Кинбурн может превратиться в пустыню

прочтения: 6722
19.09.2019 16:42

Кинбурнская коса - идеальное место для тех, кто любит тихий и спокойный отдых наедине с природой. Неудивительно, что летом сюда отправляются отдохнуть тысячи людей, и с каждым годом этот поток только растет. В нынешнем году под летний сезон здесь открыли целую сеть палаточных городков, красиво названных "рекреационными пунктами". Возможно, сама идея была и хороша, но вот её реализация, скажем мягко, оставляет желать лучшего. Огромное количество туристов ломанулись на сравнительно небольшой участок недалеко от живописной оконечности косы - того самого места, которое известный николаевский поэт Владимир Пучков образно окрестил "на стыке моря и лимана". И понеслось...

Начнем с того, что палаточные городки разместили прямо на территории национального парка "Белобережье Святослава". По логике, нацпарк вообще-то должен охранять заповедную природу, а не заниматься коммерческой деятельностью. Для того он и создан как неприбыльная государственная структура, финансируемая из бюджета. Однако природа природой, а вот зароботок зароботком. И техногенное воздействие на первозданную природу Кинбурна, его прибрежную зону, благодаря "защитникам" в лице нацпарка, от этого значительно увеличилось. Звучит абсурдно, но это именно так!

Руководство национального парка определило места под палаточные городки, быстро нашлись фирмы, которые их установили и бизнес пошел. С каждого отдыхающего брали минимум сто гривен в день за одно место в палатке и сомнительного уровня "удобства" в кустах неподалеку. Помогла «наладить заработки на отдыхающих» и компания "Нибулон", пустившая сюда пассажирский катер на подводных крыльях.

Причал для своего катера "Нибулон" установил не возле населенных пунктов, что было бы понятно и удобно для пассажиров, а вдалеке от них - опять же на территории национального парка. Якобы сделано это было по требованию руководства парка. Вот только для чего было выдвигать такое странное требование? От причала до Рымбов - 8 километров, до Покровских хуторов - 10, до самой Покровки - примерно 15-16. А регулярных пассажирских перевозок здесь, как известно, нет. Поэтому иной раз для отдыхающих поездка от причала до населенного пункта обходится дороже, чем путешествие на катере из Николаева до самой косы. Чудеса, да и только!

После того, как появились палаточные городки, на базы отдыха и в дома частного сектора стали селиться далеко не все отдыхающие. Многие ограничивались местом в палатке, благо, что они тут же, под боком, и ехать особо никуда и не надо. Очень скоро оконечность косы и часть приморской территории превратились в сплошной людской муравейник.

Отдыхающие из палаток разбредались по соседним лесопосадкам, рубили деревья, жгли костры. Закономерным результатом этого стали несколько возгораний. И хотя до больших лесных пожаров дело не дошло (возгорания силами местных жителей удалось быстро локализовать), но при таком наплыве любителей жечь костры возникновение пожаров – лишь дело времени. Не было в прошедшем сезоне, значит, будут в следующем. Кинбуряне очень хорошо знают, что такое лесные и степные пожары в этих краях, под палящим солнцем стремительно раздуваемые ветром. В прошлые годы из-за пожаров был нанесен серьезный ущерб и лесам, и хозяйственным постройкам. Но урок не пошел впрок. Как будто назло, любителей костров стали завозить централизовано и расселять в палаточных городках на залесненной территории национального парка под эгидой самого же руководства нацпарка. Цирк, да и только!

Еще один негативный момент, связанный с тем, что отдыхающих начали массово селить в лесу и возле озер: из этих мест стала уходить перепуганная живность, например чайки и утки, гнездовья которых тут традиционно располагались, не видны больше дикие камышовые коты. Озера, прежде переполненные птицами, опустели. В их числе и были редчайшие виды птиц, которых можно встретить только на Кинбурне.

Еще буквально пару лет назад охрана нацпарка сюда никого не пускала - и правильно делала! Зато в нынешнем сезоне здесь было море народу. Но Кинбурнская коса такой нагрузки выдержать не в состоянии, её рекреационный потенциал далеко не так безграничен, как это кажется. Гнездовья, нерестилища, местные эндемики, - всё это оказалось под угрозой уничтожения отдыхающими-"дикарями", которых здесь уже успели окрестить "матрасниками". Да, отдыхать на фоне дикой природы - это круто. Но не в таких же безумных количествах!

Что касается служащих нацпарка, они, скорее всего, на всё закрывают глаза, поскольку для них открылись широчайшие возможности для заработков. Ни о какой защите природы речь, разумеется, не идет. Кинбурнская коса превращена в банальный инструмент для зарабатывания денег.

Апокалиптичности картине "цивилизованного" отдыха матрасников добавляют ряды выгребных ям, выкопанных возле палаточных лагерей, пни на месте сосен и диких маслин, кострища и горы мусора в посадках. Понятно, что со своими дровами на косу никто не поедет. А потому для приготовления пищи отдыхающие рубят всё, что попадается им под руку.

Раньше нацпарковцы могли оштрафовать даже за то, что местные жители просто заезжали сюда на машине. А в нынешнем сезоне здесь скопилось невиданное доселе количество транспорта. Его использовали для снабжения лагерей всем необходимым, развозки отдыхающих с причала в населенные пункты и обратно, просто для автомобильных экскурсий по косе. Рассуждать о защите природы в таких условиях - цинично!

Кому же пришла идея создать такие вот "гетто" для отдыхающих, наносящие очевидный ущерб природе Кинбурна? Скорее всего, ходатайствовал об этом сын генерального директора компании "Нибулон", на тот момент народный депутат Украины Андрей Вадатурский. Было бы понятно, если бы он беспокоился по поводу проблем своего избирательного округа. Но в том-то и дело, что по мажоритарному избирательному округу, в состав которого входит Кинбурнская коса, народным депутатом был совсем иной человек – Борис Козырь. Сейчас, правда, нардепом ни один, ни другой уже не являются. Но это так, к слову.

Как бы там ни было, Покровский сельсовет и Очаковская райгосадминистрация дали "добро" на размещение этих рекреационных пунктов, убивающих первозданную природу косы. Результат не замедлил сказаться...

Отдельной "похвалы" заслуживает местное лесничество во главе с Ярославом Соляром. На косе, где постоянно проживает более 800 человек, а летом, с учетом отдыхающих, их число измеряется тысячами, нет природного газа. Уголь сюда завозить тоже сложно из-за бездорожья. Поэтому для отопления и приготовления пищи повсеместно используются дрова. Лесники должны проводить санитарные вырубки, но на деле они, скорее всего, рубят все подряд - от сухостоя до деловой древесины. Именно её возможно использовали для многочисленных построек в палаточных городках. Из древесины построены навесы, беседки, душевые, уличные туалеты, столы, лавки, заборы и многое другое.

Скажете, что весь этот лес привезли с материка? Не поверим! Хотя бы потому, что это слишком дорого, а деньги считать бизнесмены умеют хорошо. Поэтому местная древесина идет, что называется, "на ура". И не только на палаточные городки. В последние годы на косе появилось немало зажиточных людей, экс-парламентариев, чиновников, судей. Все они строят помпезные усадьбы и всем им нужен лес. Скорее поэтому кинбурнские леса стремительно редеют. А ведь от маленького саженца до большой сосны должны пройти десятки лет, и если вырубки будут идти большими темпами, на Кинбурне скоро вовсе не останется лесов!

Палаточные городки перебивают сезонный заработок местным жителям - отдыхающие до них просто не доезжают на поселение, ведь "нибулоновский" причал был установлен далеко от населенных пунктов. И поначалу местные были против. Но быстро успокоились. Одних взяли сюда на сезонную работу, другие развернули по соседству с палатками активную торговлю продуктами и алкоголем, а также рыбой, креветками и другими дарами косы.

Внакладе не остался никто. Кроме природы. А природа, как известно, безмолвна, в свою защиту она ничего не скажет. Правда, только до определенного времени. Те колоссальные климатические изменения, которым мы наблюдаем - результат неразумного хозяйствования человека в планетарном масштабе. А то, что мы видим на Кинбурнской косе - результат столь же неразумного хозяйствования, но только в масштабе локальном. И если так будет продолжаться и дальше, очень скоро Кинбурн может превратиться в безжизненную песчаную пустыню.