально, но с холодком. Во-первых, потому что по своей неосторожности журналист может нанести вреда больше, чем вражеские разведчики. Ведь то, что нам может показаться красивой картинкой, которую стоит показать общественности, на деле будет раскрытием едва ли не военных тайн.

Во-вторых, это наши сюжеты о тех, кто самовольно покинул место дислокации батальона и вернулся в Николаев. Эта тема является очень болезненной для ребят.

- Они рассказывают, что они - герои, а мы тут непонятно кто. Только они дома штаны просиживают, а мы здесь Украину защищаем, - возмущается один боец.

- Из-за них мы оказались в очень опасной ситуации. Они оставили свои позиции и оголили нашу оборону. Нас едва в кольцо не взяли. Бог помог, и наши ребята, которые на «броне», нам выход пробивали, - добавляет его второй.

Спустя время ребята никак не могут успокоиться. И хотя часть тех, кто тогда ушел, обратно вернулись в батальон, эта тема продолжает быть актуальной. Ребята переживают, что из-за поступка их бывших сослуживцев темное пятно легло на весь батальон. Однако после суток, проведенных с ними на передовой, ни у кого из приехавших не осталось и капли сомнения в том, что каждый из них – герой, который ценой собственной жизни готов стоять до последнего за свою семью, за свой город, за свою страну.

Отдельно стоит отметить, что возвращались обратно в батальон только те, кого приняли сами бойцы. Если большинство говорило «Нет», человек ни при каких условиях не попадал обратно в ряды 19-го БТО.

Когда эта тема уже была относительно исчерпана, нам начали показывать на фото и видео последствия предыдущего обстрела.

- Это сейчас нам тут смешно. А тогда было совсем не до смеха, - рассказывает боец, который снимал обстрел, укрывшись под автомобилем. – У боевиков уже есть определенные привычки в обстреле нас. Но иногда могут и не по расписанию начать обстреливать.

Осколки от разорвавшихся мин, от снарядов реактивных установок валяются повсюду. Это как некое напоминание о том, что попасть под обстрел можно в любой момент. Да и гостям показать, куда они приехали.

- Нас обычно рано утром боевики будят минометным обстрелом. Желают доброго утра (улыбается, - авт.). Поэтому если что, помните, где находится блиндаж, - напоминает нам один из бойцов.

К слову, обстрела в эту ночь не было. За те 17 часов, которые мы провели в батальоне, ни один снаряд не упал в места расположений наших ребят. Отчасти помог в этом густой туман, который начал спускаться на окрестности еще вечером.

Большую часть вечера занимало обсуждение ротации ребят, которые без передышки удерживают линию обороны от атак боевиков.

- Мы уверены, что большинство ребят, если же нас по ротации отпустят на время домой, готовы сюда вернуться обратно. Просто дайте им конкретику, что такого-то числа вас меняют, вот столько-то дней вы отдыхаете, и вот тогда-то вы должны вернуться обратно. А так вопрос завис в воздухе. И никто не может на него дать нам ответ. А нет ничего хуже, чем неопределенность, - отмечает в разговоре один из командиров, и его поддерживают рядом стоящие бойцы.

Ребята задаются вопросом, почему их не меняют. По их словам, тот же батальон «Феникс» 79-й ОАЭМБр, который формировался приблизительно в одно время с 19-м БТО и по своему оснащению гораздо обгоняет батальон терробороны, мог бы хотя бы на время заменить их на этих позициях.

Ближе к полночи лагерь полностью затянуло туманом. Постовые несут службу, по рации то и дело докладывают: «Слышу пулеметную очередь», «Со стороны населенного пункта (…) несколько залпов». В палатках и блиндажах утихли разговоры.

Общаюсь с бойцом.

- Бывают ночи, когда рация не умолкает. Ребята, которые несут службу на блокпостах, все время докладывают об обстрелах, запрашивают команду на ответные действия. А бывают ночи, когда все тихо и спокойно. И уже ближе к утру, чтобы как-то поднять настроение, когда по рации передает «Путин- ху@ло!» и в ответ ему со всех постов «Подтверждаю!», «Подтверждаю!», «Подтверждаю!». Так и живем, - рассказывает он.

Без юмора никуда. Он поднимает моральный дух солдат.

Ближе к часу ночи, запасшись дровами, забираюсь в палатку медиков, в которую нас определили на ночь. Температура немного опустилась, поэтому, подбросив в буржуйку пару поленьев, умащиваюсь на раскладушку и пытаюсь уснуть. Спустя час сквозь сон слышу взрыв. Человеку, который не сможет различить звук взрыва гранаты от взрыва мины сложно ориентироваться в своих дальнейших действиях. Около минуты вслушиваюсь – тишина…

В 6:30 утра Игорь Бриченко будит нас – пора ехать к ребятам на боевые позиции, расположенные неподалеку. Пытаюсь вспомнить, слышал ли ночью, кроме взрыва, еще какие-то шумы и понимаю, что обстрела ранним утром не было.

За 10 минут мы уже стоим у машин, одетые в бронежилеты. Быстро грузимся, берем именные передачи для бойцов, переданные их родными, и выдвигаемся. На каждой позиции у нас 10-15 минут для фото и общения с ребятами.

- А где позиции боевиков? – спрашиваем.

- Вот там, на расстоянии нескольких километров, - отвечает боец, показывая рукой в туман.

Приходит осознание того, что ты на передовой, и в любой момент может либо начаться обстрел, либо завязаться бой. Мы приехали на 10 минут, а ребята так живут уже два месяца.

Внутри автомобиля ребята оборудовали сауну
Участник врадиевских событий

Начальник штаба, сопровождающий нас, подгоняет. Быстро прощаемся с ребятами и едем на другие позиции ребят, разговариваем, делаем фото. Туман начинает рассеиваться, и начальник штаба начинает заметно нервничать, так как опасность нарастает. После того, как туман сойдет, может начаться очередной обстрел. Нас подгоняют.

Ребята рады видеть своих земляков – снигиревских волонтеров – которые привезли посылки от родных. Спрашивают, как там дома, что нового. Но времени критически мало, поэтому грузимся обратно и направляемся в лагерь.

За эти несколько часов, которые мы провели, объезжая позиции наших ребят, мы увидели блиндажи, в которых живут бойцы, посмотрели на последствия обстрелов в виде воронок, застрявших в земле осколков от мин и снарядов ракетных установок, и все те же усталые лица, которые встречали нас с улыбкой.

Ближе к обеду начинаем собираться в обратный путь, туман уже почти рассеялся. Быстро собираемся, прощаемся с ребятами, волонтеры обещают вскоре приехать. Делаем групповое фото, желаем удачи нашим героям и выдвигаемся в обратный путь. До Волновахи нас сопровождает группа бойцов. На въезде в город у большой надписи «Волноваха» делаем еще одно групповое фото и разъезжаемся: бойцы обратно в лагерь, и мы обратно – в Николаев.

 

Игорь Бриченко и медсестра Оксана - единственная женщина в батальоне. На войне нашла свою любовь - бойца батальона

По дороге начинается обсуждение насущных проблем батальона: ротация, обеспечение зимней одеждой, где достать им бронетехнику и прочее, прочее, прочее.

Пообещали Сергею Веремеенко со своей стороны помочь в сборе средств, ведь есть вопросы, которые на данный момент до сих пор остаются без ответов. Ребятам первоочередно нужны зимние вещи, которых им катастрофически не хватает. И пока вопрос об их ротации завис в воздухе, зима продолжает стремительно приближаться.

Сам по себе 19-й батальон терробороны нас поразил. Боевая единица, которая изначально несла службу на блокпостах в Одесской области около Приднестровья, в Херсонской области на крымском направлении, была переведена в Донецкую область в так называемый тыл, который буквально за считанные дни стал фронтом. Батальон покинули немало людей, однако те, кто остался, сумели сохранить его, дать отпор боевикам и продолжают удерживать эту линию обороны, терпя обстрелы, смерти и ранения своих собратьев, и при этом с улыбкой проводят каждый день. Это батальон, в котором боеспособной боевой единицей являются военнослужащие МТО (материально-техническое обеспечение), которые совместно с другими профессионально выполняют боевые задачи с оружием в руках. Сами же ребята придумали расшифровку аббревиатуре МТЗ (матеріально-технічне забезпечення) – «Ми Такі Завжди», что в какой-то мере является и их лозунгом.

Помощью батальону занимаются волонтеры ДНД Сергей Веремеенко и Руслан Поспелов при поддержке Николаевской облгосадминистрации. 

На данный момент бойцы нуждаются в: 

- спальники,
- зимняя форма,
- зимняя обувь,
- термобелье,
- печки (буржуйки),
- теплые вещи (джемпера, кофты, гольфы),
- теплые перчатки, 
- сигареты,
- чай, кофе. 

Реквизиты для помощи бойцам 19-го батальона терробороны 

5168 7423 0335 6848 Поспелов Руслан Николаевич

Контактный номер телефона: 098-896-66-60

Анатолий Чубаченко


Комментариев: {{total}}


русскийобщество