Как будто не все пересчитаны звезды. Диалоги с Анатолием Дюминым

прочтения: 9668
24.04.2020 18:03

У Анатолия Григорьевича Дюмина – Семь юбилейных звезд! Вам предстоит еще так много, жизнь открывает сто дверей, уже изведана дорога, и сотня проверенных друзей.

В подарок от БФ «Право и Наследие Кинбурна» акварель Сергея Лунева. Улица Декабристов (Глазенаповская), Николаев, 2016 год.

Хотя, Анатолий Григорьевич пришвартован к марине, а лучше сказать, к морскому колеру и хлесткому ветру, но чародейская гуашь, подобно машине времени, переносит в конец 60-тых, в пору: Ах, каким он парнем был! Готов был весь мир носить на руках.

Мимо бегущих трамваев и мирно дремлющих авто, спешит юноша с огромным букетом чайных роз наперевес, где в пахучих бутонах гудит зазевавшаяся пчела, прохожие дарят ему улыбки. Юность! Нет ничего более чуждого первым порывам, чем стать независимым от привязанности, нечувствительным к симпатиям других людей. Поначалу хочешь посвятить свою жизнь тому, чтоб снискать любовь друзей и внимание общества.

Назад в будущее. 2020 год. Кинбурн. Бледнеет горизонт. Наливается светом утро. Вдали за лиманом сияет огнями Очаков. Ярко сверкает Маяк. Бирюзово-жемчужные море тихо лижет песок. Время романтиков и поэтов.

- В юности я страстно мечтал стать путешественником и мореходом. Больше всего в жизни люблю море и паруса. Послушай!

«На полярных морях и на южных,

По изгибам зеленых зыбей,

Меж базальтовых скал и жемчужных

Шелестят паруса кораблей».

Ты не подумай, что я знал эти стихи с малолетства. Нет. Купил книгу Гумилева в 90-м году за 6 рублей у Люси. Прочитал «Капитанов» и завис. Мои стихи…

Лихорадочно роясь в закоулках памяти, я таки обретаю любимые гумилёвские строки:

- «Или, бунт на борту обнаружив,

Из-за пояса рвет пистолет,

Так что сыпется золото с кружев,

С розоватых брабантских манжет».

Изысканное описание в стихах живописного полотна. Обещание открытий, риск на грани, приключения и хмельной вкус победы. Кто же доминирует? Гумилев поэт или Гумилёв исследователь, путешественник, авантюрист, историк… А вы, как мне известно, объездили чуть ли не весь мир, коллега литератор. Я мечтаю купить себе билет туда и обратно на прямой поезд "Николаев - Рахов". В студенчестве мы гурьбой ездили в Ворохту кататься на лыжах, а кофе пили в Рахове. Нынешний коронавирус может заново открыть украинцам свою собственную страну.

Анатолий Григорьевич, улыбаясь, согласно кивнул и носком найковской кроссовки поддал мокрый кинбурнский песок. Его приятный баритон зазвучал вдохновенно.

- В этом месте генерал-аншеф Суворов велел строить редуты и батареи, наращивая мощь Кинбурнской крепости. Это 1787 год, июль, вторая русско-турецкая война. Потемкин поручил ему самый ответственный и опасный участок военных действий - оборону Кинбурнского полуострова. Светлейший прямо говорил Суворову – коса что песчаный язык из горла лимана. Турки высадятся и голыми руками возьмут Херсон. По языку прошагают головорезы и все зубы нам в лимане повыдергивают. Стоять за косу на смерть!

- На то время в Турции флот был самым лучшим в мире. Султаны на корабли денег не жалели. Плавучие махины несли на своих палубах тысячные экипажи отборных громил секир-башка.

- Однако умелые моряки турки были никчемными навигаторами. Турецкие штурманы не могли проложить курс даже от Босфора до Феодосии (Кафы) под углом к норд-осту. Потому держались берега. От Стамбула ввиду береговой линии до Синопа, лежащего на том же меридиане, что и Феодосия, а, затем, двигались точно по меридиану, и с большими усилиями попадали в Феодосию.

В средине лета 1787 года, часть турецкого флота находилась на рейде на виду Очакова, под прикрытием крепостной артиллерии. И в лиман корабли вряд ли рискнули зайти из-за боязни сесть на мель с такими навигаторами. Поэтому Кинбурн был прямой дорогой для османов вглубь лимана по бережку, - подметил рассказчик.

- Тем временем Очаков укреплялся. Турки получали добротный рацион, изменников и дезертиров вешали. Больных в крепости было мало, османам удалось навести порядок в медицине. Между тем, запорожцы шептались, что комендант очаковской крепости Гусейн-паша в глубокой тайне вывез из Очакова несметное количество драгоценностей, и зарыл их на острове Березань. Вполне реально, что эти рубины, изумруды и золотые монеты до наших дней хранятся в тайных ямах Березани. Авантюристам дома не усидеть. Очаков и окрестности – места фантастически интересные.

- Если у турок команды кораблей состояли из отчаянных головорезов, то Черноморский флот к подбору кадров относился ответственно. Мичманами на флоте были мальтийские кавалеры. Орден, симпатизируя России, присылал своих рыцарей в черных плащах и с белыми крестами, бесстрашных и смелых, к слову, грамотных и знающих мореходов, которые получили бесценный опыт в борьбе с алжирскими пиратами. Военных моряков набирали из балаклавских греков-рыбаков. С ними никаких хлопот не было. Неудобства доставляли запорожцы. Они то шли на службу к султану («неверные»), то возвращались в ряды армии «Грыцька-Нечесы», как между собой они кликали Потемкина, и назывались «верными».

Вклиниваюсь в стройную историю Анатолия Григорьевича следующим примечанием.

- Зато запорожцы были вездесущими на своих «чайках» и «дубах», фиксировали передвижение неприятельского флота, отслеживали пути торговых судов, чуток пиратствовали. Собственно говоря, именно из «верных» запорожцев сформировалось разведка при генерал-аншефе Суворове Александре Васильевиче. Ведь Суворов ожидал нападение турок с ходу на Херсон, но разведка донесла, что капудан-паши Гасан планирует захватить Кинбурн. В сущности, военными советниками у Порты пребывали французы, умелые тактики и грамотные штабисты, они и убедили турецкое командование - падёт Кинбурн и Черноморский флот тотчас покинет Севастополь, сдаст Крым. Русские корабли можно будет загнать в Азовское море и запечатать как прусаков во флаконе. Однако хитрые запорожцы оказались отличными шпионами, а Суворову хватило ума им довериться.

- В ту давнюю пору военные события вертелись вокруг Крыма. Куда не кинь, везде Крым! 1 (12) октября 1787 в 9 часов утра турки начали высадку морского десанта в количестве 6 тысяч голов. Перед высадкой эскадра османов и крепостная артиллерия Очакова двое суток обстреливали песчаную косу. Пушки Кинбурна молчали, Суворов приказал зря ядер не кидать. Высадившись, турецкая морская пехота тотчас начала рыть окопы от лимана до моря. В действиях турок проглядывала опытная рука европейских советников и палка в руках османских офицеров, ибо турок и лопата как-то не уживались разом. Тем временем, турецкий флот ретировался обратно под Очаков, показывая тем самым, что эвакуации с Кинбурна не будет.

- Турки рыли окопы, а генерал-аншеф Суворов молился в церкви по случаю праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Он был спокоен и улыбчив. Его настроение передавалось войскам. Всего в крепости насчитывалось 1 500 пехотинцев, в 30 верстах от крепости, в резерве находилось 2 500 пехотинцев и легкой кавалерии. Турки закончили земляные работы к обеду, порядочно измотав себя физически, и пошли строем на крепость. Когда до стен крепости осталось метров 200, раздался залп из всех кинбурнских орудий и пехота пошла в атаку. На узком песчаном поле боя бомбы, ядра, пули мешали людей с землей. Русская атака захлебнулась в крови. Под Суворовым пала лошадь. Сам он получил картечь в бок, но поля брани не покинул. Лег на землю перед бегущей пехотой. Генерала солдаты не посмели растоптать. Вид раненого Суворова не только повернул их назад, но спустя час они взяли турецкие окопы. Погодя некоторое время, турки снова заняли прежние позиции. Коса простреливалась насквозь. Вокруг горами лежали трупы, стонали раненные. Под Суворовым погибла вторая лошадь. Между тем, подоспели русские резервы. И началась завершающая атака.

- Последний октябрьский луч солнца скользнул по водам лимана. На Кинбурн опустилась тьма. Добивали раненных, не разбирая где свой, где чужой. 500 турок спряталось в камышах на носу косы. Турки мерзли в холодной воде, кто-то пустился вплавь, но беглецов пристреливали. Крови, человеческого мяса было немерено. Кого хоронили, кого выбрасывали в море. Так что это не коса, а кладбище. До сих пор выносит черепа и кости неприкаянных.

- Генерал-аншеф Суворов получил за победу орден Андрея Первозванного. Русские продолжал осаду Очакова. Крым не сдали. Из запорожцев Потемкин образовал Черноморское казачье войско под командованием Антона Головатого и Сидора Белого.

- И лежали громадные территории Северного Причерноморья - живой макет будущей Украины. Такая удивительная история этого края.

Анатолий Григорьевич закончил свой замечательный рассказ, обнаружив в себе исторические познания, даты и любовь к этому природному чуду, живой истории – Кинбурнской косе.

Блоги
Елена Кабашная

Гражданский журналист, издатель экологического вестника "Гражданин знающий"


Ждём ответа, как варваровский соловей лета. Он прилетел из ОГА!
Разыскивается чиновник, пропавший в здании на Адмиральской, 22
Хор варваровских избирателей с песней «Ямщик, не гони лошадей!»
Патриотические плевки в офицерскую честь
Педагоги-сутенёры и «Видишь суслика?» Хроника секс-рабства
Заявление о преступлении начальнику ГУНП А.Д. Анохину. Диалоги с Анатолием Дюминым
Украина не Бангладеш. Хроника секс-рабства.
Уроки падения Ачи-Кале. Диалоги с Анатолием Дюминым
Николаев - люлька украинской полиции нравов
Хозяин Буга и лоция горожанам: не покупай!
Как будто не все пересчитаны звезды. Диалоги с Анатолием Дюминым
Люди и маски. Варваровка в красках
Похоже, что пора вводить «хлебные карточки»?
Корона-кризис – время нагреть руки. Детям до 16-ти не смотреть…
«Проклятие фараонов» для президента, убийство филателиста. Милицейские хроники